[d | b / bro / ci / cu / dev / gf / hr / l / m / med / mi / mu / o / ph / r / s / sci / tran / tu / tv / x | es / vg | au / tr | a / aa / abe / c / fi / jp / rm / tan / to / ts / vn / vo]
- [iiChantra] [Радио 410] [ii.booru-Архив РПГ] [acomics-cf-ost] [Cirnoid] [@] - [Архив - Каталог] [Главная]

[Назад]
Ответ
Leave these fields empty (spam trap):
Тема
Сообщение
Файл
Подтверждение
Перейти к [
Пароль (для удаления файлов и сообщений)
 
ЗАПРЕЩЕНО:
  • детская эротика/порнография
  • троллинг, в т.ч. на тему российско-украинских отношений
 
  • Поддерживаются файлы типов GIF, JPG, MP4, OGV, PNG, WEBM размером до 3072 кБ.
  • Максимальное количество бампов треда: 500.
  • Всем посетителям рекомендуется ознакомиться с FAQ.

1518791968072.jpg - (17 KB, 453x604, 81016689f8a2bb7cd750afb920c1e2bc)  
17 KB №4667100   #1

Сколь сложно быть вором? Сложно ли залезть к человеку в карман, оставшись незамеченным? Сложно ли убежать, затеряться в толпе, если заметили? Сложно ли разобрать, чей кошелек ломится деньгами, а в чьем свистит ветер? Нет, вором быть не сложно. Сложно красть.
Но Калла привык к трудностям.
Лишь сегодня он обчистил карманы двум прохожим и лишил сумки ещё одного. Для целого дня улов незавидный, но не каждый ж день бывает удачным. Может, Талхару больше повезло. Обычно они работали вместе, но на этот раз Талхар предложил попробовать раздельную работу - мол, больше пространства так покроют. Теория была, честно говоря, сомнительная, но Калла не любил отвергать идеи, не дав им шанс - по крайней мере, если их высказал Талхар. Впрочем...зря. Надо было. Столько шансов было упущено лишь потому, что у Каллы не было напарника!.. Эксперимент можно было однозначно провозгласить провалом. Хотя, кто знает - может, его брату повезло больше?
Пока Калла раздумывал, приехал его автобус. Зайдя, он осмотрелся в поисках возможной жертвы. Большинство пассажиров выглядели не богаче Каллы; как-никак, автобус направлялся на Склон. Что ж, Калла на многое и не надеялся - чай, не первый раз этим маршрутом едет. Может, хоть тефр какой-нибудь бы случайно попался...они-то побогаче будут. Хотя стоп. Один мужчина всё же выделялся среди толпы - он вел себя как-то...странно. Осматривался боязливо, за сумку хватался...Явно что-то ценное там припас. Да, мужчина был настороже, так что любой другой пассажир был бы целью получше...Но какой смысл красть кошелек у склонного? Эта таинственная сумка наверняка поценнее будет. Даже если внутри что-то, дорогое мужчине лично - фотография, безделушка наследная, всё такое - шанс сорвать куш уж слишком манил.
Калла подошел чуть поближе к мужчине, внимательно следя за его движением. Через пару остановок, он наконец-то пододвинулся к выходу, готовясь выходить, и Калла сделал так же. Выйдя из автобуса, мужчина остановился оглядеться, на секунду потеряв бдительность. Секунды Калле хватило - он вырвал сумку из его рук и пустился наутёк. Его жертва, крикнув, сразу же пустилась в погоню. Калла оглянулся; мужчина был далеко позади, даже близко его не догоняя. Явно не бегун. Но что блюбопытно, кража его не рассердила, нет - она его испугала. Мужчина был в полном ужасе. Бедняга. Сумка явно не его. Ему, небось, кирдык, если он её потеряет...Что ж, не повезло ему.
Пробежав несколько кварталов, Калла наконец-то отделался от погони окончательно. Он огляделся, осматривая окружение. Район был не его, но это был, безусловно, Склон. Эти полные мусора улицы, обшарпанные здания и зарешеченные окна ни с чем не спутать. Теперь оставалось распотрошить сумку, забрать всё ценное, и выкинуть её к чертям. Копаться в сумке посреди улицы - не лучшая идея, и поэтому Калла заглянул в ближайший переулок. Никого не было видно. Сделав глубокий вдох, Калла вошел; оставалось лишь надеяться, что он не нарушает территорию какой-нибудь банды. И так с ними проблем хватало. Оперевшись о стену, Калла распотрошил сумку. Дешевый дезодорант, ключи, кошелек с полсотней...и на удивление крепкая коробочка. Калла с любопытством приоткрыл её...и тут же резко закрыл. Он нервно огляделся, боясь, что кто-то ещё мог увидеть содержимое. Разумеется, Калла был здесь один, но понять его паранойю можно.
Он только что сорвал джекпот.
Запихнув коробочку в карман, Калла поспешил прочь, оставив сумку с остальным содержимом в мусорке. Подойдя к перекрестку, он посмотрел на указатель, пытаясь найти знакомое имя. Убежищная, Сондаговский...ага, Сияющая! Калла пошел в указанном направлении; он был не так далеко от дома, как думал. Справедливости ради, по окресностям он редко гулял - работал он в городе, и потому дальше остановки не ходил. А смысл? Грабить здесь было некого. Ещё, чем Спасительница не шутит, на бандита наткнётся, не понравится ему чем-нибудь...Тьфу-тьфу-тьфу. Хм, а если подумать, то и коробочка наверняка направлялась к какому-нибудь авторитету. Это б объяснило страх в глазах того мужика - провал ему вряд ли с рук спустят. С другой стороны, кто вообще такое в сумке носит? Да ещё и невооруженный. Что там, такому эскорт полагается!..Ну или, как минимум, курьер поумнее.
Вскоре Калла добрался до дома. Его скромное пристанище не особо отличалось от среднестатистической склонной квартиры - однушка, дряхлая мебель, сальные обои...Но всё-таки это был его дом. И не только его - Талхар стоял в ванной, подстригая бакенбарды. Сколько раз Калла ему не говорил, а он их все не сбреет. Они выглядели нелепо. Калла их ненавидел. Упрямый зacpaнец.
-О, здоров, братюнь. - Талхар опустил бритву и вышел навстречу брату. - Как улов?
-Здоров, тал. - Калла сел на табуретку и стал разуваться. - Твой как?
-Я первый спросил.
-Ага, и всю эту затею с разделением придумал. Так что и говори первый.
-Ну, эм...говорить не о чем. Около сотки из какого-то хиляка вытряс, ну и...всё, собственно.
Калла осуждающе посмотрел на брата и покачал головой.
-Одного? Всего-то? Я думал, тебе больше с устрашением повезёт.
-Ну, знаешь... - Талхар почесал затылок. - Устрашать - одно дело, устрашаться - другое. Сложно найти жертву, которая точно сопротивляться не будет. Или ещё чего не попробует.
-Серьёзно, Тал? Ты устрашаешься? Да ты посмотри на себя! Ты ж двухметровый! С ножом! И плечи широченные! Да ты одним видом до чёртиков пугаешь.
-Кал...Ну ты ж меня знаешь. Рисковать как-то не по мне...
-Одно дело - рисковать, другое - ccаться, как ребёнок!
-Вау, вау. Разве так стоит со старшим братом разговаривать?
-Да, от тебя старшинством прям отдает. - хмыкнул Калла, вешая куртку. - Прям словарное определение зрелости.
-Никакой пощады... - Талхар покачал головой, улыбаясь.
-Чего ты вообще предложил разделиться, если знал, что яиц не хватит одному работать?
-Так я и не знал. Понятия не имел, что самому цели подбирать так сложно будет.
-Тал, Тал, Тал... - Калла вздохнул. - Впрочем, я без тебя тоже особых успехов не достиг. Вдвоем как-то...возможностей больше.
-И я тебя, брат, люблю. - Талхар усмехнулся.
-Пошёл ты. Твой "эксперимент" мог стоить нам платежа, знаешь ли.
-А, так Фер его уже забрал. Буквально час или два назад заходил.
-Вот как...А забрал он сколько?
-Пятьсот.
-И сколько нам ещё платить?
-Не сказал. Никогда ж не говорит.
-Грабитель ebаный... Мы ж так ему всю жизнь платить будем.
-А что делать-то, Кал? - развел руками Талхар. - Уж такое нам старик наследство оставил.
-М-м-м, неподъемные долги, как щедро с его стороны. Неудивительно, что мама его бросила.
-А она не померла разве?
-Может быть. Честно говоря, не помню. А ты?
-Мне, сколько, три тогда было? Помню только, как в штаны cpaл.
-А я в два прекратил. - усмехнулся Калла. - Салага.
-А восьмой свой день рождения помнишь?
-Это было случайно! Молоко прокисло!
-Как скажешь, как скажешь. Так сколько ты всё-таки принёс?
-Дай посчитаю. В первом было двести, во втором...нет, стоп, какая разница! - Калла дал сам себе пощечину. - Как я забыл-то! Мы куш сорвали, Тал! Огромный куш!
-И что за куш? - Талхар приподнял бровь.
Калла достал из кармана коробочку и аккуратно снял с неё крышку. Внутри лежала...карта. Она была покрыта кроваво-багряным узором, напоминающим какие-то письмена. Каждый его символ тускло светился, источая таинственную энергию.
-...С...спеллкарта? - Талхар сглотнул, не веря своим глазам.
-Спеллкарта, Тал. - Калла кивнул, потирая руки. - Мы будем магами.

>> №4667101   #2

Талхар аккуратно взял загадочную карту в руки и рассмотрел её. Хоть её передняя сторона и была полностью покрыта самыми витиеватыми узорами, что он когда-либо видел, тыл у неё был совершенно пуст. Он ожидал увидеть там узор попроще, или чтоб он хотя бы в цвет какой-нибудь покрашен был...Но вместо этого там была лишь некрашеная бумага. Или картон. Талхар понятия не имел, из чего делают карты - тем более магические.
-Так...И откуда ты вообще эту штуку достал? - спросил он, протягивая карту обратно брау.
-Оттуда же, откуда мы всё достаем, Тал. - ответил Калла, кладя карту обратно в коробку. - Украл.
-Да ладно. Никогда б не подумал, что ты станешь магов грабить, Кал.
-Тал, магу спеллкарта незачем. У него своя магия есть.
-...Ты понял, о чём я.
-Ну дык. Я, честно говоря, сам не уверен. Мужик выглядел как обычный склонный, но с сумкой. По ней и заметил.
-Сумки - это необычно? - удивился Талхар.
-Для мужчин - да.
-Правда, что ли? Я б не против был сумку иметь. Всегда удобными казались.
-Ага, и красть их удобно.
-Ага, ага...так что за мужик-то?
-Я ж тебе сказал, Тал, мужик как мужик. Всё, чем он выделялся - сумкой и нервами по её поводу. Потому я её и украл.
-Потому что он нервничал?
-Потому что мне было интересно, по поводу чего он нервничал. Очевидно было, что в сумке что-то ценное. Как видишь, я был прав.
-Хм. - Талхар скрестил руки на груди и скептически посмотрел на брата. - И с чего вдруг "мужику как мужику" носить с собой грёbaную спеллкарту?!
-Понятия не имею. Учитывая, как он трясся, нёс кому-то, наверное. Бедняге наверняка теперь капец.
-А нам - нет?
-Да нет, чё там. Они знают, кто им должен был принести карту - откуда им знать, кто её украл?
-Ага...всё так просто будет. Разумеется.
-Ой, да ладно тебе. Тупить не будем - никто не узнает.
-А оно того стоит, Кал? Стоит ли этот кусок бумаги, или картона, или чего там ещё, всех бед, что он может нам принести? Как будто нам Фера не хватает.
-Конечно, стоит, Тал. Это грёbаная спеллкарта! Мы столько с ней сделать сможем! От Фера избавимся! Диван новый купим! Что там, может, вообще со Склона съедем!
-Как скажешь... - вздохнул Талхар, поняв, что брата было не переубедить. - Что она вообще делает?
-А чтоб я знал. - пожал плечами Калла. - Этикетки-то нет.
-Прекрасно. То есть ты понятия не имеешь, что эта хрень делает, но уже уверен, что она решит все наши проблемы.
-Тал... - Калла закатил глаза. - Это ebаная магия! Разумеется, она решит все наши проблемы!
-Ладно, ладно, согласен, ты прав. Только успокойся, окей? Незачем так злиться.
-Да я не...тьфу. Давай уже испытаем эту штуку.
-Ну давай.
Калла вынул карту из коробки.
-..Как это, опять, делается?.. - пробормотал он, вертя карту в руках.
-Ты у меня спрашиваешь? Попробуй в ладонь вдавить или что-то в этом роде. Может, сработает.
Ничтоже сумняшеся, Калла прижал сияющий узор к своей ладони. Его рука вдруг вспыхнула ярко-красным, осветив всю комнату. Талхар закрыл глаза, чуть не ослепленный светом. Калла сглотнул, едва сдерживая желание закричать в панике. Свет погас так же быстро, как и зажёгся; Талхар открыл глаза и боязливо посмотрел на брата.
-Н-ну что...чувствуешь что-нибудь? - спросил он.
-Я, эм... - Калла стер пот со лба. - Не уверен.
-А карта? Что с ней? Поменялась, может?
-Мне кажется, не...стоп. - Калла посмотрел на свою ладонь и побледнел. - Где она? И почему у меня...ох бnядь.
-Что такое? Что не так?
-Кажись, я...поглотил её. Карту.
-Поглотил?
-Или впитал. Ну, в смысле, её здесь больше нет, зато есть...вот.
Калла протянул руку брату. Причудливая татуировка светилась на его ладони, написанная тем же кровавым багрянцем, что и карта.
-Вау... - Талхар протерел глаза, не веря увиденному. - Что это вообще за формы такие? И буквоподобные...закорючки тоже есть. Прям как на карте.
-Это что получается...Эта штука одноразовая? - Калла посмотрел на ладонь и попытался отлепить татуировку, как наклейку. - Снять её нельзя? Она здесь нав...А! Пропала!
-Что?! В смысле "пропала"?
-Смотри, нету её! - Калла вновь протянул ему руку, которая теперь была пуста, без единого следа татуировки. - Я её что, стёр, что ли?..
-Замечательно. Просто замечательно. - Талхар вздохнул и упал на диван. - Ты украл чёртову спеллкарту просто чтобы её стереть.
-Эй, постой! Вот же она! Я просто...потер ладонь немного, и она вернулась!
-Хвала Спасительнице. По крайней мере, она никуда не пропала, да ещё и спрятать её можно.
-Да, это удобно будет. - Калла всё тер руку, находя мерцание пропадающей и вновь появляющейся татуировки забавным. - Жаль, что с тобой поделиться не могу.
-Я все равно собирался отказаться. - пожал плечами Талхар. - Так что, есть идеи, что она делает?
-Не-а. Просто...светится. Тускло так.
-О да, великая волшебная сила светящихся татух.
-Ой, заткнись. Рано или поздно выясню. Вот например...
Калла потерся светящейся ладонью об подлокотник дивана...и ничего не произошло.
-Эй, осторожней! - Талхар нахмурился. - А если б он зажегся, или оледенел, или ещё что? Не вздумай наш диван магить!
-Нет такого слова "магить", Тал.
-А продолжишь - дивана у нас не будет! Иди об что другое своим ручным светилом трись.
-Да, да, как скажешь...Слушай, а где пульт? Чёт не найду.
Талхар посмотрел на подлокотник, который Калла только что потёр, и поднял брови.
-Странно, я мог поклясться, что он...та-ак, постойте-ка. Кал...потри руку.
-Окей?..
Просьба казалась Калле странной, но он её выполнил. Как только письмена потускли и исчезли, пульт выпал из его ладони, как будто из миниатюрного портала.
-Вау... - хором удивились братья.
Калла потерел руку ещё раз и положил на пульт. К его удивлению, ничего не произошло.
-Хм, а мне казалось, что я так и...
-Стой, кажись, я понял. - Талхар слез с дивана и присел рядом с пультом. - Попробуй его в руку засунуть. В плане, концом, не боком. Как будто...воткнуть его в себя пытаешься.
Калла взял пульт в руку и тыкнул себя в ладонь. В ней открылся небольшой портал, который засосал пульт внутрь и исчез.
-Блин, клёво-то как. - Талхар поднялся и упал обратно на диван. - Молниями швыряться б покруче было, правда.
-Молнии? - Калла усмехнулся, любовно поглаживая собственную руку. - К чёрту молнии, Тал. Это...то, что доктор прописал.

>> №4667105   #3

Калла явно погорячился, назвав спеллкарту "тем, что доктор прописал". Как оказывается, особой разницы между засасыванием кошелька в ладонь и простой его кражей не было. Другого же применения карте братья придумать не могли. Да, из магазинов красть стало легче, но заcocать они могли только по одной вещи за раз - не говоря уж про то, что всё ценное на Склоне было под замком. К тому же, ничего больше Каллиной руки в портал не помещалось. Совсем бесполезной, впрочем, карта не была - вещи портал засасывал сам, будто слаький мини-пылесос. Это, конечно, пользу имело, но в целом, спеллкарта Каллу разочаровала. Всё-таки от магии ожидашь большего, чем небольшого удобства.
Несмотря на это, братья использовали свои новые способности на полную. Они стали заходить в различные магпазины, когда работали в городе - как-никак, товары там не так рьяно охраняли, как на Склоне. Красть сигареты и дезодорант - не самое прибыльное дело, но хвсё лучше, чем ничего. А после пятого дезодоранта Талхар вспомнил, что существует такая вещь, как парфюм. Справедливости ради, на Склоне его особо не чуешь, поэтому до них сразу и не дошло. Это открытие поменяло всё - братья наконец-то нашли что-то сравнительно дороге, что помещалось в Каллину ладонь. Вскоре они забили свою скупщицу таким количеством продукта, что ей впору было открывать сбственную парфюмерную лавку. Разумеется, духи она скупала по бросовым ценам - скупщица же - но братья не возражали. Доход все равно был постабильней, чем карманничество с грабежом. Впрочем, одно другому не мешало.
Но чем больше флаконов получала скупщица, тем борзее становился Калла. Успех всей этой парфюмерной затеи, сколь низкой б её прибыль ни была, раззадорил его. Калла стал отбрасывать свои прежние предосторожности одну за одной, работая всё более и более опрометчиво. Это крайне волновало Талхара - вдруг кто увидит? Вдруг кто уже увидел, но по неведомой причине молчал? Увы, Калла даже не думал слушать братские предостережения. Талхар боялся, что если дела продолжатся в том же духе, то их рано или поздно постигнет крах.
Он был прав.
Случилось это в один из их менее удачных дней. На площади Исхода проходила крупная демонстрация, и власти, казалось, мобилизовали каждого полицейского в городе до последнего. Куда бы братья ни шли - им попадались копы. Неважно даже, насколько далеко они были от площади - полиция была всюду. Может, они ожидали, что демонстранты пойдут по улицам маршировать. Может, они боялись, что она охватит весь город. Кто знает? В любом случае, о работе не могло идти и речи. Нет, конечно, в толпе заметить карманничать легче, но такое количесво полицейских пугало даже Каллу. Казалось бы, самое время запастись одеколоном...если б не одно "но". **Скупщице хватило парфюма.* Как-никак, духи в подобных заведениях не особо расхватывали, так что и предыдущие поставки братьев прозябали на полках. В новых нужды не было никакой.
Таким образом, братьям было совершенно нечего делать. Талхар предложил пойти посмотреть демонстрацию, раз уж они все равно в городе. Он надеялся, что Калла сможет выместить накопившуюся от сегодняшних неудач злобу на то, против чего велся протест. Не то чтобы было сложно догадаться, чем это было.
Как они и ожидали, площадь Исхода пестрела табличками и плакатами с одним и тем же посылом: "равноправие всем", "все мы люди", "зрачки - не повод презирать"...Ничего нового. Что, однако, было любопытно - головы под плакатами виднелись как цветные, так и серые - не седые! Не то что бы сочувствущие тефры были чем-то неслыханным, но на этот раз их было гораздо больше, чем обычно. Причину Талхар скоро увидел - у трибуны под статуей принца Эльмана стояло два оратора, один из которых был тефром. Причем черноволосым. Нет, красить волосы не было у тефров совсем уж табу, но для оратора это решение смелое. А может, это посыл такой? К теме подходит, в принципе. Его коллега-зрачок, впрочем, в серый не покрасился...Симметрии нет.
К сожалению, речь не произвела на Каллу особого впечатления. Впрочем, он их в целом не особо жаловал. Слишком пафосно, слишком напыщенно, слишком высокопарно...Да и вся эта тема про "равные права" его не шибко интересовала. Их он не имел благодаря своей бедности, с сегрегацией или без. Ему своих проблем хватало, более приземленных. А вот Талхара, напротив, заворожили красноречие и страсть низкого зрачка. Тефр, в свою очередь, голоса особо не подавал - и то немногое, что он говорил, и близко не имело той искры, что зажигала речь его коллеги. Но, если честно, будь бы он лучшим оратором, чем тот зрачок, впечатления бы они на Талхара все равно б не произвели. Вслух бы он этого никогда не сказал, но глаза тефров казались ему...пустыми. Может, это от того, что Талхар на Склоне вырос. Может, это какие-то подавленные воспоминания из детства. Может, он просто расист.
Пресытившись помпезными словами, Калла убедил Талхара пойти домой - скопление все большего и большего числа копов на площади тоже было весомым аргументом. По пути домой, братья решили закупиться продуктами, и зашли в одно из своих обычных "пастбищ", откуда крали сигареты. Талхар остался курить снаружи - все равно готовил обычно Калла, так что и закупаться лучше ему. Подобрав всё нужное и вcocaв пачку "Цохролов", Калла направился к кассе. Только он собрался поставить бутылку масла на ленту, как какая-то девка в водолазке встала вперёд него и поставила на ленту пачку сигарет. Калла стиснул зубы и зажмурился, мысленно считая до пяти. Лучше молчать. Открыв глаза, он заметил, что хамка была в хирургической маске. Хм. Их не каждый день увидишь. Может, она больна и людей заражать не хочет? Не, будь бы она столь учтивой, не лезла б вне очереди. Наверное, сама заразиться боится. Без разницы.
Пока Калла пробивал свои покупки, девушка вышла из магазина и открыла свежекупленную пачку сигарет. Опустив маску и взяв одну губами, она похлопала по карманам и повернулась к Талхару, всё так же курящему у двери.
-Эй. - сказала она на удивление хриплым голосом. - Прикурить не дашь?
-Окей, ща.
Талхар протянул руку в карман...и получил по яйцам. Согнувшись от боли, он поднял взгляд и увидел, как девушка сняла маску и прижала к его лицу. Как только Талхар попытался вдохнуть, он лишился сознания и упал на землю. Услышав крик брата, Калла выбежал из магазина...и сразу же получил ногой в живот. Калла упал на спину, и незнакомка забралась ему на грудь, держа маску у рта и тяжело дыша в неё.
-Звиняй, дружок. - сказала она и прижала маску к его лицу. - Придётся пройти со мной.
И мир низвергнулся во тьму.

>> №4667122   #4

Боюсь, калла — это твой стиль оформления текста и письма.

>> №4667124   #5

легко

>> №4667143   #6

>>4667100

> -Не сказал. Никогда ж не говорит.

Они хотя бы долг платят, или проценты с процентов с процентов, которые выплатить невозможно потому что проценты проценты?
>>4667101

>От Фера избавимся! Диван новый купим!

Мне нравятся его приоритеты, лол.

>-Да я не...тьфу. Давай уже испытаем эту штуку.

Ну да, отличная идея испытывать делающую неизвестно что штуку у себя дома в предположительно густонаселённом гетто. Что может пойти не так? Они ж полностью уверены, что это никакой не старбоу брэйк и диван переживёт. Эх, молодые...
>>4667105
Дезики и духи? Они не думали тырить мелкие драгоценности, или ключи например?
Алсо в последнем посте ошибок больше, чем в двух первых вместе взятых.

>> №4667145   #7

>>4667143
Драгоценности за витринами и под замком, с ключами еще потом домушничать надо точнее, про ключи я просто не подумал, но они тоже баки, так что тоже не подумали

>> №4667146   #8

>>4667143

> мелкие драгоценности

Продающиеся в магазинах самообслуживания, ага.

> ключи

Откуда? От чего? Тут никаких преимуществ. И как потом их реализовать?

Алсо тырение косметики - реально распространённая практика у непрофессиональных полукриминальных личностей, сам знал несколько таких, торговали натыренным в ближайшем баре вполцены, и даже заказы брали.

>> №4667151   #9
1518797713057.jpg - (76 KB, 500x500, fcd8157cd626ce91b01302ce8c2c6475)  
76 KB

>>4667100
Уже комментил, а ты тред снес.

Если суммируя - сопли с сахаром, а не грабители. Какие-то анимушные сю-сю девочки, какой-то лысый сойбой, который даже не вырезал карту, непонятно кто, чего, зачем, в чем мотивации героев, почему нужна карта, что будет если она им не достанется, и т.д. Чисто на глаз даже структура начала должна была бы быть примерно так:

"Этот сопляк взял карту, если босс не вернет ее, твоей сестре кранты"
"если ты еще не помнишь про сестру, я вышибу твои зубы прямо здесь"

"спокойно-спокойно, оба, без карты мы бы не смогли начать первую часть ограбления, а теперь она у нас в руках; значит, мы сможем отдать долг боссу и уйти на покой"

"она в его руке"

"отфигачим руку"

"стойте-стойте, она рассосется если вы это сделаете!"

"твою мать".

Примерно так. Понятно кто, куда, кому. Примерно так по структуре.

https://youtu.be/kmVwZeVAehE?t=272

Вот на что такие люди похожи, а не на груду косплееров с которыми какие-то тетки мотаются. Алсо как носитель языка может выбрать имя КАЛЛА. У тебя никакой ассоциации не возникает? https://www.youtube.com/watch?v=FziO1FKRsEE

"Дремлют с наступленьем темноты! черные скалы!!
Можешь мне ответить только ты, ветер усталый!!
Кто назвать додумался цветы
Именем "КАЛЫ""

>> №4667153   #10

>>4667146

>Продающиеся в магазинах самообслуживания, ага.

Висящие на пальцах/руках/шеях/одежде.

>Откуда?

Из кармана.

>От чего?

От дома.

>И как потом их реализовать?

Точно так же как и остальной мусор.
>>4667151
У меня такое ощущение, что пост твой полон спойлеров, так что читать я его не буду.

>> №4667157   #11

>>4667151
Имя было выбрано при письме в другом языке, а все альтернативы не нравились. Ассоциация с калом мне даже показалась уместной, на самом деле, и в адрес героя, и в адрес меня.
Про мягкость банды - по замыслу, карты типа дофига ценные и после прикрепления не отделяются. Хреновое оправдание, да, но "вырезать карту" закрывает. То, что все равно сопляки, это да, но щито поделать.
Всё остальное очень к делу, очень осознавалось сразу и очень не меняется просто по существу меня, этого трэша и моих предпочтений. Объяснять долго и я буду абсолютно неправ, поэтому даже пытаться не буду.
Потому что я ещё помню, что даже в духе оборота, который ты отметил как слишком долгий/вычурный в устной речи, я сам ИРЛ выражаюсь, так что мне уже нет спасения, лол.

>> №4667163   #12
1518798782844.jpg - (227 KB, 800x800, 4bd57c2e5faa4f40738594cf18e46d8b)  
227 KB

>>4667157
Я,кстати, не говорю что текст прям плохой. Он как минимум выше по качеству 80% бордописательства. У меня строго отторжение от того что ощущение будто автор никак не представляет себе как работает криминал. Ну если очень кратко, люди которые уже идут на такое, это не какие-то косплееры с лавандоволосыми девочками. Не говорю что так надо, но я бы так писал примерно:

"Калла наконец сфокусировал взгляд. Во рту скрипело, на толстой, багровой нитке слюны висели осколки зуба. Рот горел. Его мелко трясло, нос почти не дышал, распух как гуляш, которым его в детстве кормила мама"

Пятерня плотно сдавила его голову, развернула, в глаза ударил свет. Лысый ублюдок смотрел прямо в глаза, зрачки у него были почти во всю радужку, черные. Больше всего хотелось забиться в угол, и еще - прополоскать рот чем угодно.

"А теперь ты начнешь говорить о том кто тебя нанял; вначале я не поверю, но со временем мы найдем общий язык. Начинай"

"Смотри чтобы он не отключился" - сказал кто-то сзади. Послышались смешки со всех сторон и что-то полилось на голову, холодное, или он сам был слишком горячим. Ему все казалось, что он задыхается, потому что и нос и рот были забиты соплями."

Типа того. Я писать не умею, но люди, которые готовы выполнять такую работу, они вот подобным образом действуют.

>> №4667175   #13

>>4667163

>ощущение будто автор никак не представляет себе как работает криминал.

Я про что и говорю под последним спойлером - понимает (точнее, не то что бы СОВСЕМ не понимает, ну или по крайней мере понимает, что не понимает), но намеренно игнорирует, используя ее лишь как плотдевайс и handwaving натянутыми отмазками, мол, это конкретно эти ребята добрые, их конкуренты норм.
А у Эрид вся суть, что она абсурдна и не к месту. Зачем она им такая нужна и чего она такая - уже позже раскроется.
А вообще, спойлеришь незапощенные главы, бака, хоть под спойлер бы спрятал.

>> №4667187   #14

>>4667182

>комментарий корректора не по делу

Лол.
>>4667163
У меня больше вопросов эта глава вызвала не от того, как они разговаривают с братьями, а от того, как они разговаривают между собой. В смысле они поправляют друг друга на имена. И это явно не прозвища, иначе их бы не укорачивали. Ладно босс, он может с самого начала решил нанять пойманных, но Ридонурасим-то откуда знать могли? Такие зацепки оставлять опасно, особенно при их специфике работы какой бы именно она не была.

>> №4667191   #15

>>4667187
...ксо.
Справедливости ради, изначальный план был братьев убить, допросив, но это все равно капец опрометчиво и глупо...
Ну ничего, все равно щас главу из-за казуса с корректором перепощивать, вставлю реплику в духе "не зови по имени, дура" и сойдет, лел.

>> №4667281   #16

—Слышь, а низкий-то просыпается.
Калла медленно открыл глаза. Где он? Что он только что делал? Последний час-два как в тумане... Почему? Перепил, что ли?
—Я б его низким не назвала. Просто на фоне дылды кажется.
Кто это? Оба голоса были Калле незнакомы. Он огляделся. Он находился... в гараже, наверное? Причем довольно просторном. У стены стояла тефра и пилила ногти. Она казалась совершенно не к месту в этом грязном, захламленном месте — она будто сошла прямиком с подиума. Юбка с кружевами, корсет, чулки, каблуки... Даже её волосы бросались в глаза своим двойным покрасом в алый и лавандовый, с прядьми естественного серебряного. Калла стал гадать, что она здесь делает — но вспомнил, что даже не знает, где это "здесь".
—Пора тогда и бугая будить, наверное. Раз уж его приятель очнулся. — сказала "модель", не отводя взгляда от ногтей.
Талхар! Как Калла мог забыть? Он огляделся, в панике ища своего брата. Нашелся он неподалеку, привязанный к стулу и без сознания. Только сейчас Калла понял, что и сам был связан — он не мог двинуть ни руками, ни ногами. И тут до него, наконец, дошло.
Хозяева карты пришли за ней.
—Замечательная идея, Эрид. — послышался смутно знакомый Калле хриплый голос. — Вот просто возьмем и дадим им врать синхронно, ага. Вижу, раскалывать ты мастер.
—Я не это!.. — Эрид нахмурилась и убрала пилку. — Можем его в другую комнату утащить или что-то в этом роде. Опросить их одновременно будет быстрее.
—Ага, вот своими ручками здоровяка и неси.
—Я не... Блин, поняла я, Сим. Неправа я. Язвить необязательно.
Хозяйка хриплого голоса вышла из-за Каллиного стула. Увидев её, Калла, наконец, вспомнил — именно эта прокуренная госпожа их и вырубила. Ох, были бы у него руки развязаны!..
—А вот так не надо. "Асим". Уменьшительно-ласкательной нет.
—Да ладно. — Эрид фыркнула. — А я типа все эти годы не знала, ага. Подкалываю я тебя, дура.
—Значит, прекрати.
Послышался громкий кашель. Калла обернулся на него и увидел коротко бритого парня примерно его возраста.
—Дамы, дамы. Оставим светские беседы на потом. Не пора ли нам задать сему товарищу парочку вопросов?
—Мы это и обсуждали, Нур. — ответила Эрид. — Имей терпение.
—Эм, не надо так, пожалуйста. "Онур". Без уменьшительно...
—Да поняла я, поняла! "Уменьшительно-ласкательные", блин... Нет бы просто "сокращение" сказать. Где таких словечек умных понабрались...
—В школе. — невозмутимо ответила Асим. — Мы-то её окончили.
—Ах ты мелкая...
Пресытившись общением со своими напарниками, Эрид взяла стул и поставила его перед Каллой спинкой вперёд.
—Кто вас нанял? - спросила она, сверля его взглядом. -Рыбаки? Солнца? Керстас?
Калла глубоко вдохнул и посмотрел горе-дознавательнице в глаза.
—Никто. Я просто украл у вашего курьера сумку. Так получилось. Я на жизнь этим зарабатываю.
—Ага, так я тебе и поверила.
—Ну, можете меня попытать, если не верите. — Калла пожал плечами. — Честно говоря, думал, что уже трижды битым буду сейчас.
—Я б-то с радостью... Увы и ах, босс сказал в его отсутствие тебя не трогать.
—"Увы и ах". — Онур усмехнулся. — Весьма театрально, Рид.
—Ты это сейчас?.. — Эрид, сморщившись, повернулась к Онуру; новая версия своего имени вряд ли была ей по нраву.
—Именно.
—Намек понят. Как будто и так ясно не было.. — Эрид вздохнула и повернулась обратно к пленному. — Итак. Значит, ты у нас простой карманник, которому чисто случайно попался жертвой курьер с крайне важным для нас грузом?
—Ну, собственно, да. — Калла кивнул. — Типа того. Курьер у вас, честно говоря... не очень. Дергался, нервничал, за сумку хватался... Вот я и подумал, что в ней что-то ценное должно быть.
Эрид приложила ладонь к лицу и вздохнула.
—И вооружен он не был... и бежать не умел... и обоccался, небось... Ох и напортачил ж поставщик.
—Чего ж вы тогда сами всё не забрали?
—Параноик он, вот почему. На километр клиентов к себе не подпускает. Только на своего курьера и согласился.
—Ага, вот так всё ему и расскажи. — усмехнулась Асим. — Смотри, не забудь ничего.
—Да я не!..
—Тяжело тебе здесь, походу. — с сочувствием сказал Калла.
—Ещё как... Т-то есть, молчать, если не спрашивают!
—Ну спрашивай. — пожал плечами Калла.
Эрид открыла рот и застыла, поняв, что спрашивать-то ей больше не о чем. Она нахмурилась, пытаясь придумать хоть какой-то вопрос, и полное отсутствие идей её лишь сильнее злило.
Из напряженных размышлений её вырвал скрип двери. Калла обернулся и увидел на пороге сурового вида тефра лет тридцати-сорока на вид. Один его глаз был покрыт повязкой — интересно, почему он просто стеклянный глаз не вставит? От живого тефрового его вряд ли отличишь: что так, что эдак — сплошная чернота.
—Здорово, босс. — Онур поднял руку в приветствии. — Всё норм прошло?
Босс кивнул и медленной походкой подошел к пленным. Осмотрев каждого пристальным взглядом, он спросил у Эрид:
—Что сказал?
—Что он обычный вор и курьер ему просто под руку попался. Мол, дергался, за сумку хватался, всё такое — потому и внимание привлёк.
—А другой?
—Как видишь, ещё в отключке.
Асим щелкнула пальцами, и Талхар раскрыл глаза. Он сразу же стал отчаянно осматриваться и попытался встать, раскачивая стул.
—Полегче, здоровяк, полегче. — сказал Онур, кладя руку Талхару на плечо. — Я б на твоем месте не дергался, если шкура дорога.
—Как ты его... — Калла ошеломленно посмотрел на Асим. — Что это было?
Асим опустила ворот своего свитера. Её шея была покрыта алой паутиной волшебных узоров — весьма схожей с той, что Калла имел на ладони.
—Думал, это хлороформ был? — Асим ухмыльнулась.
—...А ты разве... убрать её не можешь? — спросил Калла, завороженный изощренностью татуировки: ему-то попроще узор достался.
Асим покачала головой.
—Слишком поздно.
Поэтому... у неё и голос такой? Неужели и у Каллы рука...
—Миленько ты с пленным-то разговариваешь. — Эрид фыркнула. — Замечательную репутацию зарабатываем, однако. Укради у нас — и мы тебя на приятную беседу пригласим. Давайте ещё им чайку заварим.
—Чья бы корова мычала. — усмехнулся Онур. — Плюс, твоя формулировка вполне зловеще звучит.
—...Формулировка? — Эрид озадаченно наклонила голову.
—А, прости, совсем забыл – с тобой же надо попроще выражаться. Никак не запомню, что ты школу...
Босс поднял руку, жестом требуя тишины. Смотря на пленных, он спросил:
—У кого она?
Калла осознал ровно одну вещь и бросился в пот. Карту не вернуть. Как бы он ни хотел отдать им краденое и покончить с этим, светящиеся письмена не сойдут с его ладони. Оставалось только одно.
—..У меня. — сказал Калла, сглотнув.
—Что она делает?
—Она... засасывает вещи. Внутрь. И они там остаются. Пока я, эм... не потру её. Тогда они обратно выпадают.
—Насколько большие вещи?
—Размером... с руку. С ладонь.
Потерев подбородок в раздумье, босс достал из кармана складной нож. Калла побледнел; Талхар закричал. Они оба подумали об одном — он вырежет карту из Каллиной руки. К их удивлению и облегчению, вместо этого босс разрезал путы, связывавшие Каллу.
—Покажи мне. — сказал он, протягивая Калле уже сложенный нож.
Калла неуверенно протянул руку к ножу, боязливо поглядывая на босса. Сглотнув, он дотронулся до ножа... и ничего не произошло.
—Врать задумали, значит? — Эрид наклонила голову, зловеще улыбаясь. — Зря, ох зря...
Каллу бросило в холодный пот. Ему конец. Ему однозначно конец.
—Эрид. — босс поднял руку, жестом говоря ей не вмешиваться, и снова посмотрел на Каллу. - Успокойся. Попробуй потереть руку.
Потереть?.. Точно! Калла совсем забыл! Сигареты!
Калла потерел ладонь, и из неё выпала пачка сигарет, которую он часом ранее украл из магазина. Он протянул руку к ножу ещё раз, и его, как и надо, засосало внутрь.
—Понятно. — босс кивнул, удовлетворенный демонстрацией. - Вы двое... Как вас зовут?
—Т... Талхар, сэр. — подал, наконец, голос Талхар; всё это время страх отнимал у него дар речи.
—...Калла.
Босс кивнул Асим, чтобы развязала Талхара, и сложил руки замком.
—Калла, Талхар. Не хотели бы вы... работать на меня?
Lampshading по поводу глупости с именами переносится, уж больно переиначивать диалог надо, чтоб сюда его впихнуть.

>> №4667312   #17

—Почему я? — проворчала Эрид, стряхивая пепел с сигареты. — Я одна против того, чтоб мы их вообще к себе взяли, а нянчить их мне. Логики ноль.
Калла вздохнул и отвел взгляд. Отношения с коллегами, похоже, развивались прекрасно. Как же он рад этой работе.
—Ты так говоришь, будто тебе неподъемный труд поручили. — сказала Асим, опираясь на стену. — С тебя всего-то и просят, что район им показать, пару должников показательно избить, основы разъяснить... Ничего серьёзного.
—Ага, прям жду не дождусь весь день на этих воров проcpaть. — Эрид фыркнула. — Чего мы здоровяка-то к себе взяли вообще? Ладно ещё тот, его я могу понять – мол, раз обратно карту не вернуть, возьмем её с обладателем... Но бугай-то нафига?
—Сама сказала – он бугай. — Асим пожала плечами. — Нам не помешает лишний ствол. Тем более большой.
—Если ты понимаешь, о чем я. — Эрид усмехнулась.
Девушки щелкнули пальцами и дали друг другу пять. Калла закатил глаза, впечатленный столь зрелым и серьёзным поведением. Талхара, в свою очередь, вульгарность и плоскость шутки не беспокоили – его лишь смутил намёк.
—В любом случае, почему это не тебе поручили-то? — спросила Эрид, скрестив руки за головой. — Или Онуру? Что там, даже Шофёр бы подошёл.
—Шофёр есть шофёр . Шоферит и всё. А нам с Онуром на сделку надо.
—Кстати, а сделки делают или проводят, интересно? Я как-то забыла.
—Заключают их. Важными вопросами задаешься, нечего сказать. Иди экскурсию проводи.
—Ладно, ладно... — Эрид вздохнула и поманила братьев жестом. — Пошли, уроды.
—Надо же, наше присутствие наконец-то признали. — хмыкнул Калла. — Я уж думал, о нас вечно в третьем лице будут говорить.
—Заткнись. Не с тобой тогда разговаривали.
—Ведь это так вежливо – перемывать людям кости в их присутствии.
Эрид нахмурилась и схватила Каллу за грудки.
—Слушай сюда, гнида борзая. Тебе повезло, что ты вообще жив. Ты должен был половины конечностей недосчитаться, но вышел из воды совершенно сухим, без единой царапинки. Да ещё и в банду, поверх всёго этого, попал! И личную экскурсию от меня получаешь! Ты понимаешь, насколько тебе, бnядь, повезло? Ты должен небеса, или солнце, или что там у вас хвалить за всё это, а вместо этого ты мне сейчас тут возмущаешься. Понимаешь, какой это бред? Так что будь хорошим мальчиком и сиди тихо, пока наша прогулочка не закончится. Понятно выражаюсь?
—Ну что, выговорилась? — фыркнул Калла, снимая с себя Эридовы руки. — Меня эта ситуация тоже не радует, так что могла бы хотя бы не делать её ещё неприятней.
—К-Калла! — Талхар взялся за его плечо.
—К тому же, благодарен я должен быть боссу, а не тебе. — продолжил Калла, проигнорировав вмешательство брата. —Тебя мне благодарить не за что. Так что у меня нет ни единого повода терпеть, как меня обcupaют.
—Ах ты eбаный... — Эрид сжала кулаки и заскрипела зубами.
Асим встала между спорщиками и разняла их.
—Тихо, тихо. — сказала она, хлопая обоих по плечам. — Оставьте пыл на ночь. Вам ещё много предстоит сделать, и было бы печально, если б вы друг другу глотки до этого выдрали.
—А сегодня ночью что-то будет? — спросил Талхар с любопытством.
Асим оставила его вопрос без ответа, лишь разочарованно вздохнув.
—Да и вообще, Эрид... Пусть Калла и борзит, ты и правда себя как cyка ведёшь.
—Они нас, бnядь, обокрали! — возмутилась Эрид. — И я должна спокойно слушать, как эта тварь, одним испугом отделавшаяся, мне тут хамит?
—Но с тобой всё так же было.
—Ну, да, но... Я-то краденое вернула. И ситуация была другая. И как последний myдак я себя не вела.
—А теперь, значит, нагоняешь упущенное? — фыркнул Калла.
—Видишь? — сказала Эрид, отворачиваясь от братьев. — Поэтому я и хотела, чтобы кто-то ещё за это взялся.
—Я ж тебя не подружиться с ним прошу. — Асим пожала плечами. — От прогулки не помрёшь.
—Ладно, ладно, как скажешь. — отмахнулась Эрид. — В машину, чмыри. Отправляемся.
Талхар посмотрел на фургон, стоявший рядом с домом. Он выглядел на удивление чисто и опрятно, что было редкостью на Склоне – особенно среди бандитов. Наверное, на нем их сюда и привезли, вырубленных... Как-то странно теперь в него по собственной воле садиться.
За рулем cидел мужчина среднего возраста и читал книгу. Талхар задумчиво рассмотрел его, сев в машину. От него как-то... веяло добротой. Даже Калла это почувствовал; чем-то этот мужчина... напоминал их отца.
—Вы, значит, новички? — спросил мужчина, поворачиваясь к пассажирам. — Рад видеть, что вы целы. С виду казалось, что Асим вас добротно так обработала. Я Шофёр, рад знакомству.
Шофёр протянул руку; братья по очереди пожали её.
—Вас действительно так зовут? — спросил Талхар.
Калла приложил ладонь к лицу. Он всегда восхищался интеллектом своего брата.
—Нет, конечно. — усмехнулся Шофёр. — Что за мать так бы с ребёнком поступила? Именем просто светить неохота, в моём возрасте-то.
—Логично...
—Кстати, куда логичней, чем светить своими именами перед чужими. — заметил Калла.
—Пфф. — фыркнула Эрид. — Будто б вы в живых остались. Если б не босс, мы б вас убили после допроса, и дело с концом.
—Все равно опрометчиво. Тоже мне, бандиты...
—Куда едем-то, принцесса? — Шофёр повернулся обратно и завёл машину.
—К тебе. — ответила Эрид, застёгивая ремень безопасности. — Разъяснительную беседу с этими вот болванами проведу. А потом по району их покатаем.
—Как скажешь.
Фургон выехал на дорогу. Выглянув в окно, Калла посмотрел на дом, из которого они вышли, и спросил:
—А чей это дом вообще? Или это у вас просто, типа, укрытие?
—Мой. — ответила Эрид. — А точнее, и то, и то. До меня это было просто укрытие, а как я пришла – Босс отдал его мне. Даже бумаги переоформил и всё такое. Довольно щедро было с его стороны. Но народ все равно там отвисает время от времени.
—Ты что, бездомной была? — удивился Калла; учитывая её роскошный гардероб, за бывшего бомжа он Эрид бы не признал.
—...Долгая история. В любом случае, мой дом не единственное наше, так сказать, лежбище. Мы ещё у Шофера тусим.
—То есть вы просто гостите друг у друга по очереди?
—Во-первых, ты говоришь так, как будто это что-то странное...
—...А во-вторых, она не мой дом подразумевала. — закончил за неё Шофёр. — Он на втором этаже. Народ сидит в ресторане.
—Вау, вы ресторатор? — завороженно спросил Талхар. — Не ожидал, что такой водить для банды станет.
—...Откуда ты "ресторатор" услышал? — пробормотал Калла.
—Ну... — Шофёр потер затылок. — Это долгая история.
—Короткие истории здесь явно не в почёте. — вздохнул Калла.
—Я тебе ни разу не говорила, что ты больно язвителен для новичка, которого избавили от заслуженного избиения и пыток и который не показывает ни капли благодарности за это? — процедила Эрид с холодной улыбкой. — Совершенно не припомню. Мне кажется, нет.
—От заслуженных избиения и пыток. — фыркнул Калла. — Сразу видно, что школу бросила.
—У-у-у, не издевайтесь над принцессой. — усмехнулся Шофёр. — Ей и так несладко живётся.
—Вы ведь понимаете, что он от этого только сам станет её "принцессой" звать? — поднял бровь Талхар. — Он не особо фанат вежливости.
—Я б не против... — тихонько пробормотала Эрид.
Разговор затих, и следующие несколько минут прошли в тишине. Эрид вдруг дернулась, вспомнив что-то, и стала копаться в сумке.
—Ох, бnя, чуть не забыла! — сказала она, листая блокнот. — У Гинтара ж сегодня получка! Надо его у работы подкараулить, а не то в казино всё спустит!
—Значит, ужин отменяется? — с печалью спросил Талхар.
—Ему придётся подождать. К сожалению. — ответила Эрид, всё так же перелистывая страницы. — Шофёр, вези нас к, эм... Восходной, 16.
—Заметано. — кивнул Шофёр.
—Стоп, думаешь, он просто промотает всю получку на карты? — спросил Калла. — Несмотря на то, что он банде должен?
—А то. Он тот ещё игроман, оттуда и долги. Асим ему уже палец оттяпала, а лучше не стало. Потому и надо сразу поймать.
Калла сморщился и посмотрел на свои пальцы. Фер тоже вряд ли побрезгует... Лишь бы успеть скопить.
Наконец, они прибыли. Должник, похоже, работал в каком-то обшарпанной риэлторской конторе. Как-то... не очень идея такой бизнес здесь заводить. Кто вообще захочет покупать недвижимость на Склоне? Оно и понятно, что здание обшарпанное. Долго возле него стоять, к счастью, не пришлось – уже через полчаса из конторы вышел мужчина.
—Это он. — сказала Эрид. — Вы двое – за мной. А ты, Шофёр, машину не глуши.
Выйдя из фургона, Эрид направилась к ковыляющему товарищу. Калла и Талхар пошли следом.
—Однако, здравствуй, Гинтар. — сказала она с улыбкой, встав у него на пути. — Как работа? Как зарплата?
—О, э, Эрид! Какой приятный сюрприз! — нервно ответил Гинтар, старательно натягивая спокойную улыбку. — Красива, как всегда!..
—На вопрос отвечай. — Эрид схватила его за грудки. — Я далеко не такая добрая, как Асим.
—П-понимаешь... меня, эм... оштрафовали...
—-Меня ebёт? У тебя сегодня получка, не так ли? Так что в кармане у тебя явно должна быть пухлая связочка. Давай-ка её сюда.
—Эрид, мне действительно надо...
—Тебе настолько надоела твоя рука?
Гинтар боязливо посмотрел сначала на Эрид, а потом на её спутников. Сглотнув, он пододвинул руку к карману... и рванул в подворотню.
—Xepace быстрый! — удивился Калла.
—Не стой столбом! — крикнул Талхар, пустясь следом. — Нам надо...
Что-то молниеносно пронеслось мимо Талхара. Огромный лягуший язык обволок Гинтара и сразу же потянул его обратно. Кричащий должник приземлился в мусорку, отделавшись ушибами. Талхар оглянулся, пытаясь найти, откуда появился язык... и увидел его растущим из локтя Эрид.
—Как грубо, Гинтар. — сказала она, покачивая головой. — Как грубо.
Эрид занесла ногу над лежащим Гинтаром. Опускаясь на него, она превратилась в гигантскую клешню, зажавшую должника. Калла сглотнул, глядя, как язык свернулся и превратился обратно в обычную руку.
Ну он и попал.

>> №4667351   #18

>>4667348
Twisted Fate использует карты как атаку. Желтая синяя и красная карты с разными типами атаки - стан, урон, мана. Выбираются рендомно.

>> №4667430   #19

>>4667429
А ведь все равно продолжаешь это делать. Себя не жалко?

>> №4667610   #20

ГДЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ?
я ждать

>> №4667634   #21

>>4667610
Поздним вечером-ночью глава точно будет, может, даже две.

>> №4667691   #22

–Ох и устала я! – сказала Эрид, плюхаясь в сиденье. – Может, со стороны и не скажешь, но вся эта мутня с трансформацией довольно утомительна, уж могу вам сказать.
–Ага, ага. – Калла кивнул, не отрывая глаз от меню. – Ну что, Тал, приглянулось что?
–Не знаю… Вродь всё вкусно выглядит.
–Попробуй жареного окуня! – Эрид тыкнула на одну из фотографий в меню. – У Менри они неплохо так выходят. Ещё и с тонной овощей подаются.
–Каких овощей? – уточнил Талхар, явно заинтересованный в её предложении. – Я кабачки не особо переношу…
–Серьёзно? До сих пор? – Калла закатил глаза. – Сколько раз тебе говорить, Тал, они полезные. К тому же, вчера ты их без вопросов слопал.
–Они были в соусе. Он их как-то… замаскировал. Без него - никак.
–Ох, Привёдшая… – Калла приложил руку к лицу. – Как дитя маленькое, чесслово.
–Иметь предпочтения в еде – вполне нормально. – сказала, нахмурившись, Эрид. – Ничего ребяческого в этом нет.
–Да-да, как скажете. Ваша взяла, господа привереды.
Покачав головой, Калла снова погрузился в меню. Братья изучали его ещё несколько минут, пока Эрид скучающе рассматривала собственные ногти.
–Вы заказывать собираетесь или как? – спросила она, нетерпеливо стуча пальцем по столу. – Я тут с голоду помираю.
–Так заказывай. – сказал Калла, перелистывая меню. – Ждать тебя никто не просил.
–О базовой вежливости слыхал?
–От тебя-то? – Калла усмехнулся. – Не думаю.
–Ну уж прости, что слушаюсь твоих просьб, myдила. Наверное, снова тогда cpaть на тебя начну.
–О, да, ведь ты…
Талхар прикрыл брату рот.
–Кал. – Талхар строго посмотрел на него. – Не надо опять.
–Стой-стой-стой. – сказала Эрид. – Тебя что, серьёзно… зовут Кал?
–Ну да, а что? - недоуменно ответил Калла. – Сокращение от "Калла", довольно очевидное.
–Аха-ха-ха! – Эрид рассмеялась. – Кал! Вот ж не повезло-то тебе, а!
–…О чём ты вообще?
–Стоп, ты серьёзно? Ты реально не понимаешь, что с твоим именем не так?
–Нет. И ты явно не торопишься объяснить.
Кал.
–Да?
Кал. Гоvно. Дерьмо. Помёт. Отбросы.
Оба брата недоуменно посмотрели на Эрид, хлопая глазами.
–Вы серьёзно? Даже я это слово знаю! Я фигею, не знать слова "кал"…
–"Даже" ты. – Калла усмехнулся. – Уже и не отрицаешь.
–Ой, да пошёл ты… Кал.
Покачав головой, Калла вернулся к изучению меню. Через минуту он закрыл его и положил на стол. Увидев это, Эрид подняла руку и крикнула:
–Йо, Оглум! Мы готовы заказывать!
–Иду! – раздался в ответ юный голос.
Вскоре к столу подошел паренек, на вид не старше 15, с планшетом в руке.
–Здоров, Эрид. – сказал он, беря в руку карандаш. - Кто эти двое?
–Новички. Ты их ещё увидишь. Короче, мне говяжье рагу и мохито.
–Мне похлебку из моллюсков, салатный ролл и пиво. – сказал Калла.
–Я возьму, эм, жареного окуня и стакан лимонада. – сказал Талхар.
–Мгм. – Оглум записал заказ. – Какое вам пиво, сэр?
–Эм… темное?
–Это не отвечает на мой вопрос, сэр. Вам лагер? Может, стаут? У нас есть местное и импортное, в том числе и производства известных суреамских пивоварен...
–А знаете, лучше замените его стакан на кувшин. – Калла кивнул в сторону брата. – Лимонада, в смысле.
–Как скажете, сэр.
Оглум забрал меню и ушел обратно на кухню, оставив их на стойке по пути. Эрид переплела пальцы и оперлась на них щекой.
–Жалкое зрелище. – сказала она с широкой ухмылкой.
–Я бедный, окей? – ответил Калла. – Я просто беру самое дешевое. Я недостаточно богат, чтоб в пиве разбираться.
–А ты здесь будто богачей видишь. – усмехнулась Эрид. - А у вас вопросов ко мне нет никаких? После всего случившегося-то.
–О, точно. – Талхар щелкнул пальцами, вспомнив что-то. – Как вы нас поймали-то? В смысле, как на след наш вышли. В смысле… откуда вы знали, что это мы?
–Пфф. – Эрид закатила глаза. – Я вас умоляю. Вы серьёзно думали, что такие незаметные? Хозяин одного из магазинов под нашей крышей увидел, как вы банку огурцов прям в руку засасываете, и догадался, что это магия. Получили описание, сказали другим "подопечным" быть настороже, вот вскоре нам и позвонили. Честно говоря, судя по всему этому, воры из вас не очень.
–Кал немного… самонадеянным стал. – Талхар неловко улыбнулся. – Из-за всей этой… вещи… с картой.
–Оно и понятно. Но вы не волнуйтесь, так часто бывает. Сила опьяняет, все дела.
За столом воцарилась тишина. Не то что бы сказанное Эрид кого-то ошеломило; просто было нечего сказать. Талхар свой ответ получил, а Каллу разговор и вовсе не интересовал. Эрид, в свою очередь, ждала хоть какой-то реакции. Чувствуя, что тишина становится неловким, Талхар спросил:
–И с тобой так было?
–Со мной? – Эрид попыталась притвориться, что удивлена, но её энтузиазм был очевиден. – Нет, конечно. Я порядочная леди, как-никак. Плюс, я… не знала, как её использовать. Силу свою, то есть. Понятия даже не имела, как она работала.
–Разве поставщик бы не сказал? Ты ж её не украла.
–Мда, мда, мда. – Эрид вытянула указательный палец в поучительном жесте. – Ты явно понятия не имеешь, как это всё работает, не так ли? Заранее не узнаешь. Карта решает за тебя. Забыли? Шеф вас даже спросил, что ваша делает.
–Стоп, что? – у Каллы вновь пробудился интерес в разговоре. – В смысле? Их разве, того, не из крови магов делают? То есть, в них доля силы «родного» мага должна быть, нет? С такими же способностями?
–Не-а. – Эрид покачала головой. – Я сама всех подробностей не знаю, я ж не арканолог… Но суть в чём – магическая энергия она, того… сырая. Форму она принимает, входя в носителя. Живого, то есть. Карты не в счёт. Может, от самого носителя и зависит, кто знает. Вот вы ведь, типа, воры, вот вам и сила воровская попалась. Что-то в этом роде.
–Хм. – Калла скрестил руки и откинулся в сиденье, переваривая информацию.
–Но даже если б можно было заранее знать, я б не знала. – Эрид тоже откинулась, положив ногу на ногу. – Угадайте, почему?
–…Почему? – спросил Талхар после паузы.
–Я сказала «угадайте».
Талхар нахмурился, пытаясь придумать причину. Эрид невзначай коснулась своего непокрытого плеча. Талхар всё так же думал. Эрид всё так же невзначай коснулась своей руки. Увы, её намеки поняты не были, и ей пришлось сказать прямиком:
–Нет у меня карты, вот почему.
–Стоп, что? – Калла снова выпрямился.
–А вы тут татуху видете? – Эрид указала на свою руку. – Или вообще где-нибудь? Нету её.
–Только не говори мне… - Калла прищурился, пытаясь найти хоть малюсенькую татуировку где-нибудь на её теле.
–А то. – Эрид задрала подбородок и ухмыльнулась. – Я полноценный, настоящий, чистой воды маг.
Братья умолкли, осмысляя новость.
–Я… как-то не так себе мага представлял. – сказал Калла.
–Слишком красива? – Эрид ухмыльнулась ещё шире.
–Скорее наоборот. – усмехнулся Калла. – Я ожидал что-то более… магическое, что ли. Я думал, магия – это вся эта зрелищная фигня с кучей огней, которую по телику показывают, а не… курица с крабьими ногами.
–Крабьими клешнями вместо ног, вообще-то. Я не могу часть тела на соответствующую поменять, почему-то. То есть никаких копыт вместо ног, никаких крыльев вместо рук, всё такое.
–Стоп, но разве у драконов нет крыльев в придачу к рукам? – спросил Калла. – Ну, к лапам, их заменяющих.
–Ага, а половина друзей вообще по-другому устроена. И близко «соответствующих» частей тела нет. Сама понятия не имею, как это работает. Кстати, «курицу» я тебе на этот раз прощу.
–Получается, ты можешь превратиться во что угодно? – завороженно спросил Талхар. – Вообще в любое животное, лишь бы конечность другой была?
–А то! – Эрид гордко уперла руки в боки. – Всё, что придумать смогу!
–Значит, не во многое. – Калла ехидно ухмыльнулся.
–Вот чтоб знал, я как раз для этого зоологию изучаю. – надулась Эрид. – Я не неграмотная, знаешь ли.
Пока они говорили, к столу подошёл Оглум с подносом в руках.
–Ваш лимонад. – сказал он, ставя на стол кувшин и два стакана.
–Эй, а чего их только два? – спросила Эрид.
–Ты ж мохито заказала, нет? – удивился Оглум.
–Мохито-то мохито, а лимонада целый кувшин! По справедливости, мне тоже стакан положен.
–Как хочешь, Эрид. – Оглум закатил глаза и пошел за стаканом.
–«Как пожелаете, мэм»! – крикнула она ему вслед. – Нахальный поганец. Батя его слишком балует.
–Батя его – Шофёр, да? – спросил Талхар.
–Агась. Семейный бизнес у них тут. Жена готовит, дети подают. На подработке тоже народ имеется, но в основном работает детвора. И я иногда. Когда дел мало.
–Как мило. – хмыкнул Калла. – Банда официантов. В одну смену с теми двумя, небось?
–Не, у них дел побольше будет, дилеры же. Тоже, хех, семейный бизнес.
–Стоп, семейный? – Талхар приподнял бровь.
–Только не говорите мне, что вы реально не заметили. – Эрид вздохнула. – Они близнецы, народ. Сложно не заметить.
–Ну, знаешь… – сказал Калла. – Мы были связаны и тряслись со страху. И они далеко стояли. И освещение не очень было. И Асим в капюшоне…
–И то правда. – Эрид пожала плечами. – В любом случае, не думаю, что у вас пока особо много работы будет. Бить будете, кого надо, когда надо, но больше ничего, я думаю. У нас в последнее время с Рыбаками нет-нет, да стычка, поэтому, наверное, босс вас и решил взять.
–Значит… заниматься мы будем всё тем же, что всегда? – спросил Калла.
–Не факт. Кто ваш скупщик?
–Старая Габия.
–М-м-м… – Эрид почесала подбородок, копаясь в памяти. – Тогда да, ничего не меняется. Она и так с нами, так что свою долю мы всегда получали. Так что продолжайте в том же духе.
–Стоп, так мы всё это время, получается, на вас работали? Пусть и косвенно или как.
–Ну-у-у… Народ ж не работает на правительство просто потому, что налоги платит. Вот и мы типа вашим правительством были.
–Но по этому сравнению получается, что мы все равно под вашей властью были.
–Мнэ-э-э… - промычала Эрид, скрестив руки за головой. – А разница?
–Просто забавно, что вы все так шумели о «поступлении», «посвящении» и всём таком… - пожал плечами Калла. – А оказалось, что ничего особо и не поменялось.
–Не поменялось, как же. Пером в ребро от Рыбака получишь – скажешь мне, как не поменялось. Вы теперь часть банды, так что вы с нами в огонь и в воду, хотите или нет. Плюс, Глаз наверняка пару мест вам в попечение передаст. В смысле, из тех, что мы крышуем.
–Глаз – это босс?
–Ага.
–Часть банды, значит… - задумчиво протянул Калла, потягивая лимонад. – Как-то легко получилось. Ни испытания, ни посвящения никакого… Вам так отчаянно члены нужны?
–За языком следи. Как я уже кучу раз говорила, вам невероятно повезло. Вся эта белиберда с картой не оставила шефу выбора, да и мутня с Рыбаками повеличила… увысила… сделала свежую кровь нужнее.
–Ну всё равно. – Калла помешал лёд соломинкой. – Мне всегда казалось, что банды своих новичков заставляют всякую жуть делать, пытки выносить или ещё какое увечье получить, перед тем, как их принять.
–Ну… Мы… не в таком ключе работаем, понимаешь? Это эти все… эм… доступные общественности банды так делают. Те, к которым может любой подойти и заявку подать.
–Я… не уверен, что это так работает. – Талхар приподнял бровь. – И что банды "доступными общественности" бывают…
–Я тоже, но суть-то понятна. – отмахнулась Эрид. – У нас босс сам новых членов подбирает, так что ни в чем таком нужды нет.
–Вот как. Все равно не уверен, что всё это…
–В любом случае. – сказала Эрид, намеренно перебивая Талхара. – Это, думаю, всё. Больше вам, вроде, ничего знать не надо.
–Да ладно? – поднял бровь Калла. – А как насчет контактов?
–А, да, точно. То есть, нет. Это вы нам контакты дать должны. Вы на нас работаете, а не наоборот. Так что и быть, э-э-э… доступными… нам… нужно вам.
–Типа боссам своим никто никогда не звонит, ага.
–Не в этой сфере и не вы. – Эрид надменно усмехнулась. – Вы можете понадобиться боссу, но вам босс понадобиться права не имеет. То есть, права не имеете вы. Надобиться… иметь нужду. В боссе.
–Я не думаю, что нужда так работает… – пробормотал Талхар.
–Значит, у нас не будет ни единого способа связаться с вами. – Калла хмыкнул. – С бандой, которой мы, по твоим словам, теперь часть.
–Ладно, ладно. Уговорили. – Эрид достала блокнот из сумки. – Так уж и быть, свой номер дам.
Написав свой номер, Эрид вырвала страницу и дала блокнот с ручкой братьям:
–Ваша очередь. У вас, кстати, пейджеры-то есть?
Глаза братьев расширились. Повернувшись друг к другу, они хором сказали
Пейджеры!
–Как мы до них-то не догадались? – Калла был готов сам себе дать пощечину за такое упущение.
–Но они ж в больших таких упаковках продаются, нет? – Талхар задумчиво почесал подбородок. – Они-то вряд ли тебе в руку поместятся.
–Что-нибудь да придумаем. – Калла взял ручку и написал их телефон.
–Так, с этим разобрались. Осталось только… по территории нашей вас провести… и вроде всё?
–Асим что-то сказала про "пару должников избить". - сказал Талхар.
–Ну-у-у… Я ж только что это сделала. Одного хватит. Не пойму, какой смысл вас на это тянуть…
–Учить примером, наверное? - Талхар пожал плечами. – Правда, мы и так не раз деньги вытряхивали.
–И из нас тоже… - пробормотал Калла.
–Ага, понятненько. Эй, Оглум! – крикнула Эрид, приложив руку ко рту. – Где моё мохито, мать его?!
–Я посетителей рассаживаю, женщина! – раздался крик в ответ. – Имей терпение!
У Эрид отпала челюсть.
–Вы это слышите? – сказала она, поворачиваясь обратно к братьям. – Не, вы это слышите? Мне послышалось или эта мелюзга мне только что нахамила?
–Тебе б о хамстве говорить… - ответил Калла, попивая лимонад.
Талхару стало интересно, зачем Оглуму рассаживать посетителей, когда почти весь ресторан был пуст. Он повернулся в сторону, откуда слышался его голос… и получил неожиданный ответ.
В кафе наведалось движение за гражданские права.

>> №4667713   #23

>>4667312
Я даже не буду пытаться вдаваться в боимеханические или физические проблемы работающего языка из локтя, но

>Эрид занесла ногу над лежащим Гинтаром. Опускаясь на него, она превратилась в гигантскую клешню, зажавшую должника

Разве обычно не должна быть из руки голова крокодила или медведя с руками бензопилами? Помоему больше идее запугивания соответствует.
>>4667691

>Весь разговор о вступлении в банду

Почему Эрид не могла их просто заткнуть чем-нибудь вроде "Пока вы на птичьих правах, по настоящему вступите лишь когда грохните кого-нибудь, принадлежащего Правительству"? Чтобы даже и шанса не оставить им, что они как-то через защиту свидетелей свалить могут ежель реально в банду вступят. Впрочем в школе она не училась, так что претензия не по адресу, да.

> –Как мило. – хмыкнул Калла. – Банда официантов. В одну смену с теми двумя, небось?
> –Вы это слышите? – сказала она, поворачиваясь обратно к братьям. – Не, вы это слышите? Мне послышалось или эта мелюзга мне только что нахамила?

Ты НЕ хочешь злить тех, кто имеет доступ к твоей еде и к твоему здоровью. Неважно насколько крутым ты себя считаешь. Бака.

>> №4667716   #24

>>4667713

>Бака

Именно.

>> №4667721   #25

>>4667713

>первый вопрос

Конкретно в тот момент ей надо было поймать убегающего, для чего керо-язык практичней страшной пасти. А клешня - чтобы зажать.

>> №4668948   #26

Нэкал посмотрел на свой блокнот и почесал подбородок ручкой. Его новая речь выглядела довольно недурно, но один оборот не давал ему покоя. Верно ли было говорить "братья, сестры, товарищи?" Прогрессия какая-то...неправильная. "Товарищи" поотдалённей "сестер и братьев" и будет, в конец его ставить смысла нет. Но если ставить его в начало, то ритм ломается. Ну не течет так речь. Может, ему как-то ещё к публике обратиться? Как насчёт?..
Заскрипела дверь и раздались шаги. Нэкал поднял взгляд - неужели его задержание уже подошло к концу? Похоже, да - к решетке подошел полицейский со связкой ключей в руках. Быстро, однако. Но он был не один - рядом с ним стоял знакомый Нэкалу мрачный, худой мужчина.
–Виенас! - глаза Нэкала засияли. – Ты пришёл за мной!
–Иначе б не отпустили. - Виенас пожал плечами. – Без залога-то.
–Спасибо! - Нэкал встал и положил блокнот обратно в карман. – То есть на этот раз суд будет?
–Просто выходи. Поговорим снаружи.
Всё те же бумажки, ждущие его подписи. Я, Нэкал Альбари, обещаю явиться...Я, Нэкал Альбари, буду жить только по такому-то адресу... Пара взмахов ручкой - и он был снова свободен. По крайней мере, до суда. Не то что бы он хоть когда-то его проигрывал.
Разобравшись с документами, Нэкал вышел на улицу и вдохнул свежий воздух. Сколько раз бы его не арестовывали, он никак не мог привыкнуть к душности средневзятой камеры. Но Виенас, похоже, предпочитал уличному воздуху табачный дым - он стоял с сигаретой во рту, смотря куда-то вдаль.
–"Незаконное собрание", значится... - сказал Нэкал, потягиваясь. – Что ж, ожидаемо.
–Ещё как. – Виенас стряхнул пепел с сигареты. – Повезло, что бунт на тебя не повесили.
–Так не было ж бунта.
–И что? Собрание тоже было законным.
–Ну, определяется это как "собрание трех или более лиц с намерением совершить совместное действие таким образом, что поставит под опасность обещственный порядок или будет угрожать покою района". Довольно размыто - под такое что угодно попадёт.
–Именно. – Виенас кивнул, разочаровав Нэкала отсутствием реакции на его юридическую осведомленность. – Соглашение не приближаться ко мне или что-то в этом роде подписать не заставили?
–Нет, ничего такого. Только о невыезде подписку и прочее обычное. Интересно, чего это они тебя не запекли?..
Виенас постучал себя пальцем по скуле, указывая на свои чёрные глаза.
–Это был сарказм. – Нэкал усмехнулся. – Я не настолько тугодум.
–Спорно.
–Ой, да ладно тебе. – Нэкал дружелюбно похлопал Виенаса по плечу. – Слушай, а перекусить не хочешь? Я как раз хорошее местечко знаю, нам обоим по пути.
–Как хочешь. Платишь ты.
–Разумеется. Считай, за залог благодарю.
Нэкал крайне преуменьшил, насколько местечко было хорошим. Кафе предлагало уютную атмосферу, доброжелательный персонал и широкий ассортимент вкусных блюд по доступным ценам. Но зная Виенаса, любые хвалебные слова в адрес заведения были бы встречены скептично, так что Нэкал решил остаться лаконичным.
Войдя в кафе, Виенас огляделся. Заведение пустовало – неудивительно, учитывая час и день недели. Единственный занятый столик среди моря свободных бросался в глаза - в том числе и кичливой одёжкой одной из сидевших за ним. Нэкал её тоже заметил, но его внимание привлёк не её наряд, а её глаза. Он был рад, что тефры посещали это кафе– значит, клеймо суремского владельца не имело столь много веса, как он полагал. Бизнесмена со зрачками вне Склона каждый день не увидишь - успешного же не увидишь никогда. Владелец заведения был героем в глазах Нэкала, символом меняющихся времён - и ещё одной причиной, по которой кафе было ему дорого.
К гостям подошёл юный официант.
–Добро пожаловать. Вам курящее или некурящее место?
Виенас осмотрелся вновь. Ему не показалось - заведение пустовало. Какой тогда был смысл рассаживать посетителей по конкретным местам? Тем временем, Нэкал смотрел на Виенаса; наверное, хочет, чтобы выбрал он.
–Курящее, наверное. – Виенас пожал плечами.
Пока юноша нёс им меню, кто-то закричал с другой стороны помещения:
–Эй, Оглум! Где моё мохито, мать его?!
–Я посетителей сажу, женщина! – крикнул официант в ответ. – Имей терпение!
Нэкал неловко улыбнулся. Может, персонал не столь дружелюбный, как ему казалось...Не, та девушка наверняка завсегдатай, отcюда и фамильярность. Это хорошо. Верная посетительская база важна для бизнеса. К тому же, если тефрам достаточно нравилось кафе, чтобы быть там завсегдатаями...
–Прошу прощения. – сказал официант, кланяясь. – Воды не желаете?
–Да, пожалуйста.
Юноша ушел, оставив Нэкала и Виенаса одних. Раз уж они все равно были в секции для курящих, Виенас достал сигарету и прикурил.
–Не против? – спросил он, затягиваясь.
–Это принято спрашивать до того, как закурил. – Нэкал усмехнулся.
–Могу потушить.
–Я не против, просто говорю.
–Вот как.
Виенас открыл меню и стал искать самое дешевое блюдо. Он был не из привередливых – и не из богатых.
–Слушай, Вьен.
–М?
–"Братья, сёстры, товарищи" не странно звучит?
–Нет.
–Тебе не кажется, что, того...странно перейти от фамильярного "братья, сёстры" к отдаленному "товарищи"?
–Нет.
–Уверен?
–Да.
–Но разве оно как-то не выделяется...
–Хватит над мелочами трястись. – Виенас стряхнул пепел с сигареты. – Думай, что заказывать.
–А, точно.
Нэкал открыл меню и стал его пролистывать, ища ранее заказанное блюдо. Через пару минут молчания, когда официант уже принёс им воду, он поднял взгялд и сказал:
–Эй, Вьен.
–Что?
–Я всегда гадал...А чем ты занимаешься? В плане, работаешь. Эм, прости, если это слишком личное...Можешь не отвечать, если не хочешь.
Виенас опустил меню и поднял взгляд.
–А что?
–Да так, эм, любопытно. Ты ведь, того...вечно и залог, и штрафы мои платишь...И, эм...я ни на что не намекаю, но...мои дела вечно досрочно закрывают...и из СИЗО рановато выпускают...
Виенас несколько секунд молча смотрел на Нэкала, а потом опустил глаза обратно на меню.
–Я фрилансер.
–Правда? Круто. Есть что-то такое в работе на самого себя...А в какой сфере работаешь?
–Нишевой. Конкурентов мало. Спроса много.
–Вот как...
Поняв, что Виенас желает остаться расплывчатым, Нэкал решил не развивать тему. Он ценил его поддержку как в кампании, так и личную, так что не совать свой нос куда не надо – меньшее, что он мог для него сделать. От воцарившегося молчания ему стало скучно, и он посмотрел на другой занятый столик. К его удивлению, один из сидевших там человек – причем довольно высокий – смотрел на него. С немалым интересом, к тому же – может, даже потрясением. В принципе, неудивительно – его последний марш привлёк немало внимания, да и предыущие его мероприятия не прошли незаметно. Его движение наконец-то набирало силу. Теперь надо продумать следующий шаг...
..Первый - помахать. Было бы грубо этого не сделать. Мужчину, похоже, смутило, что он был замечен, но приветливый жест расслабил его. Помахав в ответ, он повернулся обратно к своему столу - к которому подходил официант.
–Твоё рагу, Эрид. – сказал он, кладя тарелки на стол. – И ваши похлёбка с пивом, сэр.
–Не спешите-ка уходить, молодой человек! – сказала девушка с крайне недовольным видом; должно быть, она и была Эрид. – Не изволите ли объяснить своё грубое высказывание?
–Оно объясняется тем, что ты не одна в мире, Эрид. – спокойно ответил официант. – Другие люди тоже существуют. И ты им мешала.
–Какого... – Эрид широко раскрыла рот в удивлении. – Каким макаром я кому-то помешала, спросив, где моё cpaное мохито? И ты всё ещё его не принес!
–Видишь? Ты постоянно...
–Выбрал что-нибудь? – спросил Виенас, опуская меню.
Нэкал вздрогнул, застанный вопросом врасплох.
–А? А, да, я просто...официанта жду.
–Так позови.
–Не, он, эм...он занят.
Виенас обернулся, смотря на другой занятый стол.
–...и как ты, дерьмо мелкое, мне ещё что-то говорить смеешь?! Ты из памперсов ещё не вырос! – продолжала бушевать Эрид. Её спутники отвели взгляд, притворяясь, что икрайне заинтересованы узором на обоях.
–Но при этом я веду себя зрелее тебя. А, и ещё я грамотней!
–Ой, напросился...
–Похоже, свободится он нескоро. – сказал Виенас, поворачиваясь обратно к своему столу.
–Похоже на то... – Нэкал неловко улыбнулся, пытаясь придумать тему для разговора. – Кстати, Вьен. "Нищего Бога" видел?
–Не особо киноман.
–А жаль. Я слышал, фильмец ничего такого.
–Вот как. – Виенас стал снова пролистывать меню от скуки.
–А давай вместе посмотрим? Его ещё показывают.
–Не пустят. Если только контакты не надену.
–А...точно. – Нэкал понуро опустил взгляд, но вскоре поднял его вновь. – Но за это мы и боремся, так ведь? За разрушение этих барьеров.
Виенас медленно опустил меню. Он молчал, пустым взглядом уставившись на фотографию котлеты.
–Да...именно. – сказал он, наконец, перелистнув страницу.
–Надеюсь, когда-нибудь этот день настанет. – сказал Нэкал, мечтательно смотря вдаль. – Когда мы вместе сходим в кино.
Виенас не ответил, всё так же безмолвно смотря на меню.
Надеюсь, вы все подавитесь своими кишками.

>> №4668983   #27

>>4668948

>"Товарищи"

Друзья. То слово, которое он ищет - друзья. Впрочем не удивительно что жалкий зрачок не знаком с такой магией.

>Он был рад, что тефры посещали это кафе– значит, клеймо суремского владельца не имело столь много веса, как он полагал.

Я что-то неправильно понял? Мне казалось, что КалТал зрачки. То есть Нэкал приятно удивлён тефрам в зрачковом кафе, но никак не реагирует на то, что он не единственный тут межрасовую дружбу водит? Странно как-то.

>Кстати, Вьен. "Нищего Бога" видел?

https://youtu.be/mzMRn5lxeZY?t=3m43s и секунд на 20-25 до конца.

>Надеюсь, вы все подавитесь своими кишками.

https://youtu.be/LLk9_EH6Pfo

>> №4668998   #28

>>4668983

>Я что-то неправильно понял? Мне казалось, что КалТал зрачки. То есть Нэкал приятно удивлён тефрам в зрачковом кафе, но никак не реагирует на то, что он не единственный тут межрасовую дружбу водит? Странно как-то.

Кафе - более "big picture" рода вещь. То, что не каждый расист, очевидно, в то время как от кафе, публично известного как зрачковое, людей отталкивает не только/не столько их личный расизм, сколько общественное мнение/давление/устои (мол, как на меня люди посмотрят, если узнают?). Продолжая первое - сам факт межрасовой дружбы, соответственно, не настолько прям неслыхан; а уж если где проявлять эту дружбу, то где, как не в "своём" заведении? Это при тефрах её показывать боязно.

>> №4669002   #29

>>4668998
"При тефрах" в смысле на людях (но вне Склона).
быстроуточнение

>> №4669035   #30

>>4668983

>https://youtu.be/mzMRn5lxeZY?t=3m43s

Учитывая имя, не уверен, misunderstood ли отсылку ты или я misunderstood твой на неё намёк...

>> №4669052   #31

>>4669035
Хз. Я думал это отсылка к бинбогами га, где имя героини былo см видео на ютабе.

>> №4669058   #32

>>4669052
Значит, отсылку таки угадал. Просто уж очень завуалированно, лол.
Особенно учитывая, что, как оказывается, Момидзи вполне нормальное японское имя.

>> №4669078   #33

>>4669058
Ну норм тогда всё, все всех поняли. Алсо с выходом последнего файтинга в тохе теперь своя нищебожка есть, ну да это мелочи.

>> №4669091   #34

>>4669078
Помню, у самого, кхм, буря эмоций по этому поводу была. И так натуральное "кажется, мы стали забывать, как должны выглядить настоящие нищебоги" уже было с чертовым норагами, куда более популярным и названием как и созвучным, так и по смыслу схожим...
Put some respeck on Momiji's name, ffs!

>> №4669157   #35

>>4668948

>Я слышал, фильмец ничего такого.

Ладно бы простая опечатка/мозгопук, но опечатка/мозгопук, все ещё выглядящее технически правильно, но полностью меняющее смысл фразы...

>> №4669162   #36
1519071210829.jpg - (12 KB, 168x228, bdf61c6d99e012b73b318eb4d13845f3)  
12 KB

Кто-то сказал Момидзи?

>> №4669678   #37

Глаз был человеком действия.
За все свои главарские годы не бывало такого, чтобы он постеснялся взять дело в собственные руки. Это включало и дела, которые многие бы сочли тривиальными или не стоящими их времени - например, проведать новичков, пропавших с радара. Да, в банде они только несколько дней. Да, особой нужды связываться со своими новыми "товарищами" у них не было. Но единственное дело, которое у них было, они пропустили. Глаз должен был познакомить братьев с владельцами магазинов, которые передавались под их "опеку", объяснить азы, ничего серьёзного. От них многого не просили. Это были легкие деньги. Но они не пришли - и не брали трубку.
Разумеется, Глаз счёл это подозрительным. Причин могло быть несколько: одна из них - неповиновение, другая - смена сторон. В банду братья вступили далеко не по своей воле - что было крайне милосердно, учитывая их поступок - и они вполне могли быть этим недовольны. К тому же, Калла парень гордый - по крайней мере, со слов Эрид. Разумеется, и телефон они вполне могли дать подставной, с самого начала намереваясь дезертировать...или же они могли быть в беде.
Адрес, что братья дали, тоже мог быть подставной. Но его их давать не просили - это была их собственная инициатива. Как минимум, одного из них. Может, они были кротами - довольно неумелыми - и это была ловушка. Но всё-таки...ни один из братьев не казался такого рода человеком. Да, судить о человеке и его характере по считанным минутам взаимодействия нельзя...но у Глаза была чертовски хорошая интуиция.
Глаз постучал в дверь. Ответа не было - но по другую сторону был слышен шум и нечленораздельные голоса. Асим и Онур приготовили оружие. Глаз потянул за ручку, и дверь открылась. Войдя внутрь, глазам "гостей" предстало неожиданное зрелище: какой-то мужик избивал Каллу...а Талхар стоял рядом и лишь смотрел в ужасе.
–Руки вверх, myдло! – крикнул Онур, наставляя на незнакомца пистолет.
Неизвестный повернулся к незваным гостям и обвёл их вгзглядом. Положив руки на таз, он фыркнул и спросил:
–А вы ещё кто такие?
–Он сказал "руки вверх". – сказала Асим, также беря прицел на непокорного товарища.
Калла приподнялся с пола, опираясь на руку.
–Это... – сказал он, кашляя. – Это не ваше дело.
–Правда что ли. – холодным голосом сказал Глаз, буравя наконец поднявшего руки мужчину взглядом. – Почему вы тогда не пришли?
–Мы...с этим разбирались.
–Что "это"?
–Мы...Мы должны немного денег. Феру. Это он. – сказал Талхар, кивая в сторону незнакомца. – И, пропустив день из-за, эм,
вступления...и ещё один потратив на провальную затею с пейджерами...мы немножко отстаем по платежам.
–Фер, значит? – сказал Глаз, не спуская глаза. – Скажи мне, Фер. С кем ты?
–Я проблем не хочу. – ответил Фер. – Я понятия не имел, что эти yeбки с кем-то.
–Отвечай на мой вопрос, Фер.
–...Я Рыбак. – сказал Фер после паузы. – А ты, полагаю, Глаз?
–Он самый. А незнание, мой рыболовный друг... – Глаз подошел к Феру вплотную, разминая шею. –...Ни от чего не освобождает.
До того, как Фер смог хоть что-то сказать в свою защиту, Глаз ударил его в живот. Как только он упал на колени, Глаз схватил его за голову и упнул его в лицо коленом.
–Ты какого xyя творишь?! – закричал Калла.
–Ш-ш-ш. – прошипела Асим, опуская оружие. – Босс за работой.
–А теперь, Фер, ответь-ка мне на пару вопросов. – сказал Глаз, держа Фера за волосы. – Какую именно сумму братья тебе должны?
–Н...Не знаю! Их старик брал в долг, как бешеный, а потом взял и...
–Неправильный ответ. – Глаз ударил Фера лицом об пол. – Спрошу ещё раз - сколько они тебе должны?
–Я... – Фер сплюнул кровью и зубом (или зубами?). – Я сказал - не знаю! Мы не считали! Пока они платят...
–Ах ты уebок... – сказал Калла, хмурясь.
–Ты серьёзно удивлён? – ухмыльнулась Асим. – Обычное дело для этого народа.
–Не для нас, кстати. – добавил Онур, скрещивая руки за головой. – Мы, того, честные.
Неправильный ответ. – медленно проговорил Глаз, щурясь. – Они вам ничего не должны. Усёк?
–Усёк! Усёк! Просто дай мне...
Глаз снова пнул Фера лицом в колено, и тот упал на спину.
–Молодец. – сказал Глаз, отряхивая руки. – Поверю тебе на слово, что и правда не знал, и отпущу домой.
Фер держался на нос, постанывая от боли. Опираясь на тумбочку, он медленно поднялся, боязливо оглядывая всех присутствующих.
–Я б, приятель, на твоём месте б убежал куда подальше. – сказал Онур с ухмылкой. – Даже не думая ещё хоть раз пересекаться с кем-либо здесь.
Издав какой-то неразборчивый, но явно злобный звук, Фер еле-еле ухромал прочь. Талхар подошёл к брату и озабоченным голосом спросил:
–Кал, ты в порядке?
–Конечно, нет, кретин! Мы оба не в порядке. Мы только что разозлили всю Ферову банду, благодаря нашим непрошеным гостям.
Глаз встретил злобный взгляд Каллы спокойным.
–У нас и так не лучшие отношения. – сказал он. – Избиение нашего их не улучшает.
–Он не знал, что я с вами. – ответил Калла. – Он же сказал.
–И это ничего не меняет.
–Забавно, что ты сам ему не сказал. – сказал Онур.
–Долг –наше дело. Банда не при чём. Не ваше дело.
–Долг – нет. – сказал Глаз. – Избиение – да.
–Он просто!..
–Ты серьёзно оправдываешь myдака, побившего тебя?! – крикнул Талхар, тряся брата. – Сказать мне не вмешиваться недостаточно бесхребетным было?!
–Талхар, уж ты-то должен...
–Семейные споры. – усмехнулась Асим. – Вот это уж точно не наше дело.
–Поспорите потом. – сказал Глаз. – Если в порядке - идёмте встречать подопечных.
–И где мы живём, он знает... – Калла протащил ладонь по лицу, игнорируя босса. – Ох и не кончится это добром.
Асим подошла к Калле и дала ему пощёчину.
–Заткнись. Нытьем ничему не поможешь. Мы вообще его убить могли, если б Босс не смилостивился.
–Полегче, сестрёнка. Его и так уже побили. – Онур усмехнулся. – Но она дело говорит, так-то. Это этому вашему Феру волноваться надо, а не вам.
–Уверенности тебе не занимать. – пробормотал Калла.
–Рыбаки - уличная шпана. – Асим фыркнула. – Если они окажутся слишком тупы, чтобы смирно сидеть – им же хуже.
–А вы типа куда круче. – Калла закатил глаза.
Онур звонко рассмеялся.
–Он не знает. – сказал он, указывая на Каллу. – Он серьёзно не знает.
–Мы им и не говорили.
–Мне казалось, должны знать, они же местные... – Онур вздохнул. – Вы, ребята, об Айстре слышали хоть? Которая большой, страшный, супер-пупер синдикат?
–...Ну да? – Талхар поднял бровь.
–Мы, типа, одни из них. В их состав входим.
–Не "типа". – поправила его Асим.
Калла раскрыл рот, готовый задать кучу вопросов – от "как?" до "почему тогда обычная шпана от вас не шугается". Подумав хорошенько, он передумал и просто вздохнул.
–А, к чёрту. Пошли. – сказал он.
Тем временем, Фер доковылял до машины, ждавшей его у дома. Неуклюже упав в пассажирское сиденье, он повернулся к водителю.
–Отвези меня к боссу, Ляй. У меня есть...пара предложений.

>> №4669928   #38

>>4669678
Не, я конечно, давно думал, что нужно бы Калле по хорошему пару раз в носопырку тюкнуть, дабы язык укоротить, но не так же, а...
Теперь ещё и лишние тёрки у этих синдикатовцев с Рыбаками будут из-за пары уличных воров. Впрочем, ежель всех рыболовов утопят жалко не будет - долг есть дело чести, с долгом так нельзя.

>> №4670908   #39

Талхар всегда ненавидел ночные клубы.
Монотонная музыка, играющая на противопоказанной человеческим ушам и рассудку громкости. Яркие, цветастые фонари, мигающие с расчитанной на моментальное убийство эпилептиков частотой. Несметные массы людей, толпящиеся у бара или дрыгающие телами на танцполе, как обезумевшие звери. Окей, может, про обезумевших зверей Талхар перегнул, да и вообще это всё как-то по-снобски, но не толпы он всё-таки совсем не любил. Будь бы у него выбор, он ни за что б и шагу в ночной клуб не шагнул - а на этот раз выбора не было.
Айстра расселись по всему помещению, ожидая прибытия Рыбаков. Глаз и близнецы сидели за ВИП-столом, где должны были состояться переговоры; Эрид сидела за барной стойкой, от скуки болтая коктейлем в бокале; братьев же посадили за столик в углу. Обе стороны согласились не "зачищать" место встречи, и поэтому клуб полнился людьми. Присутствие обеих банд должно было ограничиться ВИП-столиком, максимум вмещающим шесть человек; разумеется, никто этому следовать не собирался. Поэтому Эрид с братьями и были здесь; среди толпы наверняка затесались и "лишние" Рыбаки. Пёстрая одёжка Эрид, казалось бы, должна была мешать смешению с толпой, но не здесь - каждый второй посетитель был одет не менее ярко.
Наконец, "делегация" Рыбаков прибыла. Состояла она из низкого, но крепко сложенного мужчины - явно лидера - и двух грозного вида громил. Главарь уселся на диван напротив Глаза, а его спутники остались стоять за ним.
–Что ж, Глаз... – сказал предводитель, складывая пальцы. – Должен сказать, в клубах ты знаешь толк.
–Место было выбрано по обоюдному согласию, Бочка. – ответил Глаз, не показывая ни единой эмоции ни голосом, ни лицом. – Начнём с ваших нападений.
–Нападений? Мне кажется, словечко больно сильное для произошедшего. "Недопонимания" лучше подходит к ситуации, как мне кажется.
–Вне зависимости от ваших намерений, факт нарушений прежних договоров неоспорим. Твои люди атаковали моих, продавали продукт на нашей территории, и пытались перенять наших клиентов.
–Глаз, дружище... Не будем спешить к выводам. Мы ж давние партнёры. Дружелюбные соседи. Неужели одного-двух досадных недоразумений достаточно, чтобы разбить наши железные узы?
–Отсутствия компенсации за них – вполне.
–Вот как. Вот куда тележка-то катится... Что ж, тогда как насчёт...
Предводители банд стали обсуждать условия примирения, и Талхар решил оглядеть клуб, надеясь выявить "засаженных" Рыбаков. Никто в толпе особо подозрительно не выглядел. Единственный, кто выделялся - какой-то парень, клеившийся к Эрид; она была не против его комплиментов, но на него самого внимания не обращала. Неудивительно – он ей и близко был не чета. Потрёпанные шмотки, немытые волосы...Даже парень за соседним стулом и то лучше шансы имел - у него, хотя бы, волосы мытые. И одежда...
Сосед неряшливого ухажёра обернулся, и Талхар застыл. Он узнал это лицо - черноволосый тефр. Борец за суремские права. Тот самый, что участвовал в демонстрации и что был в кафе Шофёра. Что он здесь делает? Просто вышел погулять, по совпадению зайдя в тот же бар, что банды выбрали для переговоров? Так же случайно, как он решил поужинать у Шофёра? У Талхара не было ни единой причины подозревать, что незнакомец что-то планировал – но все эти совпадения слишком дурно пахли.
–....и поэтому передача их под нашу опеку будет достаточной компенсацией. – сказал Глаз. – Что думаешь?
Бочка, скрестив руки, вздохнул и задумался. Черноволосый тефр, тем временем, сделал одну крайне необычную вещь.
Он хлопнул в ладоши.
Бочка переменился в лице. Раздумчивый прихмур сменился зловещей ухмылкой, и он усмехнулся.
–Думаю я, Глаз...что ты вконец обнаглел.
Бочка щёлкнул пальцами, и его охранники выхватили оружие. В одного из них сразу же прилетел хвост хамелеона, сбив его с ног. Второй повернулся в сторону прилетевшего хвоста, и Асим использовала это секундное отвлечение, чтобы пнуть его по яйцам. Бочка потянулся к собственному пистолету, но Глаз резко ударил его в солнечное сплетение, а затем в шею. Пока Асим шустро работала маской над "подбитыми" врагами, из начинающей паниковать толпы появились "запасные" Рыбаки. Они открыли огонь по Эрид, и она еле успела укрыться за стойкой; одна пуля задела её бант. Эрид посмотрела в сторону братьев в поиске помощи...а они стояли, как окоченевшие.
–Какого xyя вы делаете?! – крикнула она.
Её гнев разбудил братьев – по крайней мере, одного из них. Калла дёрнул рукой, направив её на одного из стрелявших в Эрид Рыбаков, и коснулся пальцем ладони. Из руки тут же выстрелил нож и вонзился Рыбаку в плечо. Калла застыл вновь, глядя на свою ладонь. Откуда он узнал? Пока он осмыслял свои свежеоткрытые силы, помощь пришла с другой стороны:: Глаз и близнецы, разобравшись с "делегацией", заняли позиции за укрытием и открыли огонь по "лишним" Рыбакам. Теперь, когда риск попасть по своим пропал, враги открыли ответный огонь.
Можно подумать, что после этого развилась бы временная ничья – обе стороны засели бы глубоко в укрытие и стреляли друг по другу вслепую. Этому помешало ровно одно: Рыбаки спутали диваны с реальным укрытием.
Идиоты.
Асим разрядила магазин в один из диванов. Раздался крик боли, а затем чей-то ещё крик уже взволнованный. Глаз выстрелил в сторону последнего крика, и озабоченный товарищ упал оземь.
–Сдаюсь! Я сдаюсь!
Эрид выглянула из укрытия. Она не слышала, что именно было сказано – стрельба не лучшим образом сказывалась на слухе – но интонация вкупе с прекращением огня дала понять, что враг капитулировал. Между столами стоял мужчина с поднятыми руками – одна была приподнята лишь частично, и из неё торчал нож. Видимо, поднять до конца слишком больно. На полу перед ним лежал пистолет.
–Пушку прочь! – крикнула Эрид.
Мужчина повиновался, и пистолет, получив пинка, прикатился к барной стойке.
–Ма-а-а-аладец. Что делать с ним будем, босс?
Глаз медленно подошел к подстреленным Рыбакам. Один из них был ещё жив. Глаз оглядел помещение; посетители бара сидели, испуганные, под столами, а танцпол опустел – люди выбегали из всех выходов. Времени оставалось мало.
–Ничего. – сказал, наконец, Глаз. – Расскажешь остальным, что случилось. Может, они усвоят урок.
–Ничего? Даже ни вопроса? – удивилась Эрид.
–Это к их боссу. – Глаз кивнул в сторону бессознательного Бочки.
–Н-на самом деле... – неуверенно сказал сдавшийся Рыбак. – Бочка больше не босс. Пару недель как.
–Продолжай. – сказал Глаз, прищурившись.
–Его, эм, его...Долгий Тавил свергнул.
–Но вот он здесь, живой-здоровый. – хмыкнул Онур. – Милосердный этот ваш Тавил.
–М...можно так сказать. Они...довольно хорошо ладят, на самом деле. Несмотря...на всё...произошедшее.
–Шеф, стоит ли ему верить? – спросил Онур. – Он вполне может врать.
–Переспросим у Бочки. Пора к Шофёру - копы скоро приедут.
Глаз перевалил Бочку через плечо, и Айстра шустро удалились из клуба; у порога их поджидал заведённый фургон.
–Как договаривались? – спросил Шофёр, как только народ стал загружаться.
–Как договаривались. – подтвердил Глаз.
–Кстати! – возмутилась Эрид, сев рядом с братьями. – Вы какого xepа на жопе сидели?
–Я, эм... – Калла потёр затылок в стыду. – ...Это наш первый раз?
–А, справедливо. – кивнула Эрид.
–Тоже мне, оправдание. – фыркнула Асим. – И зачем мы вам пушки дали?..
–Не то что бы из них хоть раз в жизни стреляли. Да, Тал?
Калла потряс брата за плечо, ожидая поддержки. Но Талхар сидел, застывший, и даже не заметил разговора о пушках. Перед его глазами пробегал бар до начала перестрелки и после; между ними была ровно одна разница, не дававшая ему покоя.
Куда делся черноволосый тефр?

>> №4671026   #40

>>4670908

>Талхар всегда ненавидел ночные клубы.

Разве это не прекрасное место для карманников?

>Просто вышел погулять, по совпадению зайдя в тот же бар, что банды выбрали для переговоров? Так же случайно, как он решил поужинать у Шофёра?

Он ещё и выступление со своим другом решил устроить там, где КалТал гуляли, ага. Случайности иногда случайны...

>Он хлопнул в ладоши.

... или нет.

>Из руки тут же выстрелил нож и вонзился Рыбаку в плечо

Удивлён, что Калла не пытался подобное раньше проделать.

>И зачем мы вам пушки дали?..

Девочка моя, не знаю как Талу, но Калле вы, судя по описанию, выдали только нож пару дней назад при первой встрече с Глазом. Что он должен был сделать? Бросить на Рыбаков с криком "Кровь кровавому Богу"?

>> №4671031   #41

>>4671026

>последнее и предпоследнее

Даже Калле непонятно, почему было произведено действие с ножом; знать, что рука умеет ещё и выстреливать, а не только всасывать, ему неоткуда. Оверрайднуло, так сказать, разумную мысль достать пистолет.

>> №4671115   #42

>>4671031
Оу, ну окей тогда. Правда, не сочти камнем в твои огород, но выданные пушки можно было засветить через какое-нибудь "Талхару не нравился вес в кармане", а не просто засунуть в конце как факт из спойлера.

>> №4671150   #43

>>4671115
Да, на самом деле, мысль пересекала, но нравящимся мне способом не вписывалпсь и потому я решил, что такой постфактум лишь подчеркнет, насколько ровно нипинуса эти двое даже и не подумали сделать.

>> №4671163   #44

Глаз, калла... Я всё это, конечно, не читал дальше пары предложений, но фантазия аффтора вызывает вопросы.

>> №4671168   #45

>>4671163
Раньше орудовал трехстрочными чудовищами на гуджарати - расслабляюсь теперь, так сказать.

>> №4671320   #46

Это что, РПГ?

>> №4671321   #47

>>4670908

>Монотонная музыка, играющая на противопоказанной человеческим ушам и рассудку громкости.

Это словно Донцова писала.

>Несметные массы людей

Обыденные вещи типа, не знаю, очереди в пивную не описываются высокопарными словами типа "ибо воистину".

А дальше люди так легко стреляют-умирают как в компьютерной игрушечке. Потом, видать, возвращаются и смотрят анимцу.

https://youtu.be/kSQqv2UuvC0?t=228

Вот как такие вещи пишутся. А я читаю про что-то типа пятнадцатилетние девочки пошли играть в контерстрайк. Угу, а все терки решаются прямым убийством, все так просто. Вот так дыжь, и все, нет семьи. Наверное все дыжами решаются. Пиу-пиу.

>> №4671324   #48

>>4671320

>-цать постов текста, ни единого выбора

Какая-то странная РПГ.

>> №4672286   #49

–Даже не близко. – сказала Асим, глядя на мишень. – В следующий раз попробуй целиться.
Калла вздохнул. Сколь бы язвительны её слова ни были, Асим была права. Лишь один из его выстрелов не был "в молоко" или вовсе в стену – и то попал он лишь в бок. Стрельба явно не была его коньком. Тем страннее, что он умудрился попасть в плечо тому парню – при том, что он даже не знал, что может стрелять из ладони. Но выстрелил. Как?
–Ты поэтому вчера не стрелял? – спросила Асим. – Знал, что все равно не попадешь?
–Ну... может быть. – ответил Калла. – Не знаю. Я просто... первый раз в такой ситуации.
–Никогда в драки не попадал?
–Никогда в перестрелки не попадал. Совершенно разные вещи.
–Разве? Цель-то одна.
–Конечно, разные. В драке убивать не надо. По крайней мере, не всегда.
Асим фыркнула и поправила маску.
–Так вот в чём дело. Пацифисты мы, значит?
–Пацифизм здесь не при чём. – сказал Калла, нахмурившись. – Нельзя так просто взять и жизнь забрать.
–Почему?
–В смысле "почему?" Это же такой же, как ты, чело...
–Это препятствие. – перебила его Асим. – И ничего больше.
Глаза Каллы расширились; он не верил своим ушам:
–Вот, значит, как? Человека убить никаких проблем? Совести никакой?
Асим молча оглядела Каллу судящим взглядом:
–Проснись. Ты на Склоне. Ты в деле. Никто, никто не постесняется тебя убить – зачем тебе стесняться? Думаешь, мы в детсаде, все дружим, обнимаемся и никого не обижаем?
–Одно дело – обидеть, другое дело, бnядь, убить!
–Правда, что ли? Думаешь, можешь позволить себе не убивать? Думать о других? Мир жесток, дорогуша – пора уже это осознать. Всё, чего ты добьёшься своим милосердием – собственной смерти.
Дыхание Каллы учащалось; он сердился всё больше и больше.
–Что... Да что с тобой не так, чёрт побери?! Как ты можешь просто так жизни налево-направо забирать?!
–С лёгкостью, вот как. Мне-то что? Не мне, не Онуру умирать. Человек – тварь эгоистичная, Калла. Все мы заботимся только о себе и близких. Это естественно. Какая мне разница, если какой-то случайный мужик умрёт? Меня это не касается. Совесть сгрызёт? Аморально всё это? Это всё барьеры, защитные меры, выдуманные нами для защиты друг от друга. Они пустые. Фальшивые. Бессмысленные.
Калла был ошеломлён. Каждое слово низвергало его мнение об Асим всё ниже и ниже, в глубины, которые он и представить себе не мог. Как может кто-то быть столь мерзок? Столь эгоцентричен? Столь самомнителен?? Калла всегда считал себя эгоистом, которого заботили лишь он сам и его брат – но слова Асим выходили за рамки простого эгоизма.
–Ты... Ты ebаный социопат.
–Какое слово-то умное. Книжки читать любим? – Асим усмехнулась. – Не пойми меня неправильно, Калла. Я не маньяк. Я людей не ненавижу, не презираю их. Мне не доставляет удовольствия убивать их или калечить. Я просто не боюсь этого делать, если надо. Ты такой же, разве нет? Ты живёшь воровством. Ты крадёшь чужие деньги и вещи не потому, что радуешься чужой потере и несчастью, а потому, что тебе нужно есть. Потому что ты хочешь жить. Тут то же самое, Калла. Я убиваю, чтобы не быть убитой. Чтобы выжить. Разве это столь эгоистично? Разве это столь, как ты сказал, по-социопатски? Человека куда легче убить, чем вырубить – ударом, удушьем, даже моим дыханием. Ты серьёзно хочешь рисковать своей жизнью ради жизни того, с кем ты борешься? Стоит ли оно того? Неужели для тебя столь эгоистично пытаться выжить? Неужели ты настолько себя ненавидишь?
Калла стоял, застывший на месте, и смотрел на Асим. У него совершенно не было слов – у Асим тоже. Они оба стояли, не двигаясь, и сверлили друг друга глазами. Талхар и Онур очень невовремя вернулись с напитками. Лучше б они этого разговора не слышали. До того, как один из них смог бы придумать способ нарушить неловкое молчание, у Онура зажужжал пейджер. Глаз закончил с чисткой – пора на встречу.
Дорога до дома Эрид прошла в тишине. Онур хотел разрядить атмосферу, завязав разговор, но всё, что ему приходило в голову в качестве темы – вождение его сестры да глупые шутки, что ситуации совершенно не подходило. Талхар же и вовсе никогда особо с людьми разговаривать не умел, тем более – в такой обстановке.
Эрид, Глаз и Шофёр ждали четвёрку в гостиной. Дом удивил братьев своим порядком – Эрид им почему-то не казалась самой опрятной из людей.
–Как прошло, шеф? – спросил Онур.
–Приемлемо. Камер в клубе нету, и хозяин согласился сотрудничать. Улик больше не должно остаться.
–Не поздно ли? – спросил Калла. – Копы там с вечера. Они давно могли забрать все улики, что хотели. Например, труп.
–Мы попросили Инкуба за пару ниток потянуть. – сказала Эрид. – Проблем быть не должно.
–Уже проблема, что пришлось его просить. – сказал Глаз холодным голосом.
–И нет гарантии, что ничего не просочилось... – Онур вздохнул. – Посмотрим, в общем.
–Рыбакам не лучше. – сказала Асим. – Замять произошедшее и для них проблема.
–Именно. – Глаз кивнул. – Переговоры были устроены так, чтобы западня была настолько неудобна, насколько возможно – обеим сторонам. Было бы нелогично с их стороны ставить помехи атаке, чтобы потом самим её совершить.
–Это ты, Глаз, прав... – сказал Шофёр. – ...Но к чему ты клонишь? Пусть не выкупать бар было их идеей, атаковать-то они нас атаковали, в конечном итоге. Хочешь сказать, что это была Бочки идея, а не Тавила?
–Кстати, о Бочке. Что он сказал? – спросил Калла. – Вся эта муть с подменой боссов как-то дурно пахла.
–Бочка... не стоит за этим. – сказал Глаз. – В этом я уверен. Возможная версия – всё это было подстроено, чтобы избавиться от него и его сторонников. Возможно, он планировал вернуть себе главенство, и Тавил об этом узнал.
–Да, но что он сказал-то? – спросил Калла, несколько раздраженный, что его вопрос проигнорировали. – И почему ты так уверен, что это не он?
Все, кроме Талхара, посмотрели на Каллу. Он растерянно оглядел остальных, не понимая, что он не так сказал.
–Потому что Бочка мёртв. – ответил Глаз. – Он не очнулся.
–Стоп, что?! – глаза Каллы расширились. – Как? Когда? И почему никто не удивлён?
–Потому что ты один не знал. – сказала Эрид. – Ну, ты и Тал. Мы-то все вместе были.
–Кстати, да, мы ж попросили нас сбросить по пути. – заметил Талхар.
–Да, но... как? Пулей задело, что ли?
–Нет. – Глаз покачал головой. – На его теле ранений нет. Мы не знаем как, или когда, он умер.
Талхар вздрогнул, вдруг вспомнив одну вещь, беспокоившую его ещё со вчерашнего дня. Сглотнув, он сказал:
–Ребят... Я не знаю, имеет ли это к чему-либо отношение, но... Вчера в баре, того... парень был.
–Да ладно. – Эрид фыркнула. – Мне кажется, их там было несколько.
–Я не в этом смысле! Там был... подозрительный парень. Он неподалёку от Эрид сидел, и, эм, в ладоши хлопнул разок... зачем-то...
–Хлопать. – Эрид закатила глаза. – Что может быть подозрительнее.
–Это не всё! Он ещё, эм... Я его до этого у Шофера видел, в кафе. И после того, как он хлопнул, того... перестрелка началась... и он исчез.
–Интересно. – сказал Глаз, потирая подбородок. – Как он выглядел?
–Ну, бледноват... черноволос... и тефр.
Асим вдруг бросило в холодный пот. Побледнев, она схватилась за голову и в шоке пробормотала:
Виенас.
P.S. Нет, Асим не порезалась об это острие.

>> №4673202   #50

хачю езджьо

>> №4673223   #51

>>4673202
Text do their best now and are preparing. Please wait warmly until it is ready.

>> №4673291   #52

>>4673287
ЗУН теперь ГМ? Или кто-то тут затрейдмаркил тохореференсы?

>> №4674874   #53

>>4673223
Ну и где?

>> №4674883   #54

>>4674874
Soon™.
Завершив текущую сцену, долго думал над следующей. Выбрав, наконец, следующую, долго думал над её исполнением. Лишь на Х день раздумий почитал умную книжку и почерпнул необходимых идей.

>> №4675478   #55

Онур взволнованно посмотрел на сестру и положил руку ей на плечо:
–Асим? Ты в порядке?
Асим сделала глубокий вдох, затем выдох. Вдох, затем выдох. Вдох, затем выдох.
–Да. – сказала она, не поднимая головы. – Да, я в порядке. Просто... удивлена.
–Ты его знаешь? – спросил Глаз.
–Знаю. Его присутствие... может многое объяснить.
–Например?
–Не знаю, как или зачем... но за атакой может стоять он.
–Продолжай.
–Он... маг. Я не знаю, какие у него силы... но я знаю, что они у него есть.
–Э, а откуда ты тогда знаешь-то? – недоуменно спросил Талхар.
–Я... – Асим приложила руку к лбу. – Я просто знаю. Поверьте мне.
–Дай угадаю. – Калла фыркнул, скрещивая руки. – Откуда ты его знаешь, ты тоже не хочешь говорить.
–Нет. Нет, не хочу.
–Замечательно. Ты не знаешь его сил, ты не знаешь его мотива, и ты не хочешь нам буквально ничего о нём рассказать. Хорошо так помогаешь, Сим.
Эрид нахмурилась и с осуждением посмотрела на Каллу.
–Очевидно, что это для неё больная тема, кретин. Не можешь хоть секунду мудаком не быть?
–Ну уж извините, что обидел нашу милую маленькую принцессу правдой. Она нам ничего полезного не рассказала.
–Она нам рассказала более, чем достаточно, в то время, как ты никаким образом делу не помог. – Эрид тыкнула Каллу пальцем, сердито на него смотря. – Ни сейчас, ни в перестрелке.
–"Более, чем достаточно"? Да она даже...
–Он маг и он знаком как минимум с одним из нас. – перебила Каллу Эрид. – Это важная информация, которой достаточно, чтобы поставить его под подозрение, с учетом рассказанного Талом. Не говоря уж, не знаю, о его ebaном имени.
–И что? Мы просто предположим, что какой-то мужик, о котором мы не знаем ровно ничего, стоит за...
–Хватит. – громко сказал Глаз. – Информация эта полезна, однако пока что мы с ней ничего сделать не можем. Нам все равно надо разобраться с ситуацией вокруг Рыбаков.
–Сомневаюсь, что ещё можно "разбираться". – Шофёр вздохнул. – Если атака и правда не дело рук Тавила, то он явно на вторые переговоры не согласится, после того, как кончились эти. Каких бы мы посредников привлечь не предлагали. А если всё-таки его... и говорить нечего.
–Вы разве не говорили, что пальцем раздавить этих Рыбаков можете? – Калла приподнял бровь.
–Победить-то мы победим, это понятно. – сказал Онур. – Но усилия приложить придётся, и далеко не нулевые. К тому же, если мы их совсем по стенке размажем и заберем всё себе, то нарушим баланс сил. Остальные банды могут увидеть в нас угрозу и сплотиться против нас. А уж если нашу крышу привлекать придётся...
–И бизнесу война не помогает. – добавил Шофёр. – Не говоря уже о копах с прессой.
–Как всё сложно, однако. – удивился Калла. – Я-то думал, банды войны начинают из-за малейшего оскорбления, всё такое.
–Ну... так тоже бывает. – Онур пожал плечами. – И не то что бы редко. Но не с нами, никак нет. Босс-то помудрее такого будет. Да, Босс?
Глаз не ответил, стеклянным взглядом смотря вдаль.
–Эм, ребят... – сказал Талхар. – Я, это... сказать кое-что забыл. Не знаю, к делу, не к делу...
–Говори уже. – Эрид закатила глаза.
–Виенас этот... Он, того... За права зрачков борец. Крупный. В смысле, важный.
–Он кто? – Эрид подняла брови.
–Есть кто-то, кроме Альбари? – удивился Онур. – И ты разве не говорил, что он тефр?
–Ага, ведь мы все безразличные богачи. – нахмурилась Эрид. – Вроде меня.
–Ну блин, ты знаешь, что я имел в виду.
–Да, он был... – Талхар щелкал пальцами, пытаясь вспомнить нужное слово. – Он организовал тот митинг на прошлой неделе, вместе с парнем-зрачком. Потому я его и заметил.
–Интересно. – сказал Глаз, придя в себя. – Надо будет его изучить поподробнее. Но нам все ещё надо разработать план действий против Рыбаков. Кто начнёт?
Согласившись оставить тему с Виенасом на потом, банда погрузилась в стратегические рассуждения, предлагая и отвергая идеи, подходы и углы атаки. Даже братья приняли участие, несмотря на свою неопытность; единственной, кто сидела молча, была Асим.
Она все ещё не могла поверить, что Виенас вернулся.
-----
К сожалению, Виенас проснулся.
Он ненавидел эту часть дня, когда его вырывали из сладких объятий небытья в холодную реальность. Он не видел снов. Ему уже давно ничего не снилось.
Неохотно встав, Виенас побрёл к кофемашине и включил её. Он никогда не завтракал, но чашка кофе каждым утром помогала ему смириться с тем, что он жив. Наполнив грязную, ни разу не мытую чашку, Виенас сел за стол и открыл свой органайзер. Сегодня вечером у него была встреча с клиентом. У какого-то вшивого бара... Не самое приятное место, но работу оно Виенасу облегчит. Да и заходить ему туда все равно не придётся.
Допив кофе, Виенас открыл шкаф. Он должен был выглядеть к месту в дешёвой пивной – значит, его обычная одежда сойдёт. В качестве меры предосторожности он подготовил второй комплект одежды – один для разведки, другой для самой работы. Будет лучше, если люди не увидят одну и ту же фигуру, рыскающую вокруг бара полдня. Не то что бы Виенаса увидят.
Бар располагался на западе, на краю города – через квартал-два уже начинался пригород. Как следствие, пешеходов в округе было мало, что имело свои плюсы и минусы. С одной стороны, заметить Виенаса было почти некому; с другой, сам по себе он был куда заметнее на пустой улице, без толпы, с которой можно слиться. С учетом этого имело смысл уйти на мотоцикле, пешком пройдя лишь квартал. Бежать лучше всего было через переулок за соседним зданием: он проходил меж двух офисных зданий, которые должны будут пустовать в поздний час заказа.
Распланировал подход и побег, Виенас вернулся домой. У него ещё оставалось несколько часов, так что он заглянул в свой органайзер, чтобы проверить, было ли что ещё на подходе. Хм. Нэкал планировал устроить ещё один митинг на следующей неделе. Довольно скоро, казалось бы, но Виенас был доволен. Нэкал был пламенным и бойким ровно настолько, насколько он надеялся. Да, его речи были мирны и порицали насилие, но они все равно взывали к действию, требовали перемен – как Виенас и хотел. Его собственные речи должны были быть схожими по настроению, но он позволял себе риторику порезче и попровокационней – ровно настолько, насколько не вызвало бы у Нэкала подозрений. Откровенно говоря, Виенас ненавидел речи – и выступать с ними, и писать их. Он бы предпочёл держаться на заднем плане, но выбора у него не было: за кулисами ему бы было сложнее добиться доверия Нэкала, а оно должно было быть абсолютным.
Наконец, час настал. Отложив черновик своей речи, Виенас достал пистолет из тайника. На этот раз его хватит. Он был от хорошего поставщика, практически неотслеживаемый. Учитывая масштаб заказа, избавляться от ствола было бы излишне. Как-никак, деньги у Виенаса были не бесконечны: кому-то ведь надо платить Нэкаловы взятки.
Виенас прибыл к бару, который теперь кипел жизнью. Весёлые пьяницы выбредали из его дверей один за другим, останавливая такси, опираясь на трезвых друзей, или же вовсе садясь в собственные машины, не заботясь о своей жизни или сохранности. Виенас это уважал. Но наблюдать за истоком выпивох из заведения он не мог – рано или поздно кто-нибудь бы его заметил. Да и не нужно ему было – он знал, когда ждать клиента.
Вскоре, в свой обычный час двух ночи, мужчина вышел на улицу. Напившись вдоволь, он попросил бармена вызвать ему такси - поймать его в столь поздний час шансов мало – и, как всегда, предпочел подождать его на свежем воздухе. Он потянулся в карман за сигаретами, и в этот момент Виенас вышел из-за угла и пристрелил его, отправив две пули в грудь и ещё две в голову. Не теряя ни секунды, он сразу же отступил обратно в переулок. На шум наверняка выйдет хоть один из оставшихся в баре кутёжников – не говоря уже о вызванном такси. Виенас жалел, что у него не было времени сделать работу неспешно, заставить мужчину страдать за его счастливую, лишенную мук жизнь, но ничего нового в этом не было. Работа не позволяла. Всё, что Виенас мог делать – завидовать клиентам, освобождённым от оков жизни и мирно растворившимся в сладком, милосердном небытье.
Пока Виенас уезжал на мотоцикле, у него зажужжал пейджер. На следующем светофоре Виенас достал его из кармана и посмотрел на экран. Нэкал. Ну конечно. Остановившись у первого попавшегося таксофона, Виенас набрал его номер.
–Здоров, Вьен! – Нэкал звучал бодрее, чем никогда; ему явно не давало спать вдохновение. – Я б извинился, что так поздно беспокою, но ты небось и так не спал – я-то тебя, сову, знаю. Я чего спросить хотел – не хочешь завтра за мороженымсходить? Хорошим таким, я знаю заведеньице. А, строго говоря, это уже сегодня... Странно ради такой ерунды в такой час звонить, да? Но ты просто обязан прочитать мою новую речь, мне такое в голову пришло! Только твоей, так сказать, редактуры не хватает. Где-то после обеда сможешь?
Виенас промолчал несколько секунд.
–Смогу.

>> №4675770   #56

>>4675478
Finally
Аффтар пиши есчо

>> №4675950   #57

>>4675770

>аффтар пеши есчо

2018 год на дворе...

>> №4675971   #58

>>4675950
Представляете, а некоторые ещё пользуются настолько устаревшими фразочкапаками, что даже Кац им сдаваться не предлагает, а Иван Васильевич только-только профессию сменил!

>> №4678243   #59

>>4675971
Аффтар таки ничего есчо не пишет

>> №4678245   #60

>>4678243
Аффтар таки пишет, но медленно. Потому что аффтар бака, который опять долго не смог придумать, чем забить промежуток до следующей сюжетной точки, а в результате придумал то же самое, что и в прошлый раз.

>> №4678784   #61

>>4678245
А зачем забивать промежутки?
Или они во времени очень раскиданы?

>> №4678848   #62

>>4678784
Ради пейсинга и логической последовательности. Ну и для timescale, как это блин по-русски сказать.

>> №4681252   #63

Заранее предупреждаю - корректор в отпуске. Read at your own peril.
Как назло, Эрид проснулась. Она собиралась спать до обеда, как обычно, но звонок телефона нарушил её планы. Недовольно застонав, Эрид вытянула руку и стала водить по тумбочке в поисках трубки - что оказалось довольно-таки сложно, пусть телефон и занимал добрую треть поверхности. Найдя, наконец, трубку, она попыталась приложить её к yxy, но умудрилась каким-то чудом запутаться в проводе, чуть себя не задушив. Ей стоило немалых усилий освободиться и развязать провод... а затем телефон упал на пол, притянутый трубкой. Эрид застонала громче и злее; звук теперь больше походил на гневный рык. Едва сдерживаясь от того, чтоб разбить телефон об стену, она подняла его на кровать и, наконец, взяла трубку.
–Алло?
–Доброе утро! Не могли бы мы вас заинтересовать качественными нэвильскими занавесками, со скидкой 30% специально...
Эрид резко положила трубку и швырнула телефон на пол. Матеря неизвестного изобретателя телемаркетинга себе, она перевернулась на бок и укрылась одеялом. Нет, не получается. Больше ей не спалось. Матеря неизвестную мать неизвестного изобретателя, Эрид неохотно встала с кровати и положила чудом уцелевший телефон обратно на тумбочку. Она посмотрела на часы. Десять утра. Рань-то какая...
Вздохнув, Эрид надела тапочки и пошла на кухню. Она открыла холодильник и уставилась внутрь. Практически ничего. В магазин зайти вчера забыла, что ли? Наверное. Она не помнила. Эрид посмотрела на стол; на нем стояла полусъеденная пицца в открытой коробке, а под ним валялось ещё две пустые коробки. Прекрасно. Она сто процентов засохла. Закрыть она её не могла, что ли?.. Нет, стоп...коробки-то три. Для одной многовато...ах да.Вот почему она не помнила.
Придя в гостиную, Эрид обнаружила Онура храпящим на диване, как и ожидала. Только он, значит? Поклясться могла, что они вчера не вдвоем были...Хотя нет, с чего такая уверенность? Она вообще едва что про вчерашний день помнила. Любопытно, что при этом она себя прекрасно чувствовала. Ах, молодость, молодость...
Оставив Онура спать, Эрид вернулась на кухню и попробовала засохшую пиццу. Она была...съедобной. Сойдет. Не то что бы у неё был выбор. С чаем наверняка легче пойдёт, так что Эрид поставила чайник. Раз у неё было время до того, как он закипит, она пошла в ванную. Навёртывая волосы на палец, Эрид задумчиво смотрела в зеркало. Хмм, может, сегодня хвост заплести? Нет, слишком...незамысловато. Распущенные, с зачесом налево? Нет, так она вчера ходила. Может, хвостики? На том и решено.
Пока Эрид заплетала хвосты, к ванной ленивой походкой приплёлся Онур.
–Утра. – сказал он, зевая. – Классный tpyсняк.
–Спасибо. – ответила Эрид, сконцентрированная на своих волосах. – Проснулся уже? Выглядел, будто весь день проспать готов был.
–..Под "классный трусняк" я подразумеваю "на тебе штанов нет". – сказал Онур, несколько озадаченный её невозмутимой реакцией.
–Майка есть. – Эрид пожала плечами. – Тоже считается.
–Как скажешь. – Онур развёл руками. – Скоро кончишь-то? У меня есть срочные дела.
–Буквально минуту. Почти закончила.
–Насколько логично вообще делать прическу до того, как оделась?
–А знаешь, ты ведь...таки прав. Ну да вряд ли одежда меня прям сильно взnoxматит.
–Ага, ага. Плети давай.
Закончив с хвостами, Эрид освободила ванную, впустив всё менее и менее терпеливого Онура. Пока она заваривала чай, до неё наконец дошло, что нехватка на ней одежды может доставлять Онуру дискомфорт; она сразу вернулась в спальню одеться. Выбор одёжки на сегодня занял у Эрид десять минут - рекордно мало. К её удивлению, Онур все ещё был в ванной - причём вода не шумела, так что душ он явно не принимал.
–Онур? Ты там в порядке?
–Я...в норме. – ответил он, кряхтя. – А вот пицца не была.
–Ну и слабый у тебя желудок. Есть предположения, какая именно тебя так?
–Откуда? Я даже не помню, какие у нас были. Может, одна острая была? А чего спрашиваешь-то?
–Просто на завтрак у нас только засохшие остатки одной из них. Возможно, той самой.
–Гррх...Как выйду, разберусь.
Эрид вернулась на кухню, снова поставила чайник и увидела заваренную ей чашку чая. Вот ведь. Сто процентов остыл. Но в раковину выливать жалко...Но чтобы в микроволновке разогреть, надо пакетик вынуть, а Эрид нравилось с ним пить...Стоп, а надо разве? С чего она взяла, что чайные пакетики нельзя в микроволновке греть?.. А с чего ей взять, что можно? Ох и сложно-то всё как...
Онур вышел из ванной с чувством великого облегчения и увидел, как Эрид буравит взглядом чашку чая.
–..Ты это что делаешь?
–Мой чай остыл. Но выливать жалко. Но разогревать...
Не дослушав, Онур подошел к столу, взял чашку и вылил содержимое в раковину, после чего выкинул пакетик.
–Эй! – Эрид нахмурилась. – Я ж только что сказала, что жалко! Мог бы хотя бы пакетик оставить...
–А ты могла бы весь день эту загадку обдумывать, если б я не вмешался. – Онур подал Эрид пустую кружку. – Будь благодарна.
Онур посмотрел на засохшую пиццу и горестно вздохнул.
–Та самая. Однозначно та самая.
–Не повезло, значит. – Эрид взяла кусок и откусила немного, сделав вид, будто до этого она его ещё не пробовала. – А зря. Пицца-то ничего так, пусть и засохла.
–Ты уверена, что больше вариантов нет?
–Уверена. Если тебе, конечно, незаправленные листья салата не вариант.
–А, xep с ним. – Онур вздохнул. – Моей жonе и похуже бывало.
–Я довольно-таки уверена, что вчера её поела, и со мной всё в порядке. – Эрид пожала плечами. – Походу, у тебя просто жonа слабая.
–Уж извини, что меньше тебя её тренирую.
–Извиняю. – усмехнулась Эрид.
Вода снова вскипела, и двое, заварив себе чаю, начали свой скромный завтрак.
–Знаешь, я одну вещь забыла... – сказала Эрид, чавкая пиццей. – А мы вчера вдвоем были? Хоть убей, не вспомню.
–С нами Асим была, когда мы ещё в баре сидели. Сюда продолжать не пришла - решила остановиться из-за предстоящих дел.
–М-хм. Братьев не было?
–Был. Я. – усмехнулся Онур.
–Ты знаешь, о ком я.
–Знаю, знаю. Не было их тут. Ты ещё в баре после пары стаканов предложила их позвать, но Асим контраргументами завалила. Мол, мы их едва знаем, они от нас тоже явно не в восторге, собирались звать – надо было заранее это делать...И тому подобное.
–Всё в её духе. – Эрид вздохнула.
–Да, ты про это ещё пару-тройку раз вздыхала, когда она ушла. Между красочными описаниями того, какими roвнюками были твои однokaшники.
–...Ясно. – Эрид отвела взгляд; смена темы на её пьяные бpeдни отбила у неё интерес к разговору.
Остаток завтрака прошел в тишине. Наевшись, Онур решил проверить пейджер и увидел новое сообщение.
–Шеф определился. – сказал он, вставая. – Бьем по букмекерам.
–Я забыла, а он нас как-то конкретно к ним подходить просил? Типа, их убалтывать, колотить, запугивать, или на наше усмотрение?
–На наше усмотрение. С силы начинать неразумно будет, впрочем. Пугаем-колотим только в крайнем случае.
–Заметано. Адреса-то знаешь?
–Разумеется. Доедай уже и пойдем.
–Ха, щас. Я ещё не накрасилась.
–А смысл? И так, и так ypoдина.
–И я тебя люблю. – Эрид усмехнулась.
Как Онур и боялся, вышли они нескоро. Потратив немалое количество времени на тщательный нанос макияжа, Эрид осознала, что забыла принять душ, и предстала перед наитяжелейшим решением: свести на нет всю свою работу над макияжем и прической, приняв душ, или же посметь не мыться. Заняли эти раздумья у неё куда больше, чем потребовалось бы на душ и повторный макияж с наведением прически. Скрепя сердце, она, наконец, решилась остаться немытой – но не без здоровой дозы парфюма. Нет ничего грознее одетой с иголочки девушки, от которой на три километра отдаёт духами.
Их налёт был быстр и победоносен. Букмекер за букмекером соглашались переметнуться, приманенные меньшими сборами, более широкими связями Айстры и красноречием Онура. В присутствии Эрид едва была нужда – ни один из предпринимателей не потребовал угроз, что её довольно разочаровало. Ей нравилось быть нужной.
Её желание исполнилось.
Последний букмекер отличался от остальных. Контора не только брала ставки на традиционные, "честные" виды спорта – она обладала собственной ареной для netyшиных боев, на которой зачастую проходили бои между существами поэкзотичней, вроде гремлинов и меньших василисков. Это предприятие было куда крупнее и важнее остальных, и заведующий у него был под стать – суровый и неумолимый. Онур подозревал, что убедить его будет сложно – и он был прав.
Вход в контору скрывался в переулке, ничем не отмеченный – ничто не отличало его от пожарных и чёрных выходов, которыми пестрел переулок. Единственным отличительным признаком, по которому потенциальные клиенты могли найти вход, был слегка помятый мусорный бак у порога. Эрид и Онур вошли внутрь, без препятствий спустившись в подвал; конторе было совершенно незачем отпугивать посетителей вышибалой. Это ведь не ночной клуб, в конце концов...не то что бы вышибала помог последнему из них.
Час был не из самых активных, и контора пустовала. Единственный посетитель болтал с одним из работников, обсуждая последний матч и его лучшие моменты. Онур подошёл к ним с дружелюбной улыбкой и сказал:
–День добрый, джентльмены. Бахис сегодня присутствует?
Почувствовав, что ему пора, посетитель молча удалился. Работник оглядел Онура подозрительным взглядом, совершенно проигнорировав само существование Эрид.
–Вы из Глаза банды, не так ли? Пришли контору забрать?
–А вы, значит, Бахис? – улыбка Онура осталась неизменной.
–Он самый, и я вам ниxyюшеньки не дам. Лучше валите и приведите побольше громил, потому что просто так я не сдамся.
Онур мысленно фыркнул, не опуская учтивой мины. Что за убогая, ребяческая пародия на угрозу. Этот мужик и близко не казался столь грозным, сколь о нем говорят.
–Я вас уверяю, уважаемый, мы и не думаем ничего у вас забирать. Наш визит сугубо деловой, для предложения взаимовыгодного соглашения. Коль вы отказать пожелаете, так тому и быть, но сначала выслушайте нас.
–Сначала наxyu пройдите. – Бахис сплюнул. – Всем, что я имею, я обязан Бочке, и предавать я его не собираюсь.
–Вы же наверняка знаете, что Бочка упокоился с миром. Он бы понял сложную ситуацию, в которой вы находитесь. Особенно учитывая, как к нему относился его...преемник.
–Вы имеете наглость это говорить после того, как сами его убили? Съebывайте куда подальше и чтоб ноги вашей здесь больше не было.
Эрид со скучающим видом на лице огляделась. Заметив в углу мужчину со сломанной челюстью – наверное, помощника – она подошла к нему и спросила достаточно громко, чтобы Бахис услышал:
–Эй, заправлять этой конторой не хочешь?
Помощник сглотнул.
–Я, я здесь не при чём. В-вам к Бахису.
–А не хотим мы больше к Бaxucy. Надоел он нам. – Эрид засунула палец в ухо и почесалась. – Нам нужен кто-нибудь посговорчивей.
–Гovно бneфуешь. – фыркнул Бaxuc. – Убивать меня собираетесь – так убивайте. Нет - так проваливайте.
Эрид медленно подошла обратно к Бaxucy, улыбаясь.
–О, мы и не думаем тебя убивать, дорогуша, вовсе нет.
Рука Эрид пропала, заменённая головой крокодила. Крокодил резко захлопнул челюсти вокруг руки Бaxuca, остановившись в миллиметрах от её самой.
–А вот на покой тебе вполне пора. – сказала Эрид с похолодевшей улыбкой, пронзая Бахuca взглядом как своих глаз, так и крокодильих.
Бахuc попытался сохранить невозмутимую мину, но его предавал пот на лбу.
–Щекотать меня этой штукой собралась?
–Щекотать? Я тебя умоляю. Ты же животных каждый день друг против друга сtpaвливаешь – должен знать о них побольше средневзятого обывателя. Эта малышка может разом отtяпать тебе руку по плечо, даже не дpoгнув. Сильнейшие челюсти в царстве зверей – даже драконы им не чета.
Бахис отвел взгляд и плюнул. Не факт, что Эрид была права, учитывая размеры многих драконов и тем более существование левиафанов, но ему это было знать неоткуда.
–Тьфу. Тоже мне, "захочешь отказать - так тому и быть"...
–О, но вы ведь нас так и не выслушали. – сказал Онур со всё той же дипломатичной улыбкой. – А мы ведь только этого и просим.
Бахис посмотрел на крокодилью голову, чьи зубы вот-вот были готовы впиться в его руку.
–...Ладно. Выслушаю я вас. Только уберите эту...штуку с моей руки.
Если б Онур обернулся и увидел бы, как предполагаемый помощник в спешке уходит, он мог бы признать в нём Фера – или, по крайней мере, просто мужика, поколотившего Каллу. Но Феру повезло – внимание обоих гостей было сосредоточено на Бахисе, и ничто не мешало его побегу. Сомнений не было – Бахис либо проrнётся, либо будет заменён. А раз они добрались до него, то все остальные букмекеры уже под их крылом. Дело дрянь. Оставалось лишь одно.
К сожалению, Фер до этого не дожил.

>> №4681385   #64

>>4681252

>Нет ничего грознее одетой с иголочки девушки, от которой на три километра отдаёт духами.

Если от этой дамочки вблизи пахнет ещё и вчерашней пиццей с ананасами и портвейном семьсемьсемь, то действительно, грозная сила.

>Эрид засунула палец в ухо и почесалась.

В чём смысл одеваться как леди и вести себя как слесарь? Она бы ещё рыгнула с подливой посреди разговора и рукавом бы невозмутимо вытерлась после.

>Рука Эрид пропала, заменённая головой крокодила.

Ну наконец-то.

>Сильнейшие челюсти в царстве зверей – даже драконы им не чета.

Всегда думал, что самое сильное кусь во всём животном мире - у бегемота. Который гиппопотам, а не брат левиафана.

>> №4681397   #65

>>4681385

>бегемот

Гугл в помощь - морской крокодил чемпион.

>пиццей с ананасами

Нет, Эрид, конечно, cyчка редкостная, но не настолько же.

>В чём смысл одеваться как леди и вести себя как слесарь

Будь бы книга уже написана, я б сказал тебе просто читать дальше.
c:sosation

>> №4682477   #66

>>4681252

>К сожалению, Фер до этого не дожил.

Сука, спойлеры

>> №4682537   #67

>>4682477
Как произведение может спойлить само себя?
На самом деле ещё как может, но, мне кажется, есть разница между намеренным изложением фактов до их покрытия, типа как когда в Боготце сказали "если б Кэй знала, что следующий раз она Майкла увидит только через три года" и просто портящей фигней вроде вообще всего, что было в Берсерке до Золотого Века.

>> №4683116   #68

Предупреждаю: корректор все ещё недоступен. Читайте на свой страх и риск.
В кафе "Хризантема" царил ажиотаж. Обедные часы близлежащих офисных зданий были в самом разгаре, и их рабочие вливались в заведение бесперерывным потоком. Менри с дочерью едва хватало рук на готовку всех заказов, и поэтому им помогал Шофёр. Он был довольно неплохим поваром – когда-то сам на кухне и работал, пока дочь не подросла. Теперь же он занимался исключительно административными делами.
Как только обедный ажиотаж сошел на "нет" и в помощи Шофёра больше не было нужды, он вышел на улицу покурить. Как только он собрался заходить обратно, к нему подошел его сын Оглум.
–Вот ты где, бать. Приведшая знает, сколько я тебя искал...
–Не поминай Её всуе, сынок. Что такое?
–Тебя клиент просит, да какой. Нэкал Альбари хочет тебя видеть.
Нэкал Альбари? – Шофёр приподнял брови. – Тот самый?
–Какой ж ещё. Не говори мне, что ты не замечал, как он к нам чуть ли не постоянно наведывается.
–А ты меня часто в обедном зале видишь? Он не говорил, чем я ему понадобился?
–Не-а. Сам и спросишь. Он за шестнадцатым столом.
Оглум не врал – за шестнадцатым столом и вправду сидел Нэкал Альбари, собственной персоной. Однако. Если подумать, это может сделать кафе хорошую рекламу...но, возможно, слишком спорную.. Стол перед Альбари был пуст: он просто сидел и ждал. Глубоко вдохнув, Шофёр подошел ко столу.
–Большая честь встретить вас, господин Альбари. – Шофёр протянул Нэкалу руку. – Я Суруку, владелец этого заведения. Чем я могу вам помочь?
–Что вы, честь моя, господин Суруку. – Нэкал пожал его руку. – Вы важный источник вдохновления для меня. Пожалуйста, присядьте.
–Вдохновления? Я? Вы мне льстите, господин Альбари. О, где же мои манеры – вам принести чего-нибудь попить, может, поесть? За счет заведения, разумеется.
–Нет, нет, спасибо. Я только что поел. Тогда я, собственно, и попросил вашего сына позвать вас – когда он забрал мою посуду. Прекрасно готовите, кстати.
–Спасибо.
–Я всё здесь люблю, в принципе. Готовку, цены, атмосферу, сервис – всё просто превосходно. Даже ваше воспитание, судя по сервису.
–Они в папу такие умницы. – усмехнулся Шофёр. – Крови и пота не покладают, чтобы эта наша забегаловка сияла...Ну и чтобы карманных получить. Но вы, думаю, не чтобы признание высказать меня позвали.
–О, нет, нет, конечно. Но корни оттуда растут. Понимаете, вы в каком-то смысле мой кумир, господин Суруку – как я сказал, вы меня вдохновляете. Вы успешный бизнесмен-суремец, работающий вне Склона – да ещё и имеющий расово смешанную аудиторию. Это серьёзное достижение – веха в нашей истории, даже. Вы представляете будущее нашего народа, нашего острова. Вы наверняка через многое прошли, чтобы добиться всего этого, перенесли много тягот – тягот, о которых вы можете рассказать миру, которыми вы можете просветить людей, открыть им глаза, дать им понять, насколько сложно "просто работать", выбраться из ямы, которую нам вырыла система. Вы могли бы стать ключевой фигурой в нашем движении, господин Суруку – и нашим козырем. Вы могли бы изменить наш остров, вы могли бы дать ему новое, светлое, равное будущее – вы могли бы спасти всех нас.
Шофёр не ответил, ошеломленный внезапно вспыхнувшей страстью Нэкала.
–Р-разумеется, я просто предлагаю, предполагаю, теоретизирую. даже. – спешно добавил Нэкал. – Я от вас ничего не требую, ни о чем не молю, просто...просто говорю, что мы бы не отказались от вашей помощи. Если вы, эм, принимать участие не хотите, я всё пойму.
Шофёр все так же молчал, погруженный в раздумью. Он всегда восхищался этим парнем – первым, кто принес движению за права реальную огласку, лидером, движителем борьбы за равноправие. Он искренне верил, что будущее было за Нэкалом – будущее, которого он жаждал. Шофёр был прекрасно знаком с миром Склона, с нищетой, насилием и несчастьем, что пронизывали каждую пядь суремской жизни; он знал, что этот мир делает с людьми. Он вырос в этом мире, проливал и терял за него кровь, и едва смог из него выкарабкаться. Он не хотел, чтобы кому-либо ещё приходилось в нём жить – уж точно не его детям. Так почему же Шофёр колебался? Почему он не хотел иметь никакого дела с движением? А, кого он обманывает – он прекрасно знал, почему.
Потому что он эгоист.
–Вы совершенно правы, господин Альбари. – тихим голосом сказал Шофёр. – Я через многое прошёл. Я знаю, каково жить на Склоне. И именно поэтому...я должен отказать.
Нэкал похлопал глазами, не совсем понимая, что имелось в виду.
–Я вас уважаю, господин Альбари, восхищаюсь, даже. Я полностью поддерживаю ваше движение и искренне надеюсь, что вы сможете изменить этот остров в лучшую сторону, что вы сможете принести нашему народу счастье. Но я не могу поддержать вас. Потому что я хочу принести счастье своим детям. Я не хочу, чтобы мои дети знали ту жизнь, которой жил я. Мне многого стоило из неё выбраться, найти новую, тихую, мирную жизнь для себя и для моей семьи. И я никогда, ни за что не хочу ей рисковать. Я понимаю, что, помогая вам, я помогаю дать нашим людям новое "завтра" – но я также рискую "завтра" моих детей. Я привлеку внимание к себе, к этому кафе. Я заберу у своей семьи их спокойную, тихую жизнь. А этого я себе позволить не могу. Пожалуйста, поймите.
Нэкал молчал, смотря на собственные сложенные вместе руки. Наконец, он со вздохом сказал:
–Я понимаю. Спасибо, что уделили мне время.
–Простите, что ничем не смог помочь.
–Нет, нет, что вы. Вы и так мне сильно, э-э-э, морально помогаете.
–Взаимно, господин Альбари. Вы даете мне надежду на будущее. Кстати...Я слышал, что теперь в движении есть активист-тефр, борющийся за наши права. Это правда?
–А, Виенас! – глаза Нэкала загорелись. – Да, да, это правда, полная правда. Что там, я ему всем, что имею, обязан. Он дал движение моему, эм, движению, поддержку необходимую предоставил, в трудные времена выручал, да и в целом просто...рядом, когда мне нужен. Понятия не имею, что б я без него делал, честное слово.
–Хм-м, любопытно. Никогда бы не подумал. Не расскажете о нём побольше?
–А рассказывать-то толком и нечего. Он парень тихий, замкнутый немного, мысли при себе держит. Так что ни о прошлом, ни о мотивах его – права защищать, в смысле – я ничего не знаю. Думаю, он просто хороший парень, на самом деле, вот и всё. Ну, и то, что он явно смешанных кровей, тоже может быть фактором. Волосы-то у него чёрные, причём явно от роду, не крашенные... Ну, как я говорил, говорит он мало, и я стараюсь нос куда не надо не совать...
–Вот как. Несложно представить, на самом деле. Сам знаю пару тефров, которым не посчастливилось на Склоне жить, так что...
Шофёр застыл; слова застряли в его горле. В кафе только что вошёл мужчина – черноволосый, тефр-мужчина. И он направлялся сюда.
–Не закончил ещё? – спросил он у Нэкала.
–О, Вьен, ты вовремя. Как раз о тебе разговаривали. Виенас – господин Суруку, господин Суруку – Виенас.
Виенас посмотрел на Шофёра с подозрением.
–О мне разговаривали?
–Ага. Господин Суруку о тебе слышал и хотел бы знать больше, заинтересовал ты его. Может, вы его самого и порасспрашиваете, господин Суруку?
Шофёр посмотрел на Виенаса, старательно скрывая своё волнение. Виенас, тот самый Виенас, пришел сюда. Прямо в его кафе. Прямо к нему в дом. Что делать? Что ему теперь делать? Это был его шанс, их шанс наконец-то сделать хоть что-то с человеком, устроившим перестрелку. Шофёр не мог его упустить. Задать пару невинно звучащих вопросов...
Виенас невзначай хлопнул ладонями, потирая руки.
...не самая лучшая идея.
–...Нет. – сказал Шофёр. – Мне не стоит вас больше задерживать.
–Вот как. Ну, мы тогда пойдем. – Нэкал протянул Шофёру руку. – Приятно было с вами познакомиться, господин Суруку.
–Аналогично. – Шофер пожал его руку и кивнул.
Активисты ушли; Нэкал по дороге ругал Виенаса за то, что тот ни руку Шоферу не пожал, ни даже не поздоровался с ним. Самого же Шофёра скверные манеры Виенаса совершенно не беспокоили – его мучал куда более важный вопрос.
Почему он передумал?

>> №4683804   #69

>>4683116
АФФФТАР ОБЕЗУМЕЛ и постит по кд, сумеешь ли ты всё прочитать с ним совладать?

>> №4683818   #70

>>4683804

>кд

Кулдауну?

>> №4684042   #71

>>4683818
Exactly so

>> №4684115   #72

>>4684042
Хватит косплеить кристаллку и задумайся над текстом.
От него хочется плакать, начиная с первых слов, ещё не залезая под кат.
Если ты пишешь о новичках, то сопельки были бы уместны. Но потом ты говоришь о потрошении карманов, а это настоящий мастер-класс. При этом несолящие воры, имеющие партнёра идентичного по специализации? Оно так не работает. Форточник-ловкач/взломщик и грузчик/медвежатник, "никакой" карманник/кран и очень привлекательный/ая приманка, старый-добрый трюк "не вор, решившийся на поступок" и реальный мастер. И вне зависимости от дружбымиражвачки всегда один - ведущий. И чем меньше друг о дружке коллеги знают, тем лучше.
А дальше всё печальнее и печальнее. Тебе сценарий к Mass Effect: Andromeda 2 писать надо, а не про воров.

>> №4684117   #73

Да, двухметровый амбал-гоп в компании вырывателя сумок - вообще шик.

>> №4686332   #74

Угадайте, кто настолько оборзел, чтобы не то что не дождаться корректора, а ещё и запостить не то что бы главу?
Рыба шипела и шкворчала на сковороде, наполняя кухню аппетитным ароматом. Вдохнув поглубже, Калла перевернул рыбу; всё, прожарилась. Впервые за много лет, грядущая трапеза наполняла его предвкушением. Качественные ингредиенты, обилие приправ, блюда, выбранные по желанию, а не по цене – этот обед, наконец-то, был другим. Впрочем, тот обед у Шофера наверняка испортит эффект. Стряпня Каллы и рядом с ним не лежала. Но грех жаловаться – как бы Калле не хотелось бы этого признавать, вступление в банду поменяло их жизни к лучшему. Теперь, когда Фер прекратил их регулярно грабить, у братьев наконец-то были деньги – в том числе и полученные от магазинов, щедро отданных под их защиту. Что там, скоро у них будет достаточно на новый диван. Может, Калла был неправ. Может, вся эта галиматься с бандой была не так плоха, как он думал.
Пока Калла накрывал на стол, Талхар подошел к окну и открыл его, чтобы покурить. Калла закатил глаза – обязательно это было на кухне делать? Нельзя было это хотя бы на потом, после обеда отложить? Впрочем, он воздержался от высказывания своего недовольства и продолжил нарезать рыбу. Вдруг Талхар потушил едва закуренную сигарету и побежал к телефону. Не успел Калла спросить, что случилось, как Талхар сказал:
–Бери пушку. Я звоню Эрид. Хотя нет, ты ей напиши, а я звоню Шоферу. «505» она наверняка поймёт.
–Пушку?..Тал, что происходит?
–Твою мать, Кал, не тупи, времени нет! Феровы братки пришли!
Калла побледнел. Ну конечно. Ну конечно. Он знал, что это случится. Как он мог забыть? Калла всосал в руку нож, который он держал, спешно отправил сообщение, и достал пистолет из духовки. Тайник не очень, но ничего лучше ему в голову не пришло. Калла с сомнением посмотрел на оружие в своей руке. Готов ли он?..
Рыбаки не дали ему времени на раздумья. Они заколотили по двери и крикнули:
–Эй, Кардасы! Выходите, поговорим!
Кретины. Они серьёзно думали, что братья просто возьмут и откроют им? Калла выглянул в окно. Ни балконов, ни выступов, ни кондиционеров, ничего – сбежать можно было только прыжком. С четвёртого этажа. Даже кустов внизу не было. Можно было попробовать заблокировать дверь и продержаться до прибытия подмоги…
Дверь распахнулась, выбитая умелым пинком. В квартиру вошли четверо мужчин с кастетами и битами. Калла шустро спрятал пушку в кармане. Хвала Пришедшей, своих пушек у них не было. Может, обойдётся…
–День добрый, уважаемые. – с издёвкой сказал самый крупный из гостей, невзначай покачивая битой. – Не хотите ли с нами пройти побеседовать?
–..О чём? – осторожно спросил Талхар.
–Не строй дебила, yebok. – прорычал другой рыбак, пренебрегая иллюзией вежливости, поддерживаемой его товарищем. – Скажете, кому вы заказали Фера, и может, одного из вас пощадим.
–Ляй, идиот, я ж тебе сказал, что говорить буду я! – рассердился бугай.
–Подождите, Фер…мёртв? – глаза Талхара округлились.
–Можешь сколько угодно притворяться, малыш. – сказал Ляй, хватая Талхара за грудки вопреки протестам спутника. – Говорить-то мы тебя заставим, не сомневайся. Даже если прогеройствуешь…останется твой брат.
–Послушай, Фера из-за нас избили, это да, но об убийстве его мы в первый раз…
–Хватит nuздеть! – крикнул Ляй и швырнул Талхара в зеркало на стене, разбив его.
–Ebaный в рот, Ляй, остановись! – амбал оттянул Ляя от Талхара, явно потерявшего сознание. – Мы не это должны…
–Мне наcpaть! – Ляй оттолкнул громилу. – Я этого yebка убью наxyu, и другого тоже! Они Фера прикончили! Да как они…
Раздался выстрел, оглушив всех присутствующих. Ляй захрипел, взялся за грудь, и упал оземь. Его спутники повернулись на выстрел и ошеломленно посмотрели на Каллу. Они явно не ожидали, что у братьев будет пушка, и поплатились за это.
–Уходите. – сказал Калла с дрожью в голосе, направляя пистолет на вторженцев. – Уходите!
–Окей, окей. – бугай стал медленно опускать биту на пол. – Уходим. Уходим…
Как только бита дотронулась пола, амбал рванул к Калле. Тот успел выстрелить ещё раз, задев другого рыбака по касательной, и амбал повалил его на землю. Калла выронил пушку; бугай ударил его в лицо и стал душить. Тщетно пытаясь высвободиться одной рукой, Калла достал нож из портала другой и несколько раз вонзил его в бок громилы. Амбал обмяк, и Калла спихнул его с себя. В сторону Каллы помчался ещё один рыбак; вставая, Калла сбил его с ног, и парень упал на нож животом. Оставшийся бандит, истекая кровью из подстреленного бока, застыл от страха; на его глазах Калла только что в одиночку вынес трех его товарищей. Закричав, он убежал прочь и захлопнул за собой дверь. Калла подбежал к бессознательному телу Талхара и пал перед ним на колени. Слава Приведшей, осколки зеркала его лишь слегка поцарапали. У него уже открывались глаза – отключка была недолгая, может, отделается лёгким сотрясением. Калла крепко обнял брата, прижимая его к себе; он был в порядке, хвала Спасительнице, он был в порядке. Но как только его покинул страх за брата и отпустил адреналин, Калла осознал ровно одну вещь, от которой у него застыла кровь. Встав, он дрожащим взглядом осмотрел бездыханные тела, истекающие кровью на полу его дома.
Он только что убил человека.
И не одного.

>> №4686868   #75

>>4686332
Зато сюжет двигается

>> №4688195   #76

Это, собсна, должно было быть частью предыдущей главы. Как раз вместе и длину традиционную набирают...
Эрид ворвалась в квартиру с пистолетом в руке. Бросив пару быстрых взглядов в поисках врагов, она увидела распластанные по полу трупы, Каллу, буравящего их пустым взглядом, и Талхара, еле-еле пытающегося встать посреди осколков зеркала.
Ebaный в рот... – пролепетала Эрид с округленными глазами.
Встряхнув головой, она подбежала к Талхару и попыталась помочь ему встать.
–Тихо, Тал, не спеши. Порежешься. – Эрид поняла, насколько Талхару сложно стоять, перевалила его руку себе на плечо и поддержала его. – Тяжёлый, зараза...
Кое-как доведя Талхара до дивана, она уложила его и осмотрелась в поисках телефона.
–Ты лежи, отдохни малёк. Я обо всём позабочусь. – Эрид подошла к телефону и спешно набрала номер. – Канавар! Ты нужен, срочно и по-большому. Езжай на Сияющую, там Шоферову тачку увидишь. Он тебя проведет.
Повесив трубку, Эрид подбежала к Калле, не выходящему из прострации.
–Калла! – она схватила его за плечи и встряхнула его. – Калла, очнись. Ты в порядке? Ранен, травмирован?
–Д-да... – пробормотал Калла, приходя в себя. – В порядке.
–Прекрасно. Как район? Стреляют часто? Соседи копов звать любят?
–Н-нет...Стрелять иногда стреляют, но копов никто не зовет. Не верят им. Если что, идут к Феру, он здесь авторитет...ох, бnядь. – Калла схватился за голову; имя Фера прояснило помутненную шоком память. – Фер мёртв. Как и эти трое. Я...убил их...
–Калла, смотри на меня. – Эрид сжала плечи Каллы и посмотрела ему в глаза. – У тебя не было другого выхода. Ты всё ещё нормальный, хороший человек. Всё в порядке. Окей?
–Как...В каком это порядке?! – закричал Калла, указывая на труп. – Какой это "окей"?!
–Тише, кретин! – зашипела Эрид. – Не ори! Придёт чистильщик и всё устроит. Квартира будет как новенькая. Просто скажи мне, что ты против этих троих использовал.
–Н-нож...и пистолет. Который вы мне дали. На полу лежат.
–Хорошо. Теперь оба помойтесь и переоденьтесь. Быстренько, просто чтоб кровь смыть. И одежду в стирку кидать не думайте, разумеется. А потом, как близнецы приедут, мы направимся к врачу – Талхара ж вырубили, да?
–Д...да. Но я цел.
Эрид посмотрела на окровавленный нос Каллы; до неё только дошло, что он может быть сломан. Впрочем, комментировать она это не решила.
–Так и думала. Не волнуйтесь, в больнице свои. Да и выглядите вы не то что бы подозрительно, не подстрелили ж вас.
–Подстрелили...Ох, бnядь, был же четвёртый! – вспомнил Калла. – Я его задел, пулей, в смысле, и он убежал.
–Твою мать, знала же. – ругнулась Эрид. – Видела, как он смывается. Надо было погнаться...А, хрен с ним. К копам ж не пойдёт. Это ж Рыбаки были, да?
–Д-да. Сказали, мол, мы Фера заказали, спрашивали, у кого. Потом один из них рассердился, Тала в зеркало швырнул, сказал, что за Фера его убьёт, и я...я... – Калла вновь схватился за голову трясущимися руками.
–Калла, хватит. Не думай больше об этом. Иди мойся.
Неуверенно кивнув, Калла развернулся и ушел в ванную. Эрид вновь оглядела квартиру и вздохнула.
Ну и пuздец.

>> №4688718   #77

>>4688195
YaY

>> №4688723   #78

>>4688718

>две большие буквы

Это акроним какой-то?

>> №4688858   #79

>>4688723
YOUR ass's YIFFED

>> №4691764   #80

Угадайте, у кого уже корректор успел вернуться, а ему все равно лень ждать, когда свободные часы с ним сойдутся?
That's right, снова ныряйте на свой страх и риск!
Походу, это нормой становится...
Ну и фиг с ним.
Калла увидел над собой незнакомый потолок. Протерев глаза, он попытался встать и задел Талхара рукой. Э? С каких пор они вместе спят? Калла огляделся и постепенно узнал это помещение – он был у Эрид в гостиной, на раскладном диване. Его нос отдавал ноющей болью; он попытался дотронуться до него и наткнулся на гипс. Точно. Ему его сломал Рыбак. Которого он убил. Вместе с двумя другими. Калла тряхнул головой, пытаясь отвести мысли от вчерашнего. Что они вообще здесь делают? Ах, да. В их квартире больше не безопасно. Эрид говорила, что они смогут вернуться, как только вся эта муть с Рыбаками закончится...но когда это будет? Калла посмотрел на мирно сопящего Талхара. Он точно в порядке? Врач сказал, что сотрясение легкое, но Калле все равно было неспокойно. С другой стороны, не была ли бессоница симптомом сотрясения? Её у Тала не наблюдалось. И на том спасибо.
Калла встал и огляделся в поисках одежды. Нашел он её в мешке, причем вообще всю, что имел; Талхарова лежала в другом пакете неподалёку. Значит, им таки дали забрать вещи. Калла боялся, что чистильщик ничего взять не даст. Непонятно, с чего бы, но Калла ничего не знал о "чистке" мест убийств. Может, он путал это с тем, как копы с местами преступления обращаются – ничего не трогать, всё такое.
Одевшись, Калла пошёл на кухню. За столом сидела Эрид, читая газету и попивая чай. Странно было видеть её столь просто одетой: спортивки с алкоголичкой довольно сильно отличались от её привычных кичливых платьев. Нет, ничего необычного в том, что дома она ходит в домашнем, не было, но зрелище всё же было необычное.
–Утро. – сказала она, подняв взгляд с газеты. – Как ты? Нос болит?
–Немного, но так я в порядке.
–Ну и славненько. В холодильнике сэндвичи с кулинарии есть, если хочешь.
–'кей, спасибо. – Калла достал сэндвич и положил в микроволновку. – Знаешь, ты что-то больно доброй стала. Ты в порядке?
–Ой, да пошёл ты. – Эрид усмехнулась и глотнула чаю. – Это у тебя вместо благодарности?
–Я только что сказал "спасибо".
–За сэндвич. Моя доброта осталась невозблагодаренной.
–Сочувствую. – Калла пожал плечами и налил себе чаю. – "Невозблагодаренный", ну и словечко...
Эрид наигранно вздохнула и покачала головой. Она была рада, что Калла язвил, а не унывал с пустым, понурым взглядом. Она сама прекрасно знала, сколь заманчиво скрывать своих демонов юмором – но по крайней мере, он что-то с ними делал.
–Кстати, остальные сюда где-то через час придут. – сказала Эрид, переворачивая страницу.
–В такую рань? – Калла достал сэндвич из микроволновки.
–Агась. Мы и так планировали, э-э-э...отчет о достижениях, так сказать, устроить, а потом ещё и вас атаковали. Вполне повод для внеочередного собрания.
–Ты только что сказал, что вы это собрание планировали. – Калла сел за стол и начал есть. – Внеочередными называются незапланированные собрания.
–Не бывает незапланированных собраний. – Эрид фыркнула. – Их буквально быть не может. Нельзя устроить собрание, не предупредив о нём участников, что и есть планирование.
–Это не есть планирование. "Устроить" и "запланировать" - разные вещи.
–Ты прекрасно понял, что я имела в виду под "внеочередным собранием", умник.
–Просто поучить тебя чуток пытаюсь. – Калла усмехнулся. – Ты ведь, того...
–Иди ты. – Эрид положила чайный пакетик в рот и поcocaла его. – Шутки про школу уже избиты.
Калла похлопал глазами.
–...Что ты делаешь?
–Cocy пакетик? – Эрид приподняла бровь.
–Я даже шутить не буду, я слишком удивлён. Зачем ты cocёшь пакетик?
–Чтобы чай выcocaть?
–Я...Я даже не знаю, с чего начать. – Калла покачал головой.
–В чём твоя проблема? – с искренним непониманием спросила Эрид.
–Забудь. Проехали.
–Как скажешь. – Эрид пожала плечами. – Чудак.
–Серьёзно? Ты cocёшь чайные пакеты, как будто это совершенно нормально, и я тут чудак?
–Каким местом это не нормально?
–Ты хоть раз видела чтобы кто-либо ещё, хоть кто-нибудь, cocал чайный пакетик?
–Мой папа постоянно так делал.
–Прекрасный пример дочери подал, нечего сказать. Замечательное воспитание.
Эрид неискренне посмеялась и опустила взгляд обратно в газету.
Несколько минут прошли в тишине. Налив себе ещё чашку чая, Калла тихо сказал:
–Слушай, Эрид.
–М?
–Они...Они правда все мертвы?
Эрид тяжко вздохнула и отложила газету в сторону.
–Я просто, это...Я ведь мимо жизненно важного промазать мог. Особо ведь не целился. Может, они от потери крови вырубились...
–Они мертвы, Калла. – резко ответила Эрид. – Все трое.
Калла вздрогнул и опустил взгляд на полусъеденный сэндвич.
–Вот...Вот как.
Эрид отвела взгляд и подперла подбородок рукой.
–Старайся не думать об этом. Это чувство тебя не покинет никогда, так что просто пытайся его игнорировать. Заглуши его. Живи жизнь на полную катушку, чтобы некогда было вспоминать.
–Помогает?
Эрид ничего не ответила, молча смотря вдаль. Вскоре она зевнула и встала из-за стола.
–Пойду курну. Посуда на тебе. Если понадоблюсь, я на крыльце.
–...Хорошо.
Через час вся банда собралась на кухне. Талхар, по его словам, чувствовал себя вполне нормально, но Калла все равно настоял на постельном режиме. Талхару не особо понравилось, что его заставляют пропустить встречу, но озвучивать свое недовольство он не стал.
Глаз кашлянул и сложил руки замком.
–Итак, что нам известно? – сказал он. – Вчера, четыре Рыбака атаковали Талхара и Каллу в их доме, тем самым спровоцировав последнего на убийство троих; один сбежал. Эти четверо упомянули смерть Фера, в которой они считали виновными братьев, как причину вторжения. Всё верно?
–Да. – Калла кивнул.
Глаз осмотрел присутствующих.
–Кто-нибудь знает что-нибудь о смерти Фера?
–Я даже не уверена, кто это такой. – Эрид пожала плечами. – Чел, который Каллу в тот раз побил, да?
–Он самый. – Онур кивнул. – Мы с сестрой, правда. ничё о его смерти не знаем.
–Я уж тем более. – сказал Шофёр.
–Ясно. – сказал Глаз. – Судя по реакции его товарищей, смерть Фера была насильственной. Суицид и несчастный случай как возможности мы можем исключить. Таким образом, остаются только два варианта – либо он пал жертвой внутренней борьбы за власть...либо это работа Виенаса.
Асим вздрогнула.
–Типа масла в огонь подлить пытается? – сказал Онур. – Как и всю эту войну, предположительно, развязал?
–Так мне кажется. – Глаз кивнул.
–Я...Я думаю, что я кое-что о его силе разузнал. – с неуверенностью сказал Шофёр. – И оно вполне вписывается в картину.
–Ты-то? – Эрид похлопала глазами. – Каким боком? Он к тебе опять похавать намастился?
–Можно и так сказать. – Шофёр почесал шею. – Он, оказывается, друг Альбари, кто у меня частый посетитель. Альбари захотел со мной парой слов обменяться, и когда мы закончили, Виенас пришёл за ним. Я думал ему пару вопросов задать – аккуратно, разумеется – но передумал. Что-то заставило меня передумать. Я очень сильно подозреваю, что в этом и заключается его магия.
–Вау. – Онур присвистнул. – Контроль сознания, значит? Ничего так себе силочка.
–Нет, я не думаю, что это прям контроль сознания чистой воды. – Шофёр покачал головой. – Будь бы оно так, он бы заставил меня либо забыть о нашей встрече, либо никогда о ней не говорить. Мне кажется, что только на это он и способен – заставлять людей передумывать.
–И поэтому Бочка атаковал нас, несмотря на то, что сам сделал условия переговоров максимально неудобными для атаки. – Глаз потер подбородок. – Потому что он с самого начала собирался идти на мировую, но был заставлен передумать.
–Всё сходится. – Эрид кивнула. – Но воевать мы толком не воевали, не включая самих переговоров. Просто пару-тройку бизнесов друг у друга отобрали. Что, подозреваю, пришлось не по нраву Виенасу.
–Но зачем ему надо, чтоб мы воевали, прям жестоко и в открытую? – спросил Онур. – Может, он работает на кого-то, тех же Керстас, и пытается нас обоих ослабить? Типа разделяй и властвуй?
–Это самый вероятный вариант. – сказал Глаз. – Асим, есть ли у тебя какие-либо предположения по поводу его мотивации?
–Он... – Асим колебалась ответить, нервно трогая маску. – Он бы не стал работать на банду. Если только...это бы Айстре не повредило.
–Продолжай.
–Он, почти обязательно, точит зуб на...организованную преступность. Как таковую. Но на Айстра в особенности – на всю организацию.
–То есть это может быть местью. – задумчиво сказал Глаз.
Асим ожидала, что Калла скажет что-то вроде "могла бы и раньше нам сказать", но, к её сюрпризу, он был слишком занят понурым молчанием. Ну и прекрасно. Меньше бесполезной язвительности на квадратный метр.
–К сожалению, полезной информации о Виенасе мы не нашли. – сказал Глаз. – Даже его фамилия ни разу не упоминалась ни в его собственных речах, ни в каких-либо статьях о нём.
–Не то что бы их было много. – Онур фыркнул. – Пресса очень любит делать вид, что всего движения вообще не существует, чего уж там тефра-участника.
–Это тоже правда. – кивнул Глаз.
Шофёр вздохнул и скрестил руки на груди.
–У нас не остаётся выбора. Придётся обратиться к Инкубу за помощью.
Глаз нахмурился и отвёл взгляд.
–А ты не можешь попробовать что-нибудь из Альбари выудить? – спросил Онур, заметив реакцию босса. – Раз он у тебя завсегдатай и всё такое.
–Прости, но нет. Я не могу ещё сильнее в это вмешиваться. То, что Виенас счёл меня достаточно опасным, чтобы использовать на мне свою магию, уже крайне скверно. Мне нельзя привлекать ещё больше его внимания, если мне дорога моя семья.
–Оу. Точно... – Онур виновато потёр затылок и отвёл взгляд. – Прости.
–Я... – неуверенно подала голос Асим. – Я могу попробовать. Разузнать. О Виенасе. Я...кое-что знаю. Зацепок пару.
–Хорошо. – сказал Глаз. – Мы рассчитываем на тебя. С учетом всего произошедшего, стоит ли нам поменять нашу стратегию в отношении Рыбаков? Используем ли мы нашу лидирующую позицию, чтобы принудить Тавила к мирным переговорам, поделимся ли мы с ними информацией о Виенасе, или же продолжим ли мы наступление, чтобы поглотить Рыбаков полностью?
Обсуждение дальнейшего курса действий затянулось на немалое время; каждый вариант был тщательно взвешен и рассмотрен. В конце концов, видя, что к концу дискуссия подходить не спешила, Глаз согласился на предложение устроить перерыв. Калла, проведший всё собрание молча, вышел на крыльцо и присел. Он сделал глубокий вдох, наслаждаясь свежим воздухом после духоты набитой людьми кухни. Вскоре к нему подошла Асим и села рядом.
–Я здесь присяду? – спросила она.
–Ты уже присела.
–Я всегда могу уйти. – Асим усмехнулась. – Знаешь...не пойми превратно, но...я ведь говорила.
Калла вздрогнул, прекрасно поняв, о чём речь.
–Ты ведь не колебался тогда, не правда ли? Несмотря на все свои устои, принципы и морализм, ты пристрелил тех трёх безо всяких сомнений. Или зарезал. Неважно.
Калла отвернулся и прижал к себе колени.
–Да. Да, ты права. Я убил их всех, хладнокровно и без колебаний.
–И это нормально. – Асим положила руку Калле на плечо. – Они угрожали твоему брату, не так ли? Поэтому ты это и сделал. Я же тебе говорила, милый – пусть лучше останутся целыми ты и близкие, чем кто-либо ещё. Это естественно. Нет ничего такого в том, чтобы убивать ради этого.
–Они...Они пытались сдержать его. – сказал Калла, опуская взгляд. – Мужика, что Талхара швырнул. Они кричали на него, и оттягивали его, а я...
–Лучше б рискнул? Доверился бы им? Что они благополучно утихомирят своего буйного товарища и сами не убьют и не покалечат ни одного из вас? Конечно, нет. Говорю же, Калла – мы одинаковы. Мы вредим тем, кто нам безразличен, чтобы защищать тех, кто небезразличен. Пощадишь их – рискнёшь сохранностью любимых, своей собственной. Стоит ли оно того?
–Я... – Калла взялся за голову. – Не знаю, Асим. Те трое были людьми. У них тоже были любимые. А я их у них забрал. Чёрт, парень, которого я пристрелил, кричал, как сильно он нас ненавидел за убийство Фера...Он его наверняка обожал.
–Я б наговорила религиозной xepни про то, как они теперь вместе в объятьях Приведшей, но не буду. – Асим усмехнулась. – Ты тоже человек, Калла. Дал бы ты им себя убить, Талхар был бы ничуть не веселее того парня, и наоборот. Подумай о себе для разнообразия, Калла. Другим людям твоя забота не нужна – они сами о себе позаботятся.
Калла не ответил, молча смотря на небо. Он попытался подумать о себе. О том, как он ненавидел себя за произошедшее. О том, как его жизнь и гроша не стоила в сравнении с жизнями тех трёх. Но, может быть, Асим была права. Он ведь дейсвтительно защищал Талхара. Он не виноват. И они не виноваты. Они пришли мстить за друга. Можно ли их в этом винить? Они искренне считали, что кто-то из братьев убил Фера. Откуда им было знать, что убийца Виенас? Что никто даже не хотел этой войны? Что всё это прихоть какого-то случайного, лживого, никчёмного "активиста"? Но Калла знал. Теперь он знал. Эти трое умерли из-за Виенаса. Его руки в крови из-за Виенаса, его жизнь в руинах из-за Виенаса. Всё это, всё это было его виной. И раз уж Калла уже стал убийцей, раз уж обратно дороги не было, оставалось лишь одно.
Он убьёт Виенаса.

>> №4693129   #81

Асим бесцельно бродила по улицам, надеясь прогулкой освежить себе голову. Что ей теперь делать? Она взяла и сказала, что разузнает что-нибудь о Виенасе, но понятия не имела, как это сделать. Надо было думать, прежде чем рот открывать. Какие у неё вообще зацепки были? Его родня? Бывшие одноклассники? Да он бы ни за что к ним не пошёл. А что ещё-то? Откуда ей вообще знать, где хотя бы пытаться искать?
Асим даже не заметила, как ноги привели её на старый район. Хм. Раньше она жила вон за тем поворотом, в той обветшавшей двухэтажке. Две комнаты на троих, в самом углу второго этажа. Такой геморрой всегда был маман туда поднимать... Ни пандуса, ни тем более лифта не было. Асим брала кресло, а Онур нес маму. Потому он и начал качаться, вроде. Особо качком так и не стал, правда... Слава Приведшей, что он так и не познакомился с Виенасом. Асим ведь никогда его к себе не звала. Может, стыдилась своей нищенской квартирки. Может, думала, что им бы было тесно. Может, боялась, что ему там понравится.
Пройдя ещё пару кварталов, Асим увидела свою старую школу. Теперь она закрылась, да и неудивительно. Ещё в былые времена ярко чувствовалась нехватка бюджета – видимо, он наконец-таки кончился совсем. Асим завернула за угол, чтобы посмотреть, не разорился ли ещё старый магазин, куда они после школы бегали – было бы удивительно, если нет. Хозяин был слишком щедр на свою же беду. Магазин, вопреки всему, никуда не делся.. но это был не единственный сюрприз, ожидавший Асим.
Там был Виенас.
Он сидел на скамейке неподалеку, снимая обертку с пачки сигарет. Повернувшись к урне, он заметил Асим, застывшую на месте.
–...Асим. – сказал он, смотря на неё.
–...Виенас. – дрожащим голосом ответила она.
Где-то минуту они лишь смотрели друг на друга, не сказав ни слова, не двинув и мышцой.
–Давно не виделись. – сказал, наконец, Виенас, и похлопал по скамейке. – Присядь.
Асим неуверенно села рядом с Виенасом и опустила взгляд. Теперь, когда уже не было никаких сомнений, что перед ней был именно он, она не могла взглянуть ему в глаза. Она не смела взглянуть ему в глаза.
–Сигарету? – предложил Виенас, протягивая Асим пачку. – Ах, да, ты же больше не можешь. Я слышал. Суровая вещь, спеллкарты эти.
Асим не ответила. Она и близко не знала, что сказать. Она не знала, имела ли она право говорить хоть что-то.
–Как жизнь? – спросил Виенас, доставая зажигалку. – С коллегами новыми дружишь, в банде своей? Зуб даю, что нет. С тобой всегда сложно было иметь дело. Милая маска, кстати.
Асим ничего не сказала. Виенас прикурил и затянулся.
–Виенас, я... – начала Асим, наконец набравшись духа говорить.
–"...Извиняюсь"? Не стоит, Асим. Я тебя ни в чем не виню. Любой бы так же поступил на твоём месте. Обид я уже давно не держу.
Виенас глубоко затянулся ещё раз и откинулся на спинку скамейки:
–Что там, я должен тебе спасибо сказать. Ты открыла мне глаза. Я бы не был здесь без тебя, Асим. И никогда бы не увидел этот мир таким, какой он есть.
Асим сжала колени, вонзаясь в них ногтями. Она и не думала о своем поиске зацепок; она уже давно о нём позабыла.
–Скажи мне, Асим. – сказал Виенас, стряхивая пепел с сигареты. – Каково это – предавать? Каково это ударить в спину того, кто в тебе души не чаял, для кого ты была целым миром? Каково это – разрушить этот мир у него на глазах?
Асим сглотнула.
–Виенас-
–Я всегда гадал... – перебил её Виенас, вставая, не поворачиваясь к ней. – О чём ты думала, когда бросила меня? Что ты чувствовала, когда я кричал твоё имя? Но я никогда не знал твоих чувств, Асим. А тебя никогда не беспокоили мои. Это ты и поведала мне об этом мире – что никому нет дела. Никому нет дела до других. Каждого последнего из нас заботит лишь он сам, и все мы готовы пожертвовать чем и кем угодно ради собственной выгоды. Так мы живём. Я благодарю тебя, Асим, за эту простую истину. Благодаря ней я знаю, что мне надо сделать.
Виенас обернулся и посмотрел на Асим.
–Прощай, Асим. Надеюсь, ты найдёшь покой.
Виенас бросил окурок на землю и ушёл прочь; Асим проводила его взглядом. Она и не думала о том, чтобы достать пистолет или снять маску. Она позабыла о своем задании, о войне, о банде. Она забыла обо всём.
Но о содеянном она помнила всегда.

>> №4693222   #82

>>4693129

>Каково это – предавать? Каково это ударить в спину того, кто в тебе души не чаял, для кого ты была целым миром? Каково это – разрушить этот мир у него на глазах?

Окей вот это вот самую малость неняшно.

>Прощай, Асим. Надеюсь, ты найдёшь покой.

Бже, нельзя же так, у меня чуть сердце не остановилось, когда я подумал, что он её пристрелит здесь и сейчас.

>> №4695371   #83

Угадайте, у кого опять маленький кусок от предыдущей главы отвалился? И просочился из-под внимания корректора, в отличие от основного куска?

Виенас, тем временем, прошёл несколько кварталов; Cклон, постепенно, кончился. Он осмотрелся, чтобы удостовериться, что пришел куда надо. Проверив имя улицы, он посмотрел на часы в пейджере. Почти пора.
Через пару минут рядом с Виенасом остановился небольшой лимузин; он открыл дверь и сел в него. Внутри его ждал пассажир: женщина-зрачок среднего возраста с видимыми морщинами и невозмутимой, успокаивающей улыбкой.
–Здравствуй, Виенас. – сказала она, смыкая пальцы. – Не бедствуешь, полагаю? Могу тебе какой-нибудь напиток предложить?
–Нет.
–Как пожелаешь. – женщина достала из холодильника бутылку вина и наполнила себе бокал. – Не хочешь мне о чем-нибудь рассказать?
–Вы и так всё о ситуации знаете.
–Правда твоя. И выглядит она не лучшим образом. – женщина пригубила свое вино. – Конфликт лишь тлеет, несмотря на пылкую провокацию, разжёгшую его. Такими темпами он мирно разрешится до того, как наша цель будет достигнута.
–Ваша информация устарела. Я...устроил смерть сравнительно важного Рыбака. Его товарищи обязательно попытаются отомстить.
–Боюсь, отстаёшь здесь ты, Виенас. – женщина покачала головой. – Их месть уже провалилась. Мои источники сообщают, что Рыбаки потеряли трёх людей в своей попытке.
–Чего мы и добивались – напряженность нарастает.
–Увы, эффект прямо противоположный, я предполагаю. Всех троих убил один человек – причём зелёный. Он смог устрашить Рыбаков. Да, многие из них все равно рвутся нанести ответный удар, но их лагерь вряд ли, так сказать, победит на выборах – хотя бы потому, что они не знают, куда бить.
Виенас нагнулся и сомкнул пальцы замком.
–Это можно исправить.

>> №4696585   #84

Целая глава 100% концентрированного диалога. Сасуга ковакум.
А ещё опять без корректора. Он временно арестован за оскорбление чувств Эрид.
Эрид скучающе ковыряла салат вилкой. Воткнув вилку в кусочек помидора, она подняла его на свет и посмотрела на него.
–Знаете, я тут подумала... – сказала она, вертя вилкой. – Кто победит: крот или летучая мышь?
Калла и Талхар отвлеклись от своих тарелок и посмотрели на Эрид.
–Серьёзно? Ты это сейчас серьёзно? Ну и дебильный вопрос. – Калла фыркнул. – Очевидно же, что мышь. О чём тут вообще спорить? Она летучая. Крот – нет.
–Это-то да, но они оба слепые. – сказала Эрид.
–Именно. Они на равных условиях. Поэтому крылья дают мыши решающее преимущество.
–Но какого рода преимущество? Кроты же, того, покрепче будут, по...мускулистей. Они ж туннели копают и всё такое.
–Стоп, а разве летучие мыши слепые? – спросил Талхар. – Я думал у них просто, это, зрение очень плохое, или что-то в этом роде.
–Что является ещё одним преимуществом над кротами. – Калла кивнул. – Они и рядом с летучими мышами не стояли.
–Какой им в драке толк от крыльев-то? – Эрид наконец съела кусок помидора, с которым играла. – Что они с ними сделают, улетят? Это не победа, это практически поражение. Сдача, тип.
–Они разве не могут просто порхать над ними и спускаться, типа...царапаться? – спросил Талхар.
–Они не птицы, Тал. – сказал Калла. – У них нет когтей. Ну, особо сильных, по крайней мере.
–Когти не бывают сильными. Сильными бывают лапы. – поправила его Эрид.
–Ты прекрасно поняла, что я имел в виду. – Калла закатил глаза. – Уж больно ты любишь придираться словам для кого-то, кто бросил...
–Сколько раз можно про школу вспоминать, а?! – возмутилась Эрид. – Будто вас там шибко многому научили.
–Манерам, например. – Калла усмехнулся.
–О да, я заметила. – Эрид фыркнула. – И ты опять повторяешься.
–Повторение - мать учения. Ах да...
–Видишь? Опять то же самое. Буквально через секунду. Никакой оригинальности.
К столу подошёл Оглум, подал всем троим второе, забрал пустую посуду и ушёл. Калла, посмотрев на блюдо Эрид, поднял бровь.
–Говяжье рагу? Опять? И ещё про оригинальность что-то говоришь.
–Мне нравится. – Эрид пожала плечами и стала с аппетитом поглощать рагу.
–Я заметил. А как же разнообразие-то?
–Зачем мне разнообразие, если есть говяжье рагу?
–Интересно слышать это от кого-то, кто каждый день меняет свой наряд, прическу и цвет волос.
–Эй, я не каждый день крашусь. Это б совсем бредом было. Краски б сколько понадобилось-то...Плюс, это всё разные оттенки красного, так что не в счёт.
–А куда тогда лавандовый делся? – спросил Талхар.
–Только что ж сказала – всё оттенки красного. Лавандовый не вписывался. Это так, эксперимент был. Сиюминутный.
–Жаль, мне нравилось. – Калла проткнул несколько кусочков огурца на вилку и съел их разом. – Но не с серым. Три разных цвета уже слишком.
Эрид замерла на секунду; она не ожидала услышать от Каллы доброе слово.
–Спасибо. Но мои волосы не серые, они серебристые. "Серые" по-старчески звучит, почти что седые.
–Но это ж всё просто оттенки серого. – сказал Калла. – Разве разница особая есть?
–Ещё какая. Все эти оттенки сильно друг от друга отличаются. У некоторых тефров волосы и вовсе белые.
–Или черные. – тихо добавил Талхар.
–Кстати. – сказал Калла, снова делая шашлык из нарезанного огурца. – Асим ещё не нарыла про Виенаса ничего?
–..Почему ты не попросил их не резать огурец, если все равно куски вместе ешь? – Талхар приподнял бровь.
–Им...Им бы неудобно было, окей? Я это из учтивости.
–Как им может быть неудобно что-то не делать?
–Потому что это не по стандарту. В плане, не "стандартный набор". Короче, ты понял, о чём я. Без огурцов это уже... нестандартная вариация блюда. Что для них лишнее неудобство.
–Вау, ну ты и...учтивый клиент. – удивилась Эрид. – Учтивости обычно от другой стороны ждут. В любом случае, Асим не нашла ничего пока.
–И почему я не удивлен...– Калла вздохнул. – Нам нужно серьёзнее взяться за его поиск, активней к этому отнестись. Он буквально собирается нас либо уничтожить, либо ослабить, мы не можем просто позволить ему беззаботно делать, что хочет.
–Терпение, брат, терпение. – Эрид покачала пальцем. – Всему своё время.
–Время, ага. Он же публичная фигура. Чего мы его после речи не подстережем? Или слежку хотя бы после неё не осуществим.
–Ага, гениальная идея, идти с ним на конфликт посреди толпы и камер. – Эрид хмыкнула, вытирая уголки рта салфеткой. – Особенно после скандала в клубе, который пресса до сих пор мусолит. Плюс, в условиях толпы слежку будет провести сложнее – да и скрываться он наверняка умеет. Не дурак же.
–Значит, таки сидим на задницах. Прекрасно. И с Рыбаками мы ничего делать не собираемся. Хотя они, конечно, тоже признаков жизни особых не подают. Не то что бы это повод.
–Ты вообще босса слушал? – Эрид фыркнула. – Мы выжидаем момент. Мы так и не решили, какой из планов лучше, и теперь мы ждём от них первого действия. По нему и оценим ситуацию.
–Кошмарный план. Я вообще не уверен, что это план. Ковыряем в носу и ждём, пока на нас нападут первыми.
–У тебя есть идеи получше? – Эрид пожала плечами. – Даже если есть, надо было их высказывать, когда мы всё это обсуждали.
–К тому же, смысл же есть, нет? – сказал Талхар. – Это как принять защитную стойку в поединке. Ждёшь, пока противник не, эм...не оставит себя незащищенным атакой, парируешь эту атаку и бьёшь в ответ, используя эту...незащиту? Незащищенность? Да, незащищенность, вроде. Не уверен, правда, что тут это подходит.
–Не особо изящная у тебя метафора вышла. – усмехнулся Калла. – Но я серьёзно ведь говорю. Нельзя просто протирать штаны, ожидая, что решения, ответы и информация к нам сами своим шагом придут.
Дверь в кафе распахнулась. На пороге стоял побитый, окровавленный мужчина, тяжело дышащий и опирающийся на раму. Эрид уронила ложку; братья окаменели. Они узнали этого мужчину – Онур показывал им раздобытую фотографию. Долгий Тавил. Предводитель Рыбаков.
–Накрывайте, друзья, на стол. – со слабой улыбкой сказал он. – К вам гости спешат.

>> №4696609   #85

>>4696585

>Он временно арестован за оскорбление чувств Эрид.

Казнить нельзя помиловать.

>> №4700907   #86

И снова просто запоздалая половина той же главы вместо новой.
...А ещё я опросачился с "сэр", во всех главах стараясь сэров-мистеров правдой и неправдой убрать, чтобы не было чуждых русскому элементов, а потом оказалось, что я в первой кафе-главе уже понапихал триста сэров. Мда.

Талхар потянулся за пистолетом, но Эрид схватила его за руку:
–Не здесь.
Оглум, услышав скрип двери, подошел ко входу. Увидев окровавленного гостя, он ахнул и побледнел.
–С-сэр! Я сейчас вызову...
–Позови отца, Оглум! – крикнула Эрид.
–Но...
Быстро!
Оглум сглотнул и побежал наверх. Эрид встала и грозно посмотрела на Тавила, указывая на него пальцем.
–Садись сюда и не рыпайся, пока босс не придёт. Дёрнешься – убьём.
–Боюсь, боюсь. – Тавил усмехнулся. – Мило вы тут с ранеными обращаетесь.
–Заткнись и иди сюда. И только посмей сиденье кровью заляпать.
Пожав плечами, Тавил доковылял до стола и неуклюже упал на диванчик. Эрид с недоверием зыркнула на него, затем кивнула братьям и побежала к телефону на стойке.
–Сефа! Поезжай в кафе, сейчас же! Зайдешь через служебный!
Как только Эрид повесила трубку, в зал вбежали Шофёр с Глазом; увидев Тавила, Глаз нахмурился.
–Шофёр, закрой кафе. – сказал он, медленно подходя к Тавилу и рассматривая его раны. – Эрид, Сефе ещё не звонила?
–Только что. – ответила Эрид. – Может, и близнецов позову? Или пару-тройку громил?
–Пока нет. Талхар, могу я?..
–А, да, конечно. – Талхар спешно уступил место Глазу.
Сев за стол, Глаз впился в Тавила пронзающим взглядом.
–Смена власти? – сухо спросил он.
–Крайне проницательно, Глаз. – Тавил усмехнулся. – Всё именно так. Бочкова ватага и после его кончины своевольной осталась.
–И что стало для них последней каплей? Сочли провальную месть за слабость?
–Нет, нет, не в том дело. – Тавил покачал головой. – Я же её не организовывал, всё по инициативе тех четырёх. Но причиной эта галиматья всему послужила, да. Эти бравые ребята считали, что мы должны немедленно дать отпор, что подвиг того товарища – оскорбление, которое мы не можем просто стерпеть... Когда Фер окочурился, они то же самое твердили. Кстати, не тот ли самый это товарищ, часом?
Калла вздрогнул; вспоминать про те события он не особо хотел.
–...Это я. – тихо сказал он.
–Завидно рука повешена, друг. Уважаю. – Тавил кивнул в почтении. – В любом случае, сдерживало их лишь то, что бить нам было некуда. Но что бы вы подумали – на днях один из этих ребят подошел ко мне весь такой радостный и сказал, что сочную информацию надыбал – информацию об одном из ваших собственных предприятий. Не под вашей крышей, нет – во владении одного из вас. Смекаете, о каком?
Глаз нахмурился; Шофёр, недавно подошедший ко столу, сжал кулаки.
–Откуда они узнали?
–Без понятия. Хотите мою версию? Крот этот парень – и справочку от боссов получил. Боссы эти, соответственно, либо кто-то из больших ребят, пытающихся через нас ослабить вас и ваших друзей свыше, либо одна из других банд, либо вовсе копы. Понятия не имею, зачем им нас стравливать, правда. Парень тот всегда мне подозрительным казался, но никаких реальных поводов подозревать себя он мне не давал, и стрелял хорошо, так что... – Тавил пожал плечами.
–Крот... узнавший о кафе... – Шофёр широко раскрыл глаза и заскрипел зубами. – Виенас. Он работает на Виенаса.
–Который борец за права? – Тавил приподнял бровь. – Вот это, однако, теория.
–Он не просто за права борец. – сказала Эрид, скрестив руки на груди. – Он маг, способный влиять людям на сознание. Срыв переговоров был его рук делом, почти гарантированно.
–О как? Значит, не вы атаковали, говорите? Звучит не особо убедительно, честно говоря. Но я уже не в том положении, чтобы в вас сомневаться.
–Почему ты тогда послал Бочку, а не сам пришёл? – спросил Глаз.
–Спросите у Бочки. Ах да... И говорить не надо, что я не хотел бы быть на его месте. Без обид, но рисковать мне было совсем неохота. Но о Виенасе этом вы таки поподробней расскажите.
–Больше не о чем говорить. – сказал Глаз. – Он заставил Бочку начать эту войну, убил Фера, чтобы расжечь между нами схватки, и предположительно работает на некую группировку, заинтересованную в ослаблении нас обоих.
–Ну, всё идет в их интересах. – Тавил пожал плечами. – Бочкина рать собирается нагрянуть сюда в течение нескольких дней. За ними почти вся банда; на моей стороне остались лишь несколько, и они, увы, наверняка погибли, прикрывая мой отход.
–Почему ты выступил против атаки? – спросил Глаз.
–Ты серьёзно? – Тавил поднял брови. – Почему я выступил против атаки на кафе посреди города? Когда пресса до сих пор не успокоилась по поводу клуба? Эта затея никому бы не была на выгоду, никому. Даже если бы мы нанесли сокрушительный удар вашей банде, мы бы расстреляли ebаное кафе! Полное тефров! Копы нам бы покою после такого не дали. На нас бы всех началась облава, на каждую суремскую банду до последней – весь Склон бы зачистили. Они с радостью закрывают глаза, пока мы убиваем друг друга и варимся в bлевотном соку нашей бедности, но стоит зрачку тронуть настоящего человека – пиши пропало. И ты спрашиваешь, почему я выступил против?
Глаз сомкнул руки замком и помолчал.
–Итак... Готов ли ты нам помочь? – спросил он после паузы.
–Ну, раз эта тирада нисколько не прояснила моё мнение по поводу всей этой кутерьмы, полагаю, нужно сказать "да". Я готов остановить это безумие, во что бы то ни стало.
–Прекрасно. – Глаз хрустнул костяшками. – Значит, будем бить первыми.

>> №4700920   #87

Или этот Виенас решил что хватит это терпеть именно после вступления в банду братьев, или же вне доступной нам сцены происходит что-то большее и зловещее и остаётся только ждать.

>> №4700926   #88

>>4700920
Вообще, не хочется как-то даже это говорить, потому что debunkить теории, в каком-то смысле, спойлер...
Но, с другой стороны, всё, что я сейчас скажу, из уже написанного...
...Но не высказывалось, а лишь подразумевалось, и на самом деле слишком тонко/неочевидно, что моя вина...
...Энивей, кейкаку Виенаса ждало накаления имевшихся трений между Рыбаками и мини-Айстрой, и братья, через происшествие с Фером, это накаление предоставили.

>> №4708095   #89

Ух и ненавижу я экшн-сцены.

Холмовая была не самой оживленной из улиц. Нет, движение на ней было – как-никак, она была одной из единственных двух дорог со Склона в город – но большинство водителей предпочитало более широкий и удобнее расположенный Имперский проспект. Пустовала она всё же редко, и мимо Каллы проехало множество машин. Ни одна из них не подходила под описание Тавила… пока что. Чаc близился к обеденному; именно тогда, согласно информанту, должен состояться налёт. Ещё одна битва грядёт.
Калла посмотрел на свой пистолет. Ему никогда не нравилось биться Ему никогда не давалось биться. Инцидент с местью был аномалией, он выходил из ряда вон – но, важнее всего, тогда Калла был в ярости. Она ослепила его, притупив его обычные страх и неуверенность. К тому же, и тогда, и в клубе битва подкралась к нему, неожиданная и внезапная; на этот раз он был на атакующей стороне. На этот раз сражение он ожидает – но он к нему все равно не готов.
Их машина стояла на обочине, готовая рвануть в погоню в любой момент. Вместе с ними в западне сидела ещё одна машина, припаркованная на заправке неподалёку. В ней сидели "громилы", как их звала Эрид, или "знакомые", как их звал Онур. Калле они были незнакомы. От их присутствия ему было не легче; впрочем, от Эрид, Онура и Шофера тоже. Какая разница, если Талхара рядом не было? О нём Калла волновался ещё больше, чем о себе. Будет ли он в порядке один? Был ли он в состоянии сражаться? Настолько ли легко было его сотрясение, как он уверял? Калла не знал. Калле неоткуда было знать. Он мог только надеяться.
Пока Калла грыз ногти, гадая, имели ли смысл аргументы Глаза, что «новичков надо распределять», «две группы одинаковой средней опытности», или как он там сказал, Шофёр держал глаза на дороге. Загорелся зелёный, и на Холмовую свернула новая «партия» машин – в том числе и серый джип с коричневым седаном. Как Тавил и говорил.
–Они здесь. – сказал Шофёр. – Готовьтесь.
Онур жестом попросил Эрид, и она передала ему с заднего сиденья автомат. Шофёр стартовал, следуя за седаном; машина «знакомых» ехала позади. Как только встречная опустела, Шофёр подъехал бок-в-бок к седану, и Онур открыл огонь.
Пули изрешетили тело водителя, превратив его в кровавое сито. Передний пассажир, переживший обстрел, пригнулся и схватил руль. Седан стал дёргаться из стороны в сторону, едва сохраняя контроль, и Шофёр бортанул его.
–И так разобьются! – крикнула Эрид. – Джип отрывается! Брось их!
–Никто не должен выжить! – крикнул Шофёр, бортуя седан ещё раз. – Рисковать нельзя! Онур, быстрей!
–Я пытаюсь! – Онур спешно перезаряжался.
Онур ещё раз высунулся из окна, добил переднего пассажира и разрядил остаток магазина в заднее сиденье. Удовлетворенный результатом, Шофёр поддал газу и помчался за джипом. «Знакомые» следовали за джипом по пятам, пытаясь толчком в бок заставить его потерять баланс, но джип был слишком тяжел. Пара «знакомых» открыли огонь из пистолетов, но их пули не попали ни во что важное.
–Твою мать, мы уже в городе! – ругнулся Онур, перезаяжась вновь. – Пора кончать, по-быстрому! Подведи поближе!
Пока машина Шофера приближалась к джипу, из его окна высунулся рыбак и открыл огонь по автомобилю «знакомых». Их водитель, получив свежую дыру во лбу, обмяк и упал на руль; машина, потеряв контроль, врезалась в близлежащее здание. Высунувшись из окна, Онур пристрелил того рыбака, и его тело выпало из машины. Из другого окна джипа высунулся ещё один рыбак и разрядил в Онура очередь из ПП; одна пуля попала ему в руку, и он, вскрикнув, выронил автомат и укрылся в машине.
–Бnяяяяяаааааадь! – Онур схватился за кровоточащее предплечье и сжал зубы. – Автомат-то…
–Xyй с автоматом, Онур! – крикнула Эрид, доставая из-под сиденья аптечку. – Перевязаться можешь?
–Нет времени! – сказал Онур. – Надо… сccyка… надо их кончать! Пока мы на окраине!
Эрид посмотрела на свой жалкий пистолет, сомневаясь в его эффективности на такой дальности, а затем на Каллу. Он сидел, застывший, как статуя. Всё зависело от него, а он даже не мог стрелять. Он не мог заставить себя. После всего, что произошло, после убийства трёх в собственном доме, он не мог даже…
Эрид всунула Калле в руки аптечку и открыла люк.
–Шофёр, сбрось обороты! Едь ровно. Калла, помоги Онуру. Опусти спинку его кресла, так легче будет.
–Ч-что ты делаешь?.. – ошеломленно спросил Калла, смотря, как Эрид встает на сиденье.
–Свою работу.
Эрид залезла на крышу и посмотрела на джип, прикидывая расстояние до него. Она присела и глубоко вдохнула. Её руки превратились в задние лапки кузнечика, и она прыгнула. Взмыв в воздух, Эрид закувыркалась от силы прыжка. Едва успев в последний момент вернуть контроль над полётом, она превратила одну руку в крабью лапу и в приземлении вонзила её в крышу джипа. Держась лишь этой рукой, Эрид болталась за джипом. Собрав все свои силы, Эрид подтянулась на крышу. Один из рыбаков попытался вонзить нож в её крабью ногу, но лезвие отскочило от крепкого хитина. Схватившись за рейлинг нормальной рукой, Эрид вытянула крабью лапу и превратила её обратно в руку. Достав чудом не выпавший при прыжке пистолет, Эрид пристрелила выжившего заднего пассажира через оставленную лапой дырку.
Водитель стал ехать зигзагами, пытаясь стряхнуть Эрид; она смогла удержаться и пристрелила переднего пассажира через люк. Водитель поднял руку, оставив одну на руле.
–Сдаюсь! – крикнул он. – Не стреляй! Я остановлюсь, только не…
–Заткнись и останавливай.
Джип свернул на обочину и плавно остановился. Эрид спрыгнула на землю.
–В-вот, остановился. – сказал водитель, поднимая вторую руку. – Всё расскажу, всё сделаю… Только не убивай. Не убьёшь же?
Эрид опустила взгляд и сжала пистолет.
Никто не должен выжить! Нельзя рисковать!
Эрид глубоко вдохнула и сменила магазин.
–Прости.
Мозги водителя разлетелись во все стороны, и кровь забрызгала салон. Выдохнув, Эрид обмякла и упала на тротуар. Она была вымотана, как нитка. У неё не оставалось сил. Её руки ныли, будто их пытались оторвать. Её роль сыграна. С неё хватит.
Машина Шофера остановилась неподалеку, и из неё выбежал Калла.
–Эрид! Эрид, ты в порядке? Стоять можешь?
–Я… в норме… Но, кажись, вообще ничем двинуть не могу.
–Хорошо, тогда обопрись на меня.
Калла взвалил Эрид на себя и довёл её до машины. Ухнув, он посадил её на заднее кресло и сел рядом.
–Молодцом, принцесса. – сказал Шофёр, уводя машину. – Ты нас выручила. Глаз написал, с остальными они уже справились.
–Обра… обращайтесь. – ответила Эрид со слабой улыбкой на губах. – Онур, у тебя всё норм?
–О, да, всё просто тип-топ. – фыркнул Онур, держась за наспех перевязанную руку. – Только рука самую малость чешется.
–Ну, по крайней мере, ты жив. – сказала Эрид. – И эта хрень позади.
–Позади? – Шофёр вздохнул и покачал головой. – Всё только начинается.

>> №4708402   #90

>>4708095

>Её руки превратились в задние лапки кузнечика, и она прыгнула.

Фух, я уж думал она вытащит рпг и шмальнёт по машине.

>> №4718026   #91

>>4708402
Да как угодно, лишь бы следущая серия подъехала

>> №4718890   #92

>>4718026
Выстрелами из РПГ главы ускорять? Однако, оригинально.

>> №4719504   #93

>>4718026
Она б подъехала ещё неделю назад, если б я не вздумал слепить две с половиной вместе, решив, что многовато чаптербрейков.
ETA ~ 1-2 дня, корректировать много.

>> №4720853   #94

Третий раз. Третий раз мне приходится это постить, потому что каждый раз я снова замечаю редактурную заметку, которую забыл удалить.
Если я и на этот раз что-то проглядел...

Своей "скромной обителью" Нэкал звал своё жильё не для красного словца – он просто говорил правду. Дом не отличался ни размерами, ни интерьером, ни мебелью; единственный эксцесс, который Нэкал себе позволил – отдельная комната под кабинет. . Там он проводил большую часть своего свободного времени, корпея над речами, переписываясь и перезваниваясь с другими активистами, и работая над организацией различных мероприятий . Сейчас он сидел за столом с трубкой у уха, рассматривая исчерченную маршрутами карту города.
–Да. Да, сэр, я понимаю, но мне всё же как-то кажется что вы нас... на второй план отодвинуть пытаетесь. Нет, я вас ни в чем не обвиняю, но... Да. Да, конечно. Вы правы. Что насчёт другой даты?.. Хорошо. Понятно. Спасибо, я подумаю над этим.
Нэкал повесил трубку и тяжко вздохнул. Он повернулся к Виенасу, который сидел на кресле неподалёку и читал газету с очередной статьёй про их движение. .
–Греастский нам не дают. – Нэкал плюхнулся в соседнее кресло. – Согласны либо на Бахтарскую, либо на Корабельную.
–Забавно, насколько эти "альтернативы" дальше от центра. – Виенас перелистнул страницу.
–Ага. Ну хотя бы не совсем прям глушь.
–Значит, мы идём на уступки? Соблюдаем законы , слушаемся правительство?
–Вьен, ты ж знаешь, что я не это имел в виду. – Нэкал вздохнул. – Да, они пытаются нас заткнуть, это очевидней некуда, но сейчас нам трения с насилием совершенно ни к чему.
–Ни к чему? – Виенас опустил диссертацию и посмотрел на Нэкала строгим взглядом. – Наше движение построено на трениях и конфликте, Нэкал. Через них достигаются перемены. Мы теперь согнемся в три погибели, изо всех сил пытаясь не доставить никому неудобств, никого не разозлить? Надо с точностью до наооборот. Надо быть занозой в заду правительства, нарушать порядок, бросать вызов за вызовом закону, государству – так нас услышат, так мы добьемся перемен. И ты себя борцом за свободу зовёшь? Ты смеешь заявлять, что хочешь равенства, даже не смея идти наперекор опрессорам?
–Вау, Вьен, ты это… ты это чего? – ошеломленно спросил Нэкал. – В тебе… В тебе это всё время кипело?
–Я тебе всегда это говорил, Нэкал. Я говорил, и ты слушал, но теперь ты идёшь на попятную. Тебя площадь Исхода напугала? Ты боишься блокировать улицы, стопорить движение по городу, видеть, как весь полицейский контингент города мобилизуют, лишь чтобы сдержать тобою начатое? Тебя это должно было…
–Виенас, хватит. – Нэкал вытянул руку. – Ты неправ. Я… я понимаю, что ты чувствуешь, но ты неправ. Ты неправильно меня понимаешь, меня и мои намерения. Ты меня знаешь. Ты знаешь, насколько я жажду новый мир, сколько я готов отдать за него. Но я не хочу прокласть к нему дорогу из трупов. Я не хочу окрасить улицы в красный. Мы ходим по очень тонкой нитке, Вьен, и на ней висит судьба нашего народа. Да, нам нужно быть услышанными, ты прав. Мы должны бросить выбор установившемуся порядку. Мы должны покончить с опрессией, сокрушить её, порвать в клочья – но с опрессорами нам так поступать не надо. Наше движение мирное, Вьен. Мы хотим быть равными, а не поменяться местами. Мы…
–Я ничего такого не говорил, Нэкал. Не говорил, что нам нужно вооружаться и биться с угнетателями. Я всего лишь сказал, что нас не должны беспокоить их комфорт, их недовольство, и что их «отказ» дать нам Греаст ничего не значит. Ты преувеличиваешь.
–Правда что ли, Вьен? – Нэкал подпёр подбородок рукой. – Я преувеличиваю? После того, как ты мне закатил пылкую речь в ответ на простое «Бахтарская – ещё не глушь»?
–Твоё отношение это явно показало. Большего и не требовалось.
–Ну и лицемер ты, Вьен. – Нэкал закатил глаза. – Споришь с тем, что я не говорил, и потом ещё меня в преувеличении обвиняешь… Но, впрочем, я рад. – Нэкал улыбнулся. – Я рад, что тебе столь важно наше дело, что ты не хочешь, чтоб я сдавался. Видно, насколько тебе не всё равно.
Виенас ничего не сказал в ответ, лишь отведя взгляд.
–Но всё-таки, насчёт всего этого. – продолжил Нэкал. – Я сам за громкие выступления, скандалы и всё такое, но на согласованных акциях народу спокойней. Ты же помнишь, чем кончилась Исхода. Людям может быть боязно теперь выходить.
–Значит, эти люди не на нашей стороне. Если для них их собственные права не стоят какого-то ареста – они их не заслуживают.
–Тебе-то легко говорить, Вьен. Ты ж тефр. Откуда тебе знать, как они с нами-то в кутузке обращаются, что они с нами делают.
Виенас резко окоченел, крепко сжав газету и смяв её в руках.
–Я-я ничего такого не имел в виду, Вьен. – поспешно добавил Нэкал. – Я просто о чём… Это акция поменьше профилем. Мы пытаемся привлечь менее… рисковую аудиторию. Чтоб и них в наше движение вовлечь, ряды наши расширить. В этом, в принципе, и тема-то главная будет – мир, сосуществование, всё такое. Ты ж помнишь, как пресса от прошлого раза плясала – мы пытаемся опровергнуть их клевету.
–Вместо того, чтобы свободы добиваться. – сказал Виенас, придя в норму.
–Вьен… – Нэкал вздохнул. – Это лишь на эту акцию. Остальные организаторы того же мнения – нам нужно разрядить обстановку. Надо дать людям знать, что мы мирные, цивилизованные, и им не враги. Мы не станем послушными, кроткими овечками, или что-то в этом роде. Мы всё так же будем громко протестовать и не дадим нас сковать. И никакую несправедливость мы с рук не спустим.
–Несправедливость, говоришь… – Виенас вновь поднял газету и стал её листать – Вроде того, как тебя на то ток-шоу не пустили?
–Масштаб совершенно другой, но да. – Нэкал кивнул. – Меня б больше удивило, если б они меня таки пригласили. Или ещё кого-нибудь из движения. Любят они притворяться, что нас не существует.
–А говорить они как раз о расовых проблемах сегодня собираются. – Виенас наконец-то нашёл программу и пробежал её глазами. – Довольно нагло с их стороны поднять эту тему, а пригласить лишь пару-тройку тефров.
–Будь бы одним из них ты, уже было б неплохо. – усмехнулся Нэкал.
Виенас приподнял уголки рта, слабо подражая улыбке, и опустил взгляд обратно на газету.
–Оно прямо сейчас идёт, оказывается. – сказал он. – Посмотрим?
–Почему бы и нет? Хоть посмеёмся.
Мужчины ушли из кабинета на кухню. Нэкал включил чайник и стал доставать посуду, а Виенас включил телевизор и стал щелкать каналы. Однако вместо ток-шоу на экране были экстренные новости, идущие по всем некабельным каналам – даже негосударственным.
…число погибших, по сообщениям, составляет одиннадцать; все из них – участники перестрелки. Трое прохожих пострадали от стрельбы и столкновений машин; один находится в критическом состоянии.
Нэкал опустил свою чашку и подошёл поближе к телевизору; на его лице явно читалось волнение.
Двое выживших участников на данный момент в больнице; состояние обоих стабильное. Погоня, скорее всего, является частью недавнего конфликта с участием бандформирования, известного как «Рыбаки»; личность их противников неизвестна. Полиция рассматривает несколько версий, в том числе внутреннюю борьбу…
–Стоп. – Нэкал посмотрел на бегущую строку. – Это случилось на… о нет. Нет, нет, нет! Это было в городе! Пресса… пресса это так
–Пресса – последняя из наших проблем. – сказал Виенас, надевая серьёзную мину наперекор просящейся на лицо улыбке. – Как на это всё отреагирует полиция – вот в чём вопрос.
–Ты… Ты прав. Пусть СМИ и выльют на нас ушат помоев, воспользовавшись этой трагедией… народу придётся куда более тяжко. Что с ним сотворит полиция под предлогом всего этого…
–Страшно представить. – Виенас кивнул.
Он дождаться не мог..
На другом конце города, на заброшенном складе, победители нашумевшей перестрелки смотрели тот же самый репортаж о своих подвигах на старом, барахлящем телевизоре. Когда канал вернулся к своей обычной программе, Онур вздохнул и откинулся в обшарпанном диване.
–За-ме-чательно. – сказал он. – Они выжили. Маловато надежды, что рот они на замке оставят.
–Хоть секунду не дёргайся. – раздраженно бросила Сефа, обрабатывая его рану. – Я ещё не закончила.
–Повернее прихвостней найти не мог? – спросила, хмыкнув, Эрид.
–Да какая уж тут верность… Улик против меня многовато будет. – Онур пожал плечами, чем немало подействовал на нервы доктору. – Пушка, кровь, свидетели… Ребята подумают, что мне и так уже решётки не избежать, значит, можно и собственные приговоры смягчить.
–Свидетели? – Калла приподнял бровь. – На нашей-то скорости?
–Ага, уж я-то повиднее была. – Эрид кивнула. – Ты тоже, кстати, Кал. Когда помог мне.
–Но кровь-то на асфальте не ваша. – сказал Онур. – И, возможно, на автомате.
–Можем попросить Айстра поговорить с ними. – сказала Асим. – Пока они ещё в койках.
–Просить помощи у Айстра… – Глаз нахмурился и скрестил руки на груди. – …значит просить помощи у Инкуба. Это крайняя мера.
–Плюс их палаты наверняка охраняют, и неслабо. – добавил Шофёр. – И их вполне могут допросить, как только в сознание придут, так что времени не будет.
–Вот… как. – Асим отвела взгляд. – Но если Онура всё-таки арестуют, они же его вытащат?
–Да, тогда выбора не останется. – Глаз кивнул. – А пока тебе, Онур, стоит залечь на дно. Чтобы до этого не дошло.
–А нам с Эрид как? – спросил Калла. – Особенно ей. Сами ведь знаете…
–Эй, сегодня-то я просто одета! – возмутилась Эрид. – Я не настолько тупая.
–Волосы-то никуда не делись. – сказал Калла.
–Нет, этого не потребуется. – Глаз покачал головой. – Улики есть лишь против Онура. До того, как на нас остальных выдадут ордер, пройдет куда больше времени, за которое Айстра успеет это предотвратить.
–Вы же не хотели на них полагаться? – удивился Калла.
–Они сами это сделают, без просьбы. – ответил Глаз. – Им не надо, чтобы хоть кто-либо из связанных с ними людей имел проблемы с законом – но Онуру помогать уже поздно.
–Какой же я везунчик. – усмехнулся Онур. – Шлите письма в тюрьму, ребят, а то мне одиноко будет.
–Кстати, про улики. – сказал Калла. – А Эридов трюк с прыжком их не оставил разве? Отпечатки на машине, гильзы, пули…
–Пушка чистая, не отследят. – ответила Эрид. – И я, если ты не заметил, в перчатках.
–До сих пор не пойму, как они твои трансформации переживают. – пробормотал Калла.
–Магия. – пожала плечами Эрид.
–Магия, магия… – хмыкнул Калла. – Кстати, почему репортаж только про нас был? Об Имперском ничего, будто и не было там… ничего.
–Нам повезло. – ответила Асим. – Мы их на заправке застали. Всё быстро и чисто.
–Везёт же. – Калла бросил взгляд на врача, перевязывавшую Онура. Интересно, она ли его с Талхаром тогда лечила? Раз все прямо при ней переговариваются и вообще её в убежище, о котором он только сейчас и узнал, пригласили, значит, ей доверяют. Не слишком ли, интересно?..
–Мне все равно придётся на дно залечь. – Асим пожала плечами. – У полиции наверняка будут вопросы к родне подозреваемого.
–Не за что, сестрёнка. – с ухмылкой сказал Онур.
–Сокамерникам язвить будешь. – бросила в ответ Асим.
Она даже не подозревала, насколько она была права.
Остаток дня Онуру пришлось провести на этом же складе, пока остальные (кроме Каллы и Талхара) носились по городу, связываясь с кем надо и золотя нужные ручки, чтобы заранее смягчить последствия, которыми была чревата погоня. Но занята банда была не только этим – они также искали подходящее убежище для близнецов. Между тем, Онур на складе был не один – ему составляла компания мать. Асим привезла её вместе с их вещами из дома, готовясь к «эвакуации»; сиделка матери был отправлен в щедро оплаченный отпуск. Онур предпочёл бы одиночество; не зря он редко был дома. Впрочем, ему придётся привыкнуть – семье предстояло много времени вместе.
На следующий день, как Онур и подозревал, его «знакомые» всё рассказали: утренние новости растянули его годовалое фото на весь экран. К тому времени Глаз успел обеспечить убежище в одиноком загороднем доме, и близнецы, вместе со своей матерью, отправились в путь. По дороге им пришлось снова заехать домой – мать внезапно вспомнила, что при ней не было её старого кулона, и отказалась куда-либо ехать без него. Все попытки переубедить её были тщетны, и неудивительно: уже годами поменять её мнение было невозможно. Близнецы не знали, зачем они вообще пытались. Может, ещё надеялись, что она вернётся.
К счастью, рядом с домом не было полиции, лишь одинокий мотоциклист, копавшийся в нутре своего коня. Копы, наверное, обнюхивали их старый дом – новый адрес не числился ни в одном документе близнецов. Впрочем, оформлен он был на мать, так что полиция уже может быть в пути. Поторапливаемая этим умозаключением, Асим прокралась обратно в дом, взяла кулон, и вернулась обратно. Теперь-то они были готовы ехать… если б не забывчивость Асим. Посреди вчерашнего хаоса она не заметила, что бак её машины был почти пуст. Им придётся заправиться.
Асим остановилась у колонки и ушла платить, напомнив Онуру сидеть смирно, не издавать и писка и не показывать лица в окне. Они, конечно, тонированные, но мало ли. Онура её наказы оскорбили – будто он возьмёт и пойдёт светить своей разыскиваемой мордой направо и налево. От скуки Онур выглянул в окно и увидел, как полицейская машина подъезжает к соседней колонке, встав в очередь за мотоциклистом. Онур побледнел и спешно отвёл взгляд. Нет, стоп, зачем в сторону-то, голову опустить надо, да, да, да. Так, нет, спокойно. Успокойся. Успокойся и сиди смирно. Стоп, чего он вообще так нервничал? Окна-то тонированные. Копам незачем смотреть в эту сторону. Всё в порядке! Вон, мотоциклист уже уезжает, сейчас копы заправятся и уедут и всё будет просто замечательно. Эх, Онур, дурачок, от ерунды разволновался. Хватит ему уже нервничать. Хватит вообще в машине сидеть!
Онур вышел из машины и беззаботно направился к магазину, намереваясь взять мороженого. Из соседнего авто вышел полицейский и сразу же развернулся, что-то вспомнив.
–Эй, Катилас, тебе взять чего? – спросил он напарника, нагнувшись над дверью.
–Не. – напарник покачал головой. – Ты ж знаешь, как они на заправках цены задирают. Душа не поднимается там закупаться.
–Да ладно, дружище, я плачу. У тебя рожа такая кислая, явно сладость не помешает. Случилось что?
–Вот только калорий мне лишних не… Эй, это не тот ли зрачок? – кислолицый полицейский выглянул из окна. – Со вчерашнего?
Второй коп обернулся и округлил глаза. Онур внезапно осознал, в какой ситуации находится, и бросился в холодный пот. В воздухе повисло молчание.
–З… Здрасьте, офицер. – Онур неубедительно улыбнулся. – Чем могу помочь?
Не ответив, офицер повалил Онура на землю, лицом об асфальт. Забравшись ему на спину, коп стал заламывать ему руки, и Онур вскрикнул; как будто всё это было недостаточно больно, схватили его за простреленную часть руки. Полицейский надел на Онура наручники, по земле дотащил его до машины, швырнул на заднее сиденье и уехал, пока его напарник докладывал о произошедшем по рации.
А Асим лишь смотрела через окно.

>> №4721091   #95

>>4720853
Ничего плохого сказать не хочу, но для слепки "пары" постов оно выглядит как-то... скомкано? Такое ощущение, что ты дал своим братанам почитать текст, и они такие "хаха, анур пидр, азаза" и ты решил его быстренько выпилить. Может это с моей стороны проблема, признаю, но для меня это выглядело как "камни упали, все сдохли".

>> №4721120   #96

>>4721091
Его арестовали, а не убили, же.
Про potential repercussions шума в городе говорилось несколько глав назад и не раз, буквально перед арестом банда говорила "ну, Онура наверняка запекут", (плюс чуть менее релейтед - ещё до этого Нэкал причитал про грядущий копо-здец) так что лично я падения камней не вижу.
Плюс запечен только он, это ж вообще чистыми из воды выйти, учитывая произошедшее. Народу всё с рук сходит постоянно, же.
Алсо, будь бы эти два (на самом деле даже три, лол) отрывка раздельными, всё, что изменилось бы - минус связное предложение в начале каждого и всё.

>> №4721121   #97

>>4721091
Алсо, меньшая расписанность трети с задержанием обусловлена тем, что я наконец-то увидел возможность отлечь от диалогов.
Можно было снова ещё стену тире написать, так-то.

>> №4721167   #98

>>4721120

>Его арестовали, а не убили, же.

В ближайшее время он в сюжете не появится потому что чух-чух-сюжет-причины (если появится хоть раз ещё вообще) - какая в итоге разница жив он или нет? Из каста его убрали, бедная Асим теперь грустная, одна, щитоу нам дальше делать?!

>> №4721172   #99

>>4721167
А это ты уже все сам придумал, тащщемта.

>> №4728561   #100

Угадайте, кто случайно tpaхнул хронологию/линию повествования непредусмотрительностью?
Следующий же фрагмент после этого идет сразу после конца предыдущего, а этому стоило бы быть ещё до фэйло-переезда (и той главе быть ещё больше благодаря следующему фрагменту), ну да что уж теперь.
Планировал опять запостить вместе со следующими двумя-тремя частями, благодаря логической связи, но вот эта хроно-fuckery побудила отделить белую воронушку.
Калла буравил взглядом стакан, смотря на собственное отражение в виски. Остальные сейчас носились по городу, усердно работали, пытаясь обеспечить свою – и его – безопасность, а он сидел и как ни в чем не бывало попивал вискарёк. Да, связей у него все равно не было, так что он бы не смог помочь, даже если бы захотел – но что насчёт погони? Там-то ему связей не требовалось. Он просто сидел сиднем, с пушкой в руке, пока за окном царил ад на земле. Да, в итоге они победили, но победа была не идеальной. Быть может, если б Калла хоть что-нибудь сделал, "знакомые" бы не разбились. Было б меньше смертей, хаоса, паники. Никто б не выдал Онура. Может, погоня вообще бы кончилась ещё на Склоне, и всей этой галиматьи бы не было. Может, ничего б и не поменялось – но Калла даже не попытался. Он просто струсил. Он боялся провала, боялся худшего – и ничего не делал, наплевав на всё, чем было чревато бездействие. Как всегда. Оттого его жизнь – их жизнь – и шла под откос, куда уж, она там с самого начала. Он и Талхара тащил с собой вниз – неудивительно, что он не пошёл с ним пить. Проблема Фера была бы решена давным-давно, если б Калла хоть на секунду побыл мужиком, если б он перестал в три погибели прогибаться под всех и вся, просто чтоб избежать малейшего беспокойства, малейшей неуверенности. Забавно, что он предпочитал точные невзгоды возможному счастью. И вот он здесь, сидит и ноет о своей никчемности, будто самобичевание заменяет самоулучшение. Ну и кусок roвна.
Сквозь толпу к барной стойке проталкивалось знакомое лицо. Эрид, значит? Неудивительно – он ведь выбрал самый близкий к её дому бар. Видимо, среди всех этих спешных рукопожатий и рукозолочений, они нашла время переодеться – на ней снова была привычная ей броская одежда. Не то что бы Калла когда-либо видел её сегодняшний наряд – повторяться не было в её духе.
–Здорово, красавчик. – Эрид села рядом с Каллой и улыбнулась. – Вкус в барах у тебя ничего.
–Стараюсь. – Калла натянул улыбку и глотнул виски. – Часто сюда заглядываешь?
–Не особо, на самом деле. Я в основном в городе отвисаю. Но сейчас туда соваться… не особо вариант. Сам понимаешь. Ты давно тут?
–Не, только вот первый стакан купил. – сказал Калла, потрясывая своим четвёртым стаканом.
–А даму не угостишь? – Эрид ухмыльнулась.
Калла открыл рот с колкостью наготове, но она спешно добавила:
–Шучу, шучу. Я не настолько бедная. – Эрид повернулась к бармену. – Эй, бармен! Маргариту дай!
Бармен кивнул и обернулся к полке, а Эрид повернулась обратно к Калле.
–Кстати, а Тал где? Не с тобой?
–Не знаю. – ответил Калла. – Ушёл куда-то час или два назад. Воздухом свежим подышать захотел, наверное, после всего случившегося-то.
–О как. Звучит странновато. Он так часто?
–Да нет, но, знаешь… подобное тоже нечасто случается. Наверное, стоило спросить – ну да соломка, падение, все дела… – Калла без особого интереса смотрел, как бармен мешает маргариту. – А ты, получается, себе соломку уже подстелила?
–А? –Эрид приподняла бровь. – А, ты про…а-а-а. Да, с тем уже всё. С моей стороны, по крайней мере. Сделала, что смогла… то есть не особо много. Громилы связями не богаты, сам понимаешь.
–Логично. – Калла глотнул виски и вздохнул. – Зато ты хоть что-то делаешь.
Эрид посмотрела на него и тоже вздохнула.
–Кал… Это ты из-за погони?
–Если бы. Точнее… если б только из-за неё. Я ничего не делаю, Эрид. Вообще. Я слишком боюсь что-либо делать. Боюсь, что пойдёт не так, боюсь всё ухудшить, боюсь неизвестного. Я трус, Эрид, эгоистичный трус. Что я вообще успел сделать с тех пор, как в банду вступил? Сидел сиднем в клубе? Сидел сиднем в погоне? Навлек всем бед на голову всей этой xpенью с Фером? Чёрт, да если б не я, мы б вообще не были в этом дepьме. Я несу одни лишь беды, Эрид, и ничем это не возмещаю. И это не только про банду – я и Талхара всегда тащил с собой на дно. Мы никогда не пробовали ничего нового, мы никогда не отстранялись от зазубренной рутины, никогда не пытались постоять за себя перед Фером – и всё по моему решению. Поэтому мы и живём в roвне и всегда будем жить. Потому что я здесь. Здесь, чтобы быть всем обузой.
Закончив тираду, Калла запрокинул стакан и жестом попросил у бармена – уже закончившего маргариту – ещё один. Эрид посмотрела на Каллу, а затем на свой напиток, и поболтала бокал.
–Ну и что, если ты эгоист, Кал? – спросила она, пригубив маргариту. – Как по мне, так это замечательное качество. Это же прекрасно – ценить себя, быть способным поставить себя вперёд других. Да, делать это во вред остальным… не очень хорошо, не пойми неправильно, но… настолько ли плохо думать о себе? Я таким людям завидую, что там, восхищаюсь ими. Типа вот, можешь считать, что Асим жестока, или cyчка, или ещё что, но у неё-то всё под контролем. Она говорит всё напрямую, не переживает, её просто не ebeт – и потому она счастлива. Ну, настолько счастлива, насколько мы, склонные, можем быть. Но ты не эгоист, Калла. Ты б не говорил, даже не думал бы всё это, будь бы ты эгоистом. – Эрид глотнула ещё маргариты и наконец повернулась к Калле. – Ты просто ненавидишь себя. Ненавидишь себя и пытаешься оправдать это любой правдой и неправдой. Ты винишь себя во всём, ругаешь каждое свое решение и жалеешь о нем, и никогда не видишь в себе ничего хорошего. Скажи мне, Кал – тебя хоть кто-то просил вступить в эту банду, спрашивал, хочешь ли ты это сделать? Тебя разве не вырубили, не приставили ствол к виску, не заставили вступить под угрозой смерти? Заслуживаем ли мы твоего сочуствия, твоего сожаления, что ты нас, мол, «вниз тащишь»? – Эрид залпом осушила бокал и глубоко вдохнула. – Не пойми меня превратно, я люблю эту банду. Я люблю всех её членов. Она дала мне новый дом, новую жизнь, цель. Я готова ради неё убивать, готова ради неё умирать – но ты-то не обязан. Ты нам ничем не обязан, наоборот – ты полностью вправе винить нас в том, что испортили тебе жизнь. Да, мы можем сейчас долго спорить, кто прав, а кто виноват, раз ты у нас спеллкарту украл, но суть не в этом. Ты не обязан нам помогать, Калла – но ты пытаешься и сожалеешь, что не можешь. Что это за эгоизм такой? Какой эгоист волнуется о ком-то, кто у него жизнь отобрал? Не ты нас в это roвно затащил, Калла, а мы тебя.Так что хватит корить себя. Ты и так уже сделал достаточно.
Калла не ответил, молча буравя стойку взглядом. Бармен налил ему ещё стакан виски, и он взял его, звеня льдом.
–Знаешь… забавно всё это слышать от тебя. – сказал он. – Не просто потому, что ты была против нашего вступления, и ныла постоянно, и всё такое… но потому что ты так много для нас сделала. Ты приютила нас, успокоила меня и устроила все те дела с врачом и уборкой… и вот ты говоришь, что я ничем тебе не обязан. И ведь не только ты. Глаз скинул с наших спин Фера, дал нам пару магазинов под крышу… И теперь у нас всё лучше, чем когда-либо. В денежном плане, то есть. Времена у нас и поспокойней были, это правда. – Калла глотнул виски. – Но нам даже не надо больше по карманам и сумкам лазить. У нас стабильный источник доходов, и это… это ведь реально что-то. Деньги – это классно. Их приятно иметь, их приятно тратить. Хорошая это вещь, понимаешь? Деньги всем по нраву. Люди могут сколько угодно всякий пафос толкать, но в конце концов, спать приятней на мягкой, чистой кровати, а не обоccaном матрасе, из которого пружины торчат. И я очень… очень ценю, что вы нам всё это дали. Забавно как-то – мы думали, что спеллкарта поменяет наши жизни, но чревата риском быть пойманными владельцами… А в итоге поменяла всё именно поимка. К лучшему. К намного лучшему. Так что неправда твоя, Эрид. Я даже не могу отплатить вам за нашу новую жизнь. Я бесполезен, даже моя карта бесполезна. Я не могу ногу в клешню превратить или что-то такое, не могу скакать между несущихся машин и в одиночку вынести целый джип врагов. Кишка тонка.
–И это нормально. – Эрид похлопала Каллу по плечу. – Я довольно сумасшедшую штуку провернула, она… она не особо образец для сравнения. Ты новичок, Кал. Тебе всё это в новинку. Биться, стрелять, спеллкарту использовать… убивать. Разумеется, у тебя духу иногда не хватает. Тот раз с тремя парнями уже впечатляет… как и твоё восстановление. Никто не ожидает, что ты будешь наравне с нами, имеющими многие года опыта и практики за плечами. Так что просто расслабься и учись. Твоё время настанет.
Калла промолчал, попивая виски. Она его не то что бы убедила, но сказанное Эрид казалось вполне разумным. Может, это и правда нормально. Может, он и правда слишком строг к себе – но лишь «может». Его все ещё терзали сомнения.
И завтрашний день не помог.

>> №4730882   #101

Рубрика "we don't need no proofreader" возвращается!
И сегодня у нас ОЧЕРЕДНОЙ переговор всей банды про план действий. Ведь что может быть прекрасней полилога с кучей разговаривающих лиц и создающейся от этого путаницы?
Надо будет потом как-нибудь ножницами по этому изобилию пройтись.
Кафе "Хризантема" вновь открыло свои двери, окончив предполагаемый "учёт", занявший весь вчерашний день. Так как погоня и близко не дошла до кафе, его популярность не пострадала, и столы всё так же пестрели посетителями. Стол у Шофера на кухне его дома, на втором этаже, тоже был забит – за ним сидели члены его банды, обсуждавшие дальнейшие действия в свете решенного вопроса близнецов. Одна из главных тем обсуждения сидела вголове стола, почёсывая бинты.
–Собственно, что я хочу сказать-то. – сказала тема по имени Тавил. – Вы, ребят, всех до последнего перебили. Никто не станет платить за крышу одному покалеченному парню. А вот поставщиков я все ещё пару-тройку знаю и дружбу с ними вожу, так что...
–Предлагаешь стать дилером под нашей опекой. – закончил мысль Глаз.
–Именно. Никакой гордости, никакой свободолюбивости, никакой злопамятности – с радость буду сидеть у вас на поводке и платить немалую долю. Как по мне, так звучит вполне взаимовыгодно.
–Ага, бежим и спотыкаемся поверить мужику, приславшему двойника на переговоры. – Эрид фыркнула. – И зовущему себя "покалеченным" с парой порезов.
–И как минимум одним переломом. И, строго по словарю, Бочку двойником назвать было нельзя.
–И правда, как я это не подумала, это ведь всё меняет. – язвительно сказала Эрид.
Дверь резко распахнулась, ударившись о стену. Все повернулись на шум и увидели Асим, опирающуюся на раму и тяжело дышащую.
–Асим? – недоуменно сказал Талхар. – Ты разве не должна сейчас...
–Онура загребли. – сказала Асим.
Эрид вздохнула, а Калла округлил глаза; остальные присутствующие не выдали никаких эмоций
–Как это произошло? – спросил Глаз.
–Не знаю. Мы остановились заправиться, я пошла платить, и через минуту из окна магазина вижу, как его на землю валят. И представить не могу, зачем он из машины... – Асим замерла; её глаза округлились. – Пресвятая Сарамала...это был Виенас.
Калла стиснул зубы и сжал кулаки.
–То есть он следил за вами? – Глаз нахмурился. – Значит, он и сюда мог за тобой проследовать.
–О кафе он уже знает. – сказал Шофёр. – И, судя по всему, он не фанат прямых действий...надеюсь.
–Знает Приведшая, нам их и так хватает. – Эрид вздохнула. – Чудо, если за решёткой окажется только Онур.
–..В смысле? – недоуменно спросила Асим.
–Наш многоуважаемый господин регент, волей парламента избранный, на служение благословленный и так далее, и так далее, дал часок-два назад кра-а-айне любопытную речь в прямом эфире. – сказала Эрид. – Поэтому мы все здесь, вне Склона, и отвисаем. Угадай, о чём речь была?
Асим села за стол и скрестила руки.
–Облава. - сказала она.
–Именно. – Эрид кивнула. – Без ордеров, без улик – будут хватать по малейшему подозрению. Весело, не правда ли?
–Айстра обещают, что позаботятся обо всем, что нас это не затронет. – сказал Шофер.
–Логично. – Талхар пожал плечами. – Вряд ли они собираются хоть кому-то, имеющему значение, навредить. Так, наберут полный СИЗО шпаны всякой, на публику поиграют, и успокоятся.
–А ты типа б предпочел, чтобы они реально за нас взялись? – Эрид попыталась дотянуться до кувшина воды, стоявшего у плиты, не вставая.
–Просто говорю. – Талхар, понаблюдав за тщетными потугами Эрид, подал ей кувшин.
–Талхар, возможно, прав. – сказал Глаз, скрестив руки на груди. – Облава наверняка окажется всего лишь показухой, чтобы успокоить электорат. Но мы все равно можем быть затронуты этой "показухой", и Айстра придётся принять меры, чтобы этого не допустить – у нас самих связей в полиции ноль.
–Онура они ведь тоже вытащат, так? – спросила Асим, потирая щёку.
–Вытащат. – Глаз кивнул. – Но это займёт время. Остаётся только надеяться, что ему не нанесут особого вреда при допросе. И сколь поверхностной эта облава ни была бы, нам придётся приостановить нашу деятельность на обозримое будущее. Мы не можем себе позволить ни малейшего риска. Я бы даже посоветовал вам, Калла и Талхар, воздержаться от воровства на время.
–Мы и так этим как-то перестали заниматься. – Талхар пожал плечами.
Всё это время, Калла был глубоко в раздумьях, держась за подбородок. Когда разговор стал утихать, он поднял взгляд и сказал:
–Слушайте...Вот СМИ об этом всём вовсю жужжит, так?
–Разумеется. – сказал Шофёр. – Регент по каждому пустяку речи не даёт. Что там, многое говорит, что речь толкнул именно он, а не начальник полиции.
–Значит, всё серьёзно... – Калла потёр подбородок. – Значит, Альбари обязательно сам про это речь толкнёт...а вместе с ним – Виенас.
–Кал, только не говори мне... – Эрид нахмурилась.
–Так почему бы нам тогда его и не убить?
Эрид застонала; Шофёр вздохнул; Талхар хлопнул ладонью по лицу.
–Позволь мне уточнить. – Асим закатила глаза. – Мы тебе уже говорили, что убить его на публичном мероприятии – плохая идея, и ты, несмотря на это, опять предлагаешь нам это сделать. Посреди бушующих скандалов, трений и полицейской облавы.
–Всё это происходит из-за него! – возразил Калла. – Мы целую вечность уже сидим и терпим, и посмотри, к чему это нас привело!
–Значит, надо сделать все ещё хуже, да? – Асим фыркнула. – О, и борьбе за равенство заодно помешать, перечеркнуть последний год-два прогресса. Почему бы и нет.
–То же самое ты говорила в прошлый раз, и теперь Онур за решеткой! – гневно бросил Калла. – Под пытками, наверняка!
–И я не хочу к нему присоединиться! – крикнула в ответ Асим. – То, что мы в дерьме, не повод нырять в него глубже!
–Ну тогда давай, сиди дальше на жопе и не делай ровно ничего! Обязательно поможет!
–Тихо! – Глаз ударил кулаком по столу, и в комнате воцарилось молчание. Посмотрев Калле в глаза, он сказал:
–Асим права, Калла. Твой план абсурден, безрассуден и ставит нас всех под опасность. Он прямо противоположен тому, что нам стоит делать, учитывая ситуацию – то есть залечь на дно и свести нашу активность к минимуму, пока весь этот хаос не затихнет. Мы понимаем твои переживания и гнев, но дать им волю – значит навредить нам всем. Пожалуйста, попробуй понять.
Калла медленно оглядел присутствующих, не нашел ни в чьём лице поддержки, и опустил взгляд.
–Я понимаю.
Он понял, что дело надо брать в собственные руки.
Кстати, про руки. Я только вспомнил, что, по планам, штатным доктором банды должна была быть пиратская копия Франкен Фран, а не простая какая-то Сефа. Ну что ж уже.

>> №4738438   #102

>>4730882
Ты там из-за E3 так долго пишешь?

>> №4738463   #103

>>4738438
Е3 только пару-тройку последних дней идет и всё равно меня в нем особо ничего не заинтересовало (кроме метро, дума и портов якузы, нынче только парадоксы да пошаговая тактика цепляет, а с последнего поста прошло две недели.
Отвлекла меня сессия.
Писать начал позавчера, но одна глава коротковатая завтра-послезавтра готова уже должна быть, если не обленюсь/не вздумаю перелатать.

>> №4738474   #104

>>4667100
Ты ресурс с фикбуком не попутал?

>> №4738476   #105

>>4738474
А ты серьёзно думаешь, что за 102 сообщения и 4 месяца никто ничего подобного несколько раз уже не сказал?

>> №4740947   #106

Угадайте, кому опять лень корректора звать?
На Склоне вновь наступило утро. Калла неохотно встал с кровати и посмотрел на календарь. Три дня. С ареста Онура прошло три дня, а Айстра всё так же молчали. Ни "скоро вызволим", ни хотя бы "мы над этим работаем"... Может, хоть сегодня они что-нибудь скажут. Впрочем, особой надежды Калла не таил.
Калла накинул первую попавшуюся одежду и пошёл в ванную. Чища зубы, он смотрел в зеркало и думал о прошедших трёх днях – хотя думать было не о чем. Все три дня он провёл дома – дома у Эрид. К себе домой ему дорога все ещё заказана – особенно теперь, посреди полицейских буйств. Надежды, что облава не затронет никого важного, оказались крайне наивными. Нет, затронуть-то она их не затронет – но кого на Склоне вообще можно считать важным? Кому какое дело, если сколько-то там цветноглазых хулиганов за решётку попадёт? Какое влияние могла иметь уличная шпана? Банда Глаза была единственным исключением, и только из-за покровительства Айстры – из-за защиты кого-то реально важного. И даже эта протекция не была стопроцентной гарантией их безопасности – даже не считая Онура, за решёткой уже гнило немало связанных с бандой людей. Букмекеры, громилы, скупщики – даже Старую Габию повалили на землю и заковали в наручники. Старую Габию! Бабулю в инвалидном кресле! И ведь её комиссионка выглядела довольно невинно, ни за что не подумаешь, что там краденое продают. Никто не был в безопасности.
–Эм, Кал? Ты там долго?
Калла тряхнул головой и спустился обратно на землю. В зеркало он увидел Эрид, опирающуюся на дверную раму.
–Мне кажется, зубы ты достаточно надраил. – сказала она. – Не дашь даме носик попудрить?
–Носик попудрить? – Калла выплюнул пасту и сполоснул лицо. – Уже и домоседство макияжа требует?
–Поcpaть. Мне надо поcpaть. Я так из вежливости выразилась.
–Ох, нижайше прошу простить за мою грубость, госпожа. – Калла поклонился и указал на унитаз, будто на открытую дверь. – Прошу вас. Не смею больше вас задерживать.
–Благодарствую, милсдарь. – Эрид сделала реверанс, оттягивая полы несуществующего платья, и подняла крышку унитаза. – С радостью воспользуюсь вашим предложением.
Воцарилась тишина. Эрид и Калла смотрели друг на друга, ожидая, когда "оппонент" струсит. Наконец, Эрид взялась за пояс своих штанов, готовая их стянуть, и Калла спешно ретировался. Гордая своей победой, Эрид захлопнула за ним дверь и приступила к делу.
Калла вошел на кухню и увидел, как Талхар доедает свой завтрак.
–Вы без меня позавтракали? – обиженно спросил Калла. – Я просто оскорблён.
–Половина одиннадцатого, Кал. – Талхар утёр рот салфеткой. – Мы даже тебя ждали, поначалу, но всему есть предел. И тебе доброе утро, кстати.
–Мог бы и разбудить, предатель. – Калла оглядел кухню. – Мне-то хоть что-нибудь оставили?
–Ага. – Талхар встал и положил свои тарелку с вилкой в раковину. – Вон, рядом с микроволновкой, тарелкой накрыто. Эридова домашняя яишенка, ручной работы, под аккомпанемент двух сосисок.
–Вау. Яичница. Вот это кулинарное мастерство.
–Язвить язви, но вышло довольно-таки неплохо.
–Ага, конечно... – Калла снял тарелку с тарелки и присвистнул. – Ладно, и правда аппетитно выглядит.
–А ты как думал. – Эрид появилась в дверном проёме, гордо скрестив руки на груди. – Жаль, что ты так поздно проснулся. У меня что-то было про две сосиски. И яйца ведь тоже...блин, прям хорошее что-то было.
–О, мы-то своими сосисками хорошо сделать можем. – Калла ухмыльнулся и поставил тарелку в микроволновку.
–Да, что-то в этом роде. – Эрид кивнула. – Но лучше. Может, без яиц, это уже как-то натянуто...
–О, кого-то мы натянем, это точно. – Калла усмехнулся.
–Сама подстроилась. – Эрид щелкнула пальцем.
–Как будто в седьмой класс вернулся... – Талхар вздохнул и покачал головой.
–Ладно-ладно, прекращаем, как пожелаете. – Эрид развела руками; микроволновка зазвенела. – Зануда.
–Именно, Тал. – Калла достал блюдо из микроволновка. – Нуудных никто не любит, бросай это.
–Бегу и спотыкаюсь. – Талхар . – Мы сегодня делаем что?
–То же, что и всегда, Талхар – cовершенно ничего. – Эрид пожала плечами. – Залечь – значит залечь.
–И от скуки помереть. – Калла вздохнул и сел есть.
–Можем сходить выпить. – предложил Талхар. – Ещё раз. Раз уж в тот бар поблизости можно, как ты говорила.
–Опять? – Калла поднял бровь. – Второй день подряд?
–У тебя есть идеи получше? – Талхар пожал плечами.
Эрид улыбнулась и облизала губы.
–Кажется, я знаю прекрасный способ двум парням и девчонке весело провести время.
Братья посмотрели на неё, невозмутимо ожидания завершения мысли. Посмотрев на их лица и поняв, что реакции она от них не дождётся, Эрид с энтузиазмом сказала:
–Настольные игры!
–У тебя есть настольные игры? – сказал Талхар. – И ты нам только сейчас говоришь?
–Ну, точнее, настольная игра. Одна. Только вчера нашла, пока убиралась. Ну и раз мы тогда уже в бар собирались, подумала, упоминать незачем.
–Что за игра? – спросил Калла, нарезая сосиску на маленькие кусочки.
–Поселенцы Хмиза.
Поселенцы? – Талхар фыркнул. – Она ж скучная капец.
Ты скучный капец. – парировала Эрид. – А игре просто надо дать обороты набрать.
–Ну, времени у нас явно не в обрез. – Калла пожал плечами. – Можно и попробовать.
–Вдвоем, правда, не сыграть. – сказала Эрид. – Ты с нами или как, Мистер Сварливость?
–Ну-у-у...На унитазе подумаю.
Талхар ушёл; Эрид подвинулась, чтобы пропустить его, и проводила его взглядом.
–Классные у него манеры. – хмыкнула она.
–Будь к нему милосердна, он-то про макияж соврать не может. – Калла усмехнулся.
Эрид открыла холодильник и рассмотрела его содержимое. Увиденное ей не не особо пришлось по нраву, и она со вздохом взяла с дверцы банку пива.
–Средь бела дня пьём, значит? – съехидничал Калла, жуя яичницу.
–Ой, помолчи. – буркнула Эрид. – Либо это, либо томатный сок. Ненавижу томатный сок.
–Потому что на волосы его пролила?
Эрид попыталась открыть банку, и струя пива прыснула ей в лицо.
–А я только про проливание говорил. – усмехнулся Калла. Ух какой у меня сглаз мощный! Я, наверное, маг.
–Ага, стопроцентно. – Эрид взяла полотенце, висевшее рядом с раковиной, и вытерла лицо. – Моя магия меркнет в сравнении.
Калла усмехнулся вновь и решил доесть свой завтрак без ехидств, а Эрид стала старательно мыть свое лицо. После пары-тройки минут старательного умывания, она сочла себя достаточно чистой, вытерлась другой стороной полотенца, и глотнула злосчастного пива. Калла, к тому времени, уже доел, и подошел к раковине, чтобы помыть посуду. Протирая свою тарелку, он сказал:
–Знаешь, я тут подумал...как там Асим, интересно?
Эрид опустила взгляд, направив его в глубину банки.
–В порядке, я думаю. Позвонить-то сказать, что всё тип-топ, не может, сам понимаешь – прослушивание, все дела.
–И то правда. На то на дно и залегла... – Калла поднял тарелку на свет, оценивая её чистоту. – Но мы так не узнаем, если с ней что-то случится.
–Да не, не будет такого. – Эрид дергала колечко банки от скуки. – Она не из тех, что попадаются. Если что-нибудь таки стрясётся, она найдёт способ на связь выйти.
–Наверное...Не думаю, что её особо радует Айстрова медлительность.
–Тянуть за нитки не так уж просто...так они нам наверняка ответят, если спросим. – Эрид глотнула ещё пива. – В пuзду их. Наверняка слишком заняты покрытием собственных задниц, чтоб Онур их вообще eбал.
–Ага... – пробормотал Калла; больше ему сказать было нечего.
Раз он уже начал, Калла решил помыть всю скопившуюся в раковине посуду, пока Эрид без особого интереса глядела в окно и попивала пиво.
–Что-то Тал там долго. – сказала она, когда Калла положил последнюю тарелку в шкаф. – Не поплохело ли там ему...
–Пойду проверю. – сказал Калла.
В туалете Талхара не было. Калла обошел весь дом в его поисках и, наконец, увидел его через окно.
Курящим на крыльце.
–Ты совсем eбанулся?! – возмутился Калла, расхлопнув дверь и выйдя на крыльцо.
Талхар вынул сигарету изо рта и поднял бровь.
–Что? – недоуменно спросил он.
–Что ты здесь делаешь?
–Эм, курю? – Талхар потряс сигаретой. – Сам просил внутри этого не делать.
–Я это у нас дома просил, недели назад! – Калла вышиб сигарету из руки брата. – До того, как мы в это дерьмо вляпались!
–Ты сейчас серьёзно? – Талхар нахмурился и затоптал сигарету. – Нам даже на крыльцо выходить нельзя?
–Без хорошей причины – нет. Сам прекрасно знаешь, что случиться может.
–Что, арестуют? За то, что на крыльце стоял?
–Старуху Габию за сидение в коляске арестовали! – гневно сказал Калла. – Ты думаешь, мы тут шутки шутим? Думаешь, господин Случайный Офицер знает, что ты под крылом Айстра, и не разобьет тебе лицо за то, что ему твой взгляд не понравился?
–Ой, да ладно тебе. Будто копы просто возьмут и приедут сюда ни с того...
На улицу завернула полицейская машина с выключенными сиренами. Она остановилась через дорогу от дома Эрид, прямо на лужайке, которую поливал какой-то подросток.
–Да вы, бnять, шутите. – пробормотал Талхар.
Двое полицейских вышли из машины и наставили свои пистолеты на растерянного подростка.
–Полиция! – крикнул полицейский, будто машина, униформа и значки ни на что не намекали. – На колени, живо! Руки за голову!
–Ч-что проис...– бедняга растерянно смотрел то на одного копа, то на другого, не понимая в происходящем совершенно ничего.
Живо!* – рыкнул полицейский ещё громче.
Подросток упал на колени, трясясь и всхлипывая.
–П-пожалуйста, н-не стреляйте...
–Заткнись! Дёрнись – и мы будем стрелять!
–Вот просто так... – Талхар покачал головой. – Ты прав, Кал. Пора обратно.
Калла не сдвинулся с места, лишь смотря, как один полицейский сковал подростка в наручники, а второй потащил его к машине, прямо по земле.
–Кал? Кал, какого хyя, двигай!
Но Кал даже не дёрнулся. Он смотрел, как коп швырнул подростка в машину и захлопнул за ним дверь, а потом достал рацию и что-то в неё доложил. Талхар тряхнул Каллу и попытался затащить его внутрь силой, и полицейский, закончив свой рапорт, огляделся и заметил их.
–Твою мать. – прошептал Талхар.
Офицер прищурился и медленно пошёл к братьям, положив руку на кобуру.
–Эй, вы двое! – крикнул он, глядя на них с подозрением. – Чёт я вас раньше в этих краях не видел. Что вы тут делаете?
–Мы, э-э.... – Талхар стрелял глазами туда-сюда, пытаясь придумать, что сказать. – Мы...гостим. У подруги.
–И почему мне не верится, интересно? Сейчас у домушников час пик, так сказать, самое время дома обчищать – люди-то по работам разъехались... И я бы точно заметил, если б на район ещё один зрачок въехал, тем более два.
Талхар бросился в холодный пот и сглотнул. Калла не проявил никакой реакции, кроме как медленно сложить запястья вместе. Вдруг дверь у них за спиной открылась, и на крыльцо вышла Эрид.
–В чём проблема, офицер? – спокойно спросила она.
Офицер запнулся, неуверенно глядя то на братьев, то на Эрид.
–Ну, мэм, мне просто было любопытно, что два...нервно выглядящих юноши делали у вашего дома.
–Они со мной, офицер. Они мои друзья. Что-то не так с тем, что они здесь находятся?
–Ну, эм, мне казалось, что у них сложности со входом, будто у них не получается...
–Вы не поняли, офицер. – Эрид нахмурилась и посмотрела на копа исподлобья. – Они со мной.
–Я... – полицейский отвёл взгляд и потёр затылок. – Похоже, я ошибся. Из...виняюсь за причинённые неудобства. Хорошего вам дня.
Офицер качнул фуражкой, ушёл обратно к машине и уехал. Эрид вздохнула и строго посмотрела на братьев.
–Вы чего здесь стоять остались? – спросила оона. – Их машина, что, из ниоткуда возникла, просто так взяла и появилась? Ни увидеть, ни услышать, как она подъезжает, вы не могли?
Талхар вздохнул с облегчением и крепко обнял Эрид.
–Хвала Приведшей, ты пришла, Эрид. Я тут чуть обоcpaться не успел.
–Воу, полегче, здоровяк! – еле-еле сказала задыхающаяся Эрид и оттолкнула Талхара. – Ты меня чуть не раздавил.
–А, прости. – Талхар смущенно потёр затылок. – Должен сказать, коп довольно быстро сдался, как только ты появилась. Я думал, он у нас документы попросит или что-то в этом роде.
–Да он, наверное, квоту набрать просто хотел. – Эрид пожала плечами. – Искал что-то быстрое и легкое для списка, а как малейший признак проблем-пререканий появился – пасанул. Мол, не стоит его времени.
Эрид наклонилась вбок и посмотрела на Каллу, который смотрел на улицу пустым взглядом.
–Кал? Ты там в порядке?
–А? – Калла похлопал глазами и встряхнул головой. – Да, да, всё в норме. Отключился немножко.
–Минуту назад ты точно в норме не был. – Талхар нахмурился. – Стоял, как вкопанный, будто душа тело покинула. Ты точно в порядке?
–В порядке, Тал, в порядке. – Калла потёр плечо. – Просто...испугался, вот и всё.
Эрид несколько секунд молча смотрела на Каллу, а потом указала большим пальцем в дом.
–В любом случае, я там стол разложила, всё готово. – сказала она. – Пойдём заселим эту сyчку.
Калла вновь посмотрел на улицу, на газон, на котором повязали несчастного пацана.
Прошло три дня.
Оставался лишь один.

>> №4744487   #107

>>4667100

Решил всё-таки почитать, показалось интересным...

> С...спеллкарта

И сразу прекратил. Опять какая-то ересь.

>> №4744497   #108

>>4738476
В формате РПГ было бы лучше.

>> №4744499   #109

>>4740947
Прочитал последний кусок. Длинный диалог на кухне о еде. Что он добавляет? Что необходимого читателю он говорит? Что из сюжета мы потеряем, если его убрать? Ни-че-го. Ты знаком с понятием филлера? Вот тут целый громадный шмат текста - филлер.

И зачем так много курсивов. В русском языке с избытком средств описать такое без ввода курсива.

Косо пробежался глазами по паре кусков выше. Такое чувство что диалоги, диалоги, никуда не ведут, ничего не происходит. Вода водовская. Попробуй хотя-бы глянуть что-то про криминал, про Пабло Эскабара, например. Сериал же был.

Тут если смотреть даже бегло по кускам, весь этот текст можно ужать до пары кусочков без потери качества. Поучись у нормального чего-то делать сюжеты. Глянь кино Броненосец Потемкин. Сцена с червивым мясом и очками доктора. Вот ты бы это писал с 10 страниц. А там просто - мясо, и очки. Значит - нет скотины. Все. Вот ты тогда станешь писать лучше, когда научишься писать кратко и без лишнего.

Вот это отличает хорошее произведение от плохого в первую очередь. Даже не сам сюжет, структура. Когда ты видишь что вода течет и течет и течет и течет, это говорит обо всем. Когда ты читаешь Дюну, но видишь насколько там много важных ключевых блоков информации уже на первых полутора страницах. С твои подходом ты бы эти полторы страницы растянул на 11-15 с какими-нибудь пустыми диалогами типа "открыл дверь?" "да" "а вот петли смазал?" "уже яичницу готовлю, подожди" "яичница-шмяичницы, хи хи" "не смейся, а Пампусика поймали" "погоди я дверь смажу". Типа того.

>> №4745221   #110
1529928723620.jpg - (169 KB, 600x600, a39a4f2de6391e850131e0a68d6cf67e.jpg)  
169 KB

>>4744499
Я даже не буду пытаться спорить, потому что тут сразу виден фундаментально разные, так сказать, взгляды на проблему. Что там, лол, я, наоборот, последний пост вставил как раз потому, что, на мой вкус, слишком много дерьма идет вниз, слишком бесперерывный и быстрый поток событий.
Я люблю бесполезные, ничего не привносящие в сюжет или сеттинг, бездельные разговорчики. Я их просто обожаю. Да, нормальным людям такое читать незачем, они зададутся здравым вопросом "на кой вообще здесь это?", а мне норм. Нормальные люди читают про события, про сюжет, ценят атмосферу-грамотное описание, и зачастую пробегают диалоги по диагонали, чтобы просто уловить суть, а я, когда читаю, по диагонали пробегаю все, кроме диалогов. Такой я извращенец. Описания меня вообще интересуют только в гипертрофированной, доведенной до абсурда форме, например, Лавкрафт с его абзацами длиннючих, ещё при его жизни невероятно архаичных прилагательных. А фильмы я вообще особо не люблю, в том числе и из-за краткости-лаконичности-всё to the point.
И, собственно, к чему всё это ведётся-то. Ты расписываешь, как писать хорошо, как это нормально пишется, как сделать текст читаемым и вообще не вызывающим тошноты глаз, как делают это реальные писатели - и всё это совершенно мимо. Я не пытаюсь что-то хорошее написать. Я вообще не пишу. Я графоман, я развлекаю себя и полтора извращенцев из целевой аудитории видео про один стакан на двух девушек. Развлекаю себя, теша свои собственные вкусы и, так сказать, фетиши. Без обдумывания, без редактуры, без претензий на что-либо вообще. Если б я надумал что-то писать, я бы здесь кусочками ничего не постил, я бы сидел один и вышвыривал на бумагу драфт за драфтом, переписывая, перечитывая, редактируя, обдумывая, и меняя каждую буковку по сто раз минимум. Я бы думал над смыслом каждой сцены, на то, нужна ли она вообще и зачем она здесь, вырезал бы половину текста из предыдущего драфта, а потом в следующем драфте вырезал бы ещё половину, чтобы это можно было читать, не плача кровью, чтобы что-то вышло. Но я этого не делаю. Это - работа, это труд, это реальные усилия, чтобы произвести что-то. А я здесь развлекаюсь. Я валяю дурака. Ничего хорошего из этого выходить и не должно, и я этим совершенно доволен. Мне норм. Понимаешь? Мне весело писать про яичницу, мне не весело думать про композицию сюжета, про темы, про то, чтобы все это было интересно и вообще возможно читать. Поэтому я и дальше буду это делать, и поэтому я ничего никогда не достигну. Я ведь и не пытаюсь. Мне норм.

>> №4745430   #111

>>4740947

> –Поcpaть. Мне надо поcpaть. Я так из вежливости выразилась.
> –Ох, нижайше прошу простить за мою грубость, госпожа. – Калла поклонился и указал на унитаз, будто на открытую дверь. – Прошу вас. Не смею больше вас задерживать.

Вот на этом моменте я как ненормальный начал ржать Не надо так больше. Чай вообще-то горячий был

>> №4745617   #112

>>4745430
Ычую. Атмосферность сразу подпрыгнула, ОП, пиши кучу диалогов, они у тебя достаточно выразительные.

>> №4750377   #113

Угадайте, кого посетила гениальная идея продолжить разводить пейсинг и вместо идущего вниз дерьма запостить следующим ФЛЭШБЕК?
Которого ещё одна-две, может три такие же главы будут?
И кто опять не хочет беспокоить корректора?
Жизнь Виенаса разлетелась на кусочки перед его глазами.
Считанные минуты назад он играл в прятки с папой. Он спрятался в шкафу, укрываясь шубой и тихонько хихикая, пока папа бродил из комнаты в комнату, зовя его, пытаясь выманить его. Он обещал сладости, он притворялся, что сдаётся, но сына ему было не обмануть. Виенас слишком хорошо играл в прятки, а папа был слишком наивен.
А теперь папа мёртв.
Лежит, распластанный по полу, с размозженным в кровавое месиво лицом и кусочками мозга и черепа, разлетевшимся по покрасневшему ковру. Всё это сделал один удар. Один удар кувалдой в лицо. Виенас едва сдерживал крик, крепко держась за собственный рот; по его щекам текли слезы. Убийца, совершенно незнакомый человек, пнул труп и плюнул в жалкие остатки его лица. В прихожую вошли ещё двое, оглядываясь по сторонам и помахивая инструментами.
–Обыщите дом. – сказал убийца. – Берите всё, что кажется ценным. Мелкого грохните, а бабу не смейте.
Они убьют его. Они прямо здесь, перед ним, в той же комнате, в паре шагов. Они разбредаются по дому. Они всё обыщат. Ему не сбежать. Ему не спастись. Ему страшно. Мамочка...
Душераздирательный визг раздался с порога дома. Там стояла мама, дрожа и стеклянными глазами глядя на месиво, совсем недавно бывшее папой.
–А вот и она. – убийца ухмыльнулся и расслабленной походкой направился к маме, покачивая кувалдой как будто от скуки. – День вам добрый, государыня. Как видите, вы больше не заняты, так что как насчёт повеселиться?
Мама яростно закричала и резким движением расцарапала убийце лицо, впиваясь в его плоть длинными ногтями. Незнакомец вскрикнул и отшатнулся назад, выронив кувалду из рук. Не теряя ни секунды, мама пнула его в живот и, схватившись за виски, стала выдавливать ему глаза.
–Ах ты ebаная cyка! – убийца выхватил нож из кармана и вонзил маме в бок. Она вскрикнула от боли, и незнакомец вонзил нож ещё раз, и ещё, и ещё, пока её крики не стихли. Тяжело дыша, мужчина взялся за свои глаза и застонал.
–Cyка, больно-то как...Вижу. Кажется, вижу... – приоткрыв один глаз, бандит посмотрел на бездыханную женщину у его ног. – Твою мать. Твою же ebаную мать! Она мертва! Она, бnядь, мертва! Что, cyка, теперь де...
–НЕ-Е-Е-Е-Е-Т! – завизжал Виенас, неспособный более себя сдерживать. – Мама! Мамочка! Ма-а-а-ма-а-а!
Убийца оглянулся и посмотрел на шкаф. Подойдя к нему, он распахнул двери и посмотрел на Виенаса.
–Вот ты где. – сказал он, широко улыбаясь. – Нашёлся, гадёныш.
И Виенас закричал, насколько хватило горла.
–Заткнись, мать твою налево!
Виенас вскочил в постели в холодном поту и схватился за голову. Тяжело дыша, он огляделся. Он в своей комнате. Своей комнате у тёти Дроты. Это был сон. Всё тот же сон. Шесть лет прошло, а кажется, будто вчера. Виенас вытер пот со лба и попытался успокоиться. Он посмотрел на будильник. Шесть утра. Смысла пытаться заснуть снова мало. Стоп, а не наяву ли он кричал?..
Дверь в комнату распахнулась. На пороге стояла тётя Дрота; её морщинистое лицо скривилось в гневной гримасе, и торчащий во все стороны хаос на её голове лишь усилял её образ воплощения ярости.
–Не ори посреди ночи, кретин! – тётя вдарила Виенасу по щеке, и он едва не ударился головой об стену. – Я тут спать пытаюсь! Эгоистичный мелкий roвнюк...
Тётя Дрота ушла, раздраженно бормоча что-то себе под нос. Виенас потерел щёку и встал с кровати. Он убрал постель, оделся. и пошёл на кухню. В холодильнике ничего. Как всегда. Хлеб с майонезом так хлеб с майонезом. Виенас поглотил свой скромный завтрак без особого аппетита, собрал рюкзак, и ушел в школу.
Путь в школу лежал долгий. Виенас был вынужден каждый день ходить пешком по часу в один конец – ни на велосипед, ни на билет на автобус у него денег не было. Были школы и поближе, целых несколько, в шаговой доступности от его дома – но тётя Дрота настояла на том, чтобы он поступил на Склон, и её решения никогда не подлежали обсуждению. Зрачок должен водиться с другими зрачками, говорила она – и отсутствие зрачков у Виенаса её не беспокоило. Их наличия у его отца ей было достаточно – но не зрачкам. Они косились на него, когда он проходил мимо; грабить его они тоже не чурались. Полное отсутствие у Виенаса чего-либо ценного зачастую злило грабителей, и они нередко вымещали эту злобу на нём самом. Даже после всех этих лет, когда "парня-полукровку" на районе уже давно стали узнавать, подозрение и недоверчивость к Виенасу никуда не делись. Зрачков-то он не отрастил.
В школу Виенас прибыл тютелька в тютельку, в последнюю секунду. Обычно в это время учитель начинал отмечать присутствующих, но на этот раз он представлял классу новую ученицу. Она перевелась из другой школы и не выглядела особо заинтересованной в знакомстве со своими новыми одноклассниками; чувство было взаимным. Класс давным-давно разбился на группы, и ни одна из них не искала новых членов. Виенасу тоже было незачем интересоваться новенькой – как и кем-либо вообще. Либо его игнорируют, либо над ним издеваются – и с ней будет так же.
Учился Виенас прилежно, внимательно слушая учителей и конспектируя всё ими сказанное. Впрочем, несмотря на свое упорство в учёбе, отвечать Виенас никогда не вызывался – он не настолько туп, чтобы лишний раз выделяться. Этого ему и так хватало.
Несмотря на свой отчуждённый статус в классе, Виенас никогда не сидел один в столовой – он там никогда не был. У него не было денег на еду. Поэтому обеденную перемену он проводил, зубря на скамейке во дворе. Больше ему делать было особо нечего – ни в школе, ни дома.
–Здорово, приятель! Опять один сидишь?
Виенас поднял взгляд с учебника. Замечательно. Опять Зорбал.
–Тебе не одиноко тут одному? – Зорбал сел рядом с Виенасом, кашлянул и положил руку ему на плечо. – Я о тебе беспокоюсь, чел. Ты ж наверняка и от голода умираешь. Вот, возьми.
Зорбал достал из портфеля полупустую бутылку газировки и открыл её.
–Пищей это вряд ли назовешь, но меньшее, что я могу своему хорошему другу сделать – это утолить его жажду. О, постой, у меня идея!
Зорбал захрипел, собирая мокроту в горле, и харкнул в бутылку.
–Теперь она ещё и питательная. Супчик, так сказать! – Зорбал протянул Виенасу бутылку и ухмыльнулся. – Пей на здоровье. Я с заботой супчик сварил, от сердца.
Виенас покосился на мокроту, плавающую в коле и потихоньку растворяющуюся. Он огляделся и увидел несколько Зорбаловых дружков у стены неподалёку, указывающих в его сторону и смеющихся. Слишком близко. Слишком много. Виенас вздохнул, взял бутылку и запрокинул её залпом. Зорбал сотоварищи посмотрели на него кто в удивлении, кто в отвращении, но все с округлившимися глазами.
–Ва-а-а-ау... Он реально это выпил! – сказал один парень, прикрывая рот ладонью.
–Ну и... – другой задира ошеломлённо похлопал глазами и вдруг рассмеялся. – Ну и псих! Приведшая помилуй, что за псих!
Остальные присоединились к смеху, указывая на Виенаса пальцами и держась за животы.
–Ну и ну, Виенас! – Зорбал согнулся от хохота. – Тебя настолько жажда замучила?
–Погодье, по-п-погодьте. – сказал один из его приятелей через смех, утирая слёзы. – У меня идея. Мы ему поможем. П-передайте бутылку.
Зорбал взял у Виенаса бутылку и кинул её другу; тот поймал её и расстегнул ширинку. Остальные сразу же расхохотались с новой силой, чуть ли не катаясь по полу.
–Хорошо придумал! Хорошо придумал, Сик!
–Ну разве мы не заботливы, Вьен? – Зорбал гоготнул и похлопал Виенаса по спине. – На друзей всегда можно рассчитвать!
–Да-да, я только час назад соку классного выпил! – сказал предложивший идею инноватор, наполняя бутылку. – Тебе он точно понравится!
–Всем хорошим делись с другом! – весело добавил ещё один товарищ.
Виенас посмотрел на часы. Оставалось ещё полперемены.
Он вздохнул и взял бутылку в руки.

>> №4752925   #114

>>4750377
Тебе надо гострайтером работать.

>> №4752927   #115

>>4752925
Как депрессивную лошадь из Голливуда найду - так сразу.

>> №4752934   #116

>>4750377

>Зорбал захрипел, собирая мокроту в горле, и харкнул в бутылку.

Ну, всяко лучше чем чай по рецепту Аббачио.

> тот поймал её и расстегнул ширинку.

Ох фак...

>> №4762288   #117

НУ И ГДЕ

>> №4762296   #118

>>4762288
Не иначе в отпуске.

>> №4762300   #119

>>4762296
>>4762288
Тащщемта, буквально только что оттуда вернулся, лол. И даже в какой-то мере с постом. Осталось только перевести, на что я никаких сроков не даю, потому что после этого я их вечно срываю.
c:laid

>> №4765305   #120

Угадайте, кто опять поленился не то что о существовании корректора вспомнить, а даже перечитать?
Согнувшись над раковиной, Виенас пил воду прямо из-под крана. Пусть уже и прошло несколько часов и пусть он уже пил несколько раз, послевкусие мочи и рвоты никак не покидало его рот. У воды вкус был тоже не из приятных – трубы Склона славились своей паршивостью и добавляли ржавый оттенок к хлорному вкусу. В школе имелись питьевые фонтаны, где вода была фильтрованая, но после первой же попытки ими воспользоваться Виенасу дали понять, что они не для тефров.
Последний урок уже закончился, и Виенас, утолив жажду, забрал нужные учебники из своего шкафчика. Выйдя из школы, он заметил новенькую, беззаботно курящую на крыльце. Прямо у входа. Виенас бы позавидовал такой смелости...если бы ему было не плевать. Когда Виенас прошел мимо девушки, она подняла взгляд и окликнула его:
–Слышь, это ты мочи напился?
Виенас покосился в её сторону, вздохнул и пошёл дальше.
–Эй, я не в этом смысле! Я просто спросила. Я ж имен тут не знаю, вот и узнаю как могу.
–Чего надо? – спросил Виенас, не скрывая раздражения.
–Кажись, я понимаю, чего над тобой издеваются. – девушка усмехнулась и затянулась. – Никто, товарищ, угрюмых зазнаек не любит. Не думал подружелюбней быть?
–Не надо ничего – я пойду.
Виенас отвернулся от новенькой и пошел дальше. Новенькая выкинула сигарету, постоптала окурок и пошла следом.
–Слушай, мы с тобой как-то неудачно знакомство начали. Возможно, я малёк...перефамильярничала. Привыкла просто. Извиняюсь-с. – девушка протянула Виенасу руку. – Меня Асим звать. Тебя?
Виенас подозрительно посмотрел на её протянутую руку.
–Денег у меня нет, а если хочешь домашку, я сделал только грестский. Остальное смогу дать завтра.
–Я не это у тебя спросила, глухомань. Имя мне твоё интересно.
Виенас с прищуром посмотрел Асим в лицо, пристально его изучая.
–...Виенас.
–Что ж, приятно познакомиться, Виенас. – Асим силой пожала его руку. – Дай грестский списать.
Виенас вздохнул и стал копаться в рюкзаке.
–Мы здесь закончили? – спросил он, протягивая тетрадь Асим.
–Ты так и хочешь злым и одиноким остаться? Нет, жизнь-то твоя, делаешь что хочешь, но мне это кажется не самой лучшей идеей.
Виенас закатил глаза, надел рюкзак обратно на спину и пошёл дальше.
–Ко мне уже достаточно каждый день пристают. – сказал он, увидев, что Асим идёт рядом, и пнул лежащую под ногами жестяную банку. –Добавки мне не надо, спасибо. Домашку я тебе дал, так что, будь добра, оставь меня в покое.
–Так я щас и добра. – Асим пнула ту же банку. – Я тебе домашку возмещаю, смекаешь?
–Чем? Прикидываясь друзьями, чтобы и дальше у меня списывать? – Виенас хорошенько вдарил ногой по банке, и она улетела далеко в сторону. – Я тебе и так дам, так что обойдёмся без фарса.
–А, кажись, я поняла. – Асим положила руку на бок и ухмыльнулась. – С тобой никто не разговаривает, если только мочой напоить не хотят, поэтому ты ко всем, кто подходит, с подозрением относишься. Угадала?
–Поздравляю, ты овладела базовой логикой. – Виенас фыркнул. – Хочешь про это диссертацию написать?
–Приму это за "да". И как давно над тобой издеваются?
–Тебе-то что?
–Данные для диссертации собираю. – Асим усмехнулась.
–...Шесть лет. – сказал Виенас, отведя взгляд.
–М-хм. Значит, ты б себя ветераном назвал, так сказать? – Асим скрестила руки за головой. – Мастер профессии, все трюки знаешь, большой опыт?
–К чему ты клонишь?
–К тому, что я тебе помочь могу. За домашку типа расплатиться. Наладить взаимовыгодные отношения, понимаешь?
–"Взаимовыгодные отношения", "фамильярничать"... – Виенас ухмыльнулся.– По лексикону и не скажешь, что грестский ты списываешь.
–Ой, молчи, умник. – Асим усмехнулась и похлопала Виенаса по спине. – Что скажешь-то? По рукам?
–Иначе от тебя, похоже, не отделаться. – Виенас пожал плечами. – Полезного-то вряд ли чего скажешь.
–Вот и замечательненько. Начнем с мочепития...
–Так, тебя туда вообще несёт?
–Туда-туда. Щекотливая для тебя это тема, не щекотливая, а учиться на ошибках...
–Нет, я буквально. – Виенас указал на табличку с названием улицы. – Я-то со Склона ухожу, он кончится через пару кварталов. Уверена, что тебе сюда надо?
–А, фигня. – Асим махнула рукой. – Прогуляюсь немножко. Заняться-то особо нечем.
–Как насчет грестским?
–Как насчет сексом? – Асим сделала пальцы пистолетом и подмигнула.
–Нет, спасибо. – Виенас отмахнулся.
–Как хочешь. – Асим пожала плечами. – О чем я там?.. Ах да, с мочой штука. Хотя, если подумать, нет. Давай лучше...издалека начнем.
–Может, издалека подойдём?
–Не суть. Какая у тебя...общая ситуация? Со всем этим, то есть. Ну, "большая картинка", типа. Как ты со всем этим.
–Скверно.
–Ты прекрасно понял, о чём я, умник. Как ты подходил-то к этому? Молча терпел, как с мочой?
Виенас нахмурился и отвёл взгляд.
–Шибко ты в личное вдаёшься, едва меня встретив.
–Пф, это даже близко у тебя не личное. Это наверняка все в классе, если не школе, знают. Я-то просто слишком новенькая, чтобы знать, и то просто по интуиции догадалась.
–Вот интуицией и пользуйся. Удачи.
Виенас прибрал скорости, отдаляясь от Асим быстрым шагом. Она поняла намек и не попыталась его догнать, вместо этого пожав плечами и развернувшись.
–Ну и ccыкло.
Избавившись от Асим, Виенас направился в парк, где его ждала куда более приятная компания – книга. Чтение было его основным времяпрепровождением вне учёбы. Найти местечко в теньке, нырнуть с головой в свежую книгу, вдохнуть аромат страниц...Местная библиотека была его пристанищем – не будь бы в ней так душно, он бы и в парке не нуждался. Устроившись в теньке дуба, Виенас провёл весь день за книгой, остановившись лишь к закату – и то лишь для того, чтобы пересесть под фонарь. Домой он направился лишь прочитав всё до корки – книгу, послесловие и информацию об издании.
Следующий школьный день Виенаса прошёл так же, как и любой другой. Асим не пыталась с ним заговорить; что там, она его совершенно игнорировала, будто вчера ничего не произошло. Тем лучше. После уроков и привычных побоев от Зорбала сотоварищи Виенас направился в библиотеку. Пора было сдать книгу и взять другую. Смыть кровь и приложить лед к синякам тоже не помешало бы, но это было не столь важно. По пути успеется.
В библиотеке, как всегда, было тихо и безлюдно. Не было никого, кроме старой тефры-библиотекарши, дремлющей за своим столом. Не желая её будить, Виенас решил сначала выбрать новую книгу, а потом уже сдавать старую – таким образом, и беспокоить её придётся только раз. Он стал бродить меж шкафов, выискивая средь полок конкретную книгу – её название вертелось у него на языке, но никак не вспоминалось, и он надеялся узнать его, как увидит. Завернув в другой раздел, он увидел Асим, листающую страницы какого-то романа.
–Что ты здесь делаешь? – спросил Виенас не самым дружелюбным тоном.
–Читаю, если не видишь. – Асим захлопнула книгу и положила её обратно на полку. – Не думал очками обзавестись?
–Мы далеко от Склона. Сомневаюсь, что ты так много б прошла просто чтобы почитать.
–Видал хоть раз на Склоне библиотеку? – Асим покопалась в портфеле и достала тетрадь. – Вот твой грестский, кстати.
Виенас взял тетрадь и положил её в рюкзак.
–Ты столько прошла просто чтобы списать что-то ещё? В школе не могла это сделать?
–Щас. – Асим фыркнула. – С изгоем водиться? Во второй же день? Сама себе приговор подписала бы, уж не пойми превратно.
–Логично. – Виенас достал из рюкзака все остальные тетради. – Вот всё, что я сделал. Можешь уже уйти?
–Нет, конечно. Во-первых, мне только история нужна, во-вторых, я не могу взять вторую поставку, не оплатив первую.
–Оплатив? – Виенас копался в стопке тетрадок, ища историю. – Советами своими? "Совет номер один: не будь тефром", да, спасибо огромное, обязательно запомню, до свидания. – Виенас нашел нужную тетрадь и протянул Асим. – Мы закончили?
–Ишь какой недотрога. – Асим хмыкнула. – Мне казалось, мы уже давно установили, что я ни подмазаться к тебе, ни разыграть тебя не пытаюсь. Если б пыталась, стала б я тебя в школе за пустое место держать, да ещё и признаваться в этом?
–Именно это ты б и сказала, если б пыталась ко мне подмазаться.
–И то правда. – Асим кивнула. – Но я ведь не чисто ради тебя всё это делаю, из доброты душщевной. Я ж свою выгоду имею: домашку и собеседника.
–Прекрасно, теперь мы дружить собрались – Виенас фыркнул. – Подмазыванием и близко не пахнет, никак нет.
–Почему нет? На социальном фронте, так сказать, дела у меня не очень. Новенькая, ни в одну группу не вписываюсь, всё такое. С кем же ещё искать общения, кроме как другим одиночкой?
–К которому ты ни на километр не приблизишься, если кто-то смотрит.
–Ну я ж друзей ищу, а не врагов. – Асим пожала плечами. – Себя ради стараюсь, не тебя.
–Хоть призналась. – Виенас усмехнулся. – Может, присядем? Тут столы есть.
–Во, пошёл разговор. – Асим ухмыльнулась и проследовала за Виенасом в читательскую зону. – Ух и духотища тут...Как насчёт пропустить по стаканчику где-нибудь ещё?
–Нам 15. – строго сказал Виенас, ставя рюкзак на соседний стул.
–Я про молочные коктейли, пьянчуга. – Асим наигранно закатила глаза. – Да и на Склоне мало кто посмотрит.
–А вот тут лучше остановимся. – Виенас усмехнулся. – Я слишком хороший мальчик для этого.
–Прелестно. – Асим хищно улыбнулась. – Тем веселее будет тебя совращать.
–Не веселее, чем вылететь из коктейльной после пинка под задницу. С твоими-то глазами.
–Можешь нам обоим по коктейлю купить. – Асим пожала плечами.
–Ага, будь у меня деньги.
–Значит, затею можно бросать. Джентльмен ведь дожен даму угощать, не наоборот.
–Хорошо, что дам я тут не вижу. – Виенас ухмыльнулся.
–Счастливой тебе девственности с такими стандартами. – Асим усмехнулась. – Ну, раз уж коктейли обломились, займёмся делом?
–Как хочешь. – Виенас пожал плечами.
–Тогда начнём с самого начала. – Асим размяла шею и похрустела пальцами. – Итак, как мы вчера установили, твой подход к, м-м-м...получению издевательств – сжимать зубы и молча терпеть, так?
–У тебя есть идеи получше?
–Ещё как. – Асим покачала пальцем. – Не было бы, не заводила б этот разговор. Твой подход не то что бы неправилен – ты просто не слишком мудро его используешь.
–Мои извинения. Впредь постараюсь быть более мудрым в получении побоев.
–Язвить можешь сколько угодно, правдой от этого быть не станет. Дело-то в чем: терпеть – здравый подход, когда из тебя пытаются выжать реакцию, когда их развлекает именно она, а не сам процесс. Возьмем ту же мочу. То, как ты её залихватски запрокинул, развлекло их ровно так же, как развлекло бы твое сопротивление, если не больше – что там, это их раззадорило. Если б ты пытался защищаться, быть может, их бы удовлетворила одна лишь мокрота. Твоя готовность пить всё это возбудила их азарт, буквально пригласила их продолжить.
–И твои "идеи получше" – это?..
–Для начала, прекрати так делать.
–Гениально. – Виенас фыркнул. – Как я сам до этого не додумался.
–Я сказала "для начала". – Асим закатила глаза. – Сначала закончить дай, потом язви.
–Ну что ж, тогда прошу. – Виенас развёл руками.
–С радостью. – Асим наигранно поклонилась (насколько это возможно сидя). – В общем, старайся анализировать каждую возникающую ситуацию и на лету определять свой подход, по ситуации, а не просто следуй одной стратегии на все времена. Будь, в общем, гибким, адапта...адаптабельным.
Виенас задумчиво потер подбородок.
–Как насчёт дать сдачи? – предположил он.
–Один на троихх, четверых, может, ещё больше? – Асим надменно усмехнулась. – Удачи с этим.
–Может, двое на троих?
–Уж не обессудь, откажусь. Это твоя проблема, не моя, пuзды я за неё получать не собираюсь. Серьёзно, чел, я с тобой разговаривать на людях не смелюсь, а ты предлагаешь мне тебя защищать?
–Не "защищать", помогать. Я и сам биться буду, а ты вместе со мной.
–Ага, и из школы вылечу. Опять. А то и хуже. Башкой думай, Вьенас – даже если ты от них отобьёшься...
–Виенас. – поправил он собеседницу.
–Так быстрее.
–И неправильней. "И" и "й" – совершенно разные звуки. Тебе б приятно было, если б тебя "Сим" звали?
–Почему нет? – Асим пожала плечами. – Самое обычное сокращение. Так и быстрее, для чего сокращения, собственно, и придуманы. Видел хоть раз, чтоб друзья всё время друг друга полными именами кликали? Ах да, у тебя же...
–Ладно, Вьен так Вьен. – Виенас нахмурился. – Давай к теме.
–Без проблем. На чём я остановилась?...А, да, даже если ты их поколотишь, они пойдут плакать директору, что злой тефр-задира их избил ни за что. Угадай, на чью сторону он встанет?
–...Справедливо. – Виенас неохотно кивнул. – Но что за "а то и хуже"? Суд?
–Он самый.
–Ну, это уже не так страшно. Преимущество там уже у меня. Там – их стадион, в суде – мой...
–Ты хоть раз в какой угодно спорт играл, аналогий ты мастер?
–Ну...э-э-э... – Виенас почесал руку и отвёл взгляд. – Ты поняла, о чём я.
–Это да, суд уже не на их стороне будет. – Асим кивнула. – Но и исключение – та ещё перспектива. Останешься ещё один, придётся с неудачником класса дружить...
–Стой, а тебя что, за драку вышибли? – удивился Виенас, проигнорировав крайне очевидный подкол в свой адрес.
–Агась. За братца младшего заступилась, и вот я тут. Впрочем, тех мyдаков они так и не исключили, так что теперь он там с ними один застрял. Бессмысленно как-то всё это оказалось.
–Зато теперь можешь их сколько угодно колотить. Та-то школа больше над тобой власти не имеет.
–Они просто с этой свяжутся. Документы-то мои они сюда передавали, знают, куда звонить.
–И теперь ты, получается, вовсе заступаться за кого-либо отреклась? – Виенас скрестил руки на груди. – Так себе из тебя героиня, честно говоря.
–М-гм, никаких больше драк, нет, спасибо, напрочь бросила. Теперь я простая, тихая девчушка, старающаяся честно заработать на жизнь.
–Ага, честно, как же. Зуб даю, наркоту толкать станешь, змеюка ты склизкая. – Виенас усмехнулся.
–Ах, какое оскорбление! – Асим драматично приложила тыл ладони ко лбу. – В глубочайших сердцах обижена. Лишь молочный коктейль может смягчить мою обиду.
–Я уже говорил, что денег нету, пиявка несчастная.
–Кто знает, может, ты за это время заработать успел. Всяко вероятней, чем твоя победа в какой угодно драке, дpищ ты костлявый.
–Угадай, есть ли связь. – Виенас грустно улыбнулся.
–Что ж, придётся тебя подкачать, получается? – Асим похлопала его по плечу. – Коктейли за мой счёт. Пойдём, белка тебе добудем, качок будущий.
–И где ты их, собственно, добудешь? – Виенас приподнял бровь. – Эту тему мы тоже обсуждали, забыла? На Склоне я таких мест не припомню.
–А, точняк. Тогда по пивку?
–А как же белок? – Виенас улыбнулся.
–Все равно ж питательно. – Асим пожала плечами. – Калорий предостаточно.
–Да, именно питательность пива влечёт людей к этому напитку.
–Именно, именно. Сто процентов. Ты "Княжеское" или "Гавань" любишь?
Виенас не любил ни то, ни другое. Впервые за 6 лет, он любил жизнь.

>> №4765313   #121

>>4765305

>Тебе б приятно было, если б тебя "Сим" звали?
>Почему нет? – Асим пожала плечами.

Хех, так вот откуда ноги растут.

>> №4768563   #122

>>4765305

>Ты "Княжеское" или "Гавань" любишь?

А ГДЕ ГАРАЖ?

>> №4777011   #123

Без корректора, без вычитки, без башни! Зато с ретконом. Сефу уже в франкенфран ретконить поздно, а это можно.
Чет затянулся немножко флэшбек, кажись... Успел уже забыть, что Онур за решёткой, лол. В голове это короче казалось (вообще думал, что быстрая глава-две и снова к Калле). Эта глава вообще абзацем представлялась. Ну да после ещё одной, максимум двух (смотря как решу, что показывать, что за кадром оставить) уже точно к нашим баранам вернёмся. Наверное.
И снова над Алуканной взошло солнце; начался очередной день в жизни Виенаса. Он проснулся на несколько минут раньше будильника, что всегда было приятным сюрпризом, и прошел сквозь свой обычный распорядок утра. Пока Виенас готовил себе завтрак (готовка включала в себя вскрытие консервированной фасоли и вываливание её на тарелку), из соседней комнаты послышались всхлипы и завывания. Замечательно. Тётя Дpoта опять с утра пораньше пить взялась. Зато она его тогда, наверное, трогать не будет, и то спасибо.
–Виенас! Виенас, roвнюк ты мелкий, пива принеси! С холодильника!
Или нет. Вздохнув, Виенас отложил банку с открывашкой и открыл холодильник. Осталось две банки. Учитывая, что только вчера ими всё было забито, пустота холодильника впечатляла. Виенас взял обе и отправился в гостиную.
Войдя, он увидел несметную кучу пивных банок, рассыпанную по полу, дивану и кофейному столику; на последнем ещё лежали остатки какой-то закуси, смутно напоминавшей сушеных кальмаров. Тётя Дpoта сидела на полу, улегшись лицом на стол и не обращая никакого внимания ни на племянника, ни на потребованное ею пиво.
–Не так… – всхлипнула она, подпирая голову предплечьем. – Не так всё должно было кончиться. Не этого…я хотела. Сесе…почему-у-у…
Виенас вздрогнул, услышав имя матери, и вздохнул. Ну вот опять. У тётки так каждый второй день проходил, и пусть это отнимало у неё силы и интерес обстреливать его из батарей оскорблений и побоев, радости было мало. Она ведь не всегда была такой. Он помнил старую тётю Дpoту, весёлую, добрую женщину, приходившую в гости каждую неделю-две, всегда с подарками. Единственную, кто не бросил Маму после брака с зрачком, её последнюю близкую…А осталось от неё лишь это. Может, Виенас и виноват…Покачав головой, он положил банки на стол и вернулся к завтраку.
Школьный день ничем не отличался от любого другого. За прошедшие несколько лет Виенас успел наскучить Зорбалу coтоварищи, которые с тех пор перебрались на другие лoxo-пастбища. Первое время над Виенасом пытались издеваться другие парни, но благодаря годам тренировок с Асим, он без проблем мог справиться с любым неприятелем – даже если их было несколько. Опозоренные поражением от рук щуплого уголька, – у которого, к тому же, была репутация бесхребетного тepnилы – эти горе-задиры стыдились искать помощи, и потому ни разу так и не объединились. Виенаса, наконец-то, оставили в покое. Почти.
–Здоров, пuдpила! Идёшь сёдня куда?
Виенас убрал голову из-под крана и поднял взгляд. Асим. Кто ж ещё.
–Это, знаешь ли, мужской туалет.
–Норм всё, я не внутри. – Асим махнула рукой и перекинула портфель через плечо.
–Уверен, встань бы я так же на пороге женского туалета, все тоже «норм» бы было, ага. – Виенас выключил кран и утёр рот рукавом.
–Я б не против была.
–Ты за женщину не считаешься.
–Тогда в чем проблема, что я здесь стою, м-м-м?
Виенас раскрыл рот и застыл, пытаясь найти выход из логического тупика, в который он сам себя и загнал.
–..Ладно, твоя взяла. – Виенас вышел из туалета и закрыл за собой дверь. – Возвращаясь к твоему вопросу – нет, не иду.
–Прекрасно, прекрасно. Просто монументально. – Асим скрестила руки за головой, держа портфель обеими. – Как насчет по пивным пройтись, раз так?
–Сегодня среда. Мы несовершеннолетние. «Монументально» не это значит.
–Ой, да ладно тебе. Ты серьёзно думаешь, что у нас кто-то паспорт попросит? При том, что ни в одном магазине никто про это и не заикался никогда?
–Магазины-то магазины, а бары это бары.
–А Склон это Склон.
–И то правда. – Виенас кивнул. – Да и наверняка ты все равно завтра опять прогулять собралась. Не боишься, кстати, что нас увидят? В школе ведь ещё.
–Подумаешь. – Асим пожала плечами. – Я давно уже не новенькая. Кто хотел дружить, с теми уже подружилась. Особого вреда не нанесёшь.
–Ага, задир ведь больше не осталось, да-да.
–Ой, я вас умоляю. – Асим надменно усмехнулась. – С чего ты взял, что я с ними не справлюсь, если даже ты смог?
Даже я? – Виенас приподнял бровь. – На драку напрашиваешься?
–Попробуй. – Асим поманила Виенаса. – Одной рукой завалю.
–Так пuзды охота? – Виенас похрустел костяшками. – Всегда рад дать.
–Аналогично, милый. – Асим игриво улыбнулась и послала Виенасу воздушный поцелуй. – Всегда рада дать.
Оба замолкли, посмотрели друг на друга и через секунду разразились смехом.
–Ишь извращенка похотливая! – Виенас похлопал Асим по плечу. – Пошли уже по этим твоим пивным, только руки подальше держи.
–Ничего не обещаю. – Асим хихикнула. – И я вечер имела в виду, дурачок. Четвертый час на дворе.
–Школа завтра – не помеха, а солнечный свет – вполне? Должен сказать, алкоголичка из тебя своеобразная.
–Пошёл ты. – Асим хлопнула Виенаса по спине. – Встречаемся у того продуктового в семь.
–Так точно, шеф.
Виенас отдал честь, и они разошлись. Асим зажгла сигарету и вздохнула. Виенас был прав. Пить посреди недели? Серьёзно? Подумаешь, самых выгодных клиентов посадили, ещё не повод себя распускать. Это не настолько уж катастрофа. Переживёт. Было б легче, если б она могла толкать на Айстровой территории…и деньги щелком пальцем из воздуха вызывать, и в особняке жить, и миром править. С какой стати им её пускать? Просто потому, что её поставщик под ними? Она всего лишь подворотная барыга, малявка не важнее слепня на жonе коровы. Ах, если бы… Асим tpяхнула головой и выкинула окурок. Хватит грёз и «если бы». Как-нибудь да справится, не конец света. Она большая девочка, и похуже бывало. Что там, может, Онура в помощь загрести? Поставщик его знает, завсегдатаев парочка тоже… Звучит неплохо. Надо предложить, как вернётся.
С милым, как известно, рай и в шалаше – жаль, что Асим была холоста. Для трезвых глаз её «шалаш» был плачевным зрелищем – давно облезшие стены, ветхие опоры, мусор, покрывший жалкое подобие газона толстым слоем, тараканы, сочащиеся из каждой щели…Крыша протекала, как бы они её не латали, а стены не скрывали от соседей ни единого звука…но всё-таки это был дом.
Стоило Асим подойти к лестнице, как из одной из ближних дверей вышла знакомая фигура. Прекрасно. Хозяйка.
–О, Экизлар! – сказала она, увидев Асим. – Как раз вовремя, подниматься не придётся. Как батюшка?
–Держится пока что. – ответила Асим, прекрасно зная, что её ответ хозяйку нисколь не заботил. Главный вопрос она задаст сейчас.
–Понятно, понятно. Знаешь, мне вот вообще больно это говорить, но… Вы немножко, кхм, задолжали. За квартиру, понятно. Который месяц от вас ни греста не вижу…
Второй. Второй месяц. При том, что сегодня первое число.
–У нас…сложности. – Асим отвела взгляд. Опять скупая пuзда за свое. – Через неделю-две всё будет.
–AHYC У ТЕБЯ РАЗОДРАН БУДЕТ, ШAЛAВА ПОДКОЛОДНАЯ! – закричала хозяйка и отвесила Асим смачную пощечину. – Думаешь, у меня тут фонд благотворительный? Приют для убогих? Вы мне за ДВА EБAHЫХ МЕСЯЦА должны и ты мне про «неделю-две» говоришь? Чтоб деньги у меня к концу недели были, или я вышвырну папку твоего с коляски под грузовик! Ясно?!
–…Ясно. – тихо сказала Асим, потирая покрасневшую щеку.
–То-то же. И смажьте его чертовы колеса, Приведшей ради, весь дом на скрип жалуется.
Асим кивнула и ушла на второй этаж. Дойдя до конца коридора, она достала ключи и открыла дверь.
–Я дома.
Отец вздрогнул в коляске; должно быть, она его разбудила. Протерев глаза, он посмотрел на Асим и улыбнулся.
–О, Кайна, ты вернулась! Как работа?
И снова мамино имя. Сколько недель назад он в последний раз Асим узнал?.. Вздохнув, она разулась и закрыла дверь на замок.
–Нормально. – ответила она. – Где Онур?
–Понятия не имею. Небось опять с дружками своими шляется. Честное слово, в беду попадет когда-нибудь, и сестра за ним недалеко…Где мы ошиблись, Кайна? Что мы сделали не так?
Ну хоть Онура узнает, вроде как. Асим стала гадать, как давно Онур ушел – была его очередь сидеть с папой, и надолго они его одного не оставляли. Максимум за продуктами можно быстренько сбегать, но кто знает, что отец один натворить может…
…И отошел Онур явно не «быстренько». Прошел час с лишним, а он никак не появлялся. Вот это, наверное, очередь. Скоро уже по пивным пора…Что-то здесь точно не так.
Только Асим подошла к телефону обзванивать Онуровых друзей, как он зазвонил. Сглотнув, она взяла трубку.
–Алло?
–Сесtpух, это ты?
Асим нахмурилась. Голос-то Онура, но звучал он как-то…не так. Одышка? Боль?
–Кто ещё, дурила? Где тебя носит?
–Я…в передряге малёк. И под «передрягой» я имею в виду…участок. Полицейский.
Что?!
–Да-а-а-а…Виноват. Споткнулся. Оформляют арест долго, правда. Ты б, того, не подошла бы к участку, не обговорила б всю эту ситуацию? Батьку Данешу оставить можешь, только позвони ему.
–Хорошо…Хорошо, поняла всё. Иду.
Асим повесила трубку и, застонав, взялась за голову. Катастрофа. Копы сто процентов взятку выше крыши потребуют, а если не заплатит, запекут Онура минимум на десятку – и неважно, за что они его поймали (если вообще было, за что). И признаний фальшивых выбьют из него, небось…Она обязана что-нибудь вытрясти из поставщика. Ростовщики не вариант, лишь глубже себе яму выкопает. Может, поставщик ей работку подгонит, может, чуток продукта в долг даст…Оба варианта казались маловероятными, но они были единственными. Может, у Виенаса попросить?.. Нет, он же ещё беднее. И пивным придётся подождать…Жаль. Ей бы сейчас пара стаканчиков совсем не помешала.
Как и ожидалось, коп потребовал весьма приличную (для Склона) сумму. Он ещё утверждал, что, мол, это ещё выгодное предложение – если дело б дошло до, собственно, дела, судьям-прокурорам-следователям бы пришлось платить куда больше. Будто он и так не с позиции силы говорил. Может, Асим могла бы и поторговаться, раз коп и сам себя как на рынке вёл…Но нет, это б совсем глупостью было. Ещё и рассердится ведь.
Поставщик ждал Асим в их привычном месте встречи, с двумя охранниками у входа. Асим кивнула им, входя, и они кивнули в ответ.
–Ты мне обычно заранее звонишь, Асим. Что-то случилось? – поставщик достал сигареты, взял одну и протянул пачку Асим.
–Спасибо. – Асим вытянула сигарету и прикурила им обоим. – И да, случилось. Если кратко, в roвне я, Мэлгон. Мне нужны деньги, быстро – позарез нужны. Не добыть их – не вариант. Не можешь мне предложить, не знаю, работку какую-нибудь, товара в долг, что угодно?
–Асим, ты ведь давно не новенькая. Никто продукт в долг не даёт.
–И никто настолько не туп, чтобы предать Айстру.
–А Айстра не настолько тупы, чтобы дать кому-либо шанс…если невозврат «предательством» вообще назвать можно. Даже если мы должника убьем, деньги все равно потеряны.
–Органы продать?
–Ты серьёзно думаешь, что у него хоть орган будет на продажу годен? Из него ведь пример сделают.
–Ну прям всё-то тело уродовать необязательно…
–Асим, ты прекрасно знаешь, что словами ты тут ничего не поменяешь. Не имею я, так сказать, полноmочий менять…политику компании.
–Логично… – Асим вздохнула. – А с работкой как?
–Работкой, значит?.. – поставщик потёр подбородок. – Честно говоря, понятия не имею, что я вообще мог бы тебе поручить такого, чего не мог бы поручить тем двоим. – поставщик кивнул в сторону двери. – Извини, Асим, ничем помочь не могу. Если, разве что, на чудо не наткнёшься.
–Ты…Ты, часом, что-то конкретное под «чудом» не подразумеваешь?
–Да, даже кого-то. Не кого-то конкретного, но кого-то. Мага.
Мага?
–Ага. Семья ими в последнее время очень интересуется. Из кожи вон лезут в поисках, но ни одного пока не нашли – бесхозного, разумеется, у правительства никто красть не собирается. Тебе, разумеется, ни за что маг не попадётся, тем более до семьи – но хоть чем-то я тебе помочь должен, вот и говорю.
–А он им для чего?
–Без обид, Асим, но даже я недостаточно важен, чтобы знать. А уж ты тем более.
–Понимаю. – Предыдущий сдох, а спеллкарты штамповать надо. Асим не дура, а о спеллкартах только дуры и не знали. – Не повезло мне, значит…
–Прости, что не смог помочь, Асим. Если что-то появится – дам знать.
–Спасибо, Мэлгон. Пойду я тогда.
Идя по улице, Асим стала мысленно перебирать все хоть сколько-либо возможные способы достать денег. Грабить сложно, рискованно и не особо прибыльно – к тому же, чем она угрожать-то людям будет? Ножом? Хм, его может хватить, на самом деле, но идея все равно скверная – да и вид у неё не самый грозный. Может, органы?.. Ага, щас. Будто она и мечтать могла о том, чтобы убить кого-то и идти из воды сухой. Она не знала ровно ничего об избавлении от трупов и улик, да и связей на черном рынке у неё было ноль – кому продавать-то? А, стоп, она так и не позвонила Виенасу отменить… А на таксофон тратиться жалко. Что теперь, до его дома пилить, чтоб сказать?.. Она ж даже адреса его не знает. А, чёрт с ним, не отменит она ничего. Как бы тупо не было в текущей ситуации жечь деньги на бyxno, ей совсем не помешал бы стаканчик. Может, за ним и решение найдётся.
И нашлось ведь.

>> №4777022   #124

Напоминает рассказ "Странный звук".

>> №4777085   #125

>>4777022
Гугл ничего не дает по запросу.
c:vapeable

>> №4777121   #126

>>4777011
Воу-воу-воу, полегче, приятель, только не говори, что Асим Веньку на спелл-карты продала!

>> №4787618   #127

Ух, кончилось, наконец-то.
I regret everything.
Этот флэшбек был слишком рано in multiple ways.
Теперь ещё следующая глава опять с Асим и Инкубом, ещё и задумывавшаяся изначально как его первое появление...
Ну и фиг с ним.
Сколько времени ни проходило, сколько бы Асим ни бросалась во все тяжкие, она так и не раздобыла хоть сколь-либо значимой суммы денег. А откуда ей взяться-то? Товар у неё давно кончился, а в долг ей брать было не у кого – кто был готов ей одолжить, тот денег особо и не имел. Накопленная ей сумма не составляла и трети месячной ренты – а ведь и с взяткой надо было разобраться. Асим даже пыталась воровать; как и ожидалось, успехов она особых не достигла. Карманник из неё, всё-таки, был совсем никакой. Её "улов" ограничился парой стычек с полицией и дракой-двумя. Один кошелёк она все-таки смогла украсть, но всё, что в нем было - монет на батон-два хлеба и визитка частного уролога. Все эти потуги раздобыть хоть грест, разумеется, не оставляли Асим и минуты на учёбу – не то что бы у неё и до этого была идеальная посещаемость. На счету была каждая секунда. Неделя близилась к концу.
Потратив полдня на споры с продавцами комиссионок о стоимости её одежды, Асим зашла за едой в свой любимый магазин. Они с Виенасом заходили сюда чуть ли не каждый день; привлекали их не цены и не сервис, а старость владельца. Работал он один, и зрение этому скрюченному старичку позволяло заметить лишь самые наглые из краж. Чудо, что магазин до сих пор не разорился. Разумеется, "впустую" ни Асим, ни Виенас сюда никогда не ходили – каждый раз, чтобы не казаться подозрительными, они покупали мелочь или две. Вот и теперь Асим, набив карманы и сумку продуктами и выпивкой, купила у старика один батон хлеба. Выйдя из магазина, она присела на скамейку и закурила. Затягиваясь, она заметила, как из-за поворота появился Виенас, выглядевший довольно взволнованно.
–Эй, Вьен! – крикнула она, махая. – Здрав будь!
–З-здоров, Сим. – ответил Виенас, со всех сил стараясь казаться спокойным. – Скоро в школу возвращаться собираешься?
–Не знаю. Дела, всё такое. – Асим затянулась. – Ты чёт дёрганый какой-то сегодня. Случилось что?
Виенас нервно огляделся.
–Мы...Можно мы куда-нибудь ещё пойдём? Чтоб...чтоб наедине.
–О-о-о, решился, наконец-то? – Асим ухмыльнулась. – Презиками-то запасся?
–Сим, я серьёзно.
–Да знаю я, знаю. Просто прикалываюсь. – Асим докурила сигарету, выкинула её, и встала. – Знаю тут проулок один тихий, пойдём туда.
Дорога до проулка была недолгая, но Виенас все равно полпути оглядывался, и по прибытию бросил ещё пару осторожных взглядов на окрестности. Не найдя результат своих наблюдений удовлетворительным, он настоял на перемещении глубже в проулок, подальше от улицы. Покачав головой, Асим исполнила это требование, и, оперевшись спиной на стену, спросила Виенаса:
–Ну-с? Что вас , дорогуша, беспокоит?
Виенас боязливо огляделся и нашёл, наконец, приватность локации достаточной. Глубоко вдохнув, он посмотрел на Асим испуганными глазами и сказал:
–Сим...Я маг.
Кровь застыла в жилах Асим. Она стояла, не двигаясь, и смотрела на Виенаса округленными глазами. Несколько мгновений прошли в молчании.
–Вьен...Не смешно. Совсем.
–Я не шучу! – Виенас нервно потер ладони. – Я это...почувствовал. Почувствовал, как она наполняет мое тело, течёт по моим венам. Будто всю мою жизнь она спала и теперь, наконец, решила проснуться.
–"Она"?
–Сила, Сим. Просто…сырая, необузданная, концентрированная сила. Мощь. И близко неестественная.
–Может…качаться стал, наконец? – Асим натянула на лицо улыбку. – Дpищам-то непривычно мышцы на костях иметь.
–Да говорю же, серьёзно я! Я не знаю ещё, что именно у меня за сила, но она точно у меня есть. Я её чувствую.
Асим глубоко вдохнула и положила руки Виенасу на плечи.
–Виен, ты не принимал на днях ничего?
–Твою мать, Сим, я сер-
–Я тоже! – Асим сжала плечи Виенаса. – Есть вещества, которые такие ощущения дают, Вьен. Ощущение мощи, силы, всего такого. Ты уверен, что ничего не принимал?
–Я б запомнил, Сим. И ты и сама прекрасно знаешь, что у меня на наркотики ни денег, ни связей нет.
–И то правда. – Асим вздохнула и приложила руку ко лбу. – И то правда, но чтоб ты…и маг… – Асим покачала головой. – Если магия себя никак не проявила, откуда тебе знать, что это именно магия?
–А что ещё?
–Не знаю, но…откуда тебе знать, Вьен? С чего такая уверенность? Организм – вещь странная, Вьен. Он много чего тебя почувствовать заставит. Просто потому, что ты чувствовал что-то в своих жилах…
–Знаешь… Кажется, я её успел использовать. – Виенас опустил взгляд. – Когда я эту, эм…этот прилив силы почувствовал, моя тётя… подобрела. На весь вечер. Командовать мной перестала…и бить…и roвном поливать…
–Прям после того, как ты ту фигню почувствовал? Уверен, что есть связь? Может, день на работе хороший задался?
–Её неделю назад уволили.
–На новую приняли?
–Она ни разу из дома не выходила.
–Значит, ты её загипнотизировал? Просто потому, что она в кои-то веки не полным xyuлом была?
–А сегодня…она разозлилась. – Виенас отвёл взгляд и потер плечо. – Сильнее, чем обычно. Спрашивала, что яв пиво ейподмешал, всё такое…
Асим сглотнула. Не смотреть правде в глаза становилось всё сложнее.
–Н-ну это всё равно не доказывает, что это твоих рук дело, нет? – сказала она нервно. – Ты ж ведь её козёл отпущения. Может, ей просто стыдно…
–Знаешь, что я вспомнил? – перебил её Виенас, глядя на ладонь. – Я всякую фигню руками тогда делал, и ногами тоже. Когда силу почувствовал. Воздух бил, в ладоши хлопал, пальцами щёлкал, топал… Проверял, будут ли мои движения мощнее, случится ли что.
–Ты…Ты это к чему?
–Кажется, я начинаю понимать. – Виенас поднял руку. – Сим, ты что предпочитаешь – Княжеское или Гавань?
–Э? – Асим похлопала глазами. – Гавань, а что?
Виенас щёлкнул пальцами.
–А сейчас?
Асим бросило в холодный пот. Теперь она точно, сто процентов, без единого сомнения предпочитала Княжеское. Она больше не могла отрицать очевидно.
–А....А-а-а... – Асим схватилась за голову и сползла на землю, утыкая лицо в колени. – Я...Я...Сдаюсь, Вьен. Ты маг.
Виенас облегченно вздохнул и оперелся о стену.
–Я ж говорил. – Виенас горько усмехнулся. – Не волнуйся, завтра снова Гавань по нраву станет. Если по тёте судить, конечно.
–Поверить не могу... – пробормотала Асим. – Ты, из всех людей...ты.
–Я тоже. – Виенас опрокинул голову и посмотрел на небо. – Что и думать, сам не знаю. Полезной, наверное, штукой будет. Сила эта. Беды б лишь не принесла...
Асим вздрогнула. Виенас застонал и приложил ладонь к лицу.
–Правительство...Правительство-то не денется никуда. Слава змиям, нашей школе медосмотры не по карману, но ведь на работе-то потребовать могут. А могут и не потребовать. Да и найду ли я вообще работу... – Виенас покачал головой. – В больницу-то рано или поздно наведаться придётся. А там и спалят...и прощай, свобода.
–Н-не арестуют же. – неуверенно сказала Асим, поднимая взгляд. – Всего лишь...
–Всего лишь на госработу возьмут, да. И не отпустят. Никуда. Буду на поводке у правительства сидеть и тявкать по команде, а все решения будут делать за меня. Шибко лучше, да.
–Думаешь…магам так плохо? Жизнь-работа у них вроде комфортные, богатые, даже. Может, даже знаменитостью станешь, как в тех шоу.
–Клетка есть клетка, комфортная или нет. Я хочу быть в контроле своей жизни, Сим. Даже если из-за этого она будет беднее. Делать-то я что буду, правда… – Виенас вздохнул.
–Воровать, может? Под гипнозом люди сами тебе деньги отдадут.
–Ага, типа потом они об этом не вспомнят, и в полиции не заметят серию странных ограблений. – Виенас хмыкнул. Все равно что самому кричать «эй, правительство, я маг!»… и дайте змии, что услышит только правительство. Может, группировка какая меня на черном рынке продаст, маги, небось, нарасхват. Или в бизнесе им полезным окажусь…
Асим сглотнула. Он не знал о спеллкартах.
–Это…тоже возможность. Для тебя. Платить тебе наверняка немало будут.
–Может, и будут…но не надо мне этого, Сим. – Виенас покачал головой. – Я тихую жизнь хочу. Спокойную. Обычную. Без славы, обычной или дурной, и без богатств. Работать на гангстеров как-то с этим не сочетается. Мне б лучше…дом, покой, семью, может. И всё.
–Понимаю. – Асим вздохнула. – Но от меня-то ты чего хочешь, Вьен? Что я вообще сделать могу, чем тебе помочь?
–Я…просто хотел, чтоб ты знала, Сим. – Виенас отвёл взгляд и спрятал руки за спиной. – Секрет…легче вдвоём. Эм, в смысле…держать. Хранить, то есть. Всегда приятно, всегда легче, когда есть кому довериться, душу излить. А у меня нет никого, кроме тебя.
Асим уткнулась лицом в колени и обняла их.
–…Спасибо, Вьен. – сказала она тихонько.
–А-ага… – неловко сказал Виенас, потирая затылок. – К тому же, может, и найдётся, чем помочь. Кто знает? В жизни всякое бывает. Две головы лучше одной, всё такое. И руки тоже. Эм, пары рук. Ты умная. Случится что – придумаешь что-нибудь, до чего я не додумаюсь. Да и силы у тебя больше. Просто…приятно тебя рядом иметь, Сим. Хочу, чтоб ты знала.
Асим впилась ногтями в ноги и прижала их к лицу так сильно, как могла.
–С…спасибо. – пролепетала она, всхлипывая. – Я…не знаю, заслуживаю ли я такого.
–Не тупи, Сим. – Виенас присел рядом с Асим и положил ей руку на плечо. – Ещё как заслуживаешь.
Воцарилось молчание, нарушаемое лишь всхлипами Асим.
–Э-эй, хватит уже. – сказал, наконец, Виенас, натягивая улыбку. – Это у меня тут жизнь с ног на голову внезапным откровением перевернулась, я хныкать должен.
–Прости. – Асим встала и утёрлась рукавом, пошмыгивая. – Виновата.
–То-то же. – Виенас похлопал её по спине. – Ну, вот и…эм…и всё. Это я и…хотел сказать.
–Ага… – Асим потерла нос. – Мне…пора, наверное. Дела, всё такое.
–К-конечно. Всё-то разъяснили уже, как-никак…Ты ж не расскажешь никому, да?
Асим промолчала, не поднимая глаз.
–…Не расскажу. – наконец сказала она и ушла, не оглядываясь.
Перейдя улицу, Асим скрылась в другом переулке. Она глубоко вдохнула и, подождав пару секунд, со всей силы ударила стену. Её зубы были сжаты, а лицо искривлено в раздраженной гримасе. Кровь потекла по её кулаку.
Почему? Почему это случилось? Почему это случилось сейчас? Почему она не могла просто всё проcpaть, потерять дом, брата, отца? Так нечестно. Нечестно, бnядь! За что ей этот выбор? *Как ей выбирать?!
Асим сделала ещё один глубокий вдох и приложила пальцы к вискам. Она медленно досчитала до десяти и выдохнула. Пока что…пока что стоит пойти домой. Отпустить того Онурова дружка, который сегодня с папой сидит. Обдумать всё это, тщательно и неспеша. Может, за чашкой кофе. Или чего покрепче. Да, неплохо звучит.
Увы, её планам помешал неприятный сюрприз – возле её дома стояла полицейская машина. Рядом ней, опираясь на крышу, стоял офицер и оглядывался. Асим нахмурилась. Чего им надо? Требования свои они уже предъявили. Не ожидали же они, что она всю эту абсурдную сумму уже соберёт? Совпадение, быть может? Соседи вызвали? Если б они хотели арестовать Асим, то этот мужик не стоял бы тут, козявки ковыряя. Что ж, пора узнать.
–День добрый, офицер. – сказала Асим, подойдя к полицейскому. – Тут что-то происходит?
Офицер посмотрел на Асим, затем достал бумажку из кармана и посмотрел на неё.
–Это вы, э-э-э…Экизлар?
–Да, фамилия моя. – Асим нахмурилась. Не к добру это.
Офицер сунулся в машину, покопался в бардачке, и достал оттуда маленькую коробочку.
–Мне сказали передать это вам. – сказал он, протягивая её Асим.
Асим открыла коробку и ахнула. Фаланга. И думать не надо, чья. Асим резко захлопнула коробку и ошеломленными глазами посмотрела на копа.
–Капитан говорит, был несчастный случай. – ответил полицейский на её немой вопрос с безразличным лицом. – Прищемило дверью очень сильно, пришлось ампутировать. Ампутация прошла не очень, так что паренёк не в лучшем состоянии. Может, зараза какая в рану попала, или ещё что. Вот капитан и решил вернуть палец семье. Ну, ампутированную часть.
Асим посмотрела на коробочку ещё раз, сжимая её обеими руками. Она и сама не заметила, как задрожала.
–Это…Это всё? – сказала она, тщетно пытаясь натянуть спокойную мину.
–Ага. Капитан просто хотел, чтоб вы знали.
–В-вот как. Спасибо.
Асим побежала домой. Она распахнула дверь, выгнала сиделку, положила коробку на стол и села. Она упёрлась лбом в переплетенные замком руки и стала думать. Времени не оставалось. Пора решать.
Асим посмотрела на коробку, буравя её взглядом. Она сжала руки, впиваясь в них ногтями…и, наконец, приняла решение. Тяжело вздохнув, она подошла к телефону и набрала номер.
–Алло, Мэлгон? Чудо случилось.

>> №4787620   #128

Виенасу было не по себе. Прошло уже два, нет, три дня, а он никак не мог успокоиться. Он маг. Он грeбаный маг. До сих пор не верилось. Но это было не единственной причиной его волнения – Виенас волновался об Асим. Прогуливать она всегда любила, но она никогда не прогуливала столько дней подряд. И позавчера она какой-то не такой казалась, даже до его откровения, и убежала, едва не спотыкаясь…С ней наверняка случилось что-то серьёзное. Виенас ничего об Асим не знал, и старался нос в личное не совать – но, быть может, на этот раз стоит поинтересоваться. Спросить, что не так. Может, ему даже помочь удастся. Неясно, как, но кто знает? Может, даже сила пригодится. Вдруг она ещё что-то может? Он ведь её только-только обнаружил, кто знает, что она таит?
Погруженный в раздумья, Виенас ушёл из школы и даже не заметил, как прошёл мимо Асим. Осознав свою ошибку, он обернулся и неловко помахал рукой.
–З-здорово! – сказал он, натягивая улыбку. Некрасиво как-то с его стороны, просто взять и мимо пройти. Он это, конечно, не нарочно, но…
–Привет. – вяло ответила Асим. Чёрт. Таки обиделась, походу. Ну он и обоcpался…
–И-извини, что…проигнорировал. Не заметил как-то. Задумался. Виноват.
–Ничего страшного. – Асим отвела взгляд. – Не волнуйся.
И правда обиделась. Твою ж мать…нет, стоп. Это совсем не в её духе – от таких мелочей унывать. Она на такое смеётся, ну или язвит. Что-то всё таки случилось.
–В порядке всё…там? – спросил он. – Дома, в смысле. В жизни, то есть. Твоей. В целом. Блин, я имел в виду…просто «в порядке всё» было понятней. Усложнил всё.
–Да, всё…в порядке. – Асим всё так же отказывалась встретиться с ним взглядом. Нутро говорило Виенасу не развивать тему, но он же решил сегодня, того…
–Слушай, если я помочь могу, ты только скажи. Э-э-э, если хочешь, конечно. В личную жизнь, и, эм, всё такое…вторгаться не смею, все дела…
Асим сжала лямки портфеля; её руки дрожали.
–Я…д-действительно тебя…попросить хотела кое-о чём. Пойдём куда потише.
Асим схватила Виенаса за руку и пошла быстрым шагом. Застанный врасплох, Виенас споткнулся и чуть не упал, кое-как сохранив баланс и едва успевая за Асим. Она постоянно оглядывалась, останавливая взгляд на каждой стоящей машине. За ней…наблюдали? Может, её даже преследовали? Виенас сглотнул и собрался с духом. Грядёт что-то серьёзное.
Асим привела Виенаса в знакомый проулок – тот же, что и позавчера. Она завела его не так глубоко, как он тогда – логично, трусом всегда был он. Асим бросила взгляд на оба конца проулка. Хм. Виенас даже не заметил тогда, что это тупик.
–Н-ну… – Виенас неловко играл пальцами. – Что ты попросить хотела?
Асим не сказала ровно ничего, всё так же не поднимая глаз. Её кулаки были сжаты. Она тряслась. Капюшон закрывал её лицо, но Виенас мог догадаться, что улыбки там не было. Виенас положил руку на плечо Асим и сразу об этом пожалел, поняв, что сначала надо было придумать, что сказать. Пока он панически пытался до чего-нибудь додуматься, Асим наконец-то подняла взгляд. Её глаза полнились слезами.
–Прости меня. – сказала она дрожащим голосом, глядя ему в глаза.
Не успел Виенас ответить, как Асим обняла его. Она крепко сжала его, прижимаясь так тесно, как могла. Слёзы стекали по её лица, мoча Виенасу плечо.
–Прости. – пролепетала она, захлёбываясь слезами. – Прости меня, пожалуйста.
–Сим? – Виенас похлопал глазами и обнял её. – Сим, успокойся, всё в поря…
И тут он почувствовал чьи-то ещё руки на своих плечах.
–Прости.
Виенаса рвануло назад, вырвало из объятий Асим. Он обернулся и увидел мужчину, чудовищно огромного мужчину, с полным безразличием на лице. Рядом с ним стоял ещё один, ничуть не меньше первого.
Нет.
Нет.
–Не-е-е-т! – завопила Асим и сразу же была одёрнута третьим мужчиной. Было слишком поздно. Назад дороги нет.
Громилы грубо заломили Виенасу руки, едва их не вывихивая. Виенас дёргался, пытаясь высвободиться, но толку было мало. Как малолетний, хилый дрuщ мог противостоять двум профессиональным чудовищам?
–Сим! – закричал Виенас. – Помоги! Сим!
Асим не двинулась. Она стояла на месте, отведя взгляд, закрывая лицо ладонями.
–Прости...
Этого не происходило. Это не могло происходить. Он спал. Асим бы так не поступила. Асим бы ни за что так не поступила. Не она. Только не она!
Виенас дёргался и дёргался, тщетно пытаясь вырваться, и с бугаев хватило. Кулак прилетел Виенасу в висок. В его ушах зазвенело, его зрение помутнело, и за считанные секунды, мир обратился тьмой.
Виенас обмяк в руках громил, и они утащили его к машине, ждавшей у самого входа в переулок, в который она не помещалась. Асим не могла смотреть, как Виенаса швыряют в багажник. Она до сих пор не могла поверить, что это происходило. Она до сих пор не могла поверить, что она это сделала. Но она не имела права жаловаться – выбор был её.
Асим спешно вышла из переулка, стремясь как можно быстрее удалиться как можно дальше от этого места. Вдруг её аккуратно взяли за плечо, останавливая её. Асим оглянулась, и её глаза округлились.
Инкуб.
Асим видела его в первый раз, но сомнения не было. Это был Инкуб. Даже в своем текущем состоянии Асим не могла игнорировать его дьявольский шарм, его неземную красоту, и вызывали они у неё лишь одно чувство. Обуревающее чувство, затмевающее даже бурю вины, неверия и горя, раздиравшую её душу.
Страх. Берущий до костей, сжимающий сердце страх.
Инкуб, единовластный глава всей организации Айстра, не имел ни малейшей причины быть здесь, лично явиться на захват возможного мага по доносу какой-то уличной малявки со значимостью и доверием постельного клопа. Но вот он здесь, держит Асим за плечо и улыбается ей.
–Добрый день, юная леди. По-моему, мы ещё не знакомы.
–Я…Я…
–Меня Инкубом в местных кругах зовут. – Инкуб тряхнул своими роскошными волосами. – Удобно, ведь по имени меня звать местным языкам крайне сложно. А вы, я полагаю, Асим, наша юная спасительница.
–Я…С-спасительница?
–О, да. Несомненно, да, поверьте. Вы единолично вернули наш бизнес на круги своя, позволили ему продолжить свое существование, и защитили наше будущее. – Инкуб поклонился. – Мы все у вас в долгу.
–Я…
–Вижу, вам эта буква крайне по нраву. – Инкуб усмехнулся. – Не могу вас винить, всем нам надо выбирать любимых, даже в алфавите. Но я вовсе не шучу, моя милая леди – вы поступили крайне мудро, доверив нам вашего друга. Вы ни разу не пожалеете о своём выборе – если, разумеется, сей джентльмен и вправду маг, а не подлая уловка, которую вы на нас.
–Н-нет…Я бы н-ни за что…
–Вот и прекрасно! – Инкуб хлопнул в ладоши. – Ни разу в вас не сомневался, миледи. Поверьте мне, этот поступок открыл вам двери в новую жизнь. Вас ждёт дивный новый мир возможностей, предоставленных нашей компанией, и ваше будущее столь же ярко, сколь ваше очаровательное личико. Это, м-м-м, пожертвование – лучшее решение вашей жизни. Благодарность Айстра не знает границ, и вам соответствующе воздастся за вашу услугу. Поверьте, мы никогда не забываем своих долгов.
Асим молчала, глядя на свои ладони и шмыгая.
–Я…Я его ещё когда-нибудь увижу?
Инкуб улыбнулся ещё шире и погладил Асим по голове.
–Не волнуйтесь, моя дорогая леди. Если повезёт…то нет.
А Асим всегда была редкостной неудачницей.
Как вы могли догадаться, опять ни одной вычитки. Лентяи gonna лень.

>> №4787982   #129

И никогда не узнать, что было написано...

>> №4788056   #130

>>4787982
Не иначе, тред проклят

>> №4788058   #131

>>4788056
Аж думать страшно.

>> №4789120   #132

>>4787982
Где?

>> №4789168   #133

>>4789120
Здесь, же. Не то удалённый пост был, не то гостбамп.

>> №4791457   #134

>>4789168
Ааа
Это я возмущался по поводу двух постов подряд

>> №4791465   #135
1538227519582.jpg - (46 KB, 700x700, _dHFroos_Ps.jpg)  
46 KB

>>4791457
..Возмущался?

>> №4791802   #136

>>4791465
Ну можно же было по мере написания выкладывать, чтобы чуть-чуть размазать. Хочется читать чаще

>> №4791818   #137

>>4791802
Но это один пост, просто не поместившийся в лимит.

>> №4792076   #138

>>4791802
Если так охота, могу по логически завершенным маленьким порциям выложить. Следующий пост как раз из двух-трех таких состоит, и один (примерно в треть предыдущего двойного поста по размерам) уже готов но ещё не переведён.
Хотя в целом как-то надо хоть иногда дольше двух секунд без chapter break-а продержаться в одном месте-времени...

>> №4793585   #139

В самом роскошном пригороде Алуканны, на приличном расстоянии от города, стоял особняк. Стоял он там ещё с времен после-Исходного восстановления, и один взгляд на него захватывал дух и душил завистью – века ничуть не преуменьшили его красоту и грандиозность. Жил в этом чуде архитектуры лишь один человек, оставив прислуге отдельный дом на этом же крайне немалом участке, человек заметного достатка и статуса, человек, известный под множеством имён – в том числе и «Инкуб».
Асим стояла у ворот участка и сверлила взглядом интерком, не решаясь его использовать. Её дорогу сюда нельзя было назвать ни короткой, ни спокойной – ей пришлось проехать через весь город, целый город, полнившийся полицейских и постов. И после этого придётся возвращаться. Какой же дурной идеей было сюда приехать – но всё же лучше бездействия. Оно б было трусостью. Оно б было предательством.
Наконец, Асим собралась с духом, глубоко вдохнула, и нажала на вызов. Где-то через полминуты из интеркома послышался раздражённый голос:
–Кто там?
–Асим. Экизлар.
–Экизлар…Экизлар… – послышалось шуршание страниц. – В списке нет. Проваливай.
–Передайте Инкубу, что я здесь.
–Уверен? Он не особо любит, когда его всякая шваль тревожит, и недовольство он явно не на мне выместит.
–Уверена.
–«А»? Ну и голос у вас, дамочка…Сейчас.
Интерком затих, и через несколько минут ворота открылись.
–М-мои извинения, мэм. – раздался тот же голос из интеркома. – Пожалуйста, проходите.
Асим не ожидала, что это сработает, а уж тем более столь резкой перемены в отношении. С другой стороны, будь бы Инкуб предсказуем, её б сейчас здесь не было.
Охранник с интеркома, ставший куда вежливей, покинул свою будку и довёз Асим до особняка; заезжать на участок на собственном авто было запрещено. Асим гадала, как это правило сочеталось с пышными вечеринками, которых Инкуб наверняка был фанат, и сколь логично было охраннику оставлять пост; впрочем, долго она об этом не думала. Не это сейчас важно. У входа в особняк Асим ждал дворецкий, который добрые пять минут вёл её по нескончаемым коридорам и, наконец, привёл её к Инкубу.
Инкуб расслаблено лежал на диване, в одной руке держа трубку, а другой побалтывая неизвестный напиток. Одет он был лишь в халат – к счастью, крепко затянутый – и с его волос капала вода. Оставалось лишь гадать, из бассейна ли он вышел или из душа – и что он хочет сказать, принимая гостя в таком виде.
–…не беспокоиться, мистер Нэрис. – говорил Инкуб по телефону. – Можете быть уверены, всё будет сделано в кратчайшие сроки, недовольными не останетесь. Что касается вашей стороны сделки...А, прошу прощения, мистер Нэрис, у меня гость. Подождите немного.
Повесив трубку и оставив бокал, Инкуб встал и распростёр руки; его халат сразу же разошёлся. К счастью, на нём были плавки; значит, всё-таки бассейн. Не особо легче.
–Симочка! – радостно воскликнул он. – Как же я рад тебя видеть. Совсем от одиночества загнулся! Коктейльчик не желаешь? Покушать, может? Купнуться?
–С кем ты разговаривал? – спросила Асим.
–А, фигня, сенатор один. – Инкуб отмахнулся, не особо спеша закрыться. – Ты как дайкири предпочитаешь – с клубничкой, баначиком, просто так?
–Я не лясы с тобой точить пришла, Инкуб. – холодно ответила Асим. – Мой брат в тюрьме.
–Змиюшки милостивые! – ахнул Инкуб. – Он что-то сделал?
–Ты прекрасно знаешь, что он сделал.
–Неужто преступление? Он что, не знает, что это незаконно?
Асим не ответила, сверля Инкуба нахмуренным взглядом; тот засмеялся и подошёл к ней.
–Шучу, шучу. – Инкуб похлопал Асим по плечу. – Чего ж ты только сейчас-то о мне пришла? Бедняга уже днями там гниёт.
–Мы вас попросили сразу же, как его арестовали. Всё, что мы получили в ответ – заверения, что вы над этим работаете.
–«Нас». – Инкуб покачал пальцем. – А надо было сразу меня просить. Впервые обо всём этом слышу.
–Впервые слышишь об аресте, о котором уже который день новости жужжат? – Асим отмашкой отказалась от закусок, поднесённых дворецким.
–Впервые слышу, что ты хочешь с этим помощи. – Инкуб взял печенье с подноса и съел его. – Не хотел предполагать, не особо вежливо. Гордость ещё вашу ущемлю или ещё что. И дай угадаю – попросили вы Свинцерукого? Если да, то ни разу не удивлён, что я ничего не слышал. Он тот ещё упрямец, скорее лопнет, чем о помощи кого-то попросит. А связей у него, как у Вьенчика зрачков.
Асим не выдала никакой реакции на имя Виенаса. Инкуб не выдал разочарования в этом.
–В общем, займусь я этим, не беспокойся. – Инкуб гордо стукнул себя по всё так же обнаженной груди. – Братишка твой будет на свободе быстрее, чем ты скажешь «надлежащее судебное разбирательство». Ну а теперь, когда с этим разобрались, в бильярдик не желаешь? Откушать, может? Скверным б я был хозяином, если б дал гостье голодной уйти.
–Благодарю, но у меня дела. – без какой-либо любезности ответила Асим. – Я пойду.
–Ну во-о-от. – разочарованно заскулил Инкуб. – Но что ж поделаешь. Удачи там!
Асим ушла вместе с дворецким, показывающим ей путь обратно. Инкуб взял с оставленного подноса гроздь винограда и вздохнул.
–Никак не подобреет. – пробормотал он, жуя виноград. – И уважения к начальству никакого…
Покачав головой, Инкуб сел на диван и поднял трубку.
–Алло, мистер Нэрис? Простите за задержку. А насчёт вашей стороны сделки…есть у меня пара идей.

Онур ждал. Его привели в комнату допросов несколько часов назад (разумеется, связав руки за спиной), и он всё так же был один. А может, и не несколько часов назад. Может, меньше, может, больше. Онур давно потерял счёт времени. За все те дни, что он провёл здесь, его кормили два раза – жидкой, безвкусной баландой. Спать ему тоже не особо давали – в его камере почти круглосуточно звучала громогласная музыка. Её милостиво отключали на пару часов в день, лишь чтобы разбудить Онура её возобновлением. Разумеется, музыка и сейчас не смолкала. И звучали всегда Виверны. Он, бnядь, ненавидел Виверн. Хоть мешок с него сняли. Теперь Онур мог полной грудью вдыхать затхлый воздух и видеть обшарпанные стены и постоянно мигающую лампочку. И холодно, мать его. Будто в камере слишком тепло было.
Музыка затихла. Дверь, режа ухо скрипом, открылась, и в комнату вошли три офицера; двое встали позади Онура, а один подошел к столу. О, наконец-то знакомое лицо.
–Давненько не виделись, капитан. – Онур улыбнулся. – Вы и на день не постарели.
–Экизляр, значит? – капитан усмехнулся и сел напротив Онура. – Не могу сказать, что удивлён встрече, но и продвинулся ж ты! От ограблений к массовому убийству, вот это карьера!
–О, нет, капитан, карьера у меня не лучше вашей.
Капитан нахмурился и положил руку на стол.
–Юморист, значит? Должен сказать, ими у нас после трёх дней редко остаются. Крепкий ты орешек, признаю…но смысла в этом ноль. Ничего ты этим не добьёшься. Улик против тебя выше крыши, и это ещё не учитывая свидетелей. Ты не отправишься за решётку, Экизлар. Ты отправишься прямиком на стул. Смекаешь? Это 100% гарантировано…если только не заговоришь. Всего-то этого и надо, Экизлар. Говори, и будешь жить. Говори, и, может, даже пожизненное не получишь. Если ты был всего лишь инструментом в чужих руках, а не сделал всё это по своей воле и инициативе, история совсем другая. Да и кого ты вообще обманываешь? Свидетели видели твоих сообщников. Они видели, что ты не один, и то же самое сказали твои прихвостни – грамотно сделал, что ничего им про этих сообщников не рассказал. И смысл их прикрывать? Смысл жизнь свою выкидывать? Скажи нам, с кем ты, под чьими ты был приказами, и кто тебе помог – и ты будешь жить. Жить и дышать воздухом свободы. Или же умрёшь ни за что. Что ты выберешь?
Усмехнувшись, Онур откинулся в стуле.
–Ну что вы, капитан? Я разочарован. Мы наконец-то с вами свиделись, а вы твердите ровно всё то же, что ваши коллеги в меня уже два дня вдалбливают. Или поновее что придумайте, или бросьте уже это дело, а?
Капитан вздохнул и свел руки.
–Вот какой ответ, значит… – сказал он, качая головой.
–Начнём ногти дёргать, сэр? – предложил другой полицейский.
–О-о-о, и наглядное доказательство пыток оставите. – усмехнулся Онур. – Гениальная затея.
–Нет. – капитан покачал головой. – Нет, его явно ничем обычным не пробьёшь. И про доказательства он прав…так что давайте ту штуку достанем.
–Сэр, вы же не о…
–О нём, конечно. О чём же ещё? Несите сюда.
–С-сэр, не надо! – взволновался третий коп. – Он же совершенно секретен, и даже не закончен ещё! Ни единого испытания не было! Нам его доверили только на…
–На экстренный случай, да. – капитан кивнул. – Угрожающий государству. И я б сказал, что зрачки, разъезжающие по улицам города средь бела дня и поливающие всё вокруг свинцом – вполне, мать его, экстренно.
–Н-но, сэр…
Несите сюда. Это приказ.
–…Да, сэр.
Один из полицейских ушел. Онур скрыл свое беспокойство маской беспечного любопытства, стараясь казаться всего лишь заинтригованным. Капитан не говорил ничего, лишь смотря на Онура и ожидающе тарабаня пальцами по столу. Наконец, полицейский вернулся, толкая непонятную чёрную коробку размером с тумбу.
–Молодца! – сказал капитан. – Можем начинать.
Капитан открыл отсек сбоку устройства и достал из него что-то, напоминающее помесь пистолета заправочного с пистолетом обычным, соединенное с устройством чем-то вроде не то шланга, не то провода.
–Прежде, чем начнём, Экизлар, должен тебя предупредить. – сказал капитан, оглядывая «пистолет». – Эта технология…ещё, так сказать, исследуется, так что могут быть некоторые…неполадки. Уверен, что не передумал?
Онур посмотрел на устройство, затем на капитана, и сглотнул.
–…Нет.
–Как хочешь.
Капитан пожал плечами, направил устройство на Онура, и оно ярко засветилось красным.
И Онур познал боль.

>> №4799018   #140

Вычитки, хоть один повторный взгляд на написанное и корректор - это всё для слабаков. Впрочем, это ж уже само собой разумеется, незачем упоминать.
Площадь Исхода вновь полнилась людьми – а их сердца полнились гневом. Безжалостная облава не оставила ни одного суремца равнодушным; их друзья, знакомые и любимые арестовывались в массовых масштабах, без разбору и разбираельства – как тут не возмутиться? Правительство не давало внятного ответа на это возмущение, ограничиваясь вялыми уверениями, что "дело каждого задержанного будет тщательно и непредвзято рассмотрено" и что "ни один невинный не останется за решёткой" – крайне любопытно этим подразумевая, что на каждого задержанного будет заведено дело. И теперь люди собрались в их излюбленном месте, чтобы требовать реальных ответов, чтобы быть услышанными, чтобы добиться справедливости. Акция была санкционированная и полностью легальная – правительство не смело отказать организаторам в разрешении, боясь ещё больших недовольств.
Калла был столь же полон ярости, как и любой другой в той толпе, но вызвана она была совершенно другим. Он так же злился на правительство за приказ об облаве, так же злился на полицию за столь безжалостное его исполнение – но весь этот гнев и в подметки не годился тому, что он испытывал к истинному виновнику всего этого дерьма.
Виенас.
Стоит себе на сцене, все тараторя и тараторя про "негуманное отношение" и "сопротивление несправедливости", как будто он сам всё это не вызвал. Тряся кулаком, стуча по груди, будто ему не плевать на чушь, что он мелет. Получает оглушающие аплодисменты, будто он заслуживает что-то кроме пули в лоб. Вот он отходит в сторону, уступая место Альбари, но со сцены ещё не уходит. Придётся ещё подождать. Как только этот ублюдок уйдёт, Калла пойдёт за ним, дождётся, пока они не останутся одни, и убьёт его. Один выстрел, прямо в голову, до того, как урод вообще заметит, что Калла здесь. Если он промажет, если он выдаст себя, то всё будет кончено. Он не имел ни малейшего понятия, как противодействовать магии Виенаса, что вообще против неё делать, так что придётся действовать до того, как он сможет ей воспользоваться. С другой стороны, Калла не только об этом понятия не имел – как он останется незамеченным вне толпы? Как он через эту толпу проберётся до того, как Виенас скроется? Что он сделает с телом? Как он скроется с места преступления? Остальные были правы – затея была идиотская. Ну и пусть. Всё это неважно – важно только, что Виенас сегодня умрёт.
Наконец, и Альбари закончил свою речь. Его пламенные речи, острая критика государства и призывы к мирному сопротивлению казались совершенно пустыми на фоне стоящего рядом Виенаса. С правительством ли тебе стоит бороться, а не с дёргающим за нитки ублюдком? Был ли Альбари частью планов Виенаса, в чём бы они ни заключались? Был ли он несведущей марионеткой или же сознательным сообщником? Это тоже неважно. Важно то, что он ушёл со сцены, передав микрофон какому-то другому члену движения, и Виенас последовал за ним.
Калла протолкнулся через толпу и обогнул близлежащее здание, чтобы выйти ко входу на сцену. Прячась за углом, он стал наблюдать, как Виенас с Альбари подходят к группе товарищей по движению. Альбари о чём-то с ними заговорил, и через несколько минут дискуссии Виенас, попросив его извинить (по крайней мере, так Калла истолковал не то кивок, не то поклон, что он сделал головой), отошёл. Наконец-то! Именно подобного перекура Калла и ждал – главное, чтоб Виенас ушёл подальше. Это он и сделал – что там, он зашёл в близлежащее здание, где товарищи его точно не увидят. Идеально. Калла пошёл за ним следом, держа дистанцию. Здание оказалось офисным; гадая, что Виенас мог здесь забыть, Калла пошёл за ним наверх вплоть до крыши. Дверь туда почему-то заперта не была, и Виенас свободно смог выйти, сесть на край и прикурить. Поднявшись следом, Калла огляделся; рядом никого не было. Пора.
Калла потер руку и вытащил пистолет из появившегося портала. Он провёл последние несколько дней за экспериментами над спеллкартой, и обнаружил, что он мог его туда поместить, сначала введя ствол, а потом "загнув" его вниз и протолкнув следом ручку. Перепроверив, что пистолет был заряжен, Калла бросил взгляд на мирно курящего Виенаса. Стоп, не логичней ли с краю его столкнуть? И шума меньше, и под несчастный случай скосить может. Но тогда Калле придётся подкрасться к Виенасу незамеченным, что было крайне рискованно. Да и сколько этажей у этого здания, пять, четыре? Он ведь и выжить может. Шанс невелик, но имеется. А в удачу Калла не верил.
Глубоко вдохнув, Калла направил пистолет на Виенаса. Достаточно ли он близко? Меткость у него все ещё была так себе, даже с такого расстояния он вполне промазать мог. Может, поближе подойти? Или слишком рискованно? Калла тряхнул головой, очищая мысли. Не время сомневаться. Время...
Виенас щёлкнул пальцами.
Калла замер. О чём он вообще думал? Пристрелить Виенаса – ужасная идея. Он этим не добьётся ничего, кроме собственного ареста или даже смерти. Правы были ребята – стоит подождать шанса получше. Пока лучше уйти...
Виенас щелкнул пальцами ещё раз.
..Или остаться.
–Не присядешь? – Виенас похлопал место рядом с тобой. – Вид просто замечательный.
..С чего бы ему это делать?
Устав щелкать пальцами, Виенас хлопнул в ладоши.
Хотя вид и вправду наверняка прекрасный. Центр, как-никак. Калла присел рядом с Виенасом...и внезапно осознал, что делает. Кровь застыла в его жилах. Он провалился. Виенас его с самого начала заметил. Калла угодил прямо в его ловушку, и побегу теперь не было. Даже осознав, что он под заклятьем Виенаса, Калла ничем не мог ему противостоять. Он всё так же не может дотронуться до пушки. Не может уйти. Калле все ещё казалось, что это скверные идеи, о которых и думать не стоит. Он обречён.
Виенас затянулся и выдохнул дым.
–Ты...Калла, полагаю? – спросил он, стряхивая пепел. – Высоким не назовешь, на Асим не похож, так что, думаю, он самый. За местью пришёл?
–...Да. – ответил Калла, хоть сейчас он о ней и подумать не мог.
–За то, что сделал тебя убийцей?
–...Да.
–Понятно... – Виенас выкинул с крыши окурок и достал пачку. – Будешь?
Калла покачал головой, и Виенас прикурил сам.
–Скажи, Калла...Любишь ли ты свою жизнь?
Калла не ответил.
–Считаешь ли ты, что её стоит жить?
Калла всё так же не ответил.
–Был ли ты когда-либо счастлив? Чувствовал ли ты хоть раз истинную, длящуюся радость?
И Калла всё так же молчал.
–Посмотри вниз, Калла. Что ты видишь? Не митинг, нет, с другой стороны. Бульвар, полный людей. Счастливых людей. Вышедших на беззаботную прогулку вместе с семьями, друзьями и любимыми, улыбающихся, смеющихся, целующихся. Тебя от них не тошнит? Кровь не кипит? Все эти лучащиеся cpaные лица, трущиеся носами, как последние животные, наслаждающиеся обществом друг друга, смакующие своё счастье. Да как они смеют? Как они смеют быть счастливы? Какое они право имеют на счастье, которого у меня нет? Чем они его заслужили? Что они пережили? Я слов смягчать не буду, Калла – я их ненавижу. Всех до единого. Каждого последнего из этих мерзких, извивающихся, липнущих друг к другу гнид. От одного их вида тошнит. Тебе не хочется просто взять и задушить их всех? Не хочется увидеть, как их глаза пучатся и вылезают из орбит, как кишки из них вываливаются, как эти eбучие улыбки спадают с их лиц? Не хочется слышать, как они кричат, хрипят, и плачат, захлёбываясь собственной кровью? Мне хочется. Только этого я и хочу, только об этом я каждый день и мечтаю, только это мне и снится. Я закрываю глаза и вижу, как они умирают, как они страдают, как они убивает друг друга в слепой ярости, поглощенные ненавистью и жаждой крови. Не чудесно б было, Калла, увидеть всё это вживую? Увидеть, как этот остров поглощает пламя, как от него остаются одни развалины, а от его жителей – изувеченные трупы? Мне кажется, это было б прекрасно. Вид на века, куда красивей этого. Я хочу сидеть здесь и наблюдать, как всё это разворачивается перед моими глазами. И я хочу быть его частью. Даже если разрушен будет не весь остров, даже если город переживёт, даже если это всего лишь "кошмарная катастрофа" а не "конец Алуканнской цивилизации как таковой", я буду удовлетворен. Я не привередлив. Я просто хочу страданий.
Калла смотрел на всех этих людей, о которых говорил Виенас. Смотрел, как они веселятся и смеются без единой заботы, будто в квартале от них люди не борятся за право считаться людьми, будто сотни не гниют за решёткой без малейшей вины. Калла снова посмотрел на Виенаса и понял, насколько ошибался насчёт глаз тефров. Они не были пустыми. Эти глаза были пустыми.
–...Зачем ты мне всё это рассказываешь? – спросил Калла.
–Почему бы и нет? – Виенас пожал плечами. – Ты проделал весь этот путь, чтобы убить меня. Наименьшее, что я могу сделать – развлечь тебя разговором.
Калла отвёл взгляд, сжав колени руками.
–...А теперь ты меня убьёшь?
–Надейся. – Виенас закашлялся, неудачно вдохнув дым. – Я не собираюсь портить этот день. Даже если я сделаю всё похожим на суицид, он все равно отвлечёт от протеста – и привлечёт слишком много внимания. Я б лучше от тебя где-нибудь получше, потише и поглуше избавился, где уж точно никто не помешает и где у меня будет достаточно времени разобраться с твоим трупом. Всё, чего я добьюсь сейчас твоим убийством – геморроя и пятен на репутации движения. Да и, честно говоря... с чего ты взял, что мне вообще надо тебя убивать? Ты мне недостаточно угроза, чтобы стоить моих усилий. Умрёшь со всеми остальными.
–Не волнуешься, что я тебя убью?
Виенас усмехнулся.
–Попробуй. А теперь, с вашего позволения... – Виенас встал и выкинул сигарету. – Мне ещё марш координировать, и времени осталось мало. Не будем ж мы весь день на площади стоять. Можешь присоединиться, если хочешь, Калла. Но пока...удачи.
Виенас ушёл, оставив Каллу одного. Тот смотрел вдаль, свисая ногами с края, с пистолетом в кармане. И через где-то десять минут его разум прояснился, и до него резко дошло.
Какой же он, бnядь, идиот.

>> №4799026   #141

Wait a second... Венька - это ж Сейдзя!

>> №4799106   #142

>>4799026
Ура, до кого-то таки, наконец, дошло!
Нэкал, соответственно, Сукуна.
Магии у него нет, поэтому размер менять не может, но пусть он просто низким будет для соответствия.
Осталось только одного пока что внаглую слизанного персонажа опознать.

>> №4799264   #143

>>4799106
Талхар - Аристарх, Шофёр - из VtM:B, Калла - Юкари/Чайлд/Бруно, Глаз - Снейк, Асим - Мистия, Эрид - лучшая девочка?

>> №4799274   #144

>>4799264
Все, кроме Эрид, мимо, лол.
Как ты из Асим получил Мистию, кроме букв "мис", вообще не пойму, то же самое с Каллой и Бруно (если я о том Бруно, конечно, думаю).
А в VtM:B не играл вообще пока, по крайней мере, но таких "пока" гора.

>> №4799275   #145

>>4799274

>Как ты из Асим получил Мистию

Упс, там "Медицин" должна была быть, глупая автозамена в голове.

>то же самое с Каллой и Бруно

Если слегка потянуть нарратив за яйца, то можно представить, что инвентар Каллы - что-то вроде прото стики фингерса.

>> №4799276   #146

>>4799274
Нвм про Бруно, дошло. Увы, наш мальчик только мечтает о такой гибкости

>> №4799980   #147

>>4799264
И в итоге непонятно, опознан ли этот оставшийся персонаж или не опознан...

>> №4800055   #148

>>4799980
Ну, раз все кроме Эрид мимо, то, скорее всего все мы баки. Хинт?

>> №4800088   #149

>>4800055
Так я ж потому и говорю, что непонятно, что попасть-то попали, Эрид это, а угадали ли ее - еще вопрос, потому что прообраз и правда лучшая девочка.

>> №4803702   #150

>>4800055
Хинт: пишется её имя как "Arede", что является перестановкой некоторых букв из имени оригинала.
c:nut

>> №4803905   #151

–Спорим, что он на тот протест пошёл? – Эрид сделала дерзкий ход одной из своих шашек. – Ставлю три греста.
Талхар глубоко задумался над своим следующим движением, поглаживая подбородок.
–Ставлю пять. – сказал он, сделав осторожный ход в ответ. – Он не настолько идиот, да и риска всегда сторонился.
–Пять так пять. Но, знаешь, брата ты своего зря недооцениваешь…и меня тоже! – Эрид съела несколько шашек сразу, сделав свою дамкой. – А ну, чики-брики и в дамки!
Талхар застонал и хлопнул себя по лбу.
–И как я так подставился…
–Недальновидный ты, вот как. – Эрид гордо ухмыльнулась. – И ты, и Кал. Братья же. Хотя мне ли о дальновидности говорить…
–«Дальновидность»? Не ожидал столь крупного слова от Вашего Высо…
–Да ebаный ты ж в рот! – Эрид ударила кулаком по столу. – Триста повторений назад уже смешным быть перестало.
–О, а ты поле опрокинула. – Талхар наклонился и стал подбирать с пола упавшие шашки. – Значит, ничья.
–Бnя. – Эрид прислонилась лицом к ладони. – Только я про дальновидность заговорила...
В дверь позвонили. Эрид встала и указала на Талхара пальцем.
–Хочешь ещё пять поставить, что это он, а не какой-нибудь пылесосов продавец?
–Щас. Будто в твой бомжатский район вообще продавцы ходят.
–Зато у меня дом есть. – ответила Эрид, промолчав про то, насколько забавно слышать подобное от уроженца Склона.
–А лучше б мозг был.
Решив, что последняя реплика была слишком ребяческой и простой, чтобы заслуживать ответа, Эрид пошла в прихожую.
–Кал, ты?
–Я. – ответил Калла из-за двери.
–С протеста?
–…С протеста.
–ХА! – Эрид ухмыльнулась с уха до уха и повернулась в сторону гостиной. – Слышал?
–Иди наxep! – крикнул Талхар в ответ
–«Он не настолько идиот» – язвительно повторила Эрид и открыла дверь. – Ну что? Повеселился?
–Я, эм… – мямлил Калла, разуваясь. – Можно мы в гостиной поговорим?
–Ох и не нравится мне это… – Эрид вздохнула. – Пожалуйста, скажи мне, что ты не попытался его убить.
–…В гостиной. – повторил Калла и пошёл, кто бы мог подумать, в гостиную. Эрид пошла следом, села на диван и сложила пальцы замком. Калла сел в одно из кресел напротив и глубоко вдохнул.
–Я…попытался его убить.
Эрид и Талхар застонали и хлопнули себя по лицам.
–Ты ведь понимаешь, насколько ты ступил?
–Ага. – Калла виновато кивнул.
–Ты ведь понимаешь, что мы тебя предупреждали, причем несколько раз?
–Ага…
–И как ты вообще жив остался, феерический ты идиот? – Эрид скрестила руки.
–Потому что, э-э-э…Потому что убить меня там и тогда было бы слишком рискованно и, эм…геморно. Так он сказал.
–Ну хоть у кого-то там мозг был! – закричал Талхар, вставая. – Какого xepa, Кал? О чём ты вообще, бnядь, думал? Мы несколько раз про это говорили! Тщательно и доходчиво объяснили, почему это хреновая идея и насколько она хреновая! А ты все равно это сделал?
–Я… – Калла отвел взгляд, не находя слов в свою защиту.
–Что ты? Что ты?! – продолжил Талхар. – Долбоeb ты, вот что! Ты не можешь думать, прежде чем делать?! Неужели это для тебя так непостижимо? Как знал, что надо было за тобой вслед пуститься! Мне за тобой теперь по пятам ходить и нянчить? Самостоятельно жить ты явно, бnядь, неспособен!
–Эй. – Эрид встала и строго посмотрела на Талхара. – Он понял. Он дебил. Триста раз повторять незачем, ему и так xepoво.
Ему xeрово? А мне, типа, бnядь, кайф?! Всю жизнь, всю свою ebаную жизнь этот дебил и секунду о себе не думал думать! Меня заebало это делать за него! Раньше он хотя бы, бnядь, трусом последним был и боялся всего, от чего хоть малейшим риском пахло, а теперь, встретив реально опасную, рискованную и дебильную затею, он мчится ей навстречу?! И мне его теперь, бnядь, жалеть ещё?!
–Он твой ebаный брат! – закричала Эрид. – Семья твоя! Вы должны друг о друге заботиться!
–Это я и делаю! Я заботливо даю ему понять, насколько он долбоeб! Думаешь, от того, что ты ему головку погладишь и скажешь, что всё будет хорошо, лучше станет?!
–Он знает! Он знает, что он идиот! Думаешь, лицом его в это тыкать чем-то поможет?!
–Не знает он, бnядь! Знал бы, хоть что-то бы с этим сделал!
–Что, бnядь?! Что бы он сделал?! Думаешь, он хотел дебилом родиться?!
–Уж оставаться явно хочет!
–Eбись в рот!
–Р-ребят? – робко втиснулся Калла. – Я…информацию из этого, определенную…подчерпнул. О силе Виенаса. И мотивах.
Эрид и Талхар посмотрели на Каллу, а затем переглянулись. Постояв молча, они оба вздохнули и сели обратно.
–Нет худа без добра, значит? – Талхар размял шею. – Я б все равно толстого предпочёл.
–Толстого? – Эрид подняла бровь.
–Типа, без худа. Не худого. – пояснил Талхар.
–Это…не столь очевидно, как ты думаешь. – Эрид покачала головой.
–Вполне очевидно. – Талхар пожал плечами. – Ты просто дура.
–Ясно, понятно… – Эрид повернулась к Калле, положив ногу на ногу. – Ну? Что выяснил?
–Ну, сила его… – Калла потер щеки. – Она минут…десять, пятнадцать работала. И, эм… «накапливалась», так сказать. В смысле, новый «приказ» не отменяет предыдущего. То есть он заставил меня передумать убить его, а потом – уходить, и в итоге я ни о том, ни о том и подумать все эти десять минут не мог. Даже после того, как он ушёл. А, и ещё он предложил мне присесть рядом, а потом заставил по поводу этого предложения передумать… Так что, возможно, он людьми прямо командовать может. Сказать там застрелиться, думаешь «никогда», и он пальцами щелкает.
–Eбаный в рот, аж думать страшно. – Эрид вздрогнула. – Может, он только на одного человека колдовать может? В смысле одновременно. То есть если все вместе на него пойдём, будет шанс.
–Ага, и кто-то убьётся. – Талхар хмыкнул.
–Ну…Может, оно и не так работает. – сказал Калла. – Я таки помню, что заметил, насколько красивый был оттуда вид – после того, как он запретил мне уходить, но до третьего щелчка. Хлопка. То есть, может, я и так думал присесть на вид посмотреть, и он меня об этом передумать заставил? Просто если б он умел людей прям гипнотизировать, он б куда страшнее вещами занимался, чем сейчас.
–Будем надеяться. – Эрид кивнула. – А с мотивами что?
–Ну… – Калла мял пальцы. – Псих он, в общем. Закатил мне речь про то, как он ненавидит…насколько все счастливы, и всё такое. И что он хочет остров в огне увидеть хочет.
–Как-то…скучно. – Эрид вздохнула. – Я ожидала лучшего.
–Откровенно говоря, сомнительно это всё звучит. – сказал Талхар. – Для кровожадного психа план да методы у него шибко сложные и продуманные.
–Бывает же так, не? – Эрид погладила подбородок. – Типа, хладнокровные…нет, хладно…головые? Смышленные, короче, психи. И спокойные. Пусть и ebанутые.
–Я б сказал, куда вероятней, что он чья-то пешка. – сказал Талхар. – И наврал Калу с три короба. Дезинформация, все дела. В конце концов, зачем ему всё это разбалтывать?
–Затем, что он псих? – Эрид пожала плечами.
–Он сказал, что…что раз я весь тот путь проделал, чтоб убить его, то он должен как минимум разговором меня развлечь. – сказал Калла.
–Вопрос был скорее риторический. – Талхар хмыкнул. – И да, это тоже звучит как то ещё вранье, Кал.
–Значит, всё, что я из этого получил – лапшу на уши? – Калла горько усмехнулся.
–Ещё как. Облажался ты, да по-крупному. – Талхар вздохнул, встал и обнял Каллу. – Хоть живым вернулся, остолоп ты безнадёжный. Не смей так больше делать.
–…Постараюсь. – ответил Калла.
–Ге-е-е-еи-и-и-и. – Эрид усмехнулась.
–Пошла ты. – Талхар отмахнулся – Иди ужин готовь, женщина.
–Разве не твоя очередь? – Эрид приподняла бровь.
–Блин, и правда. – Талхар оттолкнул брата. – Но завтрак завтра на тебе.
–Не на Кале?
–У него обед с ужином лучше выходят, прибережем его черёд на них. Завтрак у него всё-таки не очень выходит.
–Чем тебе мои блины не нравятся? – нахмурился Калла.
–Они десерт. – Талхар покачал пальцем. – А я говорю о завтраке.
–Блины – вполне себе завтрак! – возмутился Калла.
–Уж явно не твои. Может, в какие лепешки попреснее мясо завернуть можно, но у тебя они шибко сладкие. А одним сладким завтракать…
–Тала правда. – Эрид кивнула. – Нельзя день без мяса начинать.
–Ничего вы не понимаете. – Калла покачал головой. – Чернь, натуральная чернь.
–Ну и не будет тебе ничего эта чернь готовить. – Талхар усмехнулся. – На ужин у тебя сон, приятного аппетита.
–Да что ты сразу!..
Троица провела остаток вечера за подколками и самой малостью алкоголя, оставив злосчастный поход Каллы позади. Разумеется, Талхар не стал вправду посылать родного брата в постель на пустой желудок, и вскоре все трое валялись в своих кроватях с набитыми животами. Они намеревались, как обычно после слегка алкогольных посиделок, спать как минимум до полудня, но на этот раз не получилось. Их всех разбудил настырный звон в дверь в неизвестный, но явно утренний час. Многократность и настойчивость звона насторожили Эрид, и она, спешно натянув штаны, побежала вниз. Как только она открыла дверь, гость переступил через порог, и её глаза округлились.
–Доставка Онуров! – весело сказал Инкуб, держа на руках едва сознательного Онура. – Получите, распишитесь!

>> №4804178   #152
1540423887167.png - (204 KB, 295x751, People_Innkeeper_male.png)  
204 KB

>>4803702
Единственное, что мне приходит в голову - Одри, но это звучит совсем уж как растягивание котов.
>>4803905
Я не знаю почему, но я никак не могу прогнать из головы внешность Тала как на пикче.

>> №4804217   #153

>>4804178
Правильно приходит, же!
Я просто как всегда от прообраза стартовал, а потом понесло в совершенно другую степь и остались только красно-белые волосы да матершинность.

>> №4805848   #154

Будильник зазвенел звоном столь громким и пронзительным, что мог будить мёртвых. Сефа вскочила с кровати, зевнула и потянулась.
–Привет, новый день! – бойко сказала она непонятно кому, выключая будильник. – Посмотрим, что ты для нас припас!
Сефа потянулась ещё несколько раз, поприседала, а затем посмотрела на вторую кровать в другом конце комнаты, где ленивая громада, которую она звала ассистентом, всё так же храпела.
–Я сказала «привет, новый день»! Не слышал, что ли, Гехил? – Сефа подошла к кровати ассистента и стала тыкать его в щеку. – При-вет-но-вый-день! Давай, Гехил, проснись и пой!
Гехил раздраженно пробормотал что-то неразборчивое и неохотно поднялся.
–То-то же! – Сефа улыбнулась и похлопала ассистента по спине – по крайней мере, куда дотягивалась. – Ну что, пойдём завтракать?
Гехил побрёл за Сефой в ванную. Оба достали свои зубные щетки, намочили их, выдавили пасты и почистили свои зубы почти что синхронно; единственной разницей было то, что Сефа всё это время смотрела в зеркало, чего Гехил не мог по причине своего роста. Закончив с зубной гигиеной, они отправились на кухню. Сефа открыла холодильник и разочарованно вздохнула.
–А у нас бекон кончился…И яйца. И хлеб. И…всё, кроме молока. – Сефа достала последнюю бутылку молока и поставила её на стол. – Остаётся только сухой завтрак. Тебе хлопья или шарики?
Гехил взял коробку с шоколадными шариками, смотря на Сефу осуждающим взглядом – мол, спасибо, я и сам коробки брать могу. Закатив глаза на эту совершенно безосновательную пассивную агрессию, Сефа насыпала себе в тарелку хлопьев, залила их молоком, села за стол и включила телевизор.
…войдёт в историю Алуканны как крупнейший протест острова; по оценкам независимых наблюдателей, в нем участвовало около пятидесяти тысяч человек. Действия полиции…
–Пятьдесят тысяч! – завороженно сказала Сефа. – Это много. Сколько здесь вообще населения-то, это ж даже какой-то процент, получается…
Гехил сердито зарычал, озвучивая свое желание слышать новости, а не Сефу.
–Звиняй, звиняй, молчу.
…и Нэкал Альбари, двое самых видных борцов за права суремцев на Алуканне. Тандем привлекает как широкое уважение, так и осуждение – местные консервативно настроенные СМИ распространяют обвинения в коррупции, зарубежном финансировании и связями с организованной преступностью, несмотря на полное отсутствие…
–Мне кажется, или я этого парня где-то видела? – задумалась Сефа, смотря на кадр с Виенасом. – По-моему, видела… Надо было автограф попросить. С другой стороны, если я даже не уверена, встречала ли я его, откуда мне было знать, что он знаменит…
Гехил рыкнул громче.
–Молчу! И чего ты злой такой сегодня… Кстати, а с каких пор нам Хоасанг ТВ показывает? Ты что, кабельное без моего ведома подключил?
Гехил засвистел и стал помешивать шарики ложкой, будто он ничего не знал.
–Мог бы просто попросить. – Сефа вздохнула. – Этот месяц из твоей зарплаты вычту.
Гехил взвыл и понур. Доев, Сефа встала и похлопала его по плечу.
–Будешь знать, как врать да таить. Подумай о содеянном, пока я одеваюсь.
Помыв за собой посуду, Сефа вернулась в ванную, приняла душ, нанесла макияж, надела линзу и причесалась. Посмотрев в зеркало, она гордо кивнула и сжала кулак.
–Всё, к работе готова!
Выйдя из ванной, Сефа переоделась в рабочую одежду и достала из халата блокнот.
–Посмотрим, посмотрим, что у нас сегодня… Осмотр госпожи Салтинис…и-и-и…всё. Хм, разве Свинцерукий не записывался на сегодня?.. А, это завтра. Значит, только госпожа Салтинис.
Положив блокнот обратно, Сефа спустилась в клинику, где Гехил уже начал уборку. Она поворошилась в рабочей сумке, удостоверившись, что всё на месте, и обулась.
–Я ушла! – крикнула Сефа Гехилу и, кто бы мог подумать, ушла.
Выйдя на улицу, Сефа вдохнула свежего воздуха и улыбнулась. Солнце сияло, птички пели, и дул приятный ветерок. День обязательно задастся. А, стоп. Она ж забыла позвонить госпоже Салтинис и сказать, что едет. Может, вернуться да позвонить?.. Не, плохая примета. У них же запись, госпожа Салтинис наверняка помнит.
Сефа села в свой фургон и направилась к госпоже Салтинис. Её дом был самым заурядным, даже скромным, и размерами особо не отличался – пусть и находился в посёлке ничуть не беднее Инкубового. Привратник сразу узнал Сефу и впустил её без единого вопроса; другой прислуги ей по пути не встретилось. Госпожа Салтинис ждала её в гостиной; рядом с ней стоял официально одетый молодой человек со строгим выражением лица.
–Здрасьте, госпожа Салтинис! – Сефа помахала рукой. – Здравтсуй, Медил! Как вам живётся?
–Доброе утро, Сефа. – с улыбкой ответила Салтинис. – У нас всё более чем прекрасно. Уже время нашей встречи?
Сефа застыла и медленно достала из кармана блокнот. Пролистав его, она неловко засмеялась.
–...Нет, на самом деле. – сказала она, виновато улыбаясь. – Напутала малёк. Виновата.
–Ничего страшного. – Салтинис усмехнулась. – Я не особо сейчас занята.
–Миледи, у вас встреча с главой западной ветви через... – шептал Медил, наклонившись к уху госпожи.
–Подождёт. – перебила его госпожа. – И не шепчи при людях. Невежливо.
–Но, миледи, разглашать ваше расписание в присутствии посторонней...
–Сефа не постороння, Медил. Проблем нет.
–...Как скажете, миледи.
–Я, эм, уйти могу, если мешаю. – неуверенно сказала Сефа.
–Не говори глупостей. – Салтинис улыбнулась.– Если б я не хотела твоего присутствия, стала бы я к тебе записываться?
–Ну, запись была на соврешенно другое время... – Cефа потерла щеку.
–Я всегда тебе рада, Сефа.– Салтинис погладила Сефе руку.
–Ой, да ладно вам, госпожа Салтинис! – Сефа засмеялась и покраснела. – Лестью ничего не добьётесь, знаете ли. Большей скидки не дам.
–И думать о ней не смею. Ну что ж, начнём осмотр?
–Начнём! – Сефа опустила сумку и стала в ней копаться. – И начнём мы с вашего давления. Если б вы могли закатать рукав...
Осмотр занял около часа, на протяжение которого несколько раз звонил телефон. Каждый раз трубку брал Медил и по поручению госпожи сообщал, что она занята.
–Окей, большинство показаний в пределах ожидаемого. – Сефа пробегала глазами по записям. – Некоторые, правда...смущают. Госпожа Салтинис, скажите честно – вы спеллкартами пользуетесь?
–Змиюшки милостивые, нет, конечно! – Салтинис засмеялась.– Старею, вот и всё.
–Как скажете... – Сефа подозрительно покосилась на Салтинис. – Держитесь от них таки подальше, пожалуйста. Убийственные штуки, особенно в вашем возрасте.
–Разумеется, Сефа. Спасибо за беспокойство. – Салтинис улыбнулась. – Напомни, сколько я тебе должна?..
Снова зазвоонил телефон, и Медил взял трубку. Послушав пару секунд, он повернулся к своей госпоже и сказал:
–Инкуб, миледи. Ему тоже отказать?
–Нет, уже всё. – ответила Салтинис, считая купюры. – И будь добр, завари нам чаю, пожалуйста. Или ты б, Сефа, кофе предпочла?
–Да мне как-то неудобно...гостеприимством злоупотреблять... – Сефа потерла затылок.
–Что ты, Сефа, что ты. – Салтинис протянула ей деньги. – Мне лишь в удовольствие.
–Ну раз уж так... – Сефа взяла деньги.
–Эмм, миледи? – сказал Медил. – Инкуб спрашивает, может ли он заехать забрать госпожу Сефу.
–А говорить он со мной расхотел? Обижена в глубочайших чувствах. – Салтинис усмехнулась. – Да, может. Может же, Сефа?
–Да-да, у меня после этого дел нет. – Сефа кивнула.
–Так ему и скажи. – сказала Салтинис. – Что-нибудь ещё он хотел?
Медил прислонил трубку к уху, передал слова госпожи, и послушал несколько секунд.
–Нет, миледи. Он будет здесь через десять минут.
–Тогда три чашки нам завари, пожалуйста. – сказала Салтинис.
–Непременно. – Медил поклонился и ушёл.
Как и было обещано, в комнату вскоре вошёл Инкуб. Он поклонился перед обеими жензинами.
–Мои приветствия, дамы. – сказал он, целуя их руки. – Невыразимо рад вас видеть.
–И мы рады, Инкуб. – Салтинис учтиво улыбнулась. – Не выпьешь с нами чаю?
–Только об этом и мечтаю, но, увы, не могу. – Инкуб покачал головой. Срочные дела зовут. Смею ли я просить Вашей помощи с ними, моя дорогая, прекрасная Сефа?
–Смеешь, льстец, смеешь. – ответила, хихикая, Сефа. – Как тебе отказать-то?
–Превосходно. – Инкуб улыбнулся. – Пойдём же – время не ждёт.
–До свидания, госпожа Салтинис! – Сефа помахала рукой. – Звоните, если что!
–Обязательно позвоню. До свидания, дорогие.
–До свидания, госпожа Салтинис. – инкуб поклонился вновь. – Надеюсь, когда-нибудь нам удастся выпить вместе чаю.
–И я надеюсь. – ответила Салтинис, и и "деловые" ушли.
Перед домом была припаркована знакомая Сефе машина; её мотор был заведен. За рулем сидела Асим, нетерпеливо тарабаня по нему пальцем.
–Чего так долго?! – спросила она, как Инкуб сел в машину.
–Нельзя просто заявиться домой к правой руке главы Керстас, схватить, что хочешь, и уйти, знаешь ли. – ответил он, застегивая ремень безопасности. – Это манерами зовётся. Тебе б не помешали.
–Мой брат...
–Привет, Асим! – Сефа прервала её гневную тираду в зародыше, садясь на заднее сиденье. Закрыв за собой дверь, она заметила сидящего рядом Онура - бледного и неровно дышащего. – А-а-а, так вот ты чего на нервах вся! Выглядит он не очень.
–Спасибо, не заметила! – Асим вырулила с участка Салтинис. – Почему мы прямо там всё сделать не могли?
–Я тебе толкьо что, Симочка, про манеры говорил. Слушать надо. – сказал Инкуб. – Насколько помню, тут ближе всего Ридова берлога, да? Давайте туда.
–Ладно... – буркнула Асим. – Сеф, ты можешь что-нибудь сделать, пока мы едем? Дорога минут пять займёт.
–Вряд ли что-нибудь толковое успею... – ответила Сефа, разглядывая Онура. – А что с ним случилось-то?
–Новости, что ли, не смотришь? – Инкуб усмехнулся. – Он только что из отпуска на шикарнейшем курорте острова, "СИЗО" зовётся.
–А. Недоедание и побои, получается...Я попытаюсь что-то сделать, но до прибытия ничего не обещаю, простите.
–Я жив, если что. – Онур слабо усмехнулся.
–О, это хорошо! – сказала Сефа, слегка застанная врасплох. – Привет, Онур!
–Привет, Сеф... – ответил Онур. – Но сил особо нет., так что двигаться буду не больше трупа Звиняй.
–Разумеется, разумеется. – Сефа кивнула. – Так и надо. Вообще ничего не делай, по возможности, переутомляться тебе не хватало.
–Тогда, пожалуй, вздремну. – сказал Онур. – Надеюсь, вы не прочь меня на руках нести.
К счастью, поездка долго не продлилась, и через несколько минут они уже стучали в дверь Эрид. Как только она её открыла, Инкуб, державший на руках Онура, переступил через порог и ухмыльнулся.
–Доставка Онуров! – весело сказал он. – Получите, распишитесь!

>> №4805849   #155

–Онур?! – Эрид округленными глазами посмотрела на едва сознательное тело. – Стоп, Инкуб?! Ты-то что здесь делаешь?
–Онура доставляю, очевидно же! Слушать надо! – Инкуб огляделся. – У тебя тут дивана, кровати нет нигде? Братца как можно быстрее лечить надо, Симкино веление.
–В-вон, в спальне. – сказала Эрид. – Пойдём.
–Привет, Эрид! – весело сказала Сефа, заходя в дом.
–Можно ты хоть немножко серьёзней к этому отнесёшься? – процедила сквозь зубы Асим, заходя следом.
–Невежливо людей не приветствовать, сестриц. – со слабой улыбкой сказал Онур.
–Начинаю понимать, за что тебя пытали... – пробормотала Асим.
Вся ватага направилась в спальню, где Инкуб уложил Онура на кровать. Сефа села рядом и открыла свою сумку.
–Ну что, послушаем-с? – Сефа надела стетоскоп, задрала майку Онура и присвистнула. – А тельце-то ничего так! Жаль, что многост радальное...
В комнату ворвались вспоолошенные, едва проснувшиеся Калла с Талхаром.
–Что происходит? – спросил Калла. – Это...Онур?
–Привет, ребят! – сказала Сефа. – Как там сотрясение?
–...Мы знакомы? – Талхар приподнял бровь.
–Значит, не особо. – Сефа вздохнула. – Третий раз уже встречаемся, ей-богу!
–Не отвлекайте её. – сердито сказала Асим. – И помолчите, ей не слышно ничего.
–Да нет, у меня слузх ничего так, и стетоскоп хороший... – Сефа сказала.
Не отвлекайся. – процедила Асим.
–Ладно, ладно... – пробормотала Сефа, возвращаясь к прослушиванию.
–Доктора полезно слушаться, милая. – Инкуб усмехнулся. – И да, дорогие братцы-акробатцы, это воистину Онур, оказавшийся здесь благодаря моей добродетели. Звать меня, кстати, Инкуб. Приятно познакомиться.
Инкуб? – ошеломился Калла. – Это вы...
–А вы настоящий инкуб? – спросил Талхар, на которого тут же покосился брат.
–Кто знает? – Инкуб засмеялся. – Достаточно сексуален, чтобы им быть.
–Так что ты здесь делаешь-то? – Эрид скрестила руки на груди. – С чего вдруг самолично Онура привезти решил?
–Не обязан ли король проверять, как его подданным живётся? – Инкуб развел руками. – Шучу, шучу. Я хотел вам несколько, м-м-м, конфиденциальные приказы передать...но, как вижу, старик Глазница отсутствует-с. А он явно надуется, коль я вам напрямую поручения давать вздумаю, и очередную "вы подчиняетесь мне и только мне" речь закатит...Так что с этим придётся повременить.
–Ты ожидал увидеть Глаза у меня дома в девять утра? – Эрид приподняла бровь.
–Вы же тут ошиваетесь постоянно, не? – Инкуб пожал плечами. – Вот я и подумал.
–Значит, больше тебе здесь делать нечего. – подвела итог Асим. – Как насчёт уйти?
–У-у-у, как холодно. – Инкуб вздрогнул, будто мёрз. – В таких ситуациях надо поненавязчивей быть, намеками орудовать. Хотя бы "не смеем и минутой более занимать ваше драгоценное время", что-то в этом роде.
–Не смеем и минутой более занимать ваше драгоценное время. – сказала Асим. – Намёк понят?
–Я не просто так про манеры говорил, знаешь ли... – Инкуб вздохнул.
–Эм, а разве стоит...стоит о конфиденциальных приказах говорить при этой, эм, девушке? – Талхар кивнул в сторону Сефы. – .."Конфиденциальный" ж "тайный" значит, да?
–Меня Сефой звать! – сказала Сефа, светя Онуру в глаз.
–Ты это только сейчас спрашиваешь? – Эрид подняла бровь. – Когда мы второй раз при ней дела обсуждаем?
–И оба раза она меня врачует. – Онур слабо усмехнулся. – Врачевает. Врачовывает. Вра...
–Прекрасный вопрос, мой дорогой...как тебя там! – сказал Инкуб. – В школе за такие хвалят. Видишь ли, Сефа...
–Я Талхар.
–Плевать. – Инкуб отмахнулся. – Видишь ли, Сефа обладает...особым статусом. Давай проведем мысленный эксперимент: что, если Сефа проболтается другой организации о том, что она услышала здесь?
–Меня убьют! – сказала Сефа, снимая давление Онура.
–Но информацию-то они получили. – возразил Талхар.
–И заодно потеряли крайне важную вещь – заслуживающего доверия, надежного, квалифицированного и обворожительного подпольного доктора.
–Скидку не дам! – сказала Сефа, хихикая.
–О, я не скидку хочу, милая. – Инкуб подмигнул ей. – В любом случае, она важна всем нам, так что никто ей вредить не смеет, равно как и информацию требовать – не то что бы ты и подумала её разглашать, да, золотце?
–Рот на трёх замках! – Сефа провела по губам рукой, будто застегнула их на молнию.
–Я...не особо уверен в рентабельности этого...договора. – Калла потер подбородок. – Разве нет других подпольных докторов? И не слишком ли много всё от её честности зависит?
–Смотрите-ка, какие мы умные слова используем! – Инкуб усмехнулся, решив умолчать, что "рентабельность" имеет совершенно другое значение. – Перед Ридочкой красуешься, что ли?
–Да вашу ж eбаную... – вскипела Эрид.
–К удивлению, нет, больше никого в этом рынке нет. – продолжил Инкуб, игнорируя гнев Эрид. – Монополия-с. Раньше были, но господа власть имущие как-то раз облаву устроить вздумали, лет эдак десять назад. Сухой из воды вышла только Сефа.
–Не спрашивайте, как, не скажу! – сказала Сефа, общупывая Онура для проверки целостности его костей.
–Закончил с лекцией? – спросила Асим. – Готов уходить?
–Ты ведь понимаешь, что я вас всех выпотрошить за твоё хамство могу? – резко похолодевшим сказал Инкуб.
В комнате повисло молчание, нарушаемое лишь Сефой, невозмутимо бормочущей что-то себе под нос и записывающей результаты осмотра.
–Кроме Сефы, разумеется. – сказал Инкуб привычным весёлым голосом. – В жисть рука на Сефочку не поднимется. И не только из-за всей той галиматьи, что я только что сказал.
–Спасибо! – сказала Сефа, пробегая глазами по заметкам. – В общем, страдает Онур только от обезвоживания и легкого недоедания, травм никаких. «Легким» я недоедание зову лишь потому, что люди неделями без еды жить могут, если вода есть, я ничего не преуменьшаю. Потрепать паренька потрепало. Одноглазые, слепые…кактам поговорка была. А воды у него почти не было. Очевидно, чуток его всё-таки поили, иначе б помер, но и близко не достаточно. Так, кажись, куда-то не туда меня несёт… Короче, все, что ему нужно – вода и еда, да побольше…в смысле, воды побольше, не еды. Перекармливать его таки нельзя, как бы он голоден ни был – его покорёжит, а то и убьёт вовсе. Пищеварительная система, грубо говоря, восстановиться сначала должна, пока она не в состоянии особо много переварить. Люди довольно часто так с исто портачат. У Онура-то, конечно, и близко не истощение, это уже крайняя степень недоедания, но, как я говорила…
–Сеф, можно по теме? – попросила Эрид.
–Только собиралась. – Сефа надулась. – Короче, недоедание в любой стадии дело серьёзное, так что лучше от греха подальше его по чуть-чуть кормить. Пусть на диете, так сказать, побудет. Не особо суровой, разумеется. И кормить вы его, разумеется, нормально, правильно должны – никакого фастфуда и всего такого. Пареньку-то питательных веществ не хватает, не только калорий. Если через пару-тройку дней улучшения не будет, звоните мне, разберёмся. Дойти до этого не должно, выглядит он обещающе, но чем чёрт не шутит. А, ну и в кровати эти пару-тройку дней полежи, Онур. Очевидно.
–Это всё? – спросила Асим.
–Ага…как ни странно. – Сефа задумчиво потерла подбородок. – Честно говоря, странно, что на нем ни царапинки, после четырех-то дней за решёткой. Казалось, хоть чуток-то его б поколотили да попытали б.
–Пытали, пытали. – Онур усмехнулся. – Просто госцелителя мне вызвали перед выпуском. Следы замести, так сказать. И то не все инструменты их оставляли…
Услышав про бесследные инструменты, Инкуб округлил глаза, но сразу же поспешил сделать обратно невозмутимую мину.
–Мог бы сказать до того, как я тебя с ног до головы облапала! – Сефа скрестила руки на груди.
–Но ты б меня тогда не облапала. – Онур слабо, но шаловливо улыбнулся Сефе.
–Кобель! – Сефа захихикала. – И не смей об этом пока думать. Сил не хватит.
–Блин, два парня сразу заигрывают. – Эрид вздохнула. – Мне б так.
–Да ладно тебе, Эрид! – сказала Сефа. – Ты куда красивей. Могла б твое лицо надеть, надела бы.
–Тебе его и завещаю. – Эрид усмехнулась.
Инкуб потянулся и зевнул.
–Ну-с, в здоровье-сохранности Онурка удостоверились, а значит, пора мне откланяться, вам на радость. – сказал он, кланяясь. – Передавайте старичкам мой привет. Ну что, пойдём, Сеф?
–А? – Сефа похлопала глазами, собирая сумку. – Я ещё для чего-то нужна?
–Разве что глазам на радость. – Инкуб покачал головой. – Нет, я просто подкинуть предлагаю.
–Спасибо, но я на фур…– Сефа хлопнула себя по лицу. – Ай, блин, я ж его у госпожи Салтинис оставила!
–Значит, дотуда и подброшу. – сказал Инкуб. – Как только перед тобой расплатятся, раузмеется.
–Стоп, разве мы сюда не на Асимовом авто добрались? – Сефа недоуменно нахмурилась. – Как ты меня довезёшь-то?
–Увидишь. – Инкуб подмигнул. – Я жду снаружи.
Инкуб удалился, и «друзья пациента» переглянулись.
–И-и-и…кто платит? – спросил Талхар. – Это разве не из Глазова кармана должно быть?
–Ты его тут видишь? – сказал Калла. – Может, скинемся?
–Давайте. – кивнула Эрид.
–Не надо, я заплачу. – Асим достала кошелек, отсчитала нужную сумму и протянула Сефе. – Достаточно ж, Сеф?
–Даже много. – Сефа забрала все купюры, кроме одной. – Спасибо!
–Приходи ход моего выздоровления смотреть, Сеф! – Онур ухмыльнулся. – Может, переломы вернутся!
–Главное, заплати! – Сефа усмехнулась. – Бывайте, ребят!
У дома уже стояла роскошная машина, чей шофёр стоял неподалёку и открыл для Сефы дверь; Инкуб уже сидел впереди.
–Когда ты?.. – спросила Сефа, сев внутрь; ни к телефону, ни к пейджеру он не приближался.
–Ш-ш-ш, милая. – сказал он с улыбкой. – Насладимся поездкой.
Инкуб доставил Сефу до дома Салтинис в целости и сохранности; бойко извинившись перед последней за оставленный фургон, Сефа уехала домой. За её отсутствие Гехил успел провести уборку во всех комнатах и даже подштопать одного пациента, за что получил от Сефы похвалу и прощение за грех с кабельным. Прощение , правда, было больше обусловлено осознанием Сефы, что она не прочь быть в курсе новостей родины; знала бы она, что Хоасанг ТВ в основном про иностранные новости вещает!..
Остаток дня Сефы прошёл без единого события, звонка или пациента; неудивительно, учитывая, что её прибыль зависела больше от качества заказов, а не их количества. Чтобы развеять скуку, Сефа и Гехил сходили за покупками, набив холодильник и шкафы самой различной едой, о которой они только могли подумать. Наевшись до отвала, они улеглись по кроватям и стали валяться. Но не успели они вдоволь налениться, как в дверь зазвонили. За первым звонком сразу последовал ещё один, и ещё один, и ещё; неизвестный гость яро и неустанно жал на звонок, едва не избивая его своим пальцем.
–Иду! – крикнула Сефа, неуклюже вставая. – И с первого раза услышала, блин…
На пороге стоял запыханный, тяжёло дышащий мужчина-тефр. Дождь промочил его до нитки; влага стекала по его лицу, а ко лбу прилипли локоны волос. Что-то Сефе казалось в нём знакомым...и в окровавленном суремце, которого он держал на руках, тоже. Погодьте, это ж те из телевизора!..
–Сефа! – измотанным, паникующим голосом сказал Виенас. – Помоги! Он ранен!
Сефа опустила взгляд на бессознательного Нэкала, чья рубашка почти полностью окрасилась в алый, и тяжело вздохнула.
Одной пары рук ей точно не хватит.

>> №4808070   #156

Woop woop, снова без вычитки, снова полглавы! Все равно многоточие бы было, можно и запостить.
Дождь тарабинл по крышам машин, слал волны по лужам, бился об асфальт. Виенас подвинул свой зонт в сторону Нэкала, прижимавшегося к его руке в попытке спастись от нещадно льющейся влаги.
–Ну и дурак я, что свой дома оставил. – Нэкал неловко засмеялся, чувствуя себя слегка виноватым. – Прости, что так вышло.
–Ничего. – ответил Виенас.
–Хорошо, что у тебя такой большой. Под моим бы не поместились...
–Хватило бы.
–Буквально час назад ни тучки ведь не было. – Нэкал вздрогнул. – Вот и верь теперь темпусам. Может, переждём где?
Виенас поднял взгляд на облака, затем опустил на полные пузырей лужи.
–Кончится нескоро. – сказал он.
–Ты сразу так понял? – удивился Нэкал.
–Просто примета. Но никогда не ошибалась.
–Значит, поверю. Слушай, а ты освещение вчерашнего в СМИ видел?
–Только в государственных. То есть нет.
–Будь к ним справедливей, контрмитинг они-то покрыли. – Нэкал усмехнулся. – Опустив "контр". О самом важном рассказали.
–За рубежом лучше?
–Смотря где. Казалось бы, вся Суремия станет вещать об угнетении своих, но нет. Политика есть политика. Детально покрыли только Хоасанг и Самраджия.
–Но Хоасанг не в Суремии.
–Ты понял, о чём я. Да и все равно у большинства из них есть зрачки.
–И, что важнее, в Цохрольский блок они не входят.
–И не в Самраджский.
–Разве что формально.
–Кто не с нами, тот против нас? – Нэкал покачал головой. – Ну и категоричное у тебя мировоззрение, Виен.
–Может быть.
Виенас бросил взгляд на прохожего, идущего по противоположной стороне улицы. Он следил за ними, без сомнений. За ними всегда следили, но с каждым днём надзор становился всё более и более тщательным. Из-за облавы? В поисках компромата? Скорее всего, последнее. Столь неприкрытая, очевидная слежка могла быть делом рук только журналистов, спецслужбы не такие дилетанты. Или это у Виенаса слишком отточенный на слежку глаз, и их "хвост" был вполне компетентным? И за одним Виенасом никогда не следили – их целью явно был Нэкал. Не пора ли что-то предпринять? Надо будет потом об этом подумать.
Вскоре они дошли до дома Нэкала; тот шустро перебежал из-под зонта под крыльцо, вздохнул и сказал:
–Спасибо, что проводил. Был бы один, промок бы до нитки.
–Не за что.
–Не хочешь зайти, подсохнуть немного?
–У меня...дела.
–Вот как...– Нэкал разочарованно вздохнул. – Ну тогда пока.
Виенас вяло помахал Нэкалу, развернулся, и ушёл. У него и правда были дела – к нему поступила пара новых заказов – но скоро нужда в них отпадёт. Планы Виенаса продвигались полным чередом, даже превосходя ожидания, и скоро они принесут обильный урожай плодов. Сочных, сладких плодов. Виенас уже чувствовал их вкус, уже пьянел от их аромата. Скоро. Он уже набил бочку порохом – оставалось лишь бросить в неё спичку. Их у Виенаса был целый коробок, и настало время тщательно обдумать, какую из них стоит выбрать – но если её кинет кто-то ещё, он будет только рад. Чем раньше, тем лучше.
–Стой! Виен! Сто-о-ой!
Виенас обернулся на голос Нэкала; тот бежал за ним, игнорируя бьющий по нему дождь. Дурак, не мог просто позвать и подождать, пока Виенас сам придёт? Не останавливаясь, Нэкал крикнул:
–Я в твоей сумке забыл...
И раздался выстрел.
Нэкалу повезло подскользнуться на луже за доли секунды до выстрела, и пуля угодила ему в спину вместо головы, пробив её насквозь. Кровь прыснула из его груди, оставив алое пятно на бетоне, и Нэкал упал лицом на тротуар. В
Виенас замер, окоченев от шока. Нет. Они бы ни за что...Этого не могло...
Нэкал! – закричал он, бросаясь на колени рядом с ним.
–Виен? – спросил Нэкал слабым, едва слышным голосом. – Что....за звук? Я...так сильно упал?
–Молчи! – Виенас взял Нэкала на руки. – Не двигайся! Всё будет хорошо, только...
–Это...моя? – Нэкал увидел кровь, стекающую на тротуар и смывающуюся дождем. – Я...
Нэкал попытался поднять руку, но потерял сознание, и она упала оземь. Виенас прижал его к себе, закрывая его своим телом. Дыхание. Он ещё жив. Хвала левиафанам. Виенас в панике огляделся, ища снайперские точки. Что делать? Выстрелят ли они ещё раз, чтобы добить Нэкала? Или же они убежали, поняв, что план провалился? Неизвестно. А значит, его магия не поможет. Чёрт. Укрытие. Нужно в укрытие! Виенас встал, держа Нэкала на руках, и побежал к его дому. К счастью, дверь уже была открыта; Виенас захлопнул её за собой и положил Нэкала на диван. Виенас побежал к телефону и поднял трубку, чтобы набрать Сефу – больницам доверия нет – и услышал лишь тишину. Они отрезали связь. Твари. Виенас швырнул телефон в стену и побежал на кухню, где он опустошил шкафы в поисках бинтов – он помнил, что Нэкал хранил их где-то здесь. Найдя аптечку, Виенас поспешил к Нэкалу и спешно оказал ему первую помощь; слава змиям, Салтинис его этому научила. Сделав всё, что он мог, Виенас взвалил Нэкала себе на плечи и, достав пистолет, выглянул в окно. Никого. Значит, снайпер был один, и он уже сбежал. Иначе бы он давно уже выстрелил ещё раз. А может, и нет, и Виенас сейчас выбежит аккурат в его поле огня или к его дружкам – но выбора не было. Придётся рискнуть.
Виенас выбежал на улицу и посмотрел на дорогу. Чёрт, у Нэкала же нет машины. А движения на улице никакого. Стояли машины на соседних участках, но Виенас не умел угонять. Стоп! Одна заворачивает сюда. Виенас выбежал на улицу, едва не бросаясь этой машине под колеса; та остановилась, визжа шинами. Водитель высунулся из двери, готовый материть безмозглого самоубийцу, но его тираду прервал прижатый к его лбу ствол.
–Прочь из машины! Быстро!
Не желая умирать за собственность, водитель убежал прочь. Виенас уложил Нэкала на заднее сиденье, сел в машину, и помчался к клинике Сефы. Он ехал дворами и переулками, в которые машина едва помещалась, постоянно оглядываясь то в стекло заднего вида, ожидая увидеть погоню, то на заднее сиденье. Будто Нэкал мог куда деться. Будто отсюда было понять, жив ли он ещё.
Чудом избежав внимания полиции, Виенас доехал, наконец, до клиники. Остановив машину чуть ли не у самой двери, Виенас выбежал из неё и забрал Нэкала с заднего сиденья. Он прижал его к себе, чувствуя его угасающее тепло.
–Мы почти там. – прошептал на ходу Виенас, будто Нэкал его слышал. – Мы почти там.
Подбежав к двери, Виенас яро зазвонил в звонок, нажимая на него вновь и вновь. Почему дверь вообще закрыта? Какой врач вздумает держать её закрытой? Что она за...
Дверь открылась; Сефа стояла на пороге.
–Сефа! – взмолился Виенас.– Помоги! Он ранен!
Сефа посмотрела на Нэкала. Оценив его состояние одним взглядом, она вздохнула, развернулась и быстрым шагом пошла к операционной, жестом поманив Виенаса за собой.
–Гехил! – крикнула она кому-то ещщё. – Реанимацию, живо! Две пары!
С лестницы прибежал широкоплечий амбал и взял Нэкала из нежелающих отпускать его рук Виенаса. С пациентом на руках бугай ворвался в реанимацию, распахнув двери пинком; Сефа проследовала за ним, закрыв их за собой. Она не тратила времени на то, чтобы сказать Виенасу ждать здесь или спросить, где и как Нэкал ранен; и то, и то и так было понятно. Разумеется. С чего б вдруг Виенаса пустили внутрь? Это ж базовые правила хирургии. Но ему все равно хотелось быть там, рядом с Нэкалом, видеть самому, в порядке ли он, а не ждать в неизвестности. Виенас не раз раньше думал о смерти Нэкала и своих действиях после неё, считая её крайне полезной своим целям, но сейчас он и близко не вспоминал об этих планах. В голове Виенаса царило лишь беспокойство, и сейчас он был совершенно беспомощен. Бесполезен.
Оставалось только ждать.

>> №4808090   #157

>>4808070

>Обсуждение политики.

Карту стран с политическими блоками и демографической ситуацией искать в индусах/шумерах/ктотамонитеперь или же просто принять и двигаться дальше?

>В голове Виенаса царило лишь беспокойство, и сейчас он был совершенно беспомощен.

Фиговая у тебя бочка с порохом, если из-за убийства одного карлика весь порох отсыреть может.

>> №4808107   #158

>>4808090
Никогда не любил инфодампы на полях ух, как Араки-то в восьмой части сначала такой поднял в сюжете интриги "кто такие камнечеловеки?", а потом на заднике одной из глав тупо написал разворот где невзначай подробно расписывает о них всё, что в повествовании появится - то и известно.

>фиговая бочка с порохом

Бочка-то не его голова и не он сам, бочка - остров. И его сырость ещё под вопросом. Хотя от дождя он намок лололол
c:falsole

>> №4809827   #159

А вот и вторая половина, ничуть не более вычитанная, чем первая!
Нэкал проснулся под незнакомым потолком.
Его веки едва открылись, кажась тяжелее камня. Он лежал. Где? Его тело казалось ещё тяжелее, и он стал медленно мотать головой, пытаясь осмотреться, не поднимаясь. Капельница. Мешок с кровью. Он в больнице. Что c ним случилось?
Нэкал попытался подняться. Не получается. Он не мог поднять левую руку. Не мог согнуть на ней и пальца. Не чувствовал её. Наркоз? Но почему только левая? Кряхтя, Нэкал кое-как поднялся в сидячее положение одной правой. Теперь он мог нормально осмотреть комнату. Увидеть…
Чудовище. Жуткое чудовище, стоящее в другом конце комнаты, похожее на жуткую насмешку над человеческим телом, поочередно стягивая перчатки с каждой из своих шести покрытых швами рук. Один её глаз был черным, как у тефра, а второй обычным. Стянув последнюю из перчаток, существо взялось за одну из нижних рук…и сняло её с себя, бескровно и невозмутимо.
Это было последней каплей; неспособный более сдерживать свой ужас, Нэкал завопил во всю глотку. Вздрогнув, существо уронило отделенную руку и обернулось.
–Уже? – сказало оно удивленным голосом, ничем не отличавшимся от обычного женского. – Неужто Гехил с дозой напортачил?.. То есть, это, не бойтесь! Не кричите, пожалуйста!
Чудище растерянно замахало всеми пятью руками, пугая Нэкала ещё сильнее, и стало постепенно приближаться к койке. Увидев тщетность своих просьб, оно спешно сняло с себя ещё три руки, что вовсе не помогло Нэкалу успокоиться.
–Видите? Я человек! – создание улыбнулось и распростёрло свои оставшиеся руки – По крайней мере, сделана из них! Ох, что ж делать-то…
Дверь распахнулась, и в палату ворвалась знакомая фигура, которую Нэкал особенно рад был сейчас видеть.
–Виен! – закричал Нэкал. – Помоги! Оно приближается!
–Нэкал! – Виенас подбежал к койке, полностью игнорируя и монстра, и просьбу. –Ты проснулся! Ты жив!
–«Оно»? Блин, обидно… – чудище шмыгнуло. – Всего-то за лишние руки, будто дорэвэнцев не видел…стоп, у меня что, линза выпала?
–Виен! – Нэкал дрожащей рукой указал на монстра. – Спаси ме…
–Это Сефа. – Виенас повернулся в сторону чудища. – Все шесть пришлось использовать?
–Ага! – Сефа гордо скрестила оставшиеся руки на груди. – Чертовски сложная операция была, давненько такой не было. Так что можешь своему другу сказать, что я его не съем?
–Это Сефа. – повторил Виенас, поворачиваясь обратно к Нэкалу. – Она тебя не съест. Она спасла твою жизнь.
–Оу. – Нэкал пришёл в себя и вдруг понял, насколько человечно Сефа всё это время выглядела. – Я...извиняюсь. Простите. Очень…грубо с моей стороны. Вы показались…куда страшнее, чем..
–Что вы, что вы, это мне тут извиниться стоит. – Сефа помахала рукой. – За наркозом недосмотрела, не ожидала, что вы так рано проснётесь…Хорошо хоть, что не во время операции отошли. И с руками, эм…давно уже должна была снять…грубо с моей стороны. Учитывая ваше, эм…
Сефа покосилась на левую руку Нэкала, вздохнула, и придвинула к койке стул.
–Давайте лучше начнём с начала. – сказала она, садясь. – Повезло тебе, друг! Несказанно повезло. Тебя снайперской винтовкой подстрелили, да немалого калибра – одним чудом выжил! Пуля навылет прошла через плечо, ну, рядом с ним, задела легкое, раздробила ребро, послав осколки во все стороны, и повредило нерв. На полпути сюда помереть должен был! Легкое должно было наполниться кровью, осколки ребра должны были все вокруг нашпиговать, как картечь…Много сослагательного наклонения, и вот ты здесь, живой и здоровый! Ну…сравнительно. – Сефа отвела взгляд, и стыдилась она явно не внезапного перехода на «ты». – Боюсь…ваша рука больше не двинется. Как я сказала…пуля повредила важный нерв. Мне жаль.
Нэкал посмотрел на свою левую руку, недвижимую, свисающую с плеча безжизненным куском мяса.
–Оу. – сказал он.
–Почему, собственно…и было так грубо с моей стороны руки, эм...афишировать. – сказала Сефа, неловко потирая ладони. – Простите.
–А вы не можете...Не можете мне ещё руку приделать? – Нэкал посмотрел на валяющиеся на полу "лишние" конечности. – Как себе?
–Увы. – Сефа покачала головой. – Я более...эм...модульная, чем люди. Когда живешь на чистой магии, ни о нервах, ни о реакции отторжения, ни о чём таком можно не беспокоиться.
–Вот как...
Виенас крепко сжал здоровую руку Нэкала.
–Прости. – сказал он. – Не смог защитить.
–Всё в порядке, Виен. – с улыбкой сказал Нэкал, совершенно не чувствуя себя в порядке. – Что там, ты меня, наоборот, спас. Я тебе жизнью обязан.
Виенас не ответил, лишь буравя взглядом пол.
–Ну я, э, оставлю вас наедине. – сказала Сефа, подбирая с пола руки. – Надо с парой вещей послеоперационных разобраться. Как вернусь, поговорим о восстановлении.
Собрав все свои конечности, Сефа покинула помещение. Нэкал проводил её взглядом и повернулся к Виенасу, кто всё так же сжимал его рук.
–Так...так что случилось, Виен?
–Что она сказала. – Виенас отпустил руку Нэкала. – Тебя подстрелил. Снайпер. Из внутренних войск.
–Внутренних войск? – Нэкал поднял брови. – Ты ж не хочешь сказать...
–Именно.– Виенас кивнул. – За тобой охотится правительство.
–Р-разве...разве приказ не мог отдать какой-нибудь...самовольный генерал? Или сам снайпер, того... И почему сразу внутренние войска, откуда ты...
–Во внутренних войсках только один генерал. Патрон был армейским. И кто кроме правительства хочет твоей смерти?
Нэкал взялся за голову и опустил взгляд. И руку потерял, и врагом народа стал. Ему предстояло много к чему привыкнуть.
–Вот и достучались. – сказал он с горькой усмешкой.
–И стук их испугал. – ответил Виенас.
–А под скальпелем гомункула я оказался...потому что в больницах небезопасно, да?
–Да.
Нэкал тяжело вздохнул и потряс головой.
–И что ж теперь делать-то...
–Пока отдыхай. Лечись. А потом... – Виенас опустил взгляд в руки, помолчал немного, и посмотрел Нэкалу в глаза. – Будем биться.
Нэкал замер, не сводя взгляда с глаз Виенаса. Он это серьёзно. С чего бы не серьёзно? Приведшая милостивая, он серьёзно.
–И другого пути...нету? – слабым голосом спросил он.
–Был. Сам видишь, к чему он привёл. – Виенас нахмурился и сжал кулак. – Режим показал своё истинное лицо.
–Но...Но стоит ли спускаться на их уровень? – Нэкал взялся за руку Виенаса и посмотрел на него молящим взглядом. – Стоит ли ниспускать город в пучину хаоса? Стоит ли...начинать войну?
Виенас снова замолк и взялся за руку Нэкала обеими своими.
–Выбора нет, ты ведь и сам понимаешь. – сказал он. – Либо так, либо умереть на счастье правительству. Пора снова стучаться – стучаться до народа. Ты должен дать им знать. Пока мы говорим, правительство вешает им на уши вкусную лапшу про действовавшего в одиночку расиста, про их соболезнования, про национальный траур. Пока мы молчим, мы отдаем им умы и сердца народа. И мы увидели, насколько они их заслуживают.
Виенас поднял руку Нэкала и посмотрел ему в глаза самым серьёзным взглядом, что Нэкал когда-либо видел.
–Надо действовать. – сказал Виенас. – Надо рассказать людям правду. И она им не понравится. Они возьмутся за оружие. Они будут бунтовать, штурмовать правительственные здания, биться с полицией. С другими людьми. Теми, кто тебе не поверит, теми, кто будут жалеть о том, что ты выжил. И будет кровь. Она польётся рекой по улицам нашего города. Но мы уже видели, до чего доводят мирные протесты. У нас нет выбора.
Нэкал отвел взгляд, и в воздухе повисло тяжелое молчание. Он попытался сжать кулак, но рука не отозвалась – и не отзовётся больше никогда. Глубоко вдохнув, он снова посмотрел на Виенаса, но уже без сомнения в глазах.
–Значит, война.

>> №4811107   #160

Кафе “Хризантема” пустовало. Занят был лишь один стол, за которым сидели двое мужчин; их блюда уже были поданы, и официантам оставалось лишь драить столы да подметать пол за неимением лучших занятий. Нравилась трапеза, однако, только одному посетителю, игравшему с едой и смакующему каждый кусочек; его спутник, лысеющий джентльмен преклонных лет, был хмур.
–Почему здесь, Инкуб? – спросил он. – Публичная забегаловка с множеством ушей вокруг? Издеваетесь? Не понимаете серьёзность ситуации?
–А генерал Карведис понимал? – невозмутимо ответил Инкуб, вертя вилкой. – Думаю, нет, иначе с чего бы ему послать на задание последнего дилетанта?
–Генерал Карведис отнёсся к делу с крайней тщатель…
–Что, неужели это был не дилетант? Неужели он был лучшим, что могли предложить наши бравые внутренние войска могли предложить? Тренированный солдат, профессиональный снайпер, который умудрился промазать мимо головы едва двигающейся, не подозревающей о его присутствии цели? И сразу же сбежал, не пустив ещё одну-две пули в тушку, чтобы точно не поднялась?
–Он следовал приказам, а его точность-
–Хотите сказать, у нас все внутренние войска такие? Никчемные салаги, не стоящие и десятой своего жалования? И на это наши налоги уходят?
–Хватит! – лысый господин ударил кулаком по столу. – Я вас понял. Мы некомпетентны. Провал – наша вина. Мы знаем! Именно поэтому мы и просим вашей помощи!
–Видите? – Инкуб отрезал кусочек рыбы и стал жевать его с редкостным удовольствием. – Сами на вопрос и ответили. Вы просите у меня, поэтому мы говорим на моих условиях и на моей территории. Довольно просто, разве нет? Да и нравится мне это заведеньице. Милая атмосфера, готовят вкусно, и сервис на высоте. Ещё и дёшево! Крайне рекомендую.
–Не смейте...Не смейте над нами насмехаться. – лысый сжал трясущийся кулак. – Мы правим этим островом! Мы не потерпим…
–Э-э-эх, вы слушаете вообще? – Инкубус вздохнул, чистя зубы зубочисткой. – Я ж только что объяснил, кто тут где стоит, нет? Поймите уже свою позицию, миленькие. Обоcpaлись вы, а убирать мне. Так что стоило бы вам быть полюбезнее и не рыпаться. Меня здесь ничто не держит, как-никак. В любой момент могу уйти из сделки, и мне же лучше будет.
–Не можешь. Не посмеешь. – уголок рта лысого дёргался не то от гнева, не то от страха. – Мы швырнем тебя за решётку. Мы посадим тебя в стул! Вся твоя организация-
–Вау, ну у вас и слух, господин Нэрис. – Инкуб фыркнул. – Или у вас с грестским плохо? Вряд ли бы в парламент со скверным грестским взяли, но раз в снайперы мазил берут…
Инкуб тщательно вытер лицо салфеткой и налил себе вина.
–Вы не в позиции мне угрожать, господин Нэрис. – сказал он, болтая бокалом. – Вам нечего предъявить в суде, в то время как мы обладаем парочкой…крайне интересных записей, скажем так. И это вас яростные толпы на куски разорвать не успеют. Повторю в последний раз, господин Нэрис. В дерьме здесь вы. Помощи здесь просите, нет, клянчите вы. А требования здесь предъявляю я.
Челюсть Нэриса отвисла; в его потрясенную голову не приходило ни слова, которым он бы мог возразить. Смирившись со своим поражением, он обмяк в стуле и побеждённым голосом сказал:
–Требования ты уже предъявил, Инкуб. Парня мы выпустили. Договоры мы подписали. Мы уступили более, чем достаточно. Чем ты недоволен?
–О, но то был лишь знак дружбы. – Инкуб покачал пальцем. – Жест доброй воли, так сказать. Закрепивший нас нерушимый союз и добившийся от нас обещания помочь. И теперь, когда помощь от нас требуется…мы ожидаем определенной компенсации за свой труд.
–Ты требуешь аванса после всего, что у нас забрал?
–Никто и слова не говорил об авансе, господин Нэрис. Всего лишь предупреждаю, что когда всё устаканится, мы попросим ещё о паре-тройке услуг. И на свою доли добычи надеемся, разумеется. – Инкуб отпил вина. – Как по мне, вполне разумно.
–Ладно. Ладно, дадим, что хотите. Просто вытащите нас из этого дерьма, и побыстрее.
–С радостью, господин Нэрис. – Инкуб с улыбкой пожал руку Нэриса. –Рад, что мы пришли к согласию. Чек, пожалуйста!
Через считанные минуты к столу подошёл Оглум.
–Поделить на двоих, господа? – спросил он.
–Нет, этот господин уплатит за всё. – Инкуб махнул рукой в сторону Нэриса. – И передай повару мою благодарность, дорогуша. Филе просто восхитительное.
–Рад слышать, сэр. – Оглум повернулся к Нэрису. – Наличные или чек?
Нэрис покосился на Инкуба; очевидно, угощать его он не обещал.
–Чек. – неохотно сказал он, доставая книжку.
Расплатившись, Нэрис покинул заведение, и Инкуб остался за столом один. Оглум, вернувшийся протереть стол, спросил его несколько удивленным голосом:
–Желаете десерта, сэр?
–А знаешь, да, не отказался бы. – Инкуб кивнул. – Принеси клубничного мороженого, если можно…а, и папеньку своего. С его другом.
–Непременно, сэр. – невозмутимо сказал Оглум, будто его отец был самой обычной позицией в меню.
Передав на кухню заказ, Оглум поднялся на второй этаж, где его отец что-то обсуждал с Глазом и каким-то ещё мужчиной, которого Оглум видел лишь пару-тройку раз.
–…А они живы и здоровы, оказывается. – сказал незнакомец. – Можно я их оставлю? Я о них заботиться буду, и выгуливать, и кормить, обещаю. Или я ещё недостаточно стою доверия, чтобы своих прихвостней иметь?
–Позволяю. – сказал Глаз, проигнорировав плоский юмор незнакомца. – Нам пригодится всё, что можем достать.
–Да и невыгодно тебе нас предавать сейчас будет, Тавил. – отец Оглума усмехнулся. –Только представь их нам как-нибудь. Посвятим, как положено.
–Ты разве не хотел подальше от дел бандитских держаться, Шофёр? – Тавил приподнял бровь.
–Ты ж слышал. – Шофёр горько усмехнулся. – Нужно всё, что можем достать.
–Пап? – вмешался Оглум. – Прости, что мешаю, но тебя посетитель хочет видеть. И Глаза тоже.
“Желанные” мужчины нахмурились, а Тавил пожал плечами.
–Мне тут остаться, получается? – спросил он. – Или уйти?
–Что за посетитель? – спросил Глаз. – Как он выглядит?
–Ну...как редкостный бабник? – Оглум потер подбородок. – Выбрит начисто, лицо супермодели, всё и вся взглядом раздевает...
–Инкуб. – прорычал Глаз.
–Здесь? – Шофёр поправил очки. – Самолично? В моём ресторане?
–Похоже на то, пап. – сказал Оглум, не понимая значимости всего этого.
–Выбора нет. – Глаз встал с кресла и жестом позвал Шофёра за собой. – Спустись и сядь за какой-нибудь стол, Тавил. Закажи что-нибудь за счёт заведения. Держи на нас глаз.
–О-о-о, доверие. – Тавил усмехнулся. – Приятно-то как.
А про “глаз” не пошутил... – подумал Оглум.
Мужчины (и мальчик) спустились в ресторанный зал и разделились: Глаз и Шофёр направились к столу Инкуба, а Оглум пошёл за Тавилом дать ему меню и записать его заказ. Инкуб мычал какую-то весёлую мелодию, покачивая головой в ритм; увидев приближающихся к нему двоих, он улыбнулся и поднял руку в приветствии.
–Сколько лет, сколько зим! – радостно сказал он. – Я уж соскучился. Как восприятие глубины, Глазок?
–Инкуб. – холодным голосом сказал Глаз, садясь. – Что ты здесь делаешь?
–Уф, ну и сервис. Всех посетителей так разгонишь! Улыбнись, дружище, улыбнись! Улыбкой их мани!
–Отвечай на вопрос.
–Серьёзно, сомнительней подхода к бизнесу я не видел. К вам посетитель зашел, а вы у него со злобной мордой спрашиваете, что он здесь делает? Поработать надо над пиаром, ребят! Было бы жаль, если б столь милое заведеньице от недостатка посетителей разорилось.
–Обойдусь без твоего покровительства. – хмыкнул Шофёр.
–Н-да, прогноз не обнадёживает. – Инкуб покачал головой. – Ты к каждому покупателю так? Нравится мне стряпня здешняя, и всё! Убивать за ваше филе лосося готов, чесслово. Твоя женушка их бесподобно готовит. Передай ей привет, кстати!
–Хватит болтовни. – сказал Глаз. – Говори, зачем пришёл.
–Ладно, ладно! Уж и конструктивную критику не принимаем...О, а вот и моё мороженое!
–Не желаете к нему чаю или кофе? – cпросил Оглум, ставя мороженое на стол.
–Нет, спасибо. – сказал Инкуб. – У-у-у, как аппетитно выглядит! Есть ли хоть что-то, что твоя жена не может приготовить?
–Десертами занимается дочь. – ответил Шофёр.
–Правда? По наследству дар передается, вестимо! – Инкуб взял ложечку и отъел мороженого. – М-м-м, кайф! Концентрированное удовольствие!
К делу. – процедил Глаз сквозь зубы. Сколь бы ни было очевидно, что Инкуб намеренно их раздражает, он не мог не злиться. Одного вида Инкуба было достаточно.
–Чего кислый-то такой? Просто потому, что мороженое сладкое? – Инкуб слизал мороженое с губ. – Я кисло-сладкого не фанат, звиняй. Неужели просто насладиться вашим обществом нельзя? Поболтать о том, о сём, лясы поточить? Например, как там Нурчик?
–Онур в порядке. – сказал Шофёр. – Слаб, но выздоравливает. А что?
–Да так, ничего – говорю ж, просто болтовня… – Инкуб отмахнулся. – Как ему визит в Отель Участок, как он о нём отзывался? Не упоминал ли, часом...некое причудливое устройство для пыток, не оставляющее следа?
Шофёр нахмурился и переглянулся с Глазом; Глаз кивнул.
–Упоминал. – сказал Шофёр. – Красный луч, наполняющий всё тело невообразимой болью, но не наносящий никакого вреда телу. Откуда ты знаешь?
–Я его на руках с кутузки вынес, так-то. Не мог не услышать парочку вещей. В подробности не вдавался?
–Нет. – сказал Шофёр. – Ни о чём. Ему сложно было вообще об этом говорить.
–Смелая мина на то и мина. – Инкуб пожал плечами. – Бедняга. Хотя бы к вечным мучениям ада будет погото-- упс!
Инкуб уронил ложечку на пол и наклонился её поднять.
–Ну во-о-от. – вздохнул он. – А второй нет. Грубо бы было твоего сынка на такую мелочь отвлекать...постойте, я ж ещё и пятно оставил! Ох, растяпа, ох, свинья. Искренне извиняюсь, Шофёр, виноват.
–Это всё? – спросил Глаз. – Ты пришёл лишь про устройство спросить?
–Не совсем, нет. А, официант! – Инкуб вытянул руку и замахал ей. – Официант! Можно мне ещё ложечку, пожалуйста? Спасибо большое. – Инкуб повернулся обратно к столу и вздохнул. – Хоть от других посетителей его не отвлекаю. Не очень дела идут, а, Шофёр? Вся эта галиматья с облавой да тем движением явно перепугала народ. И пересердила. Некогда им теперь до сладенькой мороженки… А жаль. И лучше ведь не станет…
–Что ты имеешь в виду? – с подозрением спросил Шофёр.
–Ну сам подумай – если народ услышит о кошмарном сервисе в Отеле Участок, или, чем шибче, о проведенном на нем испытаниях того приспособления...спокойней вряд ли станет. – Инкуб пальцами снял клубнику с мороженого и закинул её в рот. – Смекаешь, к чему клоню?
–Мы даже не думали разглашать это. – Глаз нахмурился. – Это бред.
–Прекрасно! Просто удостоверяюсь. А, спасибо! – Инкуб взял у Оглума ложечку и вновь впился в морожение. – С другой стороны, может, никто б это всё и не заметил. Как-никак, куда шибче вещь скоро случится...ну или, собственно, предастся огласке.
–Что за “вещь”? – Шофёр прищурился.
–Да так, знаешь. Вещь. – Инкуб отмахнулся. – А может, наоборот, только масла в огонь подольёт...А, чуть не забыл!
Инкуб с наслаждением облизал ложку и прямо из чашки съел остатки мороженого.
–Убейте-ка вы Альбари.

>> №4821242   #161

Снова без вычитки, но с особым дополнением - к грамматическим, орфографическим и пунктуационным ошибкам теперь наверняка добавлен ворох логических!
Честное слово, как минимум часть в следующем посте-двух будут обоснованы.
И так уже постфактум запихнул некоторым оправдание.
Калла до сих пор не мог поверить, что им предстоит убить Альбари.
Да, тёплых чувств он к сему товарищу не испытывал, движением его не интересовался – что там, за пособничество Виенасу, вольное или невольное, Калла Альбари откровенно презирал. Но заслуживал ли он смерти? Враг ли он им? Может, и враг. Как-никак, не играл ли он ключевую роль в планах Виенаса, не имел ли он для него немалое значение? Да, в таком случае, сунуть палки Виенасу в колёса, ударив по Альбари, казалось вполне разумным.
Вот только они и самого Виенаса собрались атаковать.
И взять его живьём.
Таковы приказы. “Убить Альбари, захватить Виенаса, Сефу не трогать”. Они точно знали, где находился Альбари, и просто пойти туда и убить его они не могли. Не имели права. Инкуб самолично повелел, чтобы никто не смел Сефу и пальцем тронуть, и что её нейтралитет не должен быть никоим образом нарушен. Сразу после того, как он приказал им убить Альбари, лежащего в её клинике. Как можно скорее. Логично, не правда ли?
И вот они ждали в засаде рядом с Сефиной клиникой, выжидая Виенаса. Ждя, пока он не выйдет и не получил пулю от Айстровского снайпера. Которая его не убьёт. Каким-то образом. А потом они к нему подбегут, убедятся, что обезврежен, повяжут, и подадут Инкубу на блюдечке с голубой каёмочкой. Точнее, этим займутся Талхар и Эрид. Калла ничего из этого не увидит. Ему не дадут убить Виенаса или увидеть его поражение. Всё, что ему дадут - прокрасться в клинику через задний вход, избежать, обдурить или убедить Сефу каким-то макаром, и убить невинного, прикованного к постели человека, пока не подъедет полиция. Какая честь. И эта честь досталась именно ему, а не одному из его куда более лёгких на убийство “коллег”, ни Глазу, который вообще не участвовал в операции. Логика не прекращает торжествовать.
Лучше быть не могло.
******
Талхар не сводил уставших глаз с клиники, ждя, пока в дверях не появится Виенас. Сколько они уже тут сидели? Талхар не имел ни малейшего понятия. Он сходил с ума от скуки, и поделать с этим было нечего – любое развлечение или отвлечение могло оказаться фатальным. Дело было слишком важное, чтобы свести взгляд хоть на секунду, чтобы и подумать о моргании. Они обязаны безустанно бдить.
–Ты что, снова в лавандовый покрасилась? – спросил он, глядя на Эридову шевелюру. – Чё так?
–А? – Эрид похлопала глазами. – Ну, э… Передумала?
–А как же “с красным не идёт”?
–Оттенок другой взяла и пошёл.
–Как по мне, тот же.
–Слушай, если у тебя какие-то претензии к моим волосам-
Эрид замерла, остановившись посередине предложения.
–Ох бnя. – пробормотала она, округленными глазами уставившись на вход в клинику. – Это он.
Талхар обернулся – и вправду, из клиники вольготно выбрел Виенас, держась за лямки рюкзака. Пора. С секунды на секунду, снайпер выстрелит, и всё наконец-то…
Снайпер выстрелил.
Виенас щёлкнул пальцами.
И ничего не произошло.
Талхар похлопал глазами, не понимая, что произошло. Он точно слышал выстрел, но Виенас стоял себе спокойно, без единой царапинки, подняв одну руку. Почему? Неужто снайпер промазал?
Эрид схватилась за рацию и крикнула:
–Приём! Что случилось? Промах? Приём!
Ответа не было. Руки Эрид дрожали; она посмотрела на Виенаса, который нисколько не спешил никуда идти – он оглядывался, будто ища их.
–Дважды тот же трюк не сработает! – крикнул он. – Непредсказуемыми надо быть! Выходите, попробуйте что-нибудь ещё!
Рация зажужжала помехами; с другого конца слышались хрип и бульканье.
–Моей...пулей. Подстрелил...моей собственной...пулей. Отступаем. Отсту…
Связь прервалась.
Эрид и Талхар в шоке уставились на Виенаса, который всё так же беззаботно оглядывался, даже не доставая оружие.
Он отразил пулю.
Он мог отражать пули.
И что, бnядь, теперь?
–Что не так? – с издевкой спросил Виенас. – Испугались? Опять пальнули и сбежали?
Эрид думала изо всех сил, пытаясь придумать план действий, но в голову лезли лишь одни пугающие додумки о возможных способностях Виенаса. После недолгих рассуждений, она пришла к одному выводу.
Думать никогда не было её уделом.
Поняв это, Эрид побежала напролом.
******
Калла вздрогнул, услышав выстрел. Асим замерла, глядя в сторону звука, будто она видела многочисленные стены между ней и Виенасом насквозь. Она прикусила губу и бросила взгляд на Тавила, возящегося с замком – кто б мог подумать, что он взломщик?
–Долго ещё? – спросила она.
–Почти закончил. – ответил он. – Почти закончил, милсдарыня. Ещё немножко, и-и-и...вуаля!
Замок щёлкнул, и Тавил открыл дверь, приглашая спутников внутрь, будто швейцар.
–Прошу, друзья. Я останусь, как говорится, на стрёме.
Асим кивнула, позвала Каллу за собой жестом, и зашла внутрь.
Асим не раз приходилось бывать у Сефы – она достаточно раз попадала в драки и достаточно раз нуждалась в подштопывании – и потому она прекрасно помнила план клиники. Не самое большое из зданий, запоминать особо нечего. Надо было лишь повернуть туда, потом туда, и палата, где наверняка держат Альбари, будет прямо…
Сефа ждала их за первым же поворотом, скрестив руки на груди. Калла попятился, застанный врасплох; Асим нахмурилась и положила руку на кобуру.
–Привет, народ. – спокойно сказала Сефа. – Боюсь, вы с входами напутали. Сюда вход воспрещён.
–Сеф. – сказала Асим. – Не вмешивайся. Нет у тебя дел поважнее? Пациентов, ждущих лечения?
–Да нет, нету. – Сефа покачала головой. – Пациент у меня пока только один...и мне совсем бы не хотелось, чтоб с ним что-нибудь случилось.
–Мы всё компенсируем. Он ничего для тебя не значит.
–Не значит, да. – Сефа кивнула. – Как и деньги. А вот принципы мои мне, Асим, важны. Я профессионал. Я дала клятву. Как только этот парень поправится и уйдёт из-под моей опеки, можете его убивать, четвертовать, в кислоте растворять, что хотите с ним делайте. Но сейчас он мой пациент. А перед пациентами у меня есть долг.
–Сефа...отойди. – Асим достала пистолет. – Предупреждаю.
–Хочешь пристрелить меня? Пожалуйста. – Сефа пожала плечами. – Вам потом без врача жить, не мне. Вам потом терпеть на себе гнев Инкуба, госпожи Салтинис, да вообще всего подполья. Но пока не пристрелишь, я ни на шаг отсюда не сдвинусь и ни на шаг дальше тебя не пущу.
Асим сняла руку с пистолета, вздохнула, и отвела взгляд. В воздухе повисло молчание.
–Калла. – сказала, наконец, Асим. – Беги.
Сорвав с себя маску, Асим сунула её в лицо Сефе. Та отступила назад, уклонившись от маски, и опрокинула Асим на землю. Отойдя в сторону, Калла рванул мимо Сефы.
–Даже не думай! – сказала та, пытаясь схватить его за руку. Ладонь Каллы засветилась, и Сефина рука засосалась внутрь, ошеломив обоих – Калла не ожидал такой силы засасывания. Сефа попыталась взяться за ту же руку Каллы оставшейся своей, и Калла дёрнул назад. Портал закрылся с гулким звуком, и Сефа дёрнула освободившуюся руку на себя. Она попыталась снова схватить ею Каллу, но обнаружила, что хвататься было нечем.
–Опа. – сказала Сефа, глядя на обрубленную конечность. Воспользовавшись её замешательством, Асим сбила Сефу с ног и забралась поверх неё. Калла замялся, гадая, бежать ли, как ранее было приказано, или остаться помочь. Ответ не заставил себя ждать – из близлежащей двери вырвался чудовищно огромный здоровяк и сбил Асим с Сефы. Решив вопрос – уж с этим он не справится – Калла дал дёру.
Альбари ждал его.
Лежал в своей койке, одна рука в фиксаторе, свисающем через плечо. Вот и он. Всё, что оставалось теперь сделать – убить его. Всего и дело. Калла троих уже убил, чего может быть сложного в ещё одном?
Всё, например.
–Пришёл убить меня? – спокойно спросил Альбари.
Калла не ответил.
–Значит, убивай. – Альбари смотрел на Каллу непробиваемым взглядом.
Калла достал пистолет и глубоко вдохнул. Один выстрел. Один выстрел, и всё кончится. Всё это – чтобы навредить Виенасу. Это его ослабит. Будет знать, как жизнь Каллы под откос бросать.
Калла и сам хуже сделает.
–Нет, нет, не туда целишься. Опять выжить могу. – Альбари покачал головой и постучал себя по лбу. –В лоб, прямо и в упор. Так стреляй.
Калла медленно подошёл к Альбари и прижал дуло к его лбу. Давай. Сделай уже это. Пока ты медлишь, Асим избивают до полусмерти. Жми уже на крючок. Жми, и беги на помощь…
Стоп.
А чего б ей и не огрести?
Дверь распахнулась, и всё тот же бугай ворвался в комнату, покрытый кровью. Калла испуганно обернулся и наконец-то смог выстрелить – уже в бугая, не в Альбари. Вот только проку от этого оказалось мало: здоровяк, даже не моргнув от свежей дырки в теле, подбежал к Калле и швырнул его в стену. Не успел Калла встать или оказать хоть какое-либо сопротивление, как здоровяк схватил его за шею и стал душить.
И мир обратился в тьму.
******
Кулак Эрид вновь пролетел мимо Виенаса, ловко уклонявшегося от каждого удара. Она превратила руку в крокодилью пасть, но в ту долю секунды, что заняла трансформация, Виенас щелкнул пальцем и обратил её вспять – или же убедил Эрид это сделать. Однако это отвлекло его, и Эрид, воспользовавшись моментом, ударила его головой. Они отшатнулись друг от друга, оба дезориентированные столкновением. Эрид оправилась первой и попыталась ужалить Виенаса хвостом скорпиона, заменившим ей руку; он успел щёлкнуть пальцами и хвост полетел обратно, будто отбившийся об что-то. Сила собственного удара, обращённая против Эрид, едва не сбила её с ног; пока она шаталась, пытаясь удержаться на ногах, Виенас достал пистолет и выстрелил несколько раз. Эрид моментально обратила вторую руку в ногу слона, чью кожу пули не смогли пробить.
–Любопытно. – Виенас улыбнулся. – Не знал, что слоны пуленепробиваемы.
–Конечно, пуленепробиваемы, кретин. – ответила Эрид, тяжёло дыша. – На них особыми ружьями охотятся, всё такое. Книжки читать надо.
Послышалось ещё несколько выстрелов, и Виенас обратил пули обратно щелчком пальцев. Талхар едва успел вовремя пригнуться, чуть не изрешетив сам себя.
–Я видел, как ты высовываешься, здоровяк. – спокойно сказал Виенас. – Врасплох меня застаньте, если победить хотите, говорю же.
Лягуший язык обернул Виенаса, рванув его к Эрид, которая швырнула его в близлежащее здание.
–Ладно. – сказал Виенас, кашляя и поднимаясь. – Быстро учитесь.
–Нефиг врагов учить! – крикнула Эрид. – Тал, давай!
Талхар и Эрид одновременно открыли огонь по Виенасу; тот, даже не моргнув, вновь щелкнул пальцами, и все пули полетели обратно. Эрид снова укрылась слоновьей ногой, но Талхар, увы, не обладал подобным средством защиты, и упал оземь – Эрид даже не увидела, куда попали пули.
–Тал! – закричала она.
–Сказала ты и сразу предупредила меня о грядущей атаке. – Виенас покачал головой. – Беру свои слова обратно.
–Ах ты eбаный… – Эрид снова стрельнула лягушьим языком по Виенасу, но тот щелкнул пальцами и послал его обратно. Как он успевал?!
–Только что ж говорил про одни и те же трюки. – Виенас разочарованно цокнул языком. – Попробуй снова врукопашную. Твоя карта куда больше к этому подходит.
Эрид тяжело дышала, опираясь на столб. Она б с радостью...будь бы у неё на это силы.
–Это, бnядь, не карта. – злобно сказала она. – Не смей мою магию обcupать.
–Магию? – Виенас поднял брови в искреннем удивлении и помолчал несколько секунд. – Хочешь сказать, это твоя магия? Казалось, конечно, слишком мощным для простой спеллкарты, но для магии...слабовато.
–Заткнись. – бросила Эрид в ответ.
–Нет, серьёзно. Ты даже воздействовать ни на что, кроме собственного тела, не можешь? Ты уверена, что ты маг? В жизни не слышал о столь жалкой магии.
–Заткнись! – Эрид попыталась выстрелить, но магазин был пуст.
–Только не говори мне, что она тебя ещё и утомляет? – Виенас разрядил остаток своего магазина в Эрид; она защитилась слоновьей ногой и упала оземь, не имея больше сил стоять.
–И правда утомляет! – сказал Виенас, перезаряжаясь. – Да это...Да это просто смешно! Честное слово, удивлён. Меня и так удивило, что Айстра держат мага, но такого слабого? Тебя давным-давно должны были в станок посадить.
–В...В станок? – пробормотала Эрид, едва-едва набравшись сил опереться о столб.
–Который карты печатает. В который меня посадили. Ты что, думала, что уютная клетка – худшее, что с тобой может случиться? Откуда, по-твоему, карты-то берутся?
Эрид не ответила; ненависть в её взгляде стала сменяться шоком.
–Не задумывалась, что ли? – Виенас хмыкнул. – Мажья кровь. Она в основе полритуалов лежит – хоть это-то ты знаешь? В школе ведь учат. Магия – в душе, душа – в сердце, сердце качает кровь? Базовая арканология, нет? Основная программа, не электив, вроде. Где-то десятый класс.
Виенас беззаботно присел на бордюр рядом с Эрид и приставил пистолет к её голове.
–”Подождите-ка”, скажешь ты. – продолжил он. – “Раз так, не должны ли мы часть души терять, когда бумагой режемся и всё такое? Не должна ли эта бумага спеллкартой стать?”
–Избавь меня...от своих лекций. – смогла, наконец, сказать Эрид, скрыв потрясение за грозной миной. – Хочешь меня убить – сделай это уже.
–Не, барышня, рановато будет. Помучайся ещё. – Виенас усмехнулся. – Ты, конечно, всего лишь утомлена и едва ранена...но все равно мучаешься. А что насчет твоего предполагаемого вопроса – нет, милая моя, не должна. Душа не покидает сердце, если её не заставить.
Виенас достал сигарету и закурил.
–Здесь нам станок и нужен. Он рвёт твою душу. В клочья. Он дробит её на части, отщипывает от неё кусочки и пускает их в кровь, которую он медленно-медленно высасывает из сосудов, и заполняет ею свои картриджи. Как думаешь...приятно, когда душу кромсают?
Виенас резко наступил на палец Эрид, раздавив его каблуком, и она закричала.
–Примерно так, но в тысячу раз хуже. Представь, что больно тебе – не твоему пальцу, не твоему телу, самому твоему естеству. И они делают это весь. День. Напролёт. Писарь пишет и пишет и пишет, день за днём, без устали и отдыха аккуратно рисует изощрённые узоры твоей душой...а получается у него далеко не всегда. Картописание – штука сложная, знаешь ли. Точная наука. Каждая малюсенькая закорючка должна выйти идеальной формы, идеальной длины, идеальной толщины, и у каждой карты они свои. А когда выходит брак, оторванные кусочки возвращаются в твою душу, прирастая с ещё большей болью. А потом их вырывают снова. И снова. И снова. За каждым успехом сотня браков – и при каждом браке, кусочки кусочков теряются, так и не возвращаясь обратно. Рано или поздно, твоя душа просто кончится, и ты умрёшь. По крайней мере, я так думал, пока не осознал кое-что. Про души-то вам в школе рассказывали? Что они нам разум и дают? По такой логике, мне б предстояло просто...стать животным. Безмозглым животным в теле человека. Было бы это судьбой хуже смерти? Было бы это спасением, покоем, сладким неведением? Не знаю. Я успел сбежать, пока они не забрали меня всего. Но иногда я сомневаюсь...а успел ли?
Эрид закряхтела, сжимая зубы, пересиливая боль и шок.
–Ну, на бессмысленный пuздёж у тебя разума хватает. – сказала она с дерзким оскалом. – И на то, чтоб пальцем щелкать, как бешеный.
–И то правда. – Виенас кивнул и раздавил Эрид ещё палец, отчего она закричала вновь. – И то правда. Но он не бессмыслен, Эрид. Это твоя участь. Как только Инкубу наскучат твои забавные превращения, как только ты изживёшь свою полезность ему – ты сядешь в станок. Ты унаследуешь мой трон. Но пока я жив, они будут пытаться посадить в него меня. И как только у них получится, как только они высoсут меня насухо...ты будешь следующей.
Виенас встал и приставил пистолет ко лбу Эрид.
–Но я тебя спасу.
Послышался рёв мотора и визг шин. Виенас обернулся на звук и увидел фургон, резко остановившийся неподалёку.
–Виенас! – крикнул водитель. – Залезай, быстро! Где Альбари!
Виенас посмотрел на Эрид и вздохнул.
–Прости. Как-нибудь ещё. – Он повернулся к водителю. – Дай минуту!
–Шевелись! Полиция здесь уже давно быть должна была!
Виенас убежал в клинику и вскоре вернулся вместе с Сефой и Гехилом, которые оба были заметно ранены и несли носилки с Альбари. Они загрузили их в фургон; Виенас поблагодарил их безмолвным кивком, сел в фургон сам, и уехал.
Сефа со вздохом покачала головой, провожая фургон взглядом.
–Хоть денёк бы ещё полежать ему дал…
Сефа осмотрелась и, заметив распластанную по тротуару Эрид, подошла к ней и с улыбкой протянула ей руку.
–Ну что, пойдём лечиться?

>> №4823285   #162

Калла проснулся под смутно знакомым потолком.
Он лежал на больничной койке, всё так же одетый и обутый. Где это? Калла мог поклясться, что раньше здесь был, но не мог вспомнить ничего конкретного. Нет, очевидно, что это больница, но…
–О, проснулся!
Калла вздрогнул и обернулся на голос. А. Сефа. Вот он где.
–Я уж волноваться начала. – сказала она, подходя к нему. – Как самочувствие?
–Э, нормально, наверное?.. – Калле казалось несколько странным как ни в чем не бывало разговаривать с кем-то, чью руку ты недавно отсёк. Кстати, про руки...
–Прекрасно, прекрасно. Прошу простить Гехила, он несколько переборщил. Сдерживаться...представляет некоторые трудности при его размерах. Чисто физически. – Сефа записала что-то в свой блокнот… стоп, почему у неё обе руки на месте? – Но ты молодцом всё выстоял! Столько в отключке провёл, и ни намека на повреждение мозга! Тебя, конечно, придушили, а не головой ударили, но всё-таки…
–Эм...насчёт руки…
–Завидная стойкость, на самом деле! Будто никто тебя и не вырубал. Что у тебя, что у Талхара. Будто семейное!
–Повреждать им нечего, вот и весь секрет. – с другого конца комнаты послышалась знакомая усмешка.
–Эрид! – удивился Калла. – Ты тоже? Получается, Виенас…
–Сбежал. – Эрид угрюмо кивнула; она тоже лежала на койке в уличной одежде. – Прости.
–Вот как… – Калла почему-то особо не расстроился. – Тебя тоже ранили, получается?
–Ага, но ничего страшного. – Эрид вяло приподняла руку. – Он мне пальцы раздробил, но я уже всё исцелила.
–Исцелила? – Калла приподнял бровь.
–А то. Превратила в язык, превратила обратно – вуаля, рука цела. Правда, ещё сильнее утомляет, вот и лежу-отдыхаю.
–Удобно, наверное...точно, руки! – Калла повернулся обратно к Сефе. – Почему у тебя обе руки на месте? Т-то есть, прости, что отрезал тебе руку и всё такое...и такого рода вещи стоят большего, чем простого извинения...Но почему она всё-таки в порядке?!
–Новую пришила. – Сефа пожала плечами.
–Новую...пришила? – Калла похлопал глазами. – Я думал, так только с пальцами можно. И разве это не занимает...сколько-то там…
Сефа посмотрела на Каллу, переглянулась с Эрид, и снова посмотрела на Каллу. Не говоря ни слова, она ткнула себя по плечу пальцем, и её рука отвалилась. Калла закричал и отполз к стене, а девушки засмеялись.
–Видишь? Всё тип-топ. – Сефа вставила руку обратно. – Строго говоря, и шитья-то никакого нет. Запасок у меня более чем достаточно.
–Ты...Ты…
–Не человек, очевидно. – закончила за него Эрид. – Мы что, не говорили? Давно уже все знают.
–Нет. Нет, не говорили. – Калле удалось успокоиться. – Так, эм, получается...хочешь руку обратно?
–Не помешало бы! – сказала Сефа. – А то одна пара асимметричной осталась.
Калла потёр ладонь, и из неё выпала рука.
–Спасибо! – Сефа подняла руку с пола и положила в карман.
–Интересно, как она вообще туда поместилась… – пробормотал Калла себе под нос. – Ну и, того...извини, что атаковали тебя, и всё такое.
–Ничего страшного. – Сефа отмахнулась. – Бизнес, ничего личного– классика жанра, всё привычно. Гехил и сам вас нехило обработал, так что мы квиты, можно сказать.
–Стоп. – Калла вдруг вспомнил что-то. – А насколько “нехило” он Асим обработал? Когда он ко мне вбежал, он был весь в крови…
–Не волнуйся, не волнуйся, в порядке она. – Сефа помахала рукой. – Кровь его была, пырнула она его пару-тройку раз. Глупышка, будто забыла, что не сработает.
–И где она теперь?
–На проводе. – Сефа кивнула на дверь. – С Глазом, наверное. Уверен, что о том спрашиваешь?
Калла сморщился, напрягая память, и вдруг вспомнил.
–Тал! Как я забыть-то мог? Где он? Как он?
Эрид отвела взгляд.
–Его...немножко...подстрелили.
–Ох-хо-хо… – Калла взялся за голову.
–Ну, помнишь что я про стойкость говорила? – сказала Сефа. – Он в довольно неплохом состоянии для кого-то, кого двумя пулями подстрелили.
–Все равно как-то...не обнадёживает. – Калла покачал головой. – Нельзя поподробней?
–Можно. – Сефа скрестила руки за головой. – Одна задела бок по касательной, другая пролетела сквозь ляжку. Ни кости, ни органы не задеты, так что через недельку-две всё более или менее нормально должно быть. Да и сейчас он себя ничего так чувствует.
–Слава Приведшей. – Калла облегченно вздохнул. – И когда теперь…
Дверь распахнулась, и в палату вошла Асим.
–Идём. – сказала она и сразу развернулась.
–Эм, я б лучше...того...с Талом остался. – сказал Калла. – Ну или хотя б сначала заглянул посмотреть, как он. Нельзя?
–Нельзя. – отрезала Асим. – Пошли.
Не смея больше возражать, Калла и Эрид встали и пошли за Асим.
–Передайте Онуру привет! – Сефа помахала им на прощание.
Глаз ждал снаружи с сигаретой в зубах. Увидев вышедших, он потушил сигарету и выкинул окурок. Все обменялись кивками и сели в фургон, где сидел Шофёр. Дорога до дома Эрид прошла в тишине; Калла подумывал о том, чтобы нарушить казавшееся ему неловким молчание, но не смел говорить вперёд Глаза. Доехав, компания проследовала в спальню, где лежал Онур; тот, поняв ситуацию по выражениям лиц пришедших (а также по тому факту, что они сочли нужным его присутствие при явно грядущем разговоре), не стал ничего говорить.
–Итак. – сказал Глаз, сидевший во главе стола. – Мы провалились.
–Ещё как. – Эрид вздохнула.
–Интересно, почему. – сказала Асим. – Как могло гениальное решение послать на убийство зелёного моралиста выйти нам боком? Что мы сделали не так?
Калла опустил взгляд. Она права. Он был во всём виноват.
–Асим… – Эрид посмотрела на неё.
–А самый опытный из нас, разумеется, не мог принять участие. Сам пойти на Альбари он, разумеется, не мог. Он тут главный, он и должен сидеть на жопе и ничего не делать, пока остальные на крайне важном задании, разумеется.
–Асим! – Эрид взялась за её плечо.
–Не “Асим”-кай тут мне! – рыкнула Асим, стряхивая её руку со своего плеча.
–Асим права. – сказал Глаз. – Провал...моя вина. Я трус. Который просто не хотел саморучно исполнять волю Инкуба.
–О, а мы от него без ума, значит? – возмутилась Асим. – Невыразимо рады ему ноги лизать? Только ты тут…
–Молчи. – резко вставил Шофёр с редким гневом в голосе. – Ты понятия не имеешь, о чём говоришь.
Асим замолкла, и больше никто не говорил. Калла снова подумал о том, чтобы как-нибудь нарушить молчание – а что, Глаз уже говорил, можно, наверное – например, вопросами о том, куда делся Тавил и что случилось с полицией, вокруг чьего быстрого прибытия они строили план – но тут Асим вздохнула.
–Мне ведь тоже на это идти не хотелось. – тихо сказала она. – Я не хотела...возвращать его туда. Что там, наверное, глубоко внутри я рада, что всё так кончилось. Но ведь...не должно было. Наименьшее, что ты мог сделать...это дать мне разобраться с ним самой. Не Эрид. Не Талхару. Мне.
–Именно поэтому я этого и не сделал. – ответил Глаз. – Ты слишком предвзята. Недостаточно равнодушна. Слишком склонна к колебаниям. И поэтому же мне не стоило давать тебе в партнёры Каллу.
–Моя карта помогла бы его обезвредить. Это мы ведь и собирались делать, вырубать его.
–А также помогло бы нейтрализовать Сефу и Гехила, не нанося им вреда. И их бы ты атаковала без колебаний.
–И то правда. – Асим понуро кивнула. – И то правда.
Вновь воцарилось молчание. Онур, не выдавая лицом эмоций, не сводил глаз с сестры.
–Асим… – сказал, наконец, Глаз. – Мне не нужно говорить, что никто здесь тебе не враг. Мне не нужно напоминать, через что мы вместе прошли. Но сейчас...всё поменялось. Мы не знаем, что у тебя за связь с Виенасом. Мы не знаем, можем ли мы рассчитывать на тебя в борьбе с ним. Мы даже не знаем, не предашь ли ты нас ради него.
Асим сжала колени, не поднимая взгляда.
–Ты ничего не обязана нам говорить. – продолжил Глаз. – Мы не будем тебя заставлять. Но при текущем раскладе мы просто не можем тебе доверять. А хотим. И нам бы было куда легче это сделать, если бы мы знали, что было между тобой и Виенасом. Решение за тобой.
И снова молчание. Все присутствующие смотрели на Асим, кто, наконец, отпустила колени и подняла взгляд.
–Хорошо. – сказала она со вздохом. – Я расскажу вам всё.
<и вот только тут должен был быть флэшбек, который я непонятно зачем расписал капец как рано и не к месту>

>> №4824539   #163

>>4804178
Спасибо, испортил мне всё перепрохождение.

>> №4824996   #164

>>4823285
будешь издавать limited edition на сколькотамминимумэкезмпляроввпечати - пофиксишь

>> №4825005   #165

>>4824996
Да тут 50-80% написанного в первой же редактуре "пофиксится" (читай - удалится к этаким прабабкам и заменится новым), лол. Начиная, возможно, с удаления Онура, если он не успеет особо пригодиться в будущем. Тому що пока что он себя показал только плот-девайсом, подушечкой для огребания и мотивацией для Асим (через огребание). И выгодным сравнением в пользу неудаления Талхара, потому что рядом с ним тот выглядит невероятно полезным и незаменимым. А за Онура и Асим мотивировать батя-колясочник может, и шутить-легкомысленничать Инкуб, Тавил, да и основные два братца (время от времени) могут. Правда, без него банда до прихода братьев будет "две девки, полтора дядьки среднего возраста" - 3,5 гангстаров, всё по традициям прям, ну да что-нибудь да придумается. Для того первые драфты и существуют-с, чтобы переписываться чуть-чуть не полностью.
Может, на третий раз я не сломаю, наконец, случайно спойлер.

>> №4825159   #166

Незамысловатый домик стоял на зеленом, пологом склоне горы Крува, совершенно один на километры вокруг. Несмотря на свою удаленность, загородная резиденция была оснащена всеми удобствами, необходимыми для комфортного отдыха и проживания – электричество, водопровод, телевидение аналоговое и кабельное...В общем, идеальное место, чтобы расслабиться на выходных и позабыть обо всём.
Увы, текущим постояльцам это не светило.
В гостиной домика сидел мужчина, наливая себе и сидящему напротив собеседнику вина. По его взгляду на пресловутого собеседника, впрочем, можно было подумать, что льёт он ему отраву.
–В подвале есть ещё, вам двоим на всю жизнь хватит. – сказал он, вставляя обратно пробку. – Только лучшие винтажи со всего континента. Госпожа Салтинис угощает. О своей безопасности можете не беспокоиться: всё на километры вокруг – её территория. Ни полиция, ни Айстра не посмеют навлечь на себя гнев госпожи вторжением. Машина, стоящая в гараже, тоже в вашем распоряжении; ключи висят над обувницей. Но предупреждаю: за пределами этого участка госпожа Салтинис и пальца не поднимет, чтобы вам помочь. Сие убежище – всё, что она может вам предложить при текущих обстоятельствах.
–Понимаю. – сказал Виенас. – Благодарен.
–Ещё б тебе не быть. – Медил фыркнул и отпил вина. – Ваше пребывание здесь – огромный риск для госпожи Салтинис, ставящий в опасность как её позицию в Керстас, так и её отношения с правительством, а выгода для неё, мягко говоря, сомнительна. Что там, её и вовсе нет и быть не может. Госпожа помогает вам сугубо по доброте душевной и незаслуженной симпатии, кою она к вам испытывает, храните змии её сердобольную душу. Не смей расточать её дар, Виенас. Не смей и думать хоть кому-то рассказать о её поддержке, даже тому твоему дружку. Усёк?
–Усёк. – Виенас кивнул.
–То-то же. – Медил допил вино в бокале. – Кассету твою тоже уже доставили, куда просил – на этом наше одностороннее “сотрудничество” закончено. Не пытайся связаться ни с нами, ни непосредственно с госпожой Салтинис; захочет, сама с тобой свяжется. Крайне, впрочем, сомневаюсь, что у неё возникнет такое желание. За сим разрешите откланяться.
Медил встал и направился к выходу, но остановился у двери в гостиную.
–А, и ещё кое-что. – сказал он. – Крайне грубо и губой не притронуться к вину, которое тебе предложили. Особенно когда предложение ты уже принял. Если, по какому-то несчастью, тебе удастся выжить и сохранить свои паразитические отношения с госпожой Салтинис, не смей её так оскорблять.
–Не посмею.
–Вот и славно.
Медил ушёл, хлопнув дверью. Виенас посмотрел на бутылку вина, пытаясь вспомнить, можно ли тяжело раненым алкоголь и какой в среднем градус у вина. Бросив идею от греха подальше, он оставил вино нетронутым и поднялся в спальню на втором этаже. Там на кровати лежал Нэкал, «воткнутый» в капельницу, любезно предоставленную Салтинис заранее. Он смотрел в окно, любуясь пейзажем.
–Дух захватывает. – сказал Нэкал мечтательно. – Зелёные-зелёные луга, конца-краю которым не видно…И не верится, что это тот же склон, что и в городе.
–Есть такое. – сказал Виенас, решив умолчать, что, строго говоря, склон это другой, пусть гора и та же.
–И не подумаешь, что он был, хех, склонен к оползням в былые дни. Не потому ли нас туда поселили? Чтоб нас обратно в море смело?
–Возможно. – Виенас сел сбоку кровати. – Другая земля была нам не по карману.
–И то правда. Чья это там бритва была? Не подозревай злобу там, где всё объясняется простой экономикой…или как-то так. А оползней с тех пор и не было. Как мы пришли, в смысле. Сразу понятно, почему люди в защиту Приведшей верят.
Виенас молчал. Он знал, что беспокоила сейчас Нэкала не история и не религия. Он знал, что грядёт.
–Всё-таки хорошо, что мы…здесь оказались. – сказал Нэкал, поворачиваясь к Виенасу. – Вряд ли в городе было бы безопасно.
–Не было бы. – ответил Виенас, избегая его глаз.
–Неплохо б было ещё дальше убежать, а? Прочь с этого змиями, Приведшей, Саошьянтом и всеми другими богами забытого острова, прочь от всей этой мороки, прочь от преследования. Попросим политубежище, прикупим миленький маленький домик вроде этого где-нибудь в Хоасанге или Самраджии. Может, огород заведем, или садик. Мой папа ох какую картошку растил в былое время, одним клубнем семью накормишь. Может, и мне по генетике передалось. Самой-то картошки не осталось, пожгли всё вместе с фермой…
Виенас молчал. Нэкал посмотрел на него, сам помолчал немного, и улыбнулся.
–Но мы ж этого не сделаем? – сказал он.
–…Не сделаем. – Виенас кивнул.
–Не сделаем. Нам нельзя. Нельзя поджать хвост и убежать, как последние трусы. Нельзя дать им победить, спустить им с рук всё, что они сделали. Мы должны двигаться дальше. Мы должны победить, любой ценой. Это ты всегда и говорил, не так ли?
–…Более или менее. Другими словами.
–Да. Да, прямым текстом ты этого не говорил. Но посыл был понятен. У меня был другой подход, совершенно другой…но, может, пора признать свою неправоту. Твой аргумент оказался убедительней, можно сказать. Пора…поступать по-твоему.
Виенас похлопал глазами, подняв, наконец, взгляд.
–…Ты уверен? – спросил он.
–Уверен. – Нэкал кивнул. – Как-никак…не честными ж мы методами сюда добрались?
Всё. Случилось.
–Нет. – Виенас опустил взгляд. – Нет, не честными.
–Не особо сложно догадаться. – Нэкал усмехнулся. – Не с движения ж народ помог тебе у клиники отстреляться. И водителя фургона я в нём никогда не видел. И никого с загородным домом не знал. И твой…род деятельности…тоже не знал. Но догадывался.
Виенас ничего не говорил, уткнувшись лицом в сложенные замком руки. Воцарилось молчание.
–Я… – сказал, наконец, Виенас, всё не поднимая лица. – Я могу уйти, если хочешь.
–Ты чего, глупый? – Нэкал улыбнулся. – Меня ж тогда убьют!
Виенас застыл. Он почувствовал руку на своей голове.
–Только из-за тебя я до сих пор и жив. – сказал Нэкал. – Только из-за тебя я хоть чего-то и достиг. Если б не ты, Виен, я б сейчас гнил за решёткой по надуманной статье или, в лучшем случае, так и пикетировал бы один перед ратушей, никому не интересный. Даже если ты и убивал…Даже если ты и зарабатывал контрабандой, наркоторговлей, или ещё чем…Изо всех вещей, на которые ты мог бы потратить этот доход, ты выбрал моё дело. Наше дело. Может, я и не знаю ничего о твоем прошлом, не знаю, что толкнуло тебя на эту тёмную дорожку…но я знаю, что ты хороший человек. Знаю, что могу тебе доверять. Тебе и никому более. Может, ты мне и недостаточно веришь, чтобы поделиться со мной своей болью, своими демонами, но я тебе верю. Верю и понимаю. Раны…лучше не вскрывать. Так что не буду просить, чтоб ты открыл передо мной свои. Попросить я хочу лишь одно.
Виенас дрожал, скрыв лицо ещё глубже в руках и коленях.
–Что? – спросил он слабым голосом.
Нэкал взял Виенаса за подбородок, нежно поднял его голову и посмотрел на него с тёплой улыбкой.
–Останься со мной, Виен. – тихо сказал он. – Пожалуйста, не бросай меня.
–Никогда. – промолвил Виенас.
И расплакался.
Вы можете спросить – разве неко уже не согласился на «жёсткие методы» в больнице? И я отвечу…отвечу…какой-то ответ у меня есть, но я его толком в слова положить не могу. Короче, что-то это, типа, другое, на этот раз. Обстоятельства поменялись? They’re taking it even further? Другое, и всё, короче.

>> №4825297   #167

>>4825159

>гора Курва
>> №4825306   #168

>>4825297
Стоило кому-то скрин ведьмака запостить...
Не, ну а что, раз ГГ у нас кал, то чего ж и горе курвой не быть?

>> №4825433   #169

>>4825306
Зато главный инструмент антогониста - не кал
разгадай

>> №4825435   #170

>>4825433

>разгадай

Ох боже, как же я это сделаю-то! Сложно-то как!

>> №4825476   #171

>>4825433

>антогониста

Ан какого-какого ниста? Того?

>> №4834494   #172

Асим закончила свой рассказ, и в комнате повисло молчание. Никто не говорил и слова; их взгляды говорили всё. Лишь тихие всхлипывания Асим нарушали тишину.
–Ты… – проговорила, наконец, Эрид, глядя на Асим неверящими глазами. – Ты его на спеллкарты пустила?
–Да. – понуро сказала Асим, вытирая нос. – Это я и сделала.
–Поверить не могу. – пробормотал Калла. – Значит, всё, что с ним произошло….Что он сделал...Всё это было твоей виной?
–Моей. – Асим кивнула. – Моей и ничей больше.
–Какого xepа, Асим?! – крикнула Эрид. – Какого, мать твою, xepа? Как ты могла? Он тебе верил!
–Не скажу, что у меня не было выбора. – последние намеки на недавние слезы исчезли из голоса Асим, и она звучала совершенно спокойно. – Был. Я могла бомжевать. Я могла дать копам откромсать Онуру все пальцы, дать ему умереть от инфекции или перебора на очередной пытке. Могла на панель пойти, грабежом заняться, людей ради органов убивать. Я рассмотрела все эти варианты, и выбрала предательство.
Эрид ошеломлённо раскрыла рот, но ничего не сказала.
–Но...почему? – спросил Калла.
–Серьёзно, Калла? – Асим фыркнула. – Уж ты-то явно понять должен.
–А вот я не понимаю. . – Эрид вытянула указательный палец под лицом Асим. – Не понимаю, как ты могла так друга подставить, лишь чтобы свою шкуру спасти.
–Я б сказала “не только мою”, но я б соврала. – ответила Асим. – Пусть и не только свою спасла, не в том причина. Просто...лучше он, чем я.
Эрид в шоке отшатнулась и сжала дрожащий кулак.
–А я, Асим? – спросила она. – Меня ты тоже на карты пустишь, если что?
–Что скажешь, Калла? – сказала Асим, повернувшись к нему. – Будь бы на кону жизнь Талхара...ты б её предал?
Калла вздрогнул. Он не знал ответа.
–Не смей стрелки переводить! – крикнула Эрид. – Сама сказала, что не в том дело! Отвечай!
Асим бросила взгляд на Онура, кто всё так же молчал, лишь смотря на неё округлёнными глазами.
–Да. – сказала она.
Звенящая боль отдалась в лице Асим, и она едва не упала. Отшатнувшись, Асим прикоснулась к покрасневшей щеке и посмотрела на Эрид; та тряслась с опущенной головой.
–Вон. – сказала она, указывая на дверь. – Вон из моего дома.
Асим оглядела присутствующих, не находя поддержки ни на чьём лице, и ушла. Эрид всё так же дрожала, не поднимая взгляда. Калла слышал всхлипы.
–Э-Эрид… – неуверенно сказал он. – Это было...как-то...
–Глупо. – закончил за него Глаз. – Нам все ещё надо обсудить важные вопросы, и Асим их обсуждению крайне важна.
–А уж я-то нет, зуб даю.– Эрид фыркнула. – И без меня обсудите.
Эрид ушла, так и не подняв глаз. По звуку шагов Калла понял, что пошла она наверх – да и куда ей ещё идти-то?
С уходом Эрид в комнате вновь повисло молчание, ещё тяжелее предыдущего. Калла взял на себя покончить с ним и повернулся к Онуру.
–Почему ты ничего не сказал? – спросил он его.
Онур отвернулся, глядя в окно.
–А что говорить-то? – со вздохом сказал он. – Спасибо, что обрекла друга на годы мучений ради меня, сестрица? Рад, что ты меня больше него ценишь? Я тебя тоже люблю?
–Ну...она ж твоя сестра, как-никак. – сказал Калла. – Мог бы и вступиться за неё.
–Честно говоря...не знаю, хочу ли я. – Онур взялся за голову. – Вообще не знаю. Ничего. Что говорить. Что делать. Что думать. О её решении...о всём. Ведь, если подумать, я даже как-то...рад, что она предала Виенаса. Благодарен ей, даже. Мне нравятся мои пальцы. Мне нравится жить. Всё, что мы получили благодаря вступлению в банду, нравится...но вот так поступать, как она, мне не нравится. То есть, это...когда кто угодно так поступает. Не нравится.
–Ты что, не знал? – спросил Калла. – Всё это время?
–Да я даже о существовании Виенаса не знал. – Онур горько усмехнулся. – Сам подумай – знал бы, явно б как-то отреагировал на его, кхм, всплытие. Но...подозрения у меня закрадывались. Как-никак, довольно странно, что нас вот просто так взяли и….взяли в Айстру, на ровном месте? Пусть даже и послали в, эм...местный филиал, так сказать.
–На ровном месте? – Калла повернулся к Глазу с приподнятой бровью, и тот кивнул.
–И Онур, и Асим нам послали Айстра. – сказал Глаз. – Мы их не вербовали.
–Ага, подозреваю, что когда-то тогда сестрёнка дружка своего и продала. – сказал Онур. – Работа, деньги, дом...всё это ж откуда-то взялось. Она сама говорила, что умудрилась перед какой-то большой шишкой в Айстре выслужиться, и он у неё был в долгу...что ж, она не соврала. Маг, как-никак, вещь не самая дешёвая.
–Ну что ж, по крайней мере, мы теперь знаем, отчего Виенас на нас так обозлился. – Шофёр пожал плечами. – Не знаю, есть ли толк что-то обсуждать вчетвером.
–Именно. – Глаз кивнул. – Бессмысленно обсуждать новооткрытые силы Виенаса и способы противодействия им без присутствия свидетелей. Особенно когда они слишком мало успели о них рассказать.
–Стоп, новые силы? – Калла похлопал глазами; судя по лицу Онура, тот разделял его недоумение.
–Он может, как минимум, отражать траектории движения физических объектов. – сказал Глаз. – В том числе и пуль.
–Прекрасно. – Онур вздохнул. – Будто он, зараза, и так недостаточно скользким был.
Калла ничего не сказал. Честно говоря, он ожидал, что посреди ссоры Эрид с Асим Глаз рявкнет какую-нибудь сердитую команду или упрёк, или хотя бы призвал их отложить в сторону чувства ради срочного и важного дела, но Глаз и не думал делать ничего подобного, даже сейчас. Что там, все были удивительно спокойны, будто никто и не потерпел только что феерический крах и не упустил Виенаса, будто это сущая фигня, что теперь его уже не достать – как минимум до того, как он успеет повергнуть весь остров в хаос. Калла откровенно сомневался, был ли хоть кто-то в этом весёлом сброде и капельку заинтересован в противостоянии Виенасу – включая его самого.
–Я...пойду воздухом подышу. – выпалил Калла и спешно засеменил наружу.
Вопреки Каллиным ожиданиям, Асим на крыльце не было – что там, её вообще не было нигде видно. Вместо неё Калла обнаружил Тавила, сидящего на ступеньках с сигаретой в руке.
–Здорово, малый. – сказал тот, кивая в знак приветствия. – Коль Мисс Маску ищешь, она домой поехала. Сказала, чтоб модель ей позвонила, если дуться передумает. Признаюсь, формулировка была несколько иная...но посыл тот же.
–...А имён ты их не помнишь, что ли?
–А зачем? Так забавней.
Не найдя контраргумента, Калла стал бродить по крыльцу, неумело притворяясь, что он что-то ищет; что делать теперь, он понятия не имел.
–Ты если сказать что хочешь, говори, не стесняйся. – сказал Тавил.
–Ну, эм...ты...откуда тут взялся?
–Из мамы.
–Нет, в смысле, сейчас. Ни в фургоне, ни в клинике тебя не было. Когда ты успел сюда добраться, и где ты всё это время был?
–В каждом мужчине должен быть секрет. – Тавил шутливо подмигнул Калле. – Теперь колись, что ты на самом деле хотел спросить?
Калла потёр локоть, неуверенно топчась на месте.
–Ты...не ненавидишь меня? – спросил он после паузы.
–Ненавижу тебя? – Тавил приподнял бровь. – С чего это?
–Из-за, это...тех трёх. Твоих...подчинённых.
Тавил несколько секунд молча смотрел на Каллу, а потом улыбнулся.
–Подчинённые в компаниях да организациях, пафосный ты мой товарищ. У нас тут не столь серьёзное предприятие. – Тавил встал, потушил сигарету, и оставил окурок в пепельнице на перилах. – Парнями они моими были, малый, парнями. И нет, я тебя не ненавижу.
–Правда? Пусть я и…
–Пусть ты и убил их, да. – Тавил кивнул. – Рано или поздно это должно было случиться. Они теми ещё балбесами были. Точнее, нет. Балбесом был ляй. Балбесом с головой горячее солнца. Кер смышленный был парень, да только бесхребетный совершенно, вот и помыкал им Ляй постоянно. Хребет так и не отрастил, вот и помер. А вот кто у них там третий был, понятия не имею. Ещё один какой-то прихвостень лично Ляя, в жисть его не видел. Тоже вряд ли умнейший из людей, раз за Ляем пошёл.
Тавил зажёг ещё одну сигарету и затянулся.
–Да и вообще, нет твоей вины во всём этом. – сказал он, выдохнув. – Все равно что пулю винить, или нож, или...чем ты их там порешал. Винить надо...Виенаса.
Тавил изменился в лице; расслабленная шутливость сменилась совершенно серьёзной, сердитой миной.
Он вырезал моих парней. – продолжил он. – Он разрушил мою банду. Он забрал у меня всё. Он должен поплатиться.
Слова Тавила нашли сильнейший отклик в Калле. Именно их ему нужно было сейчас услышать, и именно это он сам всегда и думал. Но…
–Но то ли...то ли мы делаем? – спросил Калла, опираясь на столб. – Разве это правильно...чем мы сейчас заняты? Мы ж не просто мстим Виенасу, мы...прислуживаем правительству. Выносим их мусор. Служим их убийцами. После всего…
–После всего, что они с нами сделали, да-да-да. – Тавил пренебрежительно отмахнулся. – А потом ты б упомянул заказ нам того активиста, помощь им в подавлении нашей же борьбы за равноправие, или ещё что понапыщенней. Ответ мой, дружище, крайне прост – мне плевать. Может, когда все это закончится и всё на круги своя вернётся, я передумаю, пожалею горько-горько о содеянном, но пока...пока меня заботит лишь месть.
Тавил зажег свою третью сигарету подряд и долго, смачно затянулся.
–Да и вообще, чего ты меня-то спрашиваешь? – спросил он. – Чего не кого-нибудь из твоих реальных товарищей, а не какого-то случайного мужика, над которым твой босс сжалился? Тем более, что ты с ним враждовал совсем недавно. Мы с тобой, по факту, впервые разговариваем. Те пара слов в кафешке не в счёт.
Тавил прищурился, смотря на Каллу искося.
–Неужто тебе серьёзно не плевать, что я думаю? Аль же ты хочешь у меня узнать, что самому думать?
Калла вздрогнул. Если слова его не задели, то они его, по меньшей мере, застали врасплох. Он поднял палец, стремясь возразить, но ни нашёл ни единого слова в свою защиту.
–В яблочко, не так ли? – Тавил усмехнулся. – Плевать ты хотел, кого спрашивать. Ты просто нуждался в ком-нибудь, кем угодно. А мне лишь повезло попасться тебе первым.
Тавил закашлялся, давясь дымом. Выровняв дыхание, он продолжил:
–Не я тебе нужен, дорогой. Хочешь запрыгнуть на кого-то и всю жизнь у него на спине прожить, прижимаясь поплотнее – пожалуйста, просто выбери себе “хозяина” получше.
Калла отшатнулся, едва не падая. Он ожидал что угодно, кроме этого. Как этот мужик, который его едва знает и сам в этом признался, говорить такое? Как он смеет?
–Чего сморщился так? – Тавил приподнял бровь. – Я не имею в виду, что ты меня клеить пришёл, упаси Приведшая. И на Мисс Маску тоже явно не планировал, хоть и ожидал её здесь увидеть. Ты...попроще человек.
Калла сжал кулак.
–Ах, ты...Ты, значит, эксперт по людям какой-то, да? Глазом глянул – и наизусть меня теперь знаешь?
–Ты куда прозрачней, чем думаешь, приятель. – Тавил ухмыльнулся, выкинул окурок, и сел обратно на ступеньки. – А “экспертов по людям” психологами обычно зовут, к твоему сведению. Или психотерапевтами. Сам разницы не знаю.
Обсмеян, рассержен, да ещё и над словарным запасом насмехнулись. Так вот как себя Эрид всё время чувствует.
Пока Калла дрожал от гнева, Тавил залез в пачку сигарет в поисках четвёртой, но она оказалась пустой. Разочарованно вздохнув, он встал и потянулся.
–Ну так что, ты так и будешь здесь стоять да трястись, как осина на ветру? Идти тебе, что ли, некуда?
Калла похлопал глазами; его гнев улетучился, сменившись недоумением. Наконец, до него дошло: раз обсуждение сорвалось, и в его возобновлении никто не заинтересован...значит, он наконец-то может посмотреть, как там Талхар. Его больше ничего не удерживает.
–Есть...Есть куда. – Калла кивнул. – Спасибо.
Калла убежал, едва не сшибив Тавила с крыльца. Тот проводил его взглядом и усмехнулся.
–И за что он меня поблагодарил? – пробормотал себе под нос Тавил, качая головой. – Странный пацан.

>> №4841969   #173

На удивление Калле, Талхар выглядел прекрасно, будто никто его и не подстрелил. Он играл в крестики-нолики с Гехилом, сидевшим рядом с его койкой; судя по зачеркнутым играм на листке, счёт был в пользу пациента. Сей факт был Гехилу явно не по нраву, и, потерпев свое шестое подряд поражение, он повесил голову и раздосадованно замычал.
–Ну, здоровяк, не унывай. – Талхар похлопал Гехила по плечу. – Ты просто слишком предсказуем. Поработать над этим надо, и всё.
Калла был несколько обескуражен таким положением дел; он, конечно, рад был видеть брата в целости и сохранности, но теперь собственное присутствие ему казалось неуместным и мешающим людям (ну, человеку и, эм, гуманоиду) играть. Как-никак, нет ничего важнее крестиков-ноликов.
–О, здоров, Кал. – сказал Талхар, заметив, как тот стоит в углу и потирает пальцы. – Ты как, в порядке, цел? Сефа говорила, что да, но мало ли.
–Да, я… я в порякде. – Калла кивнул. – А ты?
–Щиплет малёк, а так ничего. Ну или обезболивающее ещё не отпустило, кто знает. Вы там с этим… обсуждением своим закончили уже, что ли?
Калла отвёл взгляд, почёсывая лоб.
–Что-то… вроде того.
Гехил перевёл взгляд с брата на брата, понял, что крестиков-ноликов больше не будет, и ушёл.
–Быстро вы. Сефа говорила, что вы не так уж и давно уехали. С другой стороны, наверное, обсуждать-то и нечего… – Талхар вздохнул. – Провалились мы, вот и весь разговор.
–Ага, всем… нечего было сказать, в общем. Асим там историю одну, за жизнь, рассказала, а так… Остаётся только сидеть смирно да ждать следующего движения Виенаса. И надеяться, что он им не совсем пuздец устроит. Или хоть не сразу.
Талхар вздохнул и покачал головой, прикоснувшись пальцами ко лбу.
–Скажи, Кал… Как мы вообще во всё это ввязались? Зачем мы вообще в это ввязались? С всемогущим психом драться, у правительства на побегушках быть, пули ловить… ради чего? Зачем всё это? Всё, что нам это принесло – выселение из собственного дома. Ну и бесплатный свинец, теперь вот.
–Тал… не говори так. – Калла обеспокоенно поднял брови. – Это ведь не только про нас. Виенас, он… он против всех, он со всем городом чёрт пойми что сотворит. Мы не можем просто стоять и смотреть…
–Ещё как, бnядь, можем! – крикнул Талхар. – Это проблема шишек за рулем! Пусть они с ней и разбираются! Они здесь правительство, мать твою! У них тут целая страна в распоряжении! А мы – случайные xepы с пушками, ничего более! Что мы сделать-то, бnядь, можем?! Этот myдак всё вспять обратить может, даже наши… наши… мозги, бnядь! Мысли! Намерения! Это никаким макаром не наше дело. Никаким макаром не стоит всего дepьма, через которое мы прошли!
–Тал, ты… ты неправ. – Калла дрожал, ошеломлённый тирадой брата. – Мы… Мы…
–Что “мы”? Что “мы”, Кал?! Взгляни меня! Взгляни на меня, мать твою! – Талхар пылко махнул рукой. – В меня две пули засадили! Я лишь чудом инвалидом не стал! Больно, cyка! Ты понятия не имеешь, как больно! А теперь я должен смотреть, как мой брат вразвалочку на смерть пойдёт, просто чтобы жupoбасы у власти не отощали? Чтобы они на давно заслуженный эшафот не попали?
–Не… Не в правительстве ж дело. Дело в Виенасе! Он собирается…
–Ты уже, бnядь, говорил! Ты что, серьёзно в это веришь? Во всю эту чепуху про месть и всё такое? Он сам тебе это рассказал, Кал! Он хочет, чтобы ты в это верил! И ты, как eбaнат, реально веришь! Ты правда думаешь, что слетевший с катушек маньяк, одержимый мечтами о хаосе, разрухе, и тому подобном, стал бы тщательно и неспеша продумывать план, как это через eбyчее движение за права сделать? Он пешка, бnядь! В чьих-то ещё руках! И всё это нас! Совершенно! Не касается!
–Тал… банда…
В пuзду банду! Мы в неё не записывались! Хотят за этих свиней помереть – пожалуйста, но нас пусть в это не ввязывают! И так достаточно у нас забрали!
Калла попятился, едва не утопая в выплеснутой на него ярости, пытаясь разобраться в своих собственных эмоциях. Через несколько секунд молчания он, наконец, понял, что он чувствовал – гнев.
–После всего, что они для нас сделали… – тихо сказал Калла, сжимая кулаки. – После всего, что они нам дали… Ты смеешь так говорить?!
Талхар вздрогнул; он не ожидал, что робкий брат отплатит ему той же монетой.
–Открой глаза, Тал! – продолжал Калла, эмоционально жестикулируя. – Без них мы ничто! Без них мы бы до сих пор шастались по толпам, щупая жопы в поисках кошельков! До сих пор отдавали бы почти всю наживу Феру и голодали, потому что остатков едва не еду хватало! Нам больше не надо этого делать! У нас теперь есть деньги! У нас есть связи! Какой кошмар, домой вернуться не можем! Это ведь прям худшее, что могло случиться! Ты хоть понимаешь, как бы дело без банды кончилось? Сдохли! Мы б сдохли нaxyu! Либо в случайном подвале, окруженные Рыбаками, либо на электрическом стуле! Но нет, у Эрид гостить – куда худшая участь. Как она посмела нас из дepьма вытащить, довезти нас до врача, убрать трупы и под своей крышей приютить! Горе нам, страдальцам! Горе, бnядь!
Калла ударил стену и замолк, переводя дыхание после гневной тирады. Талхар никак на неё не ответил, лишь таращась на брата округленными глазами. Отдышавшись, Калла бросил на него презрительный взгляд.
–В любом случае, ты, как вижу, в порядке. – сказал Калла, разворачиваясь к выходу. – Выздоравливай.
Не дожидаясь ответа Талхара, Калла вышел из палаты, хлопнув за собой дверью. Сефа, сидевшая неподалёку и смотревшая телевизор, посмотрела на него и нахмурилась.
–С петель слетит – платить будешь.
–Да. – Калла кивнул и развернулся проверить, цела ли дверь. – Да, будет справедливо. И за стену, если я, э… штукатурку повредил или ещё что.
–Ишь какие мы сердитые! Я психотерапевта хорошего знаю, он с этим поможет. И скидочку подогнать могу.
–Спасибо, но обойдусь. – Калла отмахнулся, гадая, не к психологу ли это скорее вопрос, и в чём вообще разница между ним и психотерапевтом.
–Как скажешь… – Сефа пожала плечами и положила ногу на ногу. – Кстати, маску Асимову не видел? Говорит, где-то здесь потеряла.
–Маску? Она разве не на ней?
–У неё их несколько, походу.
–А чего её искать-то? Не особо ж дорогая вещь.
–Понятия не имею, у неё спроси. Она вон в той палате, матрацы наверняка переворачивает. – Сефа указала пальцем на палату, где Калла недавно очнулся.
–Она приехала за ней?
–Опять же, все вопросы к ней. Я, как-никак, не психотерапевт.
–При чём здесь…
–Иди уже к ней, недотёпа.
На самом деле, этот вопрос Каллу не особо интересовал; отчего Сефа так настаивала на его беседе с Асим, он тоже не понимал. Но раз уж попросили – надо поговорить. Калла вошёл в палату и увидел, как Асим и вправду прощупывает матрацы. Услышав скрип двери, она обернулась.
–Сефа послала? – спросила она у Каллы.
–Ну… да…
–Можешь идти. Это она из неуместного сочувствия и чрезмерной готовности помогать. Твоя помощь не нужна.
–Я… спросить пришёл.
–Правда ли я приехала просто маску найти? Правда. Доволен?
–Серьёзно?
–Почему нет? Я любимую потеряла, с оскалом.
Калла осознал, что он никогда не замечал рисунков на маске Асим, хотя они там были. Странно как-то.
–У тебя их несколько? – спросил Калла, будто не слышал уже это предположение от Сефы.
–Ага. Не замечал? Оскал, улыбка, ухмылка. У меня даже краснеющая и целующая где-то завалялись, но я их не ношу. Купила, не подумав.
–И как ты… потерять-то её здесь умудрилась? Маску, то есть.
–С морды слетела, когда Гехил меня вырубил, наверное.
–И ты ищешь её здесь? Не в коридоре?
Асим долго и спокойно посмотрела на Каллу.
–Ладно, раскусил. – сказала она, пожав плечами. – Я не поэтому здесь. Не только поэтому, по крайней мере. Доволен?
–Ну… не совсем. Почему ты тогда здесь?
–Тебе-то что? Не твоё дело.
–Учитывая, что твой бойфренд весь город сжечь собирается, а разозлила его ты – я б сказал, моё.
Асим застыла; Калла, осознав, что сказал, тоже застыл. До сих пор от Талхара зол, что ли?..
–П-прости, извини. Зря я это сказал. Я не хотел этого говорить. Это… это было очень, очень грубо, бесчувственно, и неправда. Прости.
Асим молча отвела взгляд. Через несколько мгновений тишины, она вздохнула и повесила голову.
–Дело в моей карте. Она болит. Поэтому я сюда и пришла.
–Оу. И ты… уже?..
–Спросила, да. Сефа сказала, что это что-то вроде реакции отторжения. Которая с трансплантатами бывает. Типа, пересадят тебе чужую почку – тело станет её отвергать, принимая за постороннее тело. И теперь, мол, мое тело отвергает кровь Виенаса из-за моей… из-за того, что я лишний раз вспомнила произошедшее. По крайней мере, так Сефа думает, но она не уверена. “Я ж не арканолог и не психотерапевт”, говорит.
–Стой… то есть твоя карта из…
–Из его крови, да. – Асим кивнула. – Инкуб самолично мне её вручил, благодаря меня за сотрудничество и предлагая мне “первую партию” в качестве знака благодарности. Твоя тоже, разумеется. Все спеллкарты последних нескольких лет из него получены. Все.
Калла посмотрел на ладонь и сглотнул. Он явно мог, да что там, должен был и сам догадаться… но открытие все равно не из приятных.
–Получается, если я, эм… буду сомневаться… мое тело тоже станет карту отвергать?
–Сомневаюсь. – Асим горько улыбнулась и отвела взгляд. – Не ты с ним это сделал. Не на тебе вина. Думаю, всё с тобой в порядке будет.
Калла протянул руку, думая положить её Асим на плечо; поколебавшись, он передумал. Асим повернулась обратно и вдруг впилась в него пронзающим взглядом.
–Знаешь, Калла, мина у тебя… отвращённая. – сказала она с явно нарочитой беззаботностью. – Брезгующая, я б даже сказала. Пытаешься это скрыть, да не выходит. Не даётся тебе это. Стараешься, конечно, но если б старания ломаной монеты стоили… – Асим покачала головой.
–Тебе кажется. – Калла сказал, натягивая невозмутимую мину под стать ней.
–Весьма убедительно. – Асим усмехнулась. – Осуждаешь меня, небось? Может, ненавидишь? Не могу тебя винить. Что там, мне тебя поздравить стоит. Наконец-то ты хоть что-то делаешь.
–…Э?
–Неясно выражаюсь? Что ж, позволь объяснить. Ты вообще делаешь что-либо, Калла? Или делают с тобой? В банду ты не вступил, тебя завербовали. Тех троих ты убивать не хотел, тебя вынудили. Ко мне ты не пришел, тебя попросили. Ты не принимаешь решений. Ты не думаешь за себя. Тобой не движут ни эмоции, ни желания, ни мечты; лишь другие. Поэтому ты и осуждаешь мой поступок – ты б никогда не смог поступить так же. Но я рада что у тебя теперь достаточно воли, чтобы меня ненавидеть. Хоть на это. Или и это ты перенял от кого-то ещё? Неужто ты ненавидишь меня не за то, что я другая, а просто потому, что меня ненавидит Эрид? Неужто у тебя нет ничего своего?
Челюсть Каллы отвисла в шоке. Да что со всеми сегодня?! С чего они вдруг себя психотерапевтами возомнили? Или психологами? Или кому там платят за то, чтобы они с умным видом людей обcuрали? Что им Калла вдруг сделал? Что не так-то?! Хватит. Раз они так играть хотят – он тоже может.
–Ах, так вот что тогда с Виенасом случилось? – язвительно сказал Калла. – Ты просто проявила свою независимость, самодостаточность, и расчётливость? За себя подумала? А мне-то казалось, что это предательство, жестокое и хладнокровное. Какой же я глупый и бexcpeбeтный, что так считал! Не то что ты, о великая! Представить себе не могу, каково это – иметь xpeбет. Наверное, так: смотрите на меня, я Асим! Я такая офuгенная, расчётливая и разумная! Я cyка и я этим горжусь! Эгоизм – это круто! Это не я кусок roвна, это вы все дeбuлы безвольные! Вот я какая, вот я что себе говорю! Если повезёт, я даже в это поверю! Возьму-ка я и вымещу свои угрызения на всех, кто мне помочь пытается! Может, хоть тогда я себя ненавидеть перестану!
В кои-то веки Калла не чувствовал себя виноватым после выплескивания гнева – что там, он гордился собой. Наконец-то он эту стерву на место поставил! И даже без её же дешёвых трюков – залог-то у глаголов каждый менять может. Асим же не выдавала никаких эмоций; разве что издёвка да забава читались на её лице, мол, весёлую вещь сказанул. По крайней мере, такой она строила вид. Совсем скоро её маска безразличия дала трещину и рухнула, оказавшись куда хрупче маски медицинской.
–Ты… хочешь мне помочь? – тихо спросила она. – Правильно понимаю?
–…Да. – сказал Калла, дав себе секунду успокоиться. – Не могу сказать, что знаю, каково тебе… но могу понять, по крайней мере. Пусть моя и в подметки не годится… с виной я хорошо знаком.
– “В подметки не годится” это ещё слабо сказано. – Асим хмыкнула. – Случайная троица, пришедшая тебя убить и близко не cpaвнимо с…
–Поэтому ты мне и говорила не винить себя? Потому что лучше всех знаешь, каково это?
Асим не ответила, лишь проводя пальцем по краю кровати – может, это её успокаивало?
–…Что ты вообще подразумеваешь под “помощью мне”? – спросила она, отведя взгляд. – Как ты себе это представляешь? С чего ты взял, что вообще можешь?
–Не знаю, но попытаться попытаюсь. – Калла пожал плечами. – Или ты людей отталкивать взялась? Мол, никого больше не заслуживаешь?
Тишина. Асим всё так же не поворачивалась в сторону Каллы. Через некоторое время она подошла к другой койке, прощупала её и вытащила из-под одеяла маску.
–А вот и она. – сказала Асим, кладя маску в карман. – Дело сделано, пора уходить. Тебя подбросить?
–Сбегаешь, значит? – Калла скрестил руки на груди.
–Значит, нет. Удачи с автобусом.
–Щас, ты так легко от меня не отделаешься. – Калла усмехнулся. – Подбрось к бару.
–Какому?
–Любому.
–Пьянка без разбору, да посреди бела дня. – Асим ухмыльнулась. – Что б твой брат сказал?
–Присоединился бы, наверное. – Калла пожал плечами, стараясь не вспоминать ссору несколькоминутной давности. – И твой тоже.
–И то правда. Что ж, придётся мне его заменить.
–Ты разве не за рулем?
–Рядом с домом заведеньице есть, туда заглянем.
–Ты меня к себе приглашаешь? – Калла поиграл бровями. – На ночь, небось?
–На диван. – Асим усмехнулась. – Попробуешь чего – маска лицо сменит.
–У неё лицо есть? – Калла недоуменно сморщился.
–Лицо проживания. С моего на твоё.
–О, звучит сексуально.
Асим сняла маску и занесла её над головой.
–Шучу, шучу. – Калла отступил, изображая испуг. – Сексуально – это не про тебя.
–Всё, сзади поедешь.
–Прекрасно, меньше на xapю твою смотреть придётся.
–Передумала, в багажнике.
–Даже “его и так не видно, дeбuл” не скажешь?
–Сейчас договоришься и ничего тебе не видно будет. – Асим вытянула два пальца, будто готовясь выдавить кому-то глаза.
Асим и Калла пошли дорогой пьяного гедoнизма, пройдя мимо Сефы, исступленно перещелкивающей кабельные каналы, пытаясь найти хоть один рабочий. Судя по её раздраженному бормотанию, она уже жалела об оплате кабельного и думала о том, чтобы послать Гехила на крышу починить антенну; видимо, значение слова “кабель” ей было незнакомо. Жестоко посмеявшись над несчастьем бедной девушки, двоица продолжила свой путь, как ни в чём не бывало обсуждая любимые напитки, будто считанные минуты назад они не были готовы вонзиться друг другу в глотки, будто над городом не нависала угроза катастрофы от рук кровожадного маньяка. Впрочем, им довольно скоро напомнили.
–Здравствуй, Алуканна. – послышался знакомый голос из магнитолы Асимового авто. – Я Нэкал Альбари, и мне есть, что тебе сказать.

>> №4849137   #174

>>4841969
Эрид>Асим.

>> №4849142   #175

>>4849137
Ничего вы, сударь, в девушках не понимаете, ведь лучшая - Сефа.

>> №4849317   #176
1549025316900.jpg - (500 KB, 1886x2160, R1BLBXnnQu8.jpg)  
500 KB

>>4849142
Можно ли это существо девушкой-то назвать, собственно?

>> №4849318   #177
1549025497547.png - (1 KB, 16x16, 16px-autopx-scale-to-width-down.png)  
1 KB

такой же вопрос к твоей аве

>> №4849320   #178

>>4849318
Ух ты, теперь прикрепление любого пика хоть раз - ава?

>> №4855739   #179

У теории великих людей, гласящей, что история движется отдельными «великими людьми», предостаточно как сторонников, так и критиков – но ни те, ни другие не смеют отрицать монументальную роль оставшегося неизвестным диджея «Алуканна FM». Отвергнув как поступившие сверху приказы молчать, так и наряд полиции, посланный остановить его, он транслировал сообщение Альбари на самой популярной радиостанции острова аккурат в прайм-тайм. Мир вряд ли узнает его имя или судьбу, но в одном сомнений нет – его отвага поменяла Алуканну навеки. Пусть трансляция была лишь одна, её услышало множество людей – людей, пускающих молву о услышанном и даже успевшим записать речь. Как-никак, записывать музыку с радио куда дешевле, чем покупать её – и таким образом многие смогли чуть ли не случайно оказаться владельцами кассет крайне революционного содержания.
Среди этих многих был и хозяин бара у дома Асим, чьё упрямое нежелание тратиться на музыкальный автомат наконец-таки окупилось сторицей. Народ толпами лился в заведение, дабы услышать животрепещущую речь, и зачастую заодно наворачивал кружечку-другую; чем не мечта предпринимателя? Вот счастливчик и доил свой успех насухо, проигрывая речь уже где-то десятый раз подряд – по крайней мере, так казалось Асим и Калле. Что они здесь делали, если шокирующую речь они услышали ещё в машине – тот ещё вопрос, и ответ на него не самый убедительный: “истина, мол, в вине”. Истина скорее была в срочном созыве банды на экстренное совещание, но на взгляд горе-алкоголиков дело явно не горело. Может быть, они искали на дне стакана хоть какое-то расслабление от непрестанно наваливающегося стресса. Может быть, принципы не позволяли им бросить начатое – собрались в бар, значит, надо в бар. Может быть, они просто идиоты. Какой бы ни была причина, Асим и Калла уже опрокинули не один стакан; увы, серьёзность ситуации мешала им достигнуть желаемого градуса, не спуская с них оков унылой трезвости.
–Думаю… – сказал Калла, гремя льдом в опустевшем стакане. – Думаю, самая пора звонить народу.
–Ага. – Асим кивнула. – Есть такое.
–Минут пятнадцать как пора, я б сказал.
–Тоже правда.
...не политического оппонента, не их критика – но человека, всего лишь просившего равенства, всего лишь хотевшего считаться человеком…”, трещало радио в -цатый раз.
–Бармен! – крикнула Асим. – Телефон!
–А? – небрежно бросил бармен, не поворачиваясь и не прекращая делать коктейль. – Не одному тебе надо! В очередь вста…
Обернувшись, бармен увидел, с кем разговаривает.
–Бnя, Асим, так это ты. Звиняй, совсем с работой закружился, не узнал, виноват. – бармен повернулся к говорящему по телефону посетителю. – Эй, ты! Слезай с провода, сейчас же! Да нacpaть мне, что у тебя мама сдохла, брысь, говорю!
Мужчина нехотя повесил трубку, всхлипывая и шмыгая носом, и спешно покинул заведение. Бармен пододвинул телефон поближе к Асим, насколько позволял провод, и та позвонила Глазу.
–Бар у моего дома. Все. Сейчас же. – сказала она и сразу бросила трубку.
...лишь чудом. Мне несказанно повезло отделаться лишь параличом руки, превратившейся в безжизненный кусок мяса, бесцельно свисающий с моего плеча. Вот как правительство поступает с теми, кто хотят равенства. Вот что ждёт всех, кто смеет...
–Стоп, а это разве не до той фразы пару секунд назад было? – недоуменно спросила Асим.
–Стоит ли здесь-то собираться? При такой толпе? – сказал Калла, игнорируя её вопрос. – И стоило ли так быстро трубку вешать?
–Почему бы и нет? – Асим пожала плечами. – Телефон же, не совсем безопасно, лучше лишнего не болтать. И здесь народ речь услышит. Понять бы ещё, чего она задом наперёд играет…
–Кассету отмотали. Прослушали что-то, наверное.
–А. Их можно отматывать. Точно.
Первой прибыла Эрид; через считанные минуты она уже сгибалась у барной стойки, переводя дыхание.
–Что случилось? – спросила она, кое-как выпрямляясь.
–Альбари. – ответила Асим. – На радио.
–Всё плохо?
...вот до чего нас довел мирный протест. Вот что нам принесла вера в ненасилие. Теперь это не только про права нас, суремцев – это про права нас, алуканцев. Все мы – дети Алуканны, и никто из нас не заслуживает рабства в оковах диктатуры, подавляющей любое недовольство. Никто из нас не заслуживает пули в лоб за просьбу считать нас людьми. Никто из нас не заслуживает тирании, держащей нас в цепях, и мы её не потерпим! Мы свергнем деспотов! Мы свершим над ними правосудие! Заставим их ответить за свои преступления! Мы захватим Здание Парламента, возьмём штурмом Дом .Правительства, и мы свергнем лже-регента с узурпированного трона! За князя и Приведшую! За Алуканну! Долой тиранов!
Толпа взорвалась криками одобрения и возмущения, взявшись скандировать каждый из выкрикнутых Альбари лозунгов невпопад.
–Всё плохо. – подтвердила Асим.
–Ох, бnя-я-я… – Эрид взялась за голову. – Они ж… Они ж меня не линчуют за то, что я тефр, а? Расовой войной ж дело не кончится?
–Не думаю. – Калла допил свой стакан. – Что об Альбари сотоварищи ни говори, но с дружбой народов у них всё в порядке. Тот же Виенас, например.
–А злой толпе не поxyu? – Эрид покосилась на остальных посетителей, чьи крики становились всё разъярённей.
–Не дрейфь, это партия уже третья-четвёртая. – Асим кивнула в сторону выхода, через который заряженные революционным настроем граждане покидали бар волной. – Как речь дослушают – сразу на улицы, а вместо них заходит ещё группка и перематывает. Никто не задерживается, у них важные дела – до тебя им дела никакого. Вряд ли тебя кто и заметил.
–Всё, Альбари точно ту ещё кашу заварил. – Калла усмехнулся. – Это ж надо так народ разозлить, что он Эрид не замечает!..
–А вообще, должна была и понять уже, что происходит и насколько всё плохо. – сказала Асим. – Предыдущие “партии”-то на улице попасться должны были, как минимум.
–Я тупая, сама знаешь. – Эрид вздохнула. – И что теперь?
–А чтоб я знала. – Асим пожала плечами. – Беспорядки, наверное?
–Да ладно. – Эрид фыркнула. – Что-то не особо тебя это беспокоит, вижу.
–Не, ну а что поделать-то? – Асим глотнула джина. – Именно, что ничего. А раз ничего не поменять, смысл париться? Ну и успокоительное сорокаградусное, да.
–Ты пьёшь в такой ситуации? – Эрид нахмурилась. – Значит, тебя это и не ebало никогда. И Виенаса объясняет.
Асим опустила стакан и посмотрела на Эрид исподлобья; та встретила её взгляд холодным презрением. Не успел Калла придумать способ разрядить ситуацию, как к стойке подошли Глаз и Шофёр.
–Все в сборе. – Асим отвернулась от Эрид. – Прекрасно. Болтовня на радио и есть речь, послушайте разок. Как послушаете, мы…
–Кал, введи их в курс дела, как дослушают. – перебила её Эрид. – Мы с Асим пойдем покурим.
Асим покосилась на Эрид, но никак не возразила и послушно пошла за ней на улицу. Стоявший там Тавил приподнял брови и вынул сигарету изо рта.
–Быстро вы. – сказал он. – Прикурить не успел, а вы уже всё.
–Не всё мы. – Эрид указала себе за спину, на дверь. – Внутрь иди, на скамье не отсидишься.
–А вы, значит, можете? – усмехнулся Тавил.
–Заткнись и иди.
–А можно ли? Нет, я, конечно, достаточно свой, чтобы не приехать было грубо, но достаточно ли я свой…
Заткнись и иди, кому сказала.
–Ладно, ладно, иду. Только спокойствие. То-о-олько спокойствие…
Тавил аккуратно закрыл за собой дверь, нарочито растягивая этот процесс, будто издеваясь. Убедившись, что он не остался у двери подслушивать, Эрид прислонилась к стене, достала сигарету, и закурила.
–Платье не запачкаешь?
–Наcpaть.
Эрид глубоко затянулась и выдохнула, смотря, как дым поднимается и растворяется в воздухе. Воцарилось молчание. Асим неловко топталась на месте, наблюдая, как Эрид курит. Заметив нотку зависти в её глазах, Эрид протянула ей пачку.
–Хочешь?
–Обойдусь. Сама знаешь, мне от этого больно капец.
–Прямо как от предательства?
Асим застыла; её глаза расширились. Вздохнув, она тоже прислонилась к стене.
–Нет. И не близко.
–Как и думала. – Эрид положила пачку обратно в сумку. – В станке, наверное, всё равно больнее.
–Да. Да, наверняка.
Эрид затянулась ещё глубже, чем в прошлый раз.
–Какой он был? Виенас. – спросила она, стряхивая пепел.
Асим погладила подбородок, подбирая слова.
–Я б сказала… одиночка. Не из тех, которые все таки из себя одинокие-унывающие, с которыми заговоришь – и они счастьем сияют; из нелюдимых. Колючих, так сказать. Щерился на каждого, кто на километр к нему приблизится… правда, никто и не хотел. Кроме меня.
–И зачем ты этого «ёжика» погладила?
–Одиноко было, вот и всё. Я знала, что если я разобью его скорлупу… – Асим вытянула руку и сжала её, будто раздавливая что-то. – …То стану его всем. Я знала, что «колючки» были напоказ, знала, что больше всего на свете он хотел общения, дружбы. Знала, что смогу сделать его своим. Я его использовала. С самого начала. Всего лишь использовала. Чтобы самолюбие потешить, самооценку поднять. Дружбой… настоящей дружбой… это никогда не было.
–Вот как. – Эрид подвернула губу и отвела взгляд, будто хотела сказать куда больше. – А внутри он был каков? В смысле, под скорлупой. Не особо… дружу с метафорами
–Это больше сравнение. – Асим слабо улыбнулась. – Он был… как щенок, если честно. Маленький, бойкий, верный щеночек, следовавший за мной хвостом. Оно и понятно – больше-то никого у него не было. Прям пьянило видеть, насколько он поменялся, насколько живее он стал, впустив меня.
–…Пьянило?
–Власть пьянит, есть такое выражение. Вот меня и пьянила моя власть над ним. Пить он, кстати, вообще не умел. Пара бутылок пивка – и он в нокауте, а уж от чего покрепче… – Асим усмехнулась, вспоминая былое, но её улыбка скоро развеялась. – Вряд ли от того Виенаса много что осталось.
–Вряд ли от любого Виенаса много что осталось. – Эрид пожала плечами. – Станок на то и станок, выдирание души, всё такое.
Асим вздрогнула и сразу же обхватила себя, притворяясь, что замёрзла. Будто был смысл притворяться.
–И как только с ним покончат… я следующая. – сказала Эрид.
Асим повернулась и впервые за перекур посмотрела Эрид в глаза. Они казались спокойными, даже безразличными – что совсем не сходилось с её словами.
–..С чего ты взяла? – осторожно спросила Асим.
–Просто подумала? – Эрид приподняла бровь. – Кому-то в станке сидеть надо. Я на очереди, очевидно.
–Ты правда думаешь, что Айстра просто возьмут и посадят свою…
–Ты правда думаешь, что мы им «свои»? – Эрид фыркнула. – Что там, будто б их даже так ebaло.
Асим вздохнула и покачала головой.
–Это он тебе сказал, не так ли?
–Ну, да. Но разве он неправ? Знаю, ты щас начнёшь, мол, «это он и хочет тебе внушить» – но разве он неправ?
–Зачем дважды-то повторять… – Асим отвела взгляд.
–Наcpaть. Всё логично же, всё, что он сказал. Ну, бо́льшая часть. Я ведь… знаю, что он не врал. В глазах увидела. Когда он собирался меня убить, и сказал что-то вроде «ещё поблагодаришь», «я тебя спасаю»… он действительно в это верил. Он не хотел, чтобы кто-либо ещё страдал, как он.
–И именно поэтому он сейчас пытается заставить всех страдать, как он?
–Ну, эм, ладно, может, он… связь почуял. Между нами. – Эрид попыталась изъясниться активной жестикуляцией, но особого успеха не достигла. – Себя во мне видел, сочувствовал мне – типа, оба маги, оба тефры… в таком духе. Не могу сказать… что это не взаимно. Я знаю, каково это – быть одной. Я знаю, каково это – бояться собственного дара.
Я тоже... не хочу, чтоб он страдал. Он мyдак, который нам всё заcpaл и кучу народу перебил, да, но даже он не заслуживает вернуться туда. Никто не заслуживает.
–Да. – Асим кивнула. – Да, я, честно говоря, согласна. Я и так… достаточно ему страданий принесла. Хочу просто… покончить с этим, раз и навсегда. Дать ему покой.
–Так мы… не дадим его Инкубу, в итоге? Быстро, безболезненно… упокоим?
–Хотелось бы, но… – Асим вздохнула и прижала руку к груди – Ты ведь тогда… сядешь в станок.
–Ты ж сказала, что посадила бы. – Эрид ухмыльнулась.
–В той ситуации! Которая… как с Виенасом. Семья на кону, их здоровье, их жизнь. Тут другое.
–Дай угадаю: и ещё, небось, этот гaндон заслуживает мучений за всё, что натворил?
–Нет… заслуживаю я. Не он… и уж точно не ты.
Эрид докурила и вышвырнула окурок. Отольнув от стены, она выпрямилась и потянулась.
–Я не против. – с улыбкой сказала она. – Если это даст бедняге, наконец, отдохнуть, и демонов твоих успокоит… С радостью в станок сяду.
Глаза Асим округлились.
–Эрид, ты-
–Да и к тому же, говоря о демонах, мы ж ещё и Инкуба обломаем! Мелочь, а приятно.
Асим протянула руку и раскрыла рот, но слова застыли в горле. Вздохнув, она покачала головой.
–Ну и дура ты, Эрид.
–Ещё какая! – Эрид гордо выпятила грудь. – Ну что, пойдём обратно, мозговать?
–Было б тебе чем. – Асим усмехнулась.
–Блин, сама хотела это вставить, но никак… связь не получалась. Пыталась типа, там, сначала сказать “да, дура”, и потом типа как следствие, тебе мозговать за двоих, или как-то так…
–Видишь? Нет мозгов даже про их отсутствие шутить.
–Пошла ты. – Эрид шутливо пихнула Асим локтём, и они обе таки пошли.
То, что девушки увидели внутри, заставило их кровь встать в жилах – *Тавил держал ствол у лица Глаза.
–Босс! Нет! – крикнула Эрид, но было уже поздно.
Тавил нажал на крючок… и сигарета в зубах босса зажглась.
–Спасибо. – сказал Глаз и затянулся.
–Всегда пожалуйста, шеф. – сказал Тавил, вертя «пистолет» на пальце. – Кто б догадался, что бар курящий?..
–Любой, кто прочитал знак у входа? – Калла приподнял бровь.
–Пфф, читать для лoxoв. – Тавил фыркнул и помахал девушкам. – Здорово, дамы! Как перекур?
Эрид тяжело вздохнула от облегчения и раздражения, а Асим села за барный стул лицом к остальным.
–Перекур перекуром. Обсудим лучше, как с Виенасом разобраться – рано или поздно он масла подлить точно появится.
–Ну раз ты начала: у тебя есть идеи? – спросил Калла.
Асим нахмурилась и взялась за подбородок, задумавшись.
–А знаешь… есть.

>> №4859619   #180

Площадь Исхода вновь полнилась людьми, но на этот раз она была не одна. Протесты, начавшиеся с подачи Альбари, не ограничивались своей излюбленной точкой – их волна захлестнула полгорода. Недовольные толпы забивали каждую центральную улицу, парализуя движение; над их головами развевались флаги как былой Суремской империи, чьё золотое солнце стало неофициальным символом движения, так и Алуканны с её гордыми красно-пурпурными полосками. Сопровождали флаги таблички, исписанные призывами к отставке правительства, суду над правительством, физической расправе над правительством и отправке правительства в пеший эротический круиз. Демонстрантов не отпугнул даже ливень, непрестанно бьющий с самого начала протестов уже который день; башня темпусов Алуканны отказалась комментировать аномальную погодную ситуацию, лишь заявив, что никто из их магов не в силах что-либо поменять. Сомнений не оставалось – Алуканна восстала.
Призывы Альбари брать здания правительства и парламента не принесли плодов; на защиту административных зданий отправили всех полицейских острова до последнего, благодаря чему удавалось отбить любые попытки вторжения. Пока что это достигалось без применения сколь-либо заметной силы, оно и понятно – любой неосторожный шаг мог раздуть и без того бушующее пламя бунта во всепоглощающее инферно. Но как долго полицейские, немалая часть которых даже не имела никакой подготовки по противодействию массовым беспорядкам, могли держать строй без какого-либо сопротивления? Как скоро им придётся контратаковать? Как скоро воцарится хаос?
–Какой же, бnядь, nuздец. – сказал Нэрис, закрывая занавески и отворачиваясь от окна. – Просто феерия roвна. За окном ад кромешный, и всё из-за твоей безалаберности!
Его собеседник, беззаботно сидевший на диване с руками за спиной, удивился и обиделся.
–Моей? – сказал он. – Мог поклясться, что это против вашей некомпетентности как лидеров протестуют, не моей.
–Поумничай мне ещё тут, Инкуб. Мы в этом roвне только благодаря твоему провалу! Как ты мог так обоcpaться?! Они оба сбежали! Оба! Вы знали, где они! Один из них, мать его, к постели прикован был!
–Они были на нейтральной земле. – Инкуб пожал плечами. – Мы не могли ничего сделать.
–Но вы, бnядь, попытались! Ты хоть понятие имеешь, как сложно замять перестрелку посреди тефрского района?!
–Самовольство подчинённого-с. Признаю, виноват, не уследил. Как руки дойдут – накажу, нечего Сефин нейтралитет нарушать.
–Eбал я этот нейтралитет! Да я б сам твою Сефу на кусочки разобрал и обратно в землю закопал, если это нас от Альбари б избавило! Честное слово, я…
Инкубус резко встал и вонзился в Нэриса ледяным взглядом.
–Посмеешь Сефу тронуть – пожалеешь, что не отдал себя на раздирание толпе.
Нэрис попятился, дрожа. Сглотнув, он попытался натянуть бравую, несгибаемую мину.
–Не...Не пытайся меня запугать, Инкуб! Больше не сработает! Ты нас подвёл, просто подставил, и теперь мы по уши в дерьме! Из-за тебя! Люди выводят свои активы, беспокоясь за их безопасность! Четырёхрукие привели свою базу в полную боеготовность! Самраджия “беспокойство”, мать её, “выражает”, недвусмысленно намекая на санкции! И у моего порога – готовая разорвать меня толпа, как ты метко заметил!
–И всё – ваша собственная вина. – Инкуб прошёл мимо Нэриса и посмотрел в окно. – Вам бы стоило признать собственные недостатки и проступки вместо того, чтобы винить в них других. А вам конкретно, господин Нэрис, я б посоветовал рот с мылом помыть. Человеку вашего положения не подобает сквернословить.
–Винить других?! – возмутился Нэрис. – У нас был договор, Инкуб! Мы дали тебе всё, что ты просил! Всё и больше! И что ты дал в обмен?! Ничего! Что там, ты ещё хуже всё сделал! И что ты собираешься с этим делать, Инкуб?!
Инкуб не ответил, лишь молча осматривая комнату. Заметив шкаф с напитками, он подошёл к нему и достал бутылку.
–Хм-м-м, красный Цибирин, урожай 895-го… – сказал он, вертя бутылку в руках. – Вкус у вас, господин Нэрис, весьма утончённый, должен сказать. Жаль, что вам придётся привыкать к вещам попроще.
–Ч-что?.. – Нэрис похлопал глазами, и близко не понимая, к чему Инкуб клонил.
–В тюрьме вино не подают, знаете ли. – Инкуб демонстративно потряс бутылкой. – А уж в загробье – тем более. Хотя, стоп, запамятовал – вы, змиепоклонники, в загробье-то верите?
–Л...Левиафаны обещают блаженный покой.. – мямлил Нэрис; на его язык не приходило ничего лучше.
–Вопрос был риторический, дорогой мой. – Инкуб раскупорил вино, понюхал его, и блаженно ахнул. – Оставим теологию на потом. Лучше скажите мне – вы бы хотели и дальше наслаждаться дорогими винтажами, мягкими креслами, и роскошью дыхания? Или же вы б предпочли “блаженный покой”?
–Я…
–Потому что светит вам последнее, господин Нэрис. – Инкуб налил себе бокал и потряс его, любуясь цветом вина. – Всем вам. Ни суд толпы, ни суд обычный милосердия к вам не проявит. Взгляните правде в глаза – вашему правлению пришел конец. Ворчуны снаружи просто так, обо всём позабыв, домой не пойдут – и ваши, м-м-м, зарубежные партнёры, что с двумя руками, что с четырьмя, тоже.
Инкуб пригубил вина и, сжав губы, зажмурился; ах, какой вкус, какой вкус!
–Перспективы у вас ровно две – либо революция, либо переворот, в зависимости от настроения пресловутых иностранных товарищей. Хотя что там, ваши верные офицеры вполне могут и без их поддержки всё провернуть. Своих солдат, разумеется, никто к нам слать не будет, чай не дураки – может, четырёхрукие что удумают, но я крайне сомневаюсь. В лучшем случае можете попытаться свалить всё на пару-тройку козлов отпущения, прикинуться невинными, и получить на руки совершенно другой состав что кабинета, что парламента – и прощай, миленькая маленькая кабала. Да и кто знает, не заведёт ли этот новый кабинет ещё расследование, да потщательней, как всё устаканится? Сможете ли вы и от него взятками отбиться?
Инкуб пригубил ещё чуть-чуть вина, смакуя каждую каплю, и указал на мнущегося госдеятеля.
–Ты труп, Нэрис. Ты и все твои дружки. И вместо того, чтобы что-то сделать, чтобы искать помощи от единственного, кто её может предложить… ты оскорбляешь его, читаешь ему нотации, каждым словом вызывая у него все больше и больше сомнений в целесообразности вашего с ним сотрудничества. Всё возвращается к тому же уроку, что я тебе уже преподал – знай свое место, Нэрис. Знай, где стоишь, в каком положении находишься. Я – единственный, кто может вытащить вашу весёлую коррупционную ватагу с этого богом, прости, змиями забытого острова, или вовсе удержать вас в ваших мягких креслах. Не стоит ли тебе молить меня о помощи, на коленях передо мной пресмыкаться, предложить мне что-то, стоящее вашей свободы и власти? Неправ ли я, Нэрис?
Нэрис сжал кулаки и зубы. Кое-как поборов гордость, он встал на колени и поклонился так низко, как мог, прижимаясь лбом к полу.
–Спаси нас, Инкуб. – процедил он сквозь зубы. – Молю тебя.
Инкуб улыбнулся и поставил бокал на стол.
–Видишь? Разве это сложно? – сказал он, похлопав Нэриса по макушке. – И я ведь даже многого от вас не попрошу, лишь сущую мелочь, вопросик пустяковый. Помните орудие ваше своеобразное, которым вы моего пацанёнка пытали? Бесследное, лучами боли стреляющее?
Нэриса бросило в холодный пот. Инкуб схватил его за волосы, прижал к своему лицу, и впился в его глаза пронзающим насквозь взглядом.
–Откуда вы его взяли?
c:sage, лол

>> №4862584   #181

Так, в процессе попыток-размышлений некоторые вещи не сложились-поместились, так что в главе >>4855739 произошли некоторые расширения-изменения.
Так как удалять её и постить заново может ввести конфуз в плане хронологии (мол, создать впечатление, что >>4859619 происходит до неё/одновременно с ней), пощу "добавленный/изменённый" кусок отдельно, с предложением оверлапа для ориентации (но сразу на всякий случай скажу, что это просто в конец вставлено).

–Пфф, читать для лoxoв. – Тавил фыркнул и помахал девушкам. – Здорово, дамы! Как перекур?
Эрид тяжело вздохнула от облегчения и раздражения, а Асим села за барный стул лицом к остальным.
–Перекур перекуром. – сказала она. – Обсудим лучше, как с Виенасом разобраться – рано или поздно он масла подлить точно появится.
–Ну раз ты тему подняла…
Чей-то пейджер пронзительно запищал, перебив Тавила. Все полезли в свои карманы проверить, не они ли получили сообщение; как оказалось, получил его Глаз.
–Инкуб. – сказал он, хмурясь. – Говорит перезвонить.
Все напряженно смотрели, как Глаз набирал Инкуба на телефоне бара. Им не было слышно, что говорит Инкуб; они услышали лишь одно-единственное “хорошо” от Глаза перед тем, как он повесил трубку. Некоторое время Глаз стоял молча, даже не поворачиваясь к остальным. Глубоко вдохнув, он, наконец, развернулся и сказал:
–Мы не разберёмся с Виенасом.
–Что?! – ошеломился Калла.
–Какого?! – удивилась Эрид.
–В смысле, мы с ним не справимся? – с надеждой спросила Асим. – Он нам не по зубам, хочешь сказать?
–Нет. – Глаз покачал головой. – Инкуб отменил свой приказ. Мы не должны тронуть ни Виенаса, ни Альбари.
–Но, это… он же просто приказ отменил, да? – неуверенно спросил Калла. – Мы ж можем им все равно заняться, потому что сами хотим?
–Нет. Не трогать их – тоже приказ.
–Eбаный ты ж в рот… – Эрид приложила руку ко лбу и покачала головой.
–Но почему? – спросил Калла.
–Подумай, Калла. – Асим повесила голову. – Всё логично. Правительство хотело от них избавиться, чтобы не допустить вот этого. – Она махнула в сторону очередной толпы, скучковавшейся вокруг самой крупной колонки бара. – А раз оно уже случилось, исчезновение любого из тех двоих лишь докажет правоту Альбари и сделает всё только хуже. Для правительства, разумеется. Усилит протесты, бунты, и всё прочее. Выгоды для них больше никакой, а вреда предостаточно. Разумеется, они его отменили.
–Именно. – Глаз кивнул. – И если мы все равно убьем Виенаса...будут последствия.
Глаз застыл, пустым взглядом глядя в никуда, как только сам упомянул слово “последствия”. Шофёр положил руку на его плечо. Воцарилось молчание.
–У меня...есть решение. – неуверенно проговорил Калла. Все посмотрели на него, и он глубоко вдохнул. – Я...пойду один.
Никто не сказал ничего в ответ; ни у кого не было слов. Наконец, они нашлись у Эрид.
–Какого XYЯ, Кал?! – сказала она, разводя руками.
–Если я буду действовать один, самовольно… то и ответственность будет лишь на мне. А с ней – и последствия.
–Смертельные, мать твою! – Эрид хлопнула Каллу по виску. – Ты что, имбецил? Ты ниxyя один не сможешь! Да он тебе уже успел разок зад надрать! Тебе не победить никак, пойми!
–Лучше так, чем ничего! – сказал Калла.
–Xepa с два! – Эрид схватила Каллу за грудки. – Возьми себя в руки, Кал! Хорош бредить!
–Она права, Калла. – сказала Асим на удивление спокойным голосом. – Тебе нельзя идти одному. Я пойду с тобой.
–Видишь?! – Эрид махнула в сторону Асим. – Даже Асим...стоп, что?!
–Как ты и сказал, это будет наша с тобой маленькая безрассудная затея, наша и ничья больше. – продолжила Асим. – Глаз нам не то что приказа не давал, он вообще о ней не знал, равно как и кто-либо ещё в банде. Так мы и скажем. Так оно и будет.
–Ё-моё, и ты туда же! – Эрид застонала и взялась за голову. – Да что ж с вами такое?
–Другого пути нет, Эрид. – сказал Калла. – Мы обязаны убить Виенаса, и это – лучший способ это сделать, нет, единственный. Выбора нет.
–Ещё как есть! Я, конечно, понимаю, что у вас обоих с ним счёты, и немаловажные, мне искренне жаль, что так вышло...Но всё, поезд уехал! Теперь Виенас правительства проблема, не наша! Ничего мы не обязаны, мать твою!
Калла опустил взгляд и потёр плечо.
–Ладно. – сказал он. – Ладно, ты права. Я соврал. Я обязан убить его.
–Почему?!
–Просто обязан. Я...не прощу себе, если не сделаю этого. Так что обязан. Такая уж...эгоистичная хотелка.
–Да ради ж… Ты ж помрёшь, дурачина! Сколько раз повторить, чтоб ты понял?!
–Я понимаю. – Калла кивнул. – Прекрасно понимаю.
–И я. – посерьёзневшим голосом сказала Асим.
Снова молчание. Постояв с трясущимися в бессильном гневе кулаками, Эрид вскинула руки.
–Всё, я сдаюсь. Шеф, ну вы им что-нибудь скажите!
Глаз согнулся и переплел пальцы в замок. Он долго и пристально посмотрел на Каллу, а затем на Асим.
–Калла, Асим. – сказал он. – Я не допущу, чтобы вы действовали в одиночку.
–Слава змиям! – Эрид вздохнула. – Слыхали? Теперь-то вы…
–Поэтому мы будем действовать вместе. – закончил Глаз.
Чего?! – воскликнула Эрид.
Все посмотрели на Глаза; Калла и Асим – шокированными глазами, Шофёр – взволнованными, Эрид – возмущёнными, а Тавил – заинтересованными.
–Б-босс? – сказал Калла.
–Я ответственен за всех вас. – Глаз встал на ноги и оглядел подчинённых. – Если кто и должен отвечать за ваши действия и быть за них наказан, то это я. Таков мой долг.
–Н-но босс, приказ Инкуба… – промямлила Асим.
–Знаю. Как я сказал, я понесу всю ответственность и любую кару за это непослушание. Я и только я.
–Глаз...ты… – Шофёр сжал плечо Глаза, с каждой секундой волнуясь всё сильнее.
–Молчи, Шофёр. – Глаз сбросил его руку со своего плеча. – Тебе меня не переубедить. Дважды я ту ошибку не повторю.
–Это ты сейчас и делаешь. – со скорбью в голосе сказал Шофёр.
–Нет. Ровно наоборот.
И вновь в помещении воцарилось молчание (не считая, разумеется, жужжания радио и галдежа его слушателей, которые шумели на фоне весь разговор и затихать явно не собирались). Наконец, Тавил демонстративно кашлянул, устав как от тишины, так и от разговора, участия в котором он не был достоин (по собственному мнению).
–Ну так, о чём я… – сказал он. – Раз уж ты, Симка, тему одоления Виенаса подняла...У самой-то идеи есть?
Асим задумалась и почесала подбородок.
–А знаешь…есть.

>> №4874681   #182

Гнев бился по улицам Алуканны, теча в венах каждого протестующего, выплескиваясь из них потоками брани и возмущенными лозунгами. Гнев морем омывал Виенаса, наблюдавшего, как толпа волнами накатывалась на баррикады, разбиваясь о них и отступая, лишь чтобы нахлынуть вновь. Как снаружи, так и внутри.
Однако в кои-то веки ярость не пылала внутри Виенаса одна; она разделяла остатки его души с довольством и нетерпеливым предвкушением. Наконец-то, этот день настал. Его мечта была совсем близко, оставалось лишь протянуть руку и схватить её. Приятно было видеть злобные оскалы вместо счастливых улыбок, но этого было недостаточно. Недостаточно страданий. Накричавшись, настучавшись по полицейским щитам и награбив магазинов, эти отродья засеменят домой, прямиком в объятья заждавшихся любимых, к теплому обеду, в мягкую постель. Омерзительно. Неприемлемо. Непростительно. Стоп...Виенаса ведь тоже ждали. Нэкал. Виенас никак не мог успокоиться, всё волнуясь, в порядке ли он, поправляется ли он, одиноко ли ему. Стоило ли Виенасу оставлять его на попечение того немого бугая, совершенно одного? Бугай, конечно, личный ассистент Сефы, ею рекомендованный, но всё же…
Нет. Не дом это. И никто Виенаса там не ждал. Всего лишь укрытие, всего лишь союзник. Вне сомнения, Нэкал его использовал ровно настолько же, насколько использовался им. Вне сомнения, он с радостью предаст его, как подвернётся возможность. Вне сомнения.
Виенас тряхнул головой, прочищая мысли. Он отвлёкся. Пора вернуться к важному. Без его вмешательства, напряжение наверняка стабилизируется, прекратив расти, или вовсе пойдёт на спад; как-никак, прошедшие дни протестов ни к чему не привели, несмотря на ярую настырность демонстрантов и падение фондового рынка. Стоило раздуть сей тлеющий огонь, а может, и масла подлить. Стоило лишь щелкнуть пальцем.
Раздался выстрел, заглушив крики толпы. Мелкий красный туман выплеснулся из затылка протестующей, и она упала в руки стоявших позади. Кровь полилась из дыры в её голове, как из-под крана, струясь на асфальт и растекаясь в луже. Сомнений не было – она мертва.
Время застыло. Полицейский с дымящимся пистолетом в руках казался столь же потрясённым, как и державшие его жертву. Почему он это сделал? У них были кристально ясные приказы не стрелять ни в каких обстоятельствах, он в жизни и мухи не обидел – так почему же он это сделал? Увы, толпе ответ был безразличен – они желали лишь крови.
И, наконец-то, разверзлись врата преисподней.
Кто-то в панике пустился в бег, пихаясь, толкаясь, растаптывая упавших насмерть. Кто-то в ярости ринулся на полицейских, подбирая булыжники с зелёных полос, вооружаясь всем, что подворачивалось. Люди били друг друга, давили друг друга, впивались ногтями в незащищенные забралами глаза. Яростные крики мешались с воплями боли, а вскоре – с новыми выстрелами. Хаос взял единоличную власть.
Щеки Виенаса едва не разрывались, расплываясь в широчайшей из улыбок его жизни. Наконец-то! Вопли, страдания, смерть и разруха! Как же сладко, как сочно, сколь пьянящий вкус! Сколь прекрасный вид разворачивался перед его глазами! Увы, Виенас не мог долго любоваться – чем дольше он медлит, тем больше риск быть пойманным. Как-никак, его враги далеко не дураки. Он чувствовал на себе глаза на подъезде к центру, не снимавших с него взгляда и ничего не предпринимавших, даже когда он продирал своей магией путь через блокпосты. Виенас смог их стрясти с себя и даже заметить самих наблюдавших, рыскающих глазами в поисках него – но он слишком хорошо вливался, и их попытки оказались тщетны; как-никак, он тоже не дурак. Теперь, однако, они станут искать с удвоенной силой, и остаться незамеченным будет сложно. К счастью, Виенас привык к сложностям.
Виенас ушёл с балкона, с которого наблюдал за протестом, и осмотрел квартиру. Его маскировка произошедшего под ограбление была довольно убедительна и даже подкреплялась беспорядками, даже если их жертвами чаще становились магазины. Правда, если подумать, старался он зря – полиции будет далеко не до расследования какого-то убийства. Если вообще останется полиция, как таковая. Если останется Алуканна, как таковая. Впрочем, Виенас все равно убедился в отсутствии каких-либо следов его пребывания здесь и указывающих на него улик перед тем, как покинуть квартиру со спокойной душой – её остатками , по крайней мере.
Подъезд выходил в незатронутый хаосом двор, из которого Виенас с легкостью ускользнул в паутину тихих проездов и узких улочек, сквозь которые лежал путь его побега – скрытые от глаз, скрытые от преследования. Ему придётся рано или поздно выйти на улицу пошире, где-нибудь на окраине, далеко от беспорядков – и прямо в обзор его преследователей. Но что с того? Никто не посмеет к нему приблизиться – как-никак, любая попытка избавиться от него, летальная или нелетальная, лишь усугубит ситуацию; исчезновение ещё одного правозащитника после покушения на другого публика не потерпит.Так что даже если они окажутся достаточно безмозглыми, чтобы атаковать Виенаса, и достаточно везучими, чтобы преуспеть…тем лучше. Пусть сделают его работу за него.
И, конечно же, добровольцы нашлись.
Трое, все знакомые. Калла. Эрид. Асим. Разумеется, они. Кто ж ещё? Они и лишь они держали на Виенаса простую, личную злобу. Ими движили не алчность, не политика и не какая-то ерунда вроде жажды власти, а их собственные эгоистичные чувства – лучше противника Виенас не мог желать. Как-никак, битва слаще всего, когда это лично.
–..Не так ли, Асим? – сказал Виенас с улыбкой.
Три выстрела были ему ответом; он отразил их щелчком и покачал головой.
–Серьёзно? – Виенас разочарованно вздохнул. – Должны ж были уже понять, что стрельба не поможет. Но от собственных пуль вы неплохо уклоняться научились, признаю.
Снова выстрелы, и снова, и снова, пока не осталось ни единого патрона ни в чьём магазине. Разумеется, ни один не попал – разве что по самим стрелкам, по касательной.
–Мои силы пытаете? – Виенас ухмыльнулся. – И не пытайтесь, сколько угодно отражу. Или вы серьёзно надеетесь, что мне скорости не хватит?
Крокодилья пасть попыталась укусить его и оторвала себе челюсть собственной же силой, обращенной вспять. Эрид вскрикнула и отшатнулась, держась за превратившуюся обратно руку. В Виенаса сразу же полетели кулак Асим и нож Каллы, встретив ту же участь, разве что с меньшим ущербом самим себе.
–Тщетно, тщетно, тщетно. – Виенас засмеялся. – Что ни пробуйте, всё тщетно. Не пора ли сдаться?
Ещё три щелчка, и хаос проник в их головы. Теперь они сами не будут уверены, хотят ли они его атаковать. Теперь они захотят бросить этот балаган. Теперь они-
Огромная клешня врезалась в Виенаса, отправив его в полёт до ближайшей помойки. Закашлявшись кровью, он попытался встать, но клешня прижала его к земле.
–К-как… – проговорил он с округленными глазами.
–Я и не думала бросать, дебил. – Эрид гордо ухмыльнулась. – С правой зарядить или с левой, вот и весь вопрос.
Клешня сжалась в попытке раздавить Виенаса, но ушла путем челюстей. На этот раз Эрид, стиснув зубы, выдержала боль и попыталась наступить на Виенаса обычной ногой, но он успел откатиться в сторону и выстрелил ей в бок.
–Неплохо придумано. – сказал он, вставая. – Совсем неплохо. Будь бы твои товарищи в здравом уме, вы б уже преуспели. Увы, тому не быть.
Виенас разрядил остаток магазина в Эрид, и она упала оземь. Он не увидел, защитилась ли она слоновьей ногой или нет, и ему не было разницы. От утомления ли она упала, от ран ли – главное, что она обезврежена.
Виенас потрогал свой бок. Может, ребро-два треснуло, но ничего серьёзного. Неприятно, но терпимо. Оставшиеся нападавшие бросились к Эрид, все так же неспособные атаковать его.
–Ну что ж. – Виенас отряхнулся и размял шею. – Думаю, мне пора. Как бы ни весело нам было вместе, господа, хорошего помаленьку.
Виенас обернулся спиной к пораженным и пошёл прочь без особой спешки.
–Стой!
Виенас остановился, сам не зная, почему.
–Стой. – повторила Асим, глядя на него. – Ты…Ты правда оставишь всё, как есть?
Виенас медленно обернулся.
–Что ты имеешь в виду?
–Я прямо здесь. – Асим приложила руку к груди. – Побеждена. Не в силах сопротивляться. Тебе даже мой труп...
–Нет. – ответил Виенас без нотки былой издевки в голосе. – Ничего подобного я не сделаю. Я ведь тебе уже говорил, Асим – злобы я на тебя не держу. А если б и держал…так просто ты б не отделалась.
–Но...
–Не трать слов зря. Что б ты ни сказала, тебе меня не переубедить. Прощай, Асим – на этот раз, навсегда.

>> №4874682   #183

Пуля пробила руку Виенаса, и ещё одна задела бедро. Он вскрикнул, пошатнувшись, едва удерживаясь на ногах; кровь закапала на тротуар. Калла приближался к нему, перезаряжаясь на ходу.
–Ах ты тварь. – процедил Виенас сквозь зубы, держась за руку. – Не весь расстрелял.
–Именно. – Калла ухмыльнулся. – Спасибо за урок на крыше, кстати. Узнал, как долго твое заклятье работает.
–Я могу его снова наложить, кретин! – закричал Виенас и щелкнул пальцами. Калла остановился, как вкопанный, и снова открыл огонь; ещё щелчок, и пули полетели вспять. Калла чудом успел поймать большинство порталом в руке, но одна пролетела мимо и вонзилась ему в плечо.
–Неплохо придумано...но скверно исполнено. – сказал Виенас, тяжёло дыша. – Если уж собрался трюк подруги использовать, используй правильно. «Вблизи или вдали» не хватит.
Из-за угла появилась машина, завернув на улицу. Остаток банды. Плохо дело. Пора прятаться. Бросившись в ближайший переулок, Виенас успел укрыться за массивным мусорным контейнером за миг до того, как на него обрушился шквал пуль и все звуки заглушились какофонией стрельбы. Виенас попытался перевести дыхание, но оно никак не выравнивалось, оставаясь сбивчивым. Он потерял слишком много крови, слишком быстро. Убить не убьёт, но ослабило заметно – как его, так и чары. Он больше не мог сражаться. Пора отступать.
К счастью, подкрепления не отправились в погоню – скорее всего, бросились помогать раненым – и Виенас, как ему казалось, обошёлся без хвоста. Потеряв бдительность, он укрылся в незапертой каморке какого-то магазина, чтобы перевести дух, сзапутать след и просчитать путь отхода – и его единственный, незамеченный преследователь догнал его.
–Виенас!
Виенас вздрогнул. Она.
–Асим.
Она стояла у двери, согнувшись от усталости, истекая кровью от ранений, полученных от её же пуль. Непохоже, чтобы она представляла или даже пыталась представлять какую-либо угрозу – ни оружия в руке, ни даже маски на лице. Почему?
–Виенас. – повторила она, пыхтя. – Прекрати. Пожалуйста.
–Прекратить? – Виенас приподнял бровь. – Боюсь, ты несколько припоздала, моя милая. Лет на несколько.
–Зачем это всё, Виенас? – взмолилась Асим. – Что все эти люди тебе сделали? Почему не Айстра? Почему не Инкуб? Почему не я?
–Сколько раз я должен повторяться, Асим? – Виенас оперся на стену, держась за раненый бок. – Лечат не симптом. Лечат причину.
Что ты лечишь? Чего ты хочешь этим достичь?
–Чтоб знали. – процедил Виенас полным ненависти голосом. – Знали, как радоваться. Знали, как улыбаться. Знали…каково мне.
–Они не виноваты, Виенас! Виновата я! – Асим ударила себя по груди. – Почему ты мне всё это не покажешь?
–Нечему, Асим. Ты и так всё знаешь. Каково страдать. Каково просыпаться каждый день и жалеть, что не умерла во сне. День и ночь вина душит тебя, не давая дышать, не давая жить, лишая мир всяких красок. – Виенас прильнул к стене; с каждой минутой ему становилось всё тяжелее и тяжелее стоять. – Ты такая же, как я, Асим. Ты сделала то, что пришлось. И я не испытываю к тебе ничего, кроме жалости. Жалости...и презрения.
–Тогда почему не-
–И именно презрение не даст мне сжалиться над тобой. Я не освобожу тебя, Асим. Я не избавлю тебя от страданий, и твоему фарсу я не подыграю. Думаешь, я тебя насквозь не вижу? Строишь из себя трагичную героиню, которую жестокая судьба принудила к чудовищным деяниям, и теперь её мучают совесть и призраки прошлого. О, горькая твоя доля! – Виенас театрально вскинул руку. – О, неумолимый рок! И с тяжелым сердцем она бросается в объятья смерти, чтобы искупить свои грехи, и жертвой своей обретает прощение. Но я не дам тебе его, Асим. Ты не получишь свой грандиозный, печальный финал. Ты не найдешь покоя. Я не дам тебе простого выхода и знаю, что сама ты его взять не посмеешь. Тебе не сбежать, Асим. Не сбежать от своих мучений. Этого и ты и заслуживаешь. Это и есть твоё наказание.
Асим стояла с округленными глазами, трясясь, не находя и слова. Виенас тяжёло дышал, чувствуя, как его сознание начинает улетучиваться. Раны давали о себе знать. Он должен продержаться. Ещё чуть-чуть, совсем немного. Ещё рано умирать.
–Это… Это бред. – сказала Асим, сжав кулаки. – Ты сам себе противоречишь! Ты только что сказал-
–Я знаю, что сказал, Асим. – Виенас встал, опираясь на одну из сложенных рядом досок, как на трость. – И ты тоже. Поэтому ты мне и не помешаешь.
Виенас действительно так думал, что там, он это знал – но к товарищам Асим это не относилось, и они наверняка уже бегут следом. Надо выйти в магазин, разобраться с хозяевами, и позвонить Сефе. Да. Это он и сделает. Но успеет ли она приехать, с ситуацией на дорогах-то? Беспорядки, блокпосты… Придётся тогда найти аптечку. В текущем состоянии он за руль вряд ли…
Дверь не открывалась. Странно. Кто стал бы внутреннюю дверь закрывать? Особенно оставив заднюю открытой. Виенас попробовал снова, и снова, тяня, толкая, крутя ручку в обе стороны, но без толку.
–Бесполезно, Вьен. – сказала Асим, глубоко дыша. – Ты проиграл, когда зашёл сюда.
–Что ты-
Виенас округлил глаза. Он понял. Всё сходится. Открытая дверь, дыхание Асим, то, что она закрыла за собой, это тесное помещение, его усталость, её ebyчее дыхание! Как он мог забыть?! Как он мог так ступить?!
–Не может-! Вы всё это запланировали?!
–Ты предсказуем, Вьен. – Асим медленным шагом направилась к нему. – Всегда им был. Не ты один знаешь эти улицы, и не ты один подготовился. Мы изучили каждое место, с которого ты мог бы действовать, каждый маршрут побега. Я соврала, Вьен. Ты проиграл, когда вернулся.
Виенас отчаянно затряс головой в тщетных попытках сбросить усталость, уже подкашивающую ему ноги. Не может быть. Этого не происходит. Нет. Он не может проиграть. Он не может вернуться туда. Не может!
Собрав последние силы в кулак, Виенас выхватил пистолет и открыл огонь. Ни единая пуля не попала в Асим, даже на столь близком расстоянии, даже при столь медленном движении. И теперь у него кончились пули. Перезаряжаться не было времени. Виенас швырнул пистолет в Асим и рванул мимо неё, к выходу – точнее, попытался. Асим подставила ногу, и он упал лицом вниз, обрушив стопку пустых коробок. Асим присела на корточки рядом с ним, достав маску из кармана.
–Что ж… примите мои поздравления. – сказал Виенас, едва перевернувшись на спину. – Вы наконец-то меня одолели.
–Да. – Асим сказала без всякой радости. – Есть такое.
–Извиняюсь, что с финальной битвой подкачал. – Виенас слабо улыбнулся – Не особо… грандиозно вышло.

>> №4874683   #184

Асим повесила голову, прикусила губу.
–Вьен… Скажи мне. – Асим глубоко вдохнула и подняла взгляд. – Почему? Сколько б ты ни говорил, не пойму. Месть была совсем рядом. Я была в твой милости, тогда у магазина, только что у переулка… что там, всегда. А теперь… ты промазал. Каждой пулей до последней. Практически в упор, в едва стоящую. Явно не невезение, и тем более не неумение. Так почему же, Вьен? Почему?
Виенас посмотрел на Асим, в её глаза. Они безустанно смотрели на него, прося, взывая, моля об ответе, блестя слезами. Полнясь всем, чем он ожидал. Отчаянием и горем. Сожалением и скорбью. И горящей, бушующей, всепоглощающей ненавистью – вся к себе, и ни капли к нему.
–Почему, спрашиваешь… – Виенас попытался усмехнуться, но звук был больше похож на предсмертный хрип. – Разве не очевидно? С самого начала...я не мог этого сделать. Понимаешь? Не мог. Я хотел, чтоб все страдали. Чтоб все умерли. Бедствий, несчастий, боли. Я хотел нести горе и мучения всем до последнего – страшнейшие, невыносимые, какие только способен испытывать человек. Всем… кроме тебя. Я ни за что не смог бы навредить тебе, Асим. Ни за что на свете.
Асим опустила взгляд на свои раны, роняя слезы из глаз. Ей было стыдно, что она сама себе их нанесла. Не то что бы ей было впервой.
–После всего… что я сделала? – пролепетала она, всхлипывая
–Да. Даже после этого. Я хотел тебя ненавидеть, Асим. Хотел пылать злобой, поклясться в возмездии. Но не мог. Просто не мог. Что бы ни случилось, сколь мало от меня не оставалось бы… я никогда не смог бы ненавидеть тебя. Никогда не смог бы забыть, что ты для меня сделала, Асим. Ты дала мне жизнь. Ты принесла радость в моё жалкое существование, дала ему смысл. Всё, что я прожил, я прожил благодаря тебе. И я никогда не смогу тебе за это отплатить. Ни своей жизнью… ни годами в станке.
–Нет. – Асим взялась за голову, давясь слезами – Нет, это совсем не…
–Ш-ш-ш. – Виенас прижал палец к её губам, свёл их и вытер её слезы. – Похоже, твоя карта слабеет. Поднажми, а то я так и сбежать могу.
Асим приложила свою ладонь к его, чувствуя то немногое тепло, что в ней осталось. Шмыгнув носом, она достала из кармана пистолет.
–А. – сказал Виенас. – Вот как будет, значит. Не самое мудрое из решений, должен сказать.
–Я не позволю… – Асим проглотила слёзы и направила на него ствол. – Не позволю им тебя забрать. Не отдам им тебя опять.
–Вот как. Тогда вперёд. – рука Виенаса упала обратно на пол. – Пока твои друзья не прибыли.
Асим взялась за пистолет обеими руками, трясясь всем телом. Она нажала на крючок… и из дула вспыхнул маленький огонёк.
–Ты должен был щелкнуть пальцами. – Асим натянула неубедительную, дрожащую улыбку. – Отразил бы в меня пулю, убил бы меня, и карта перестала бы действовать, и ты б победил. А на самом деле ты б ничего не сделал, зря потратив время, силы и чары, и я б выхватила настоящую пушку и пристрелила тебя.
–Хитро придумано. – Виенас тоже улыбнулся. – Пора переходить… к второй части.
–Да. – Асим утёрла слёзы рукавом и достала настоящий пистолет. – Есть такое.
Асим глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться, перестать дрожать. Вдалеке слышался приближающийся топот. Её товарищи, без сомнения.
–Поспеши. – сказал Виенас.– У тебя мало времени.
Асим зажмурилась и прижала дуло ко лбу Виенаса. Улыбнувшись, он закрыл глаза.
–Спасибо, Сим.
Дверь распахнулась, едва не слетев с петель. Огромные создания ворвались в помещение, едва помещаясь под потолок, держа по оружию в обеих парах рук и с головы до копыт покрытые камуфляжем с бронепластинами.
–Не двигаться! – крикнул один из них с сильным акцентом, направив один ствол на Асим, а другой – на Виенаса. Лишь один из его товарищей поместился в комнату; остальные стояли снаружи у обоих входов. – Бросать оружие! Руки вверх!
Виенас раскрыл глаза, не чувствуя и капли былого веса своих век; вся его усталость вмиг исчезла. Дорэвэнцы, квадры, солдаты с той базы. Что они здесь делали?
Второй четырёхрукий оттащил Асим от Виенаса и, заломав ей руки, обездвижил её; её крики, дёрганье и даже спеллкарта оказались бесполезны против силы и размера здоровяка. Дорэвэнец, державший их на мушке, подошёл к Виенасу и поднял его нижней парой рук, продолжая целиться в Асим из автомата в верхней паре. Почему с Виенасом не обращались, как с ней? Разве не он здесь в розыске? Четырёхрукий что-то отрапортовал в рацию на своем языке; получив ответ, он рявкнул что-то не более понятное своему отряду и понёс Виенаса прочь.
–Куда вы меня несёте? – слабым голосом спросил Виенас, чувствуя, как усталость от ран возвращается. Ему не ответили. Дорэвэнец донёс его до БТР, стоявшего снаружи, и уложил его на полу. Обменявшись парой слов на дорэвэнском с сразу принявшимся лечить Виенаса человеком-врачом, четырёхрукий захлопнул дверь БТР и оставил их наедине. Почти наедине – подняв взгляд, Виенас увидел знакомого ему человека.
–Здравствуй, Виенас. – сказал Медил с самодовольной ухмылкой. – Сказал же, что мы за тобой следим.
%%Что-то? Как это "ничего такого он не говорил"? А во втором драфте скажет ¯\(ツ)/¯%%

>> №4882034   #185

>>4874683

>Я хотел нести горе и мучения всем до последнего – страшнейшие, невыносимые, какие только способен испытывать человек. Всем… кроме тебя. Я ни за что не смог бы навредить тебе, Асим. Ни за что на свете.

Я понимаю, что мы это уже обсуждали - со всеми за, против, и возможными сроками возможной имплементации, - но вот этот Венькин пассаж - лишь дополнительный довод "убить" Асим именно в этой главе через невыполнение требования спецназовца бросить оружие из-за шока от внезапности появления группы захвата. Сам подумай: не хотел, но именно из-за собственных действий её и потерял.

корректор

>> №4882062   #186

>>4882034
И они бы её пристрелили? Рискуя попасть в лежащего рядом ВИПа? Когда при такой близости можно просто прикладом огреть?

>> №4882078   #187

>>4882062

>И они бы её пристрелили? Рискуя попасть в лежащего рядом ВИПа? Когда при такой близости можно просто прикладом огреть?

Да; если не из дробовика и не очередью - то только кровью ВИПа забрызгают мы ж забраковали "двойное самоубийство одной пулей", верно?; с одной стороны, меньше возможности для замаха из-за узкости пространства, с другой - грозит промедлением, если "угроза" успеет развернуться и прицелиться, но с третьей, при достаточной силе, может и сойти, т.к. со стороны будет не ясно, убил ли удар прикладом или всего лишь вырубил

>> №4882134   #188

>>4882078

>то только кровью ВИПа забрызгают

О - оптимизм

>> №4882318   #189

>>4882134
Не оптимизм, а просчитанный риск: вероятность, что не бросивший оружие со второго предупреждения не бросит и пристрелит ВИПа - 90%, что ВИП умрёт от выстрела из пистолета нападающего в момент смерти последнего - 30%, и что ВИП умрёт от шальной солдатской пули - 5%.
Конечно, все проценты - от балды, но логика принятия решения примерно такая.

>> №4882320   #190

>>4882318
Вообще-то риск просто гигантский. Поэтому обычные полицаи, в частности, не работают по взявшим заложников напрямую.
Для этого либо входят "слоники" (Флэшбенг+слезоточка), либо любыми путями выводят в открытую под огонь снайперов.

>> №4882341   #191

>>4882320

>Поэтому обычные полицаи

Хотел было возразить, но таки вынужден признать, что тактика военных формирований в подобной ситуации вряд ли будет сильно отличаться от тактики формирований полицейских.

>> №4882439   #192

Мягко говоря, Эрид было безумно больно. С каждым вдохом её бок кололо, будто кинжалом, а раны на животе ныли всё сильнее и сильнее, будто он вот-вот порвётся. Что ещё хуже, она переутомилась, регенерируя конечности, и давящее изнеможение лишь усиляло боль. Умей бы она и туловище превращать…
–Да-а, подруга, нехиленько тебя покоцало. – сказала Сефа, листая блокнот. – В твоем возрасте так много пуль не положено.
–Во мне… и не такое бывало. – Эрид ухмыльнулась.
–И не сомневаюсь. – Сефа усмехнулась и записала что-то в блокнот. – Шутить – это хорошо! Уныние никогда никому не помогало. Как говорится, люди выздоравливают так быстро, как хотят! Преувеличение, конечно, но принцип верный.
–Если б я выздоравливала, как хотела, я б уже на ногах была. И надирала б задницы.
–И чьи же, интересно? – Онур фыркнул, прилегая к стене спиной. – Четырёхруких?
–Может. Может, Виенаса. Может, твою.
–Наша песня хороша, начинай сначала… – Онур покачал головой. – Этим ты свои дырки и заработала.
–А вот и нет, ровно наоборот. Только о дырках моих и думаешь…
–Стоило только с вас глаз свести… – Онур вздохнул и бросил осуждающий взгляд в сторону Каллы и Асим, отходящих от куда более легких ран, чем Эрид. – Надо было с вами идти. Фургон едва что поменял.
–С нами? – Калла поднял бровь. – Тебе-то, едва отошедшему от истощения бедняжечке? С такими-то силами?
–Будто от твоих много толку было.
–Всё, что должен был, я сделал. Всё шло идеально по плану, пока квадры не появились.
–Всё было хорошо, пока всё не стало плохо. – Онур фыркнул. – Классная маза, братан.
–А что мне было с грёбаными дорэвэнскими морпехами сделать? Шины БТРу подстрелить? Из пистолета?
–Можно было Виенаса быстрее убить, например. – Онур пожал плечами. – Не мешкал бы, они б не успели.
–Это… на мне лежало. – тихонько сказала Асим, держа руки на коленях. – Лишь я…
–Лишь я и я одна виновата, бла-бла-бла, ты всех подвела, бла. – Онур похлопал рукой, как ртом. – Ничего подобного, сестрица. Дело было командное. Командой мы и обocpaлись.
–Опять. – понуро сказал Глаз, упираясь лбом в сложенные замком руки. – Мы провалились опять.
Все постыдно отвели взгляды, не смея взглянуть друг другу в глаза, а уж тем более сказать что-то.
–И на этот раз… последствия будут более, чем суровые. – закончил Глаз.
–О, да ты и не представляешь, насколько!
Эрид вздрогнула и подорвалась с кровати, пожалев об этом, как только бок и живот выразили свое мнение о резком движении. Все повернули глаза к двери, где стоял более чем непрошеный гость.
–Инкуб. – пролепетала Асим, бледнея.
–Он самый, во плоти! – Инкуб улыбнулся и закрыл за собой дверь. – Вижу, потрепало всех неслабо, а? Сразу понятно, что дельце ваше маленькое вышло вам боком. Но мне кажется, или вы сегодня не в полном составе?
–Тавила и Талхара нет. – сказал Глаз, хмурясь.
–А Шофёр?
–Он не в банде. Ты это знаешь.
–Ага, конечно. Дайте-ка угадаю… – Инкуб прижал палец к подбородку и задумчиво поднял взгляд. – Один до сих пор свои раны зализывает в другой палате, второй забегаловкой заведует, а третий, ну… третьему вы все так же не доверяете. Угадал?
Никто не ответил.
–А, не суть важно. – Инкуб отмахнулся. – Захочу – отдельно с ними поболтаю. Ну а теперь, дорогие мои, не соизволите-ка ли объяснить своё поведение?
–По-о-о… поводу? – спросил Калла и сразу же пожалел об этом. Глупая идея. Надо было молчать.
–Новичок-новичок, святая простота. – Инкуб поцокал языком. – Хоть раз дураком прикидываться кому-то помогало? По поводу вчерашнего, разумеется. Я разве вам не давал четкий и недвусмысленный приказ не трогать Виенаса?
–Давал. – сказал Глаз.
–Но вы все равно за ним погнались и едва его не убили.
–Погнались. – Глаз кивнул.
–И оправдание ваше?..
Тишина. Лишь Глаз не отвел от Инкуба взгляд, и тот отплатил ему той же монетой.
–Даже не попытаетесь? – сказал Инкуб. – И то, в каком-то смысле, похвально. Ну тогда последний вопросец – а что насчёт вашего первого проступочка, с Сефой? Есть чем оправдать ваше на неё покушение?
–…Нет. – сказал Глаз.
–Вот как. – Инкуб со вздохом достал сигарету и, зажав её меж губ, стал копаться в карманах. Обнаружив наружные карманы пустыми, он нахмурился и стал искать тщательнее, недовольно бормоча себе под нос. Наконец, он нащупал нужное во внутреннем кармане, достал пистолет и выстрелил Глазу в ногу.
К чести Глаза будет сказано, вытерпел он это крайне достойно – по его сдавленному хрипу можно было подумать, что он ударился пальцем, а не потерял его. Его подчиненные вздрогнули и округлили глаза; Онур отшатнулся и прижался к стене. Инкуб достал зажигалку, прикурил, и сразу же согнулся в кашле.
–А, точно. – сказал он, хлопая себя по груди. – Я ж не курю.
–Ах ты ebaная тварь! – Эрид вскочила с койки, сорвала с себя капельницу и рванулась к Инкубу; тот спокойно увернулся от удара простым шагом в сторону и схватил её за руку.
–О-о-о, да мы верные, я вижу! – сказал Инкуб с энтузиазмом, без труда уклоняясь от жалких попыток Эрид бить другой рукой. – Из последних сил на спасение шефу мчимся, живота не жалея, последствий не боясь! Одобряю, Ридуня, однозначно одобряю! – и Инкуб сломал ей руку локтём.
Эрид травму перенесла куда менее сдержанно, чем её босс, истошно завопив от боли, ошарашенно смотря, как её рука свисает с локтя под неестественным углом.
–Ой, да помолчи. – Инкуб фыркнул. – До свадьбы заживёт. Развопилась тут, блин...
Эрид отлетела от увесистого пинка, перевернувшись и ударившись об ногу койки. Инкуб размял шею, занёс ногу и резко наступил ей на руку.
–А знаешь, нет, я передумал.– Инкуб вертел каблуком, под которым был раздавленный палец Эрид. – Мелодия мне всё-таки по вкусу, пой на здоровье. Так, на чём я там остановился?..
Раздался ещё выстрел, и на ноге Глаза не стало ещё пальца, а может, и двух. Калла сглотнул и прикусил ноготь, дребезжа зубами. Асим прикрыла лицо ладонями.
–Я, эм-м… – неуверенно сказала Сефа, косясь на происходящее. – Я не мешаю, часом? Может, мне уйти?
–О, нет, нет, ни в коем случае. – Инкуб покачал головой. – Прошу, останься. Дичайше извиняюсь за неудобства. С дисциплиной халтурить нельзя, как-никак. – Инкуб потоптал перелом Эрид. – К тому же, тебе ж этот сброд ещё штопать, как я закончу. Как-никак, они мне все ещё нужны.
–Оке-ей… – протянула Сефа, пятясь в сторонку.
–Пожалуйста, хватит! – закричала Асим. – Они не виноваты! Они были против! Это я...
–Лишь ты и ты одна виновата, бла-бла, всё было по твоей инициативе, бла-бла-бла. – Инкуб похлопал рукой, как ртом. – Знаю я, глупая, и ничего это не меняет. Лидер несёт ответственность за своих подчинённых, знаешь ли.
–Н-но… но Эрид…
–А, так это просто самооборона. – Инкуб сел на корточки рядом с Эрид. – Если щенок тебя куснул, надо его пнуть, разве нет? – Инкуб сжал щёки Эрид и пожамкал ими. – Каким бы милым он ни был.
–Уб… людок… – прорычала Эрид, но сжатые щёки превратили злобный рык в забавный писк.
–Ещё какой. – Инкуб усмехнулся и встал. – Да и к тому же, Симонька, я ж это вас не только за последний прокол пинаю. Честно говоря, меня куда больше бесит, что вы посмели Сефу тронуть.
–Д-да ладно, в порядке все бы- – Сефа протянула руку, но Инкуб жестом остановил её.
–Главное – внимание, милая, не подарок. – сказал он, смыкая её губы пальцем. – И пусть с подарком у этой ватаги не вышло, внимания они к тебе проявили достаточно. Не самого желательного. Нельзя простить покушение на красавицу, совсем нельзя – а уж с приказом оную не трогать тем более. – Инкуб повернулся обратно к банде. – Забавно вышло, не находите? Первым своим самовольством вы ничего не добились, но хотя бы намерения были худо-бедно благие – пытались мой приказ исполнить, как-никак, пусть и наперекор другому. А со вторым ровно наоборот – намерения непростительные, зато хоть кончилось всё складно.
–Кончилось… складно? – глаза Асим округлились. Неужели квадры за Айстру? Неужели Виенас…
–Агась. Венька цел, здоров, и в совершенной безопасности под нашей стражей. В том числе и от собственных… неразумных затей. Скоро мы с ним поговорим, и обо всём договоримся, и все будут довольны. Чем не счастливый конец?
–Ты не сдох, вот чем. – прошипела Эрид, кряхтя от боли.
–Ха-ха, а мы всё живенькие! – Инкуб рассмеялся и погладил Эрид по голове. – Коль силы есть, давай руки лечи, Сефе работы меньше! Ну а что насчёт тебя, старина… – Инкуб схватил Глаза за волосы и подтянул его лицо к своему. – Честно говоря, самая пора мне расчехлить инструментики, вспомнить старые-добрые времена, на денёк с тобой уединиться… Но временем на свидания я, увы, не располагаю. Не говоря о том, что ты мне всё так же живым нужен и на ногах. На одной, хотя бы. Так что радуйся, сорванец ты непослушный! Проказни твои сойдут тебе с рук. Ну разве я не милостив?
Инкуб засмеялся и прострелил Глазу колено; тот заскрипел зубами и взялся за ногу, но кричать не стал.
–Эх, размякаю, совсем пушистый стал… Может, к второму ветерану загляну, за его счёт компенсирую.
–Шофёру? – Глаз посмотрел на него, шипя сквозь зубы. – Говорю же, он не…
–О, но он ж все равно твой друг, разве нет? – Инкуб пожал плечами. – Вполне сойдёт. Но уж больно мне по вкусу его забегаловка, нельзя её без хозяина-начальника оставить… Придётся обойтись детворой.
Не от раздробленной стопы, и не от простреленного колена, но от этих трёх слов у Глаза застыла кровь.
–Нет. – промолвил он.
–О, да, дружище, ещё какое да. Какое ж дитятко мне выбрать?.. Было б неплохо с дочкой повеселиться, но она менее… заменима, так сказать. Шеф-не шеф, а повар всё равно, как-никак. А вот если малыша Оглума возьму, батяня просто наймёт ещё официанта и от семейных рецептов не убудет. А может, жена? Она, конечно, опытней, и повар таки шеф, но дочурке явно всё уже преподала…
Инкуб схватил Инкуба за руку, подняв на него молящий взгляд.
–Инкуб. Молю тебя. Я пойду… с тобой. Под твой… инструмент. Сделаю всё, что скажешь. Только… не тронь их.
–Мой инструмент? Звиняй, приятель, ты не в моём вкусе. – Инкуб усмехнулся и стряхнул с себя руки Глаза. – И не трогай меня, ё-мое, ты грязный. Правда, ты и так мне штаны уже кровью забрызгал… – Инкуб вздохнул и похлопал Глаза по головке. – Ладно уж, раз ты так вежливо попросил, то так и быть. Вот я ж сказал тебе уже, что нема у меня на тебя времени, повнимательнее слушай. Но если это снова повторится… – Инкуб обвёл пальцем веки Глаза. – ..То время я выделю. Поверить не могу, что ты с первого раза урок не усвоил… – Инкуб вздохнул и покачал головой. – Видимо, не у одной Ридуси с учёбой худо. Эх, ты!
Щёлкнув Глаза по носу, Инкуб отошёл в сторону и потянулся, растяжно кряхтя.
–Ох, шея моя, шея… – сказал он, хрустя шеей. – Что ж, ребята, на этой ноте я предлагаю закончить. Ваше новое поручение – выздоравливать, отдыхать, и Сефу не обижать. Удачно полечиться!
Инкуб помахал рукой и пружинистым шагом вышел из палаты. В комнате повисло молчание; никто либо не смел говорить, либо не знал что. Дверь внезапно открылась снова, и Инкуб заглянул обратно.
–Чуть не забыл! – сказал он. – Можешь их штопать, Сеф. Деньги я у телефона оставил.
–А, э, спасибо. – Сефа неуверенно кивнула.
–И включи им телик, а? А то совсем от скуки загнутся. Покеда!
Инкуб снова закрыл за собой дверь, и Сефа приступила к лечению. В первую очередь она взялась за Глаза, жалея, что отдала Гехила – не пришлось бы заставлять Эрид ждать. Хоть сам бы за неё взялся, хоть остальные её руки б принёс…
Осознание, что Инкуб ушёл окончательно, пришло к Калле не сразу. С ним ушёл и страх; на смену ему пришла вина. Она вся, целиком и нераздельно, лежала на Калле. Всё это произошло из-за него, из-за его порыва – и всё впустую. Всё, чего он достиг – страдания для остальных. Как всегда.
–Эй. – тихо сказала Асим, посмотрев на него. – Я знаю, что ты думаешь. Прекрати.
–Но… Но я… Это всё ведь… моя…
–Просто прекрати. – Асим положила руку ему на плечо.
–…Хорошо. – Калла кивнул. – Спасибо.
Подлатав обоих пострадавших, Сефа не без помощи Онура помогла Глазу добраться в палату к Талхару, где ещё осталась свободная койка (почему она не заполнила ту палату перед тем, как располагать пациентов в этой – вопрос открытый). Вернувшись, она ещё раз проверила состояние Эрид и оглядела присутствующих.
–Ну, эм… телевизор-то?.. – спросила она.
–Лучше включить, думаю. – Онур пожал плечами. – Неохота опять Инкуба ослушаться.
Похоже, за приказо-советом Инкуба стояло явно не беспокойство о скуке подчинённых – трансляцию, шедшую по всем каналам, сложно было назвать развлекательной. Как-никак, лорд-регент далеко не юморист.
…я не могу объяснить вчерашнюю трагедию кроме как халатностью, граничащей с изменой – и в первую очередь в этом повинен я сам. То, что началось как операция по борьбе с организованной преступностью, без контроля над силовыми ведомствами быстро превратилось в произвол над невиновными, с буквальной охотой на публичных деятелей, которые с таким положением вещей согласны не были. Вседозволенность, которой органы охраны порядка пользовались, в конце-концов затуманила ведомству разум, память, и совест