[d | b / bro / ci / cu / dev / gf / hr / l / m / med / mi / mu / o / ph / r / s / sci / tran / tu / tv / x | es / vg | au / tr | a / aa / abe / c / fi / jp / rm / tan / to / ts / vn / vo]
[Burichan] [Futaba] [Gurochan] - [iiChantra] [Радио 410] [ii.booru-Архив РПГ] [acomics-cf-ost] [Cirnoid] [@] - [Архив - Каталог] [Главная]

[Назад]
Ответ
Leave these fields empty (spam trap):
Тема
Сообщение
Файл
Подтверждение
Перейти к [
Пароль (для удаления файлов и сообщений)
 
ЗАПРЕЩЕНО:
  • детская эротика/порнография
  • троллинг, в т.ч. на тему российско-украинских отношений
 
  • Поддерживаются файлы типов GIF, JPG, MP4, OGV, PNG, WEBM размером до 3072 кБ.
  • Максимальное количество бампов треда: 500.
  • Всем посетителям рекомендуется ознакомиться с FAQ.

1523227031672.gif - (558 KB, 400x500, 58582da969e9e16412bb8a1bb753ef21)  
558 KB №4695428   #1

—————————————————————————————————————

Внимание! Не изменяйте этот текст.

—————————————————————————————————————

Ты сидел, прислонившись к дереву и думал. Вообще-то, думать было не о чем, и так все ясно. Каким же ты был дураком. А ведь если бы ты знал лор не только по хентайным додзям, то может быть бы и раньше догадался. Ты попытался подвинуться, но жуткая боль в ноге заставила тебя охнуть. А следом жуткая боль в ребрах заставила тебя заткнуться. Угораздило же тебя… выживание в Генсокё не задалось. Кровь из расопротой щеки продложала идти и ты ужа начинал думать, что идея с подорожником не такая уж и плохая. По крайней мере, хуже уж точно не будет. А тут чисто, никакой заразы на листьях не будет. Наверное.

Стараясь не менять положения, ты очень осторожно ощупал распухшую ногу. Нога болела. Нога распухла. Твоих познаний в медицине хватило, чтобы понять, что не штатный режим ее работы. Перелом это или нет, ты так определить и не смог, хотя торчащих костей и прочего вроде бы не было. Будем считать, что это вывих, и Эйрин быстро поставить тебя на ноги. Обрадовавшись этому предположению, ты откинулся на ствол дерева. Делать больше было нечего, только ждать Сырну. У тебя как раз было время подумать над тем, что ей сказать.

                                                                ***

Ты успел сто раз продумать про себя монолог извинений, пять раз проговорить его в лицах, а Сырны все не было. Ты был уверен, что бака тебя не бросит, но все равно, это начало тебя беспокоить. Вдруг она попала в беду? Или ее сожрал какой-нибудь злой ёкай? А вдруг он сожрет тебя?

Лес вокруг внезапно стал жутким. Деревья зловеще качались на ветру, сам ветер порывами срывал с них листья… откуда такой ветер в августе? Ты что, пробыл в Генсокё уже два месяца и началась осень?

Внезапно солнце скрылось за тучами и тебе стало прохладно. К тому же, наряд горничной почти не грел. Разве что душу.

Начал моросить дождь. Сырны все не было. Твои действия?

  1. Мокнуть под ёлкой и ждать фею;
  2. Попытаться уползти и спрятаться как можно незаметнее, чтобы тебя не сожрали злые ёкаи. Или хотя бы им перед этим пришлось тебя поискать;
  3. Звать Сырно;
  4. Звать кого-то еще;
  5. Спеть песню;
  6. Что-то еще.
>> №4695429   #2

А мы продолжаем.

Страница игры в архиве Реми:

http://gensokyo.4otaku.org/arch/survival.html

Предыдущий тред:
>>4520583

Предыдущий тред в архиве:

http://gensokyo.4otaku.org/arch/b/res/4520583.html

>> №4695430   #3

Что произойдёт, если я изменю этот текст?

>> №4695433   #4
>Эйрин быстро поставить тебя на ноги

Я, я, фрау Эйрин есть щонес артз.

>> №4695434   #5
1523227278905.png - (553 KB, 981x1508, 917a2e62207664799985dffd5aff1ee8)  
553 KB

>>4695430
Все сломается.

>> №4695463   #6

>>4695430

>Что произойдёт, если я изменю этот текст?

1) НЕ ПЫТАЙТЕСБ ЧТОТ0
N3МЕНИТЬ!
2) ДУМАNT3 ТОЛЬКО О СЕБЕ!
3) РУТБI
4) ДОСМОТ?

людей изменивших сойдут с ума

>> №4695470   #7

>>4695428

> Внимание! Не изменяйте этот текст.

Могли бы за пол года придумать более укороченный вариант этого «неизменного» текста. Учитывая что ОП всегда один и тот же... Пока.

> Выживание в Генсокё не задалось.

Сколько из Сырен-тохо-прг-игроков окончат так же?

> Твои действия?

Чтобы я сделал с кучей переломов в тёмном опасном лесу будучи одетым в женские шмотки (трусы, надеюсь, хоть свои?) горничной? Для начала охренел с осознания до чего я докатился (ГГ уже это сделал), а дальше судьба обычно подкидывает что-то новенькое. Ждем Румию.

>> №4695495   #8

>>4695428

>1) Мокнуть под ёлкой и ждать фею.
>> №4695496   #9

>>4695495
Ёлка течёт?

>> №4695515   #10

>>4695495
ждём

>> №4695532   #11

>>4695428
Смириться с положением и умереть.

>> №4695535   #12

>>4695532
Соболезную тебе.

>> №4695545   #13

5 Я верю в Марису!

>> №4696818   #14
1523442178147.jpg - (25 KB, 480x360, 015caec5d6a0596a8faa5d47473e9815)  
25 KB

>>4695428
Маловато_будет.jpg

По выбору.

>2

С нашей удачей нас съест даже не Румия, а какой-нибудь фоновой персонаж. Поэтому прячемся в лесу. Можно даже раскрасить себе лицо грязь, словно пикрилейтед. Только давайте не есть змей и уничтожать чужие боевые машины

>5

Можно тихонечко про себя спеть https://youtu.be/2c4hnA8jXwo
Самоирония нам не помешает!

>> №4697223   #15

>>4695428
Что может быть лучше для поднятия духа чем спеть бравую походно-боевую песню! Бравый вояк Швейк не даст соврать. 5

>> №4697230   #16

>>4695428

>Деревья зловеще качались на ветру, сам ветер порывами срывал с них листья… Внезапно солнце скрылось за тучами и тебе стало прохладно. Начал моросить дождь.

Вот только переохлаждения сейчас не хватает, на фоне общего ослабления организма от травм это может оказаться слегка черезчур. Нужно найти укрытие от дождя и ветра, песенки можно распевать уже в укрытии. Искать нависающий над землёй камень, спрятаться с его подветренной стороны. Либо найти какое-то иное укрытие естественного или искусственного происхождения.
6. Попытаться уползти и спрятаться от ветра и дождя. Надеяться, что Сырна найдёт нас. Звать её на помощь.

>> №4697284   #17
1523473573659.jpg - (315 KB, 850x1102, c1b058261b8482e27a28df24239612ee)  
315 KB

Меланхолия Фландрии.
Двенадцатая глава. Часть VI. А здесь «Безудержное Веселье™ заканчивается. Выбор будет и здесь, но пожалуй, последний в главе.

– Даже не знаю, что тебе ответить. Всё сложно. Все мы предельно измотаны. Я уже сам не знаю, хочу ли я участвовать в подобном мероприятии, или нет. Поэтому лучше спрошу. Допустим ты бы осталась одна, как ты дальше бы себя повела.
– Осталась бы.
– О чем-то подобном я и думал, но можешь ответить по поводу своих мотивов? Что тобой движет? Ведь монстров ты уже наубивала немало.
– Что мною движет? Многое. Не всё так просто. Мне действительно нравиться уничтожать чудовищ. Такова моя природа. Но это далеко не единственная причина, по которой я остаюсь. Я глава гильдии. Есть такое понятие как профессиональная этика. И покинуть битву, пока я ещё в состоянии сражаться – для меня позор. Да, я принцесса, на подобное никто не обратит внимание, всё спустят на тормозах, но это для меня не оправдание. Мне нравиться этот город, и я не хочу, чтобы он полностью превратился в руины. Если подобное произойдёт, мне будет грустно. Но самая важная причина в другом. Прежде я говорила, что моя природа «живого вампира» и «прирождённого убийцы» пробудилась при обстоятельствах, которые я бы предпочла забыть. Но рассказала я не всё. «Прорывы» могут произойти где угодно, но в любом месте, кроме Молчаливых Холмов, они носят совершенно случайный характер, хотя обычно масштабностью не отличаются. В общем, в тот раз произошло что-то наподобие упрощенной версии того, что ты наблюдаешь прямо сейчас. Но даже такого мне хватило с лихвой. Я не знала, что являюсь... Я считала себя самой обычной девушкой, пускай и принадлежащей к роду «охотников», у меня было весьма мало сил, я почти не владела магией. А затем образовался «Прорыв». Вначале был всплеск демонической инфекции, затем произошла резня. Да, в том городе я жила недолго. Меньше года. Но понимаешь, когда из двадцати выживает лишь один, это одновременно означает что дорогие и близкие тебе люди в большинстве своем тоже погибают. За тот неполный год, что я там прожила, я нашла там друзей и просто хороших знакомых. Сильнейший шок спровоцировал пробуждение моей природы. Я обрела как силы «живого вампира» так и силы «прирожденных убийц». Но я этого не хотела!!! Сейчас я уже смирилась со своим прошлым. Приняла его. Но... Если я вижу, что может произойти что-то похожее, я не могу остаться в стороне. Если я в силах подобное остановить или ослабить, я как минимум попытаюсь подобное сделать. Этого достаточно?
– Вполне.
– Только что подумала. А ведь и впрямь легче становиться, когда вместо того, чтобы держать что-то в себе выплёскиваешь это наружу.
– Вот и хорошо. Хельга, к тебе вопросов больше нет. Эрибу, как поступишь ты?
– Останусь! – моментально ответила девочка-волшебница.
– Пожалуй, тогда составлю вам двоим компанию, – с небольшой заминкой ответил я.
– Превосходно! А я уже было подумала, что ты струсишь. Впрочем, винить тебя в подобно былом бы глупо. Чтобы согласиться оставаться здесь во время «такого» нужно иметь стальные нервы.

До убежища, в котором ночевали, мы возвратились сравнительно быстро. Хельга сразу же начала делать какие-то приготовления, более того позвала Эрибу помочь ей с барьерами.
На этот раз, дожидаться, когда я спрошу в чем причина её действий она не стала, и пояснила:
– Теперь уже нет безопасных мест. Очень скоро даже те монстры, что уже появились, словно с цепи сорвутся. Пробиться в убежище сложно, но если его целенаправленно и методично атаковать, никакая защита не выдержит. Вот мы и делаем так, чтобы защита выдержала, ну или по крайней мере подольше продержалась. А ведь дальше будет ещё хуже. Однако об этом думать будем после. Сейчас нам следует хорошенько отдохнуть. И ты и я, и Эрибу, однозначно вымотались.
– Мне вот интересно. Если ты знала что Нигу – королева, то почему так упорно расспрашивала нас про то, что с нами было. Рассказывала историю своего меча, говорила о возможностях твоих глаз. Ведь всю эту информацию она могла использовать против нас.
– Во первых, я не знала наверняка. Это было не более чем смутное ощущение, нечто на уровне инстинктов, хотя подобному я склонна верить. Во вторых, если я была неправа, то ничего плохого не произошло бы, в противном случае, я должна была вести себя естественно. Так как мы соратники, более того, я глава гильдии, я обязана была поинтересоваться, что с вами произошло. Если бы я не интересовалась вашими приключениями, это выглядело крайне странно. Что касается меча, то тут, всё и так ясно. Его потенциал, мощь, и ориентировочные возможности, существу таких возможностей определить не слишком сложно. Бой с королевой сам по себе чертовски опасен. Я опасалась самого худшего варианта – агрессии. Особенно агрессии в самый неподходящий момент. Даже несмотря на мои глаза, на то, что я прирождённая убийца, я бы с ней не справилась. И даже в том случае, если бы вы помогали мне. Чтобы иметь шанс победить, навязать сражение мы должны были на своих условиях. А эти условия необходимо было подготовить. И пока я этим занималась, то вынуждена была вести себя в соответствии с образом. Потенциальная польза превышала потенциальный риск.
– Кое-что стало на свои места. Но, по крайней мере, о возможностях своих чародейских глаз ты вполне могла умолчать.
– А здесь просто не было смысла скрывать. Блокировать их эффект невозможно. Но, как правило, если их применять на ком-то, кто в сотни раз сильнее тебя самого, владелец глаз ослабнет намного раньше, чем сколь угодно сильно ослабит врага. Я немного жульничала, моя необычная природа, позволяет мне обойти некоторые ограничения. Кстати. Раз уж мы перед этим заговорил о мечах, тогда спрошу. Не одолжишь ли ты мне какой-нибудь из своих мечей? Лучше сразу два. Без энергии «Душа Приливов» теряет все свои свойства. А убивать врагов голыми руками я не сильно люблю. Заодно обещаю быть аккуратной и не повредить клинки.
Немного подумав, я поддался на уговоры девушки, и передал ей оба трофейных меча во временное пользование. Всё равно в руках вампирки от них было явно больше пользы.
– Отлично. Но я втайне надеялась, что ты передашь мне тот, третий меч.
– На самом деле я был бы не против, но он для меня слишком важен. Крайне не желательно, чтобы этот клинок находился недалеко от меня.
Хельга захихикала, лишь спустя некоторое время ответила:
– Прямо как филактерия. А ты случаем не лич? Шучу. Также сообщу, что идея использовать свой чародейский глаз, была не самой лучшей. На самом деле ты поступил вполне логично, если бы ты его не использовал, то возможно бы погиб. А может быть и нет. Кто его знает. Поэтому я просто снова попытаюсь его «починить».
Сразу после этих слов Хельга занялась моим демоническим глазом. Как и в прошлый раз, результатом она осталась недовольной, но сообщила мне, что на какое-то время это сгодиться, и снова посоветовала не использовать своё особое зрение.

Молчаливые Холмы действительно были удивительным местом. События набирали обороты, ситуация вот-вот могла выйти из под контроля, а так называемые демоны намеревались собраться в орду, готовую всё снести на своём пути, но моему отдыху это совершенно не мешало, и мне даже удалось немного поспать.
Разбудила нас Хельга, ровно по прошествии четырёх часов, она в очередной раз успела сменить свой облик, и сейчас разъясняла нам ситуацию:
– Сложно сказать, когда всё начнётся. Скоро. Но насколько скоро неизвестно. И... Кажется... Я малость сглупила.
– Сглупила в чем?
– Я забыла вам рассказать, во что именно вы ввязались. Дело в том, что даже я ни разу ни с чем подобным не сталкивалась. Королевы уж очень редко посещают наши места, появляются далеко не во время каждого вторжения, а случаи когда они «формировались» в первые дни происходили ещё реже. Но я, по крайней мере, хорошо осведомлена, о том, что сейчас происходит, в отличие от вас – «гостей», которые почти все подробности узнали из моих слов. Вообще, самым верным решением было бы выгнать вас из гильдии, и в принудительном порядке отвести в безопасное место. Но момент уже упущен.
– Дай догадаюсь, пока мы отдыхали, ты о чём-то вспомнила, о чём-то очень важном? Что кое-что упустила? – решила спросить Эрибу.
– Верно.
– И на что ты не обратила внимание.
– Что у Нигу было два глаза.
– Твои слова не вносят ясности, может быть ты хоть что-то объяснишь? – несмотря на то, что слова звучали крайне банально, я всё-таки поинтересовался.
– Каждый из глаз королевы – каждый философский камень является фокусом, сам факт того, что их два – это уже очень плохо. Обычно королевам достаточно одной точки фокусировки чтобы управлять как своей армией, так и Хтонией в случае её наличия. Их удвоенное количество уже настораживает, а то что камни имеют весьма и весьма крупные размеры, настораживает вдвойне. Даже мне теперь сложно представить, во что именно мы «вляпались».
– Но как я понимаю, что-либо изменить уже нет никакой возможности. Верно?
– Верно. Нам лишь остаётся вариант прямо сейчас идти в сторону безопасной области. Как я уже говорила, игры закончились, и нас никто не собирается, не будет спасать. А это место вскоре станет опасным не только для вас, но вполне возможно, что даже и для меня.
– Похвально, что ты умеешь признавать свои ошибки, – без намёка на иронию или сарказм сказала Эрибу.
– Отрицание своих ошибок приводит лишь к их повторению. А повторение собственных ошибок – это одно из тех вещей, которые я хочу меньше всего.

К тому моменту, когда мы покинули убежище, город совершенно опустел. Даже вездесущие монстры, и те куда-то подевались. Хотя прежде аристократка, наоборот утверждала, что они будут постоянно нападать. Хотя вполне возможно, что их популяцию «проредили» другие команды.
Я раз за разом вспоминал то, что увидел в самом начале вторжения. Что под городом располагался незримый, эфемерный «пузырь-гнойник», и я не мог с уверенностью утверждать, что всё его содержимое уже вышло наружу. Как и прежде, подобные мысли явно не добавляли спокойствия.

– Здесь есть, ещё кто-то, кроме нас? – решила спросить Эристрия.
– Есть. Самые «отмороженные» авантюристы. Ну и такие же идиоты, как мы, вернее как я – те кто не разобрался во что вляпался. Также присутствуют команды зачистки. Первые и последние выжидают. Оставшиеся – тупят.
– Тогда такой вопрос: «Про моего ездового зверя ты тоже забыла?»
– Вовсе нет. Просто бежать напролом, сломя голову сейчас тоже не самая хорошая идея. В любой момент можно ожидать чего угодно. В таких условиях можно ненароком повторить судьбу одной настырной рептилии. Идти со скоростью пешехода – попросту безопаснее...

...В словах Хельги был смысл, причем немало. И если монстры нам не попадались – по словам вампирки их истреблением занимались команды зачистки, то есть я почти отгадал причину то аномалии никуда не исчезли, их наоборот стало больше, а они сами – гораздо изощрённее и опаснее. Очень часто они вообще не имели видимых проявлений, по крайней мере до того момента, пока в них не попадёшь. Из-за этого аристократка попросила, чтобы девочка-волшебница приказала своему фамильяру, постоянно идти чуть впереди, на расстоянии примерно десять метров. Эрибу согласилась, сославшись на то, что в этих действиях имеется смысл, при этом слегка улыбаясь. Кьюби, наоборот, был недоволен. Что было вполне очевидно.
Тем не менее, фамильяр юной волшебницы, под её чутким руководством, стойко принимал свою судьбу, раз за разом погибая, чтобы мы могли находиться в безопасности. Его подобная участь явно не радовала, но других вариантов у нас всё равно не было.

Хельга остановилась. Обернулась, и сказала:
– Обидно. Я надеялась успеть. Успеть исправить свою ошиб...
...Я упал на землю. Попытался подняться, но снова упал.
– Добро пожаловать в Ад! – сказала нам Хельга. Она также как я и Эрибу, не сохранила равновесия, и теперь лежала на земле. Девушка слегка хихикала, но при этом говорила:
– Улизнуть мы таки не успели. Разрешаю винить в этом меня. Ах да. Теперь вы можете лицезреть Хтонию.
=======
OST: NEON GENESIS EVANGELION – Angel Attack.
https://www.youtube.com/watch?v=O58Kat5yegI
=======
...Как по мне, Хтония действительна была хтоничненькой. Как и многие ранее встреченные монстры она имела «ядро», которое определённо обеспечивало ей рост и развитие, но при этом являлось уязвимым местом.
Это самое «ядро» взлетало, разрасталось и уплотнялось. Меняло форму и природу. Странный пульсирующий комок протоплазмы постоянно изменялся/модифицировался/морфировался. Происходило подобное не долго. Достаточно быстро все эти структуры начали принимать вполне определённый вид, группироваться и структурироваться.
«Основа» данного существа имела форму похожего не то на стекло, не то на желе кристалла – десяти-двенадцатиметрового октаэдра, который стремительно обрастал плотью.
Вокруг «ядра» формировались что-то напоминающее сосуды, мышцы и нервы, и что-то вообще ни на что не похожее, но определённо для чего-то нужное. Местами появлялись покровы. Происходило одновременный рост и специализация. Постепенно стала угадываться будущая форма монстра.
Несмотря на быстроувеличивающуюся массу, всё это продолжало подниматься в воздух, хотя скорость, всё же, постепенно уменьшалась. Взлёт полностью прекратился, когда то место, где должно было располагаться «ядро» зависло на высоте около ста метров, но хотя процесс роста продолжался до сих пор, снижаться оно всё равно не собиралось, видимо возможность парить в воздухе никак не была связана с массой существа.
На то, чтобы полностью обрести форму, Хтонии понадобилось не больше минуты. Размеры этого чудовища потрясали. Этого монстра явно не случайно так называли. Тело имело вид эллипсоида, высота которого была около семидесяти, а ширина около пятидесяти метров. Существо обладало множеством глаз, что располагались преимущественно в верхней половине тела, в основном с одной – условно лицевой стороны, каждый из них был размером с двухэтажный дом. Помимо глаз, на поверхности туловища располагались странные кристаллы, которые казались мне подозрительными, пасти, наполненные множеством зубов и просто шипы, которых со стороны «спины» было намного больше. Все эти элементы были огромными, как и само чудовище, а там, где они отсутствовали, располагалась не менее огромная чешуя, где даже самая маленькая чешуйка превышала размером человека. Вокруг существа шёл «поясок» щупалец, скорее всего весьма гибких и имеющих возможность удлиняться, которых было примерно тридцать. Также у Хтонии имелось три ноги. Все они также были весьма подвижными и гибкими, имели длину чуть меньше двух сотен метров, и вдесятеро меньшую толщину. Ноги предназначались не столько для перемещения, сколько для взаимодействия с другими объектами – на тело чудовища гравитация определённо не действовала, оно свободно парило в воздухе, а ноги вели себя так, словно не испытывали никаких нагрузок. Каждая конечность напоминала многоножку-сколопендру: была покрытая панцирем, состояла из множества секций, на каждой из которых находилось по паре отростков, а оканчивались «ноги» чем-то наподобие клешни. Даже и их поведение и движение ног чем-то напоминало многоножек. Особенно если учесть, что две трети каждой ноги, по факту лежали на земле, а если быть точным – ползали вдоль земли.
Высота, на которой располагалась «холка» Хтонии была около ста сорока, ста пятидесяти метров. Чудовище имело возможность с лёгкостью крушить любые постройки. Размеры позволяли. Монстр был самым настоящим кайдзю. Разрушать город, однако, Хтония не спешила, и обратила свой взор, вернее взоры, на главную архитектурную доминанту города – Цитадель. Немного огорчал тот факт, что мы оказались аккурат на пути монстра.
– А Хтония серьёзна. На мелкое не разменивается. Эта Хтония.
– Эта Хтония? Что ты хочешь этим сказать?
– Посмотри туда, – сопровождая эти слова девушка-вампир указала рукой, – прямо сейчас формируется ещё одна. Хорошо, если она будет последней. Королева обладала двумя точками фокуса определённо не случайно. Две Хтонии и несметные полчища монстров уже в наличии.
С одной из Хтоний, той, которая располагалась возле нас, и шла напролом к Цитадели, начали происходить странности. Она словно начала покрываться льдом. Странным и неправильным. К тому же непривычного черного цвета.
Почти сразу же Хельга закричала:
– Бежим.
И мгновенно остановилась, сказав:
– Поздно!
Бо́льшая часть города исчезла. А если быть точным, то исчезло абсолютно всё, кроме того квартала, где находилась Хтония и собственно мы. Словно мир перестал существовать, а его сменила бесконечная серая мгла. Однако, на деле она оказалась далеко не бесконечной. При должном старании можно было различить отдельные грани. Мы словно оказались внутри куба, скайбокса чья сторона имела длину около двух километров, но сказать наверняка было тяжело в связи с отсутствием четких ориентиров. «Вырванный» кусок города располагался как раз по центру. Всё таки это был не совсем куб, «небо» располагалось сравнительно низко, раза в четыре ближе, чем боковые грани.
Тем временем на поверхности чудовища продолжал появляться лёд, вернее что-то на ЛЁД похожее.
– Что происходит? – одновременно спросили я и Эрибу.
Кое-кто, чьё имя я не буду называть, потому что и так ясно кто именно. Заморозил Хтонию, вернее малость притормозил её, после чего создал вокруг монстра барьер-клетку.
– Действия вполне логичны? Что тебе не нравиться?
– Что логичны я вполне согласна. Вот только мы находимся в той же клетке, что и монстр. И после того, как Хтония оттает, нам станет очень жарко. А произойдёт это определённо раньше, чем преграда исчезнет.
– Сколько у нас есть времени? – спросила Эрибу.

>> №4697285   #18
1523473670778.jpg - (216 KB, 1131x707, d43597b0d723fb7a7d1ac7abc1bdbfcf)  
216 KB

– Два-три часа, до того момента как Хтония разморозиться. Но я не знаю, как можно продержаться против подобного монстра ещё часик-другой сверху. Повторно использовать свои глаза я не могу. Да и толку от этого не было. По грубой силе Хтонии в несколько раз, если не в десяток, превосходят королев. В данной ситуации «сжульничать» я бы не смогла. При любом раскладе меня всё равно бы «раздавило» прежде чем мы бы смогли в достаточной мере ослабить врага.
– Отсюда реально выбраться? – спросила Эристрия.
– Конкретно нам, скорее всего, нет. Барьер способен сдерживать Хтонию как минимум в течении часа. Хтонию! Ты думаешь, что можешь что-то противопоставить подобному?
– Не знаю. За счет чего работает барьер?
– За счет одной мистической способности, которая позволяет управлять пространство-временем. А так как Цитадель рядом, и в наличии целый океан магии, этой самой магии, для защиты этой самой Цитадели, можно вливать очень много. Думаю и так очевидно, что квартал в котором находилась Хтония и мы словно оказался в другой реальности. Собственно так дела и обстоят. Мы находимся в «карманном» измерении.
– Паршиво. С барьерами я умею «общаться», в том числе и с чужими. Но подобное мне определённо не по зубам.
– Именно специфичность магии позволяет остановить настолько чужеродное чудовище. Замечу также, «заморозка» тоже произведена с помощью пространственно-временной магии.
– Не так давно, ты говорила, что тебе никогда не приходилось сталкиваться с Хтониями. Я понимаю, что Хтонию сложно спутать с чем-то другим. Теперь же всплывают всё новые и новые подробности. Может быть дорасскажешь, что забыла нам упомянуть.
– А рассказывать особо то и нечего. В отличие от тебя, сражаюсь здесь не впервые, не во вторые, и даже не в третий раз. Следовательно, в данном вопросе неплохо подкована. Хотя... Я вообще не думала, что здесь появиться Хтония, и уж тем более две штуки. А что касается барьера, то магию, которую здесь применили сложно с чем-то спутать. Более того, я даже вскользь увидела, того, кто провернул этот «финт ушами».
– А что будет если попытаться спрятаться? Например в том квартале, который перенесло сюда вместе с нами.
– Хотелось бы, да не получиться. Если Хтония не найдёт целей, то это будет первое, что она начнёт крушить.
– Хватит болтать впустую! – резко оборвала нас Эрибу. – Подведём итоги:

  • Минимум два часа мы будем в безопасности. «Паук» спит.
  • Как только этот срок истечет, как минимум час мы будем в смертельной опасности. Мы окажемся в «банке с пауками».
  • За два часа мы должны придумать, как можно ещё продержаться один час.

– Все верно, – согласилась Хельга. – Но что ты предлагаешь?
– Рагнарёк, Армагеддон, они немного подождут. А чтобы сражаться с монстрами, мы создадим своих собственных монстров, с карточными играми и пошлыми весельями. Но то, что я сейчас говорю, не более, чем бравада.
– Но ты явно что-то задумала? Я права?
– Права. Права. Меня посетила поистине безумная мысль. Возможно, наши дела не настолько уж безнадёжны. Но всё упирается в тебя. Ты говорила, что являешься биомагом. Меня интересует, способна ты взаимодействовать со сторонним биоматериалом, или можешь менять только собственное тело?
– Могу. Но ход твоих мыслей я не понимаю. Рассказывай!
– Я предлагаю создать магический конструкт, который будет отвлекать Хтонию, и сражаться с ней вместо нас. Пускай по желанию левой пятки, но Счастик раздобыл, отличный образец биоматериала – палец рептилии. Как ты сама говорила, рептилия очень плохо поддаётся уничтожению, почему бы не использовать эти свойства, и не попытаться создать из образца биологического голема? Тем более ты сама говорила, что это местный «эндемик», пускай и очень агрессивный, но с «демонами» никак не связан.
– Ты с ума сошла? Но черт подери, эта твоя безумная затея мне нравиться. Однако две проблемы никто не отменял. Мы собираемся брать за основу материал пятой категории биологической опасности. Малейшая ошибка, и я даже не знаю, что принесёт больше вреда: Хтония, или то, что мы собираемся сотворить.
– Как по мне, снизить риски можно, вмешался в разговор я, – Насколько я понимаю, дракон обладает «бессмертными» клетками, и может сколь угодно долго регенерировать.
– Тонкости имеются, но в целом верно.
– Можно ли поставить блок на максимальное количество делений?
– Попробовать можно. Но ведь тогда и регенерация тоже исчезнет. Тело конструкта быстро выработает свой ресурс и погибнет. Это не вариант.
– Верно. Но думаю и здесь можно поступить по-хитрому.
– И что ты предлагаешь?
– На самом деле об этом я ещё толком не думал. Но первое, что приходит на ум – создать «запас прочности».
– «Запас прочности»?
– Ну не знаю, как подобное назвать иначе. Так сказать, хранилища стволовых клеток. Что мешает создать структуры, заполненные бесчисленным множеством очень мелких клеток. Эти клетки, как и все остальные, будут смертны, но зато их будет очень много. Что скажешь?
– Твой замысел неплох. Но главная проблема не в этом. Основу голема я создам, но я не в состоянии обеспечить его развитие. Чтобы сражаться с чем-то настолько огромным, у него самого должны быть соответствующие габариты. Энергия нужна как на рост и развитие, так и на движении, но ни у меня, ни у тебя, ни у нас обеих нет такого количества магической энергии, чтобы покрыть потребность конструкта.
– Об этом я уже подумала, – сообщила нам Эристрия, – В случае крайней необходимости, я могу создавать огромное количество магии, но при этом ничего более делать не могу. Я стану «ядром», которое будет обеспечивать функционирование нашего голема, но даже перемещаться не буду в состоянии.
– Неужели ты действительно собираешься использовать «платье для самоубийств?» – впервые за долгое время заговорил Кьюби.
– Это не «платье для самоубийств!» Я его использовала, даже не один раз, и вполне себе жива. Хотя не спорю, приятного в использовании мало.
– Согласен и не согласен. Платье всего лишь артефакт. Проблема состоит в том, что у тебя недостаточно «умеренности». Ты способна на безрассудства. Ты можешь плюнуть на последствия. А подобное может привести к твоей смерти. Вместе с тобой исчезну и я. Моя функция исчезнет, а я сам начну разрушаться... Тебе меня не жалко?
– Мне? Тебя? Жалко? – Да ни капельки!!!
– Какая у меня жестокая хозяйка – иронично ответил Кьюби.
– Пожалуй, стоит попробовать, всё равно других вариантов у нас нет, – подвела итог разговора Хельга, – но нашла же ты время, чтобы играться взаимодействуя с «тонкими материями». Ты знаешь, насколько неприятен процесс перестройки собственного тела? А в таком виде, в котором нахожусь сейчас, я ведь даже колдовать толком не могу. Но теперь мне в очередной раз за сегодня нужно перевоплощаться.
– Ты не поверишь, прекрасно знаю. Проходила через подобное. И вообще, твои слова похожи на нытьё, а ты ведь у нас гильдмастер? К тому же я ведь не жалуюсь, что мне снова придётся надеть то самое платье.
– Ты хочешь сказать, что я жалуюсь?
– Я лишь говорю, как это выглядит. И хватит болтовни, побыстрее превращайся обратно в огненно-рыжую красотку, раз уж черный цвет волос блокирует твои магические и мистические способности.
– Эристрия, однажды ты допрыгаешься.
– Нет, я прекрасно понимаю с кем можно быть едкой, когда лучше промолчать, а когда и вовсе убежать. Если мои колкости будут пропущены мимо ушей, или же «сойдут мне с рук», я их говорю. Почему бы их не говорить? И... Превращайся уже... Тебя все ждут.
Хельга в очередной раз изменила свой внешний вид. Она попросила, вернее самым наглым образом забрала у меня, коготь и часть пальца монстра. После чего начала что-то оживлённо обсуждать с Эрибу, и даже позвала в качестве «консультанта» её маскота.
Девушка-вампир иногда бросала беглые взгляды в мою сторону, наблюдая за тем, как я скучаю, а затем совершила действие, которого я определённо не ожидал.
На её затылке, вернее в том месте, где голова переходит в шею, вырос глаз, который неотрывно смотрел в мою сторону. Это выглядело весьма жутко, но по сравнению с тем, что произошло дальше, казалось лишь цветочками. На шее Хельги начало формироваться лицо Хельги. Оно снисходительно на меня посмотрело, и сказало: «Не нервничай, и не бойся!» Прямо на теле вампирки начало расти ещё одно тело. Такое же точно как и её собственное. Аристократка сейчас напоминала сиамского близнеца, одна её часть продолжала беседу с Эристрией и Кьюби, а вторая наблюдала за мной. Всё это выглядело достаточно жутко. «Вторая половинка» продолжала увеличиваться и разрастаться, и через некоторое время достигла того же размера, что и изначальное тело. Спустя ещё минуту Хельга-1 и Хельга-2 окончательно разделились. Хельга-1 так и не отвлеклась от беседы с юной волшебницей, а Хельга-2 подошла ко мне, и сразу же спросила:
– Тебя что-то смущает?
– Есть немного. Тебя двое.
– На это не обращай внимания. Как всякий уважающий себя биомаг, я могу создать абсолютную, ничем не отличающуюся от «исходника» копию своего тела. Но не только это. Я могу свободно перемещать свою душу и сознание между этими оболочками, хотя и не без помощи своей второй мистической способности. И не просто могу перемещать, а даже могу разделять сознание. То, что я сейчас с тобой говорю, ничуть не мешает мне разрабатывать «хитрый план» борьбы с Хтонией.
– Но если ты умеешь «в два тела» почему не использовала подобное в бою?
– Отсутствие целесообразности. Если я интенсивно использую собственную магию, я очень быстро теряю боеспособность. Если я вовсю использую магию, то моих сил хватает лишь на двадцать минут боя. Если я удваиваю своё тело, это время тоже уменьшается вдвое. Если я делаю третью свою копию, моя выносливость ещё один раз режется напополам. В итоге, при создании копий своих тел, я могу сражаться не более пяти минут. По этой причине, достаточно часто, я «затупляю» свои склонности к магическим и мистическим способностям, преобразуя их в физическую выносливость, и сильную регенерацию, в результате чего получаю возможность намного дольше находиться в боеспособном состоянии.
– А что произойдёт, если твоё «истинное» тело уничтожат?
– Ничего. Все тела «истины». Все тела равноценны. Сознание равномерно распределено, а память одна на всех. Неприятные ощущения физического разрушения тела, но не более.
– Интересная способность.
– А я и не сомневалась, что ты так скажешь.
– Жаль только в затяжном бою малополезна. За пять минут много дел не сделаешь.
– А я и не говорю, что недостатки отсутствуют.
– Проехали. Но раз ты можешь спокойно со мной разговаривать, не отвлекаясь от беседы с нашей любимой девочкой-волшебницей, может быть расскажешь, что бы произошло, если бы Хтония добралась до Цитадели?
– Хтонтя заморожена, но не факт, что мы сможем её остановить, и подобный сценарий тоже не исключен. Но что бы не произошло, результат будет плачевным.
– А по подробнее можно?
– Нет нельзя. Конечно можно. На самом деле я преувеличиваю, но то что я говорю, абсолютная истина.
– Твои слова противоречат самим себе. Говори обо всём по порядку.
– Ну. Никто не допустит, чтобы Хтония добралась до Цитадели. Этот барьер прямое тому подтверждение. На Хтонию, которая разрушает город, внимания не обратили, посадили в клетку лишь ту, которая замахнулась на более грандиозную цель. А пока клетка разрушается, можно провести перегруппировку. Если бы возможность остановить этого монстра отсутствовала, то все были бы заняты его уничтожением. Хтонии появляются в каждом четвёртом-пятом вторжении, а Цитадель в качестве цели тоже выбирают достаточно часто. В общем, все привыкли. Иногда они даже до неё добирались, но различных защит там хватает. Быстро разрушить сердце города можно только изнутри.
– А что произойдёт, если это сооружение всё-таки будет разрушено?
– Что именно произойдёт, я не знаю. Но будет очень плохо. Ты даже представить себе не можешь, сколько там накоплено магической энергии. А в местности, где расположена башня, сама реальность весьма сильно прослаблена.
– Ну какие-то предположения должны же имеются?
– Должны. И имеются.
– Так расскажи. И почему из тебя каждое слово нужно силой вытаскивать?
– Ну может произойти что-то банальное. По типу взрыва или пожара. Вся накопленная энергия выплеснется наружу и вызовет лишь огромные разрушения в пределах целой провинции. Энергия может лавинообразно высвободится, а может постепенно истекать. Причем первый случай менее разрушительный, но и менее предсказуем.
– То есть ты хочешь сказать, что взрыв этой энергии хуже, чем её горение?
– Ты совершенно не разбираешься во взрывах и пожарах. Ни в обычных, ни в магических. В целом, во время взрывов энерговыделение ниже, чем когда что-то горит. Вот только скорость процесса в разы отличается. Взрыв затронет огромную территорию, но растекание/заражение/горение – в несколько раз большую. Просто в первом варианте слишком много энергии тратится впустую, в том числе и на рассеивание этой самой энергии.
– С банальным сценарием вроде бы разобрались. А не банальное – это что значит?
– Более экзотичные варианты. Очевидно же. Как я уже говорила, границы между мирами в этом месте сильно прослаблены, не исключен вариант, что город просто перенесётся в «Мир Демонов», которые на самом деле никакие не демоны, а пришельцы из соседних планов бытия. Возможен и обратный сценарий, с переносом сюда чего-то из того плана. Также может произойти что-то ещё более интересное. Но разговаривать на эту тему безблагодатное занятие. Фактов мало, слухов немерено.
– А вообще, чем на самом деле является Цитадель?
– Не знаю. Хотя я и благородных кровей, принцесса, в такие вещи меня не посвящают. Про истинное назначение этого сооружения знает лишь высшая знать. Да и то, по большей части, из-за того что непосредственно была задействована в процессе. Здесь присутствует тайна. Но большая тайна или малая – неизвестно.
– Ну раз так, перейдём к более скучным вещам. Как ваш с Эрибу прогресс?
– Приемлемо, но медленно. «Ядро» конструкта почти готово, но было потрачена уйма времени. Хотя, вроде бы успеваем.
В определённый момент Хельга-2 резко поменяла тематику разговора:
– На самом деле я здесь по делу. И для тебя тоже найдётся работёнка.
– Рассказывай.
– Конструкт, который мы сейчас создаём нужно обеспечивать энергией. Прямую передачу энергии Эрибу обеспечить не в состоянии. Создавать «пуповину», по которой эта самая энергия будет передаваться – тоже весьма плохой вариант, в случае её повреждения «автономного запаса хода» хватит ненадолго, минут наверное на пять. В общем, мы решили использовать вариант «контактной сети».
– Что такое «контактная сеть» я как бы понимаю, но не совсем уверен, что вы вкладываете в эти слова тот же смысл, что и я, может быть поясните?
– Так как поле боя имеет вполне определённые и фиксированные размеры, мы создадим здесь структуру, которая будет обеспечивать передачу энергии, да и не только. Ты и я этим сейчас и займёмся. Твоя задача будет сводиться к созданию узоров, а я буду их зачаровывать.
Затем Хельга мне быстро объяснила, что и как я должен «вырезать» на земле. К счастью «узоры» были сравнительно просты, и мы быстро приступили к работе. Работа была не сложной, хотя однотипной и муторной, используя «Осквернитль», я всего лишь оставлял засечки на земле, вслед за мной шла Хельга-2, она ходила по нарисованным мною линиям, и что-то шептала себе под нос при этом, а иногда останавливалась и рисовала каие-то добавочные символы. Затем действия повторялись.
Внутри вырванной части города нанесли узоры мы достаточно быстро. После чего подошли к тому месту, где начиналось «ничто».
– Может быть, ты никогда подобного не видел, но здесь нет ничего особого, – обратилась ко мне Хельга-2, перейдя за «карай мира», – Не обращай внимания, это никак не повлияет на то, что мы задумали.
Сказав эти слова, вампирка сделала мечом несколько насечек на этой странной поверхности, реакцию серого ничего сложно было описать, но засечка на Этом всё же осталась. Нанесение «Контактной сети» на серой мгле почти ничем не отличалось от нанесения её на камень, разве что заняло намного больше времени, и продолжалось до тех пор, пока всё свободное пространство внутри барьера не оказалось покрыто узорами.
Стоило этому произойти, Хельга-2 упала словно подкошенная. Хельга-1 отвлеклась, и подошла непосредственно ко мне. При этом и тело и одежда второй Хельги начали стремительно разрушаться.
– Утомляет. И модификация материала. И дополнительное тело. Если бы ты знал, как я сейчас хочу отдохнуть. Плюнуть на вторжение, плюнуть на всё остальное. Ведь всё это не моя война. Но... Но не могу. Хотя я посещаю это место, в первую очередь для того, чтобы удовлетворить жажду убийства, этот город мне действительно нравиться. Он не хорош и не плох. Обычен. Но именно в обыденности и заключается его «шарм». Здесь есть уйма приятных, и просто уютных мест. Я люблю этот город, хотя и не часто здесь бываю. Ведь в желании сохранить подобные места в первозданном виде, нет ничего плохого. Верно?
– Верно. Верно. Естественно в таких желаниях ничего плохого нет.
– Я знала, что на тебя можно положиться, – с лёгкой хитрецой ответила мне аристократка.
– Ну что, вы добились, того, чего хотели?
– Отчасти да, отчасти нет.
– Хельга, даже мне уже надоело, что ты постоянно говоришь с недомолвками!
Девушка-вампир не ответила, вместо неё заговорила Эрибу:
– Ядро готово, вот только ядро это далеко не единственное, что нам нужно подготовить. Теперь можно и нужно приступать к следующему этапу. Ах да. Совсем забыла. Можешь забирать коготь, – сказала она, уже обращаясь ко мне, – он более не понадобиться. Также замечу, что подобные образцы действительно требуют особых условий хранения. Они несут в себе огромную опасность. В свободное время обязательно поговори на эту тему с Фланей.

>> №4697287   #19
1523473749931.png - (1104 KB, 850x1190, b30fdf6b111b44016c72996424def49c)  
1104 KB

– Ты меня упрекаешь в словоблудии, а сама тоже любительница говорить ни о чем, может быть продолжим делать то, что задумали, – обратилась уже Хельга к юной волшебнице.
– Не торопись. Мне тоже нужно собраться с духом. Я смелая девочка, но мне тоже бывает страшновато. Мне нужно морально подготовиться к ритуалу. Пустая болтовня как раз превосходно подходит в качестве «разрядки». Но ты права. Убегать нам некуда. Только сражение, только ХАРДКОР!!!
– Мне вот интересно. Ты говорила, что будешь использовать артефактное платье, но мне интересно, где оно.
– В очень надёжном месте. Кьюби. Расти!
Фамильяр снова стал похож на лиса размером с лошадь и о девяти хвостах.
– Открывай пасть пошире, и не просто пошире, а соответствующим образом, ты же ведь знаешь, что я намерена сделать? – продолжила обращаться к фамильяру девочка-волшебница.
Резко увеличивший свои габариты маскот послушался, но теперь внутри его пасти, сразу после зубов, словно находилась пустота. Очень странная и непонятная. Там словно что-то было, но ничего не было. Юная волшебница почти по пояс забралась в пасть своему домашнему чудовищу, провозилась секунд тридцать, и вылезла обратно. В руках теперь она держала небольшой чемодан, и футляр-тубус, длиной более полутора метров.
– Кьюби – это не только вредный характер, но и ещё багажник на целую тысячу литров.
– Может быть расскажешь поподробнеее? (!)
– Может... Не расскажу! А ладно. Слушай. Не о стратегических же вещах болтаю. Мой маскот не столько фамильяр, сколько локальная пространственная аномалия. В нем содержится множество вложенных пространств. Очень много. Как минимум в тысяче он содержит резервные тела малой формы, что позволяет ему мгновенно возвращаться при уничтожении этих тел. В ещё одной содержится его большая форма. И одно выделено для моего личного пользования.
– Странно, что ты не знаешь всех свойств своего фамильяра.
– Не странно, если учесть что это подарок. А вменяемого руководства по эксплуатации не прилагалось.
– Что ж это многое объясняет. Особенно дурной нрав Кьюби. У создателя твоего фамильяра явно своеобразное чувство юмора.
– Есть немного. Но я привыкла. На самом деле Основатель не злой. Даже не так, Он благонамеренный:

  • Единство противоположностей...
  • Он может причинять боль. Он может быть ласков.
  • Он может быть злым. Он может быть добр.
  • Он может быть жесток. Он может быть милосерден.
  • Он может отнимать. Он может даровать.

Но всегда следует помнить: Он подобен Дьяволу.

  • Его доброта это дьявльская доброта.
  • Его милосердие это дьявльское милосердие.
  • Его подарки это дьявльские подарки.

Именно таков мой, Основатель, мой наставник. Но с Ним действительно лучше не пересекаться.
– Это чем-то напоминает меня и... – Хельга резко оборвалась на полуслове.
– Я ничего ни от кого не требую. Если мои слова кое о чем напомнили, но поднимать эту тему ты не хочешь, ну и черт с этим. А ещё... Мы снова теряем время. Хотя, вина по большей части здесь моя: я действительно оттягиваю то, что намерена сделать. Понимаю, что другого выбора нет, но боюсь. А ещё... У меня возникла ещё одна идейка. Даже не одна, а парочка.
– Хочешь убить двух зайцев? Немного прокрастинировать, но время зря не терять? Отгадала?
– Хельга, ты совершенно права!
– И что ты задумала?
– Не столько задумала, сколько вспомнила. Вспомнила один бой двух громадных чудовищ, который мне однажды доводилось лицезреть, и поняла, что кое-какие приёмы из него можно почерпнуть. Счастик, у тебя ещё много патронов со взрывными пулями?
– Есть определённое количество.
– Так давай их все сюда, я и Хельга будем делать определённое количество бомб. До тех пор пока не закончатся твои патроны, или запас времени. Ах да, насколько я понимаю, ты сравнительно легко можешь пополнять их запас? Причем твоего личного участия почти не требуется?
– Есть такое. Один патрон создаётся, вернее дублируется, каждые две минуты, если есть острая необходимость можно сделать так, чтобы это время сократилось вдвое.
– Так приступай к этому. Их может понадобиться много.
Затем Эристрия обратилась к Хельге:
– Прежде чем начать заниматься бомбами, нужно проверить состояние барьера. То есть проверить не сам барьер, а «ЛЁД». Сдерживает ли черный «ЛЁД» Хтонию, или он уже не такой темный? Не на подготовку ритуала, и выращивание конструкта до полного размера необходимо время, этим нужно будет заняться примерно за час, как чудовище оттает. Поэтому вопрос: «Сколько у нас времени?» – крайне актуален. Я предлагаю тебе и мне независимо друг от друга проверить в каком он находиться состоянии, прикинуть сколько у нас осталось времени. Причем использовать «слепой метод». Ты проверяешь, говоришь Счастику, я проверяю, говорю Счастику, а затем Счастик сообщает нам обеим, что мы намеряли. Логично?
– Вполне!
– Так приступай.
Хельга вплотную приблизилась к «замороженной» Хтонии, затем вернулась и сообщила мне:
– Два часа, двадцать одна минута.
Эрибу не перемещалась, внимательно рассматривала чудовище, а затем позвала меня и сказала, что у нас в запасе два с четвертью часа, после чего попросила озвучить то, что узнала Хельга.
– Разница менее пяти пять процентов. В пределах нормы. Хотя по идее отпущенное нам время должно было уменьшиться.
– А что ты хотела? Магия пространства-времени, как-никак. Её очень тяжело оценивать. Но я гарантирую, что у нас в запасе действительно имеется два часа. Возможно даже больше. Насколько глубоко заморожена Хтония сложно сказать. Можно говорить только про то, что она заморожена сильнее чем... Не исключено, что фора по времени у нас значительно больше, чем мы думаем.
– Согласна. Но будем считать, что события развиваются по наихудшему сценарию. Если что-то пойдёт не так, это позволит нам вовремя среагировать. Поэтому будем заниматься бомбами, параллельно проверяя глубину заморозки врага. Но при малейшем намёке, что наше милое Кайдзю начинает «оттаивать», переходим к следующему этапу.
Я видел небольшую нестыковку в словах Эрибу. Теоретически ничего не запрещало, вначале вырастить конструкт, а лишь потом заняться подготовкой боеприпасов, что он должен был использовать.
Это я озвучил. И получил ответ. Спокойный, логичный и скучный:
– Запрет есть. Используя данное артефактное платье, я полностью лишаюсь сил. С одной стороны последствия мягче, чем от «Дьявольской Печати» – жесткого ограничения на время использования нет. С другой стороны последствия жестче – в случае ошибки оно вполне может меня прикончить. Надев на себя то самое платье, я больше не смогу каким-либо образом помогать вам. Лишь смогу обеспечивать вас необходимым количеством магии. Но ни на что более не смогу быть способна. Даже теоретически. Если я активирую, то сразу же «выйду из игры», ты и Хельга останетесь вдвоем. По этой причине этап подготовки, следует делать до того, как я надену его. Ясно?
– Очень даже.
– Великолепно. Идем дальше.Не думай, что мы о тебе забыли. От тебя тоже может быть польза. И этой пользой я намереваюсь воспользоваться. (!)
– По факту, не имею ничего против, но не представляю, что может от меня понадобится?
– Собственно от тебя ничего и не нужно. Нам необходима та мерзость, которую может создавать твой меч, и которую ты именуешь «Порчей». Ты в состоянии её создавать в «промышленных масштабах?»
– Возможно. Но знать не знаю. «На вкус и цвет все фломастеры разные», понятие масштабов у каждого своё собственное.
– Тогда пришло время проверить это. Хельга, можешь повторить тот трюк с разделением, заняться этим вопросом?
– Вполне. Хотя подобное сильно изматывает, данное действие целесообразно и вполне оправдано, ведь помогает экономить время, которое сейчас невосполнимый и очень ценный ресурс.

Как и в прошлый раз превращение Хельги в две Хельги выглядело одновременно странно и жутковато. Хотя всё это сильно меркло, по сравнению с тем, что происходило вокруг. Теперь казалось какой-то мелочью. Как только она разделилась напополам, то сразу же сказала следовать за ней. Мы подошли к конструкту, над которым так долго возились аристократка и девочка-волшебница. Внешний вид меня разочаровал. Это имело размер половины футбольного мяча, а внешним видом напоминало панцирь. Внутренняя его часть – пластрон, состоял из секций, и чем-то напоминал панцирь черепах. Наружный щиток был сплошным. В общем, смотрелся конструкт несколько уныло. Что касалось внутреннего содержимого, о нем судить я не мог.
– Что от меня требуется? – спросил я, как только мы подошли к этому странному поделию.
– Пока что немного. Я и Эрибу хотим попробовать использовать «Порчу», которую может создавать твой клинок. Но этому должен предшествовать подготовительный этап.
– И в чем он заключается?
– Конструкт должен выработать иммунитет к данной субстанции. Вернее не обязательно иммунитет, хватит механизма сдерживания. Учитывая, что именно мы взяли за основу, проблем здесь возникнуть не должно.
Между пластроном и карапаксом верхним и нижним щитком панциря возник небольшой зазор, и часть внутреннего содержимого вылезла наружу. Всё это сильно смахивало на грыжу.
– Покрой свой клинок «Порчей», и прикоснись ножом к выросту. Но очень аккуратно. Чем бы не являлась эта субстанция она опасна, но в том, насколько она опасна, я ещё не слишком разобралась. Этот вырост отбрасывается как хвост у ящерицы, но я не хочу повредить сам конструкт, времени для создания нового у нас нет, поэтому следует перестраховаться. Поэтому повторю. Будь аккуратен, и постарайся ничего не повредить.
Я покрыл про́клятый нож «Порчей», и прикоснулся к конструкту. Эффект был примерно таким, как я и ожидал, кожа на выросте начала обугливаться, там начали появляться волдыри, они лопались, выплёскивая наружу что-то похожее на смесь воды и гноя.
Почти сразу же вырост отделился от конструкта, после чего сравнительно быстро «сгорел», вернее разложился.
Хельга результатом осталась довольна. Она попросила меня подождать чуток. Ещё некоторое время повозилась с основой нашего боевого голема, после чего попросила повторить всё то же, что я делал перед этим. К этому моменту уже успел сформироваться новый вырост.
На этот раз эффект отличался. Пускай не очень сильно, но действие «Порчи» ослабло. Распространялась она теперь медленней, а ожоги оставляла уже не такие сильные. Но в целом всё повторилось. Я спровоцировал разрушение конструкта, но область, подверженная разрушению, была отброшена до того, как успела нанести достаточно большой вред.
Мы повторили процедуру около пяти раз. С каждым разом эффект ослабевал. В определённы момент процесс роста оказался сильнее процесса разрушения, вернее уравновесил его. При этом Хельга выглядела довольной.
– Великолепно! Надеюсь, что и дальше ты нас не подведёшь.
– Постараюсь. Но... Теперь уже я опасаюсь того, что мы создали. И немного жалею о том, что решил оставить себе «на память» палец чудовища.
– Не волнуйся. Всё под контролем. Иммунитет, который заработал наш конструкт, «Рептилии» не передастся. Можешь рассматривать конструкт и «Рептилию» как разные штаммы, имеющие общее происхождение, но более не связанные между собой. Также сообщу, что Эрибу утверждает про то, что она в состоянии «выжечь» конструкт, а я верю её словам. Слова на ветер она не бросает. Да и к твоим словам мы прислушались. Когда он разрастётся до определённых размеров, включиться механизм программной смерти. Жаль только, что к «Дракону» подобное не применишь. Но... Отвлекаться не стоит...
– И что ты ещё от меня хочешь.
– Очень мало, но очень много. «Заготовка» выработала стойкость к «Порче». Следовательно её – «Порчу» – теперь можно хранить. Но не только. Её можно, и нужно использовать. Во время войны все средства хороши!
– И в чем ты предлагаешь эту «Порчу» хранить?
– Ты меня определённо недооцениваешь!
Между двумя половинками панциря конструкта снова возник зазор, и там опять появился, похожий на грыжу, вырост. Но на этот раз он быстро разросся, и за минуту приобрел втрое больший размер, чем та структура, что его создала.
– Мне вот интересно. Как ты обходишь закон сохранения массы? Да и как одежду создаёшь? И почему не изменила её, когда сменила облик.
– Никак. В смысле про закон сохранения массы. Думаю, чисто теоретически, его можно нарушить, но как провернуть подобное, я не знаю.
– Тогда откуда берется материя, чтобы обеспечить рост. Не только конструкта, но и твоего собственного тела.
– Откуда? Из окружающей среды. Очевидно же.
– Не очень-то это и очевидно.
– Ладно, ладно, может быть и не слишком очевидно. Тем более что перенос заметить не так просто. Что касается как я создаю одежду, и почему её не изменила, то... Как говорит один не самый хороший мой знакомый: «Это секрет...» А теперь возьми свой нож, и воткни в ту штуку, которая только что выросла. После чего начинай создавать «Порчу». Если какая-то конкретная форма позволяет увеличить прирост, обязательно ей воспользуйся.
– Не вопрос. Но... Увеличь, пожалуйста высоту.
– Высоту чего?
– Высоту той штуковины, в которую я должен воткнуть нож, который не нож, а меч.
– И до какого размера?
– Полтора метра должно хватить.
– Полтора метра? Нет... Никаких проблем нет. Мне просто интересно, зачем?
– Очевидно же. Скорость формирования «Порчи» примерно одинакова, поэтому главным критерием является площадь поверхности, на которой она образуется. То есть, чем больше габариты меча, чем длиннее клинок, тем большая эффективность. Своему мечу я могу придать форму цвайхендера. Соответственно «выход продукта» существенно увеличиться. Более того, в такой форме, меч получает прибавку к различным полезным свойствам, в том числе и к скорости образования этой гадости. И прибавка вполне себе серьёзная. В таком виде, эффективность увеличена на четверть. Однако недостатки тоже в наличии. Меч становиться большим до безобразия – заточенная часть клинка немногим меньше полутора метров.
– И чем всё-таки плох такой меч? Не вижу никаких проблем.
Как только Хельга сказала эти слова, выпячивание стало быстро расти вверх.
– Собственно это недостатком не является, скорее неудобством. Проблема в другом. В таком виде меч становиться до безобразия хрупким, и при малейшей ошибке разлетается вдребезги.
– Тогда это оружие бесполезно. Не то, что бы сейчас, а вообще.
– Не совсем. Меч очень твёрдый, твердее не бывает. Но чем твёрже материал, тем более он хрупкий. Эта проблема решается при помощи использования композитной структуры, и особо сильного колдунства. Проблема почти такая, как у тебя и твоего меча. Недостаток энергии. Чтобы меч полностью мог проявить все свои свойства, внутри него следует накопить определённое количество магии, которой, по состоянию на текущий момент, там нет. Пока это не произойдёт, в бою данная форма действительно будет бесполезна.
– Но ведь сейчас не бой?
– Именно! Конкретно сейчас то, что лезвие клинка очень хрупкое, значения не имеет. В общем, мне нужно полтора метра.
– Лё́гко!
Вырост продолжил быстро увеличивать свои размеры, и вскоре достиг указанного размера, я же придал своему клинку вид двуручного меча, и воткнул его в конструкт по самые «кабаньи клыки», а вслед за этим, начал формировать «Порчу».
Постепенно, на поверхности выроста начал появляться пузырь. Что из себя представляло его содержимое, было очевидно.

Некоторое время Хельга наблюдала за процессом, но затем вынесла вердикт:
– Мед-лен-но-о-о-о... На самом деле тебя я не упрекаю. Процесс протекает с вполне нормальной скоростью. Но конкретно для сложившейся сейчас ситуации подобное – слишком медленно...
– А сколько вообще нужно «Порчи?»
– Ну... В идеале... Несколько тонн... Этак с пять... Но лучше раза в два больше.
– Пять тонн? Ты с ума сошла?
– Нет. Я ведь подобного и не требую. Это ты сам спросил, сколько мне нужно «Порчи». Но отталкиваться следует от того, что мы имеем. А имеем мы не так уж и много.

Эрибу ненадолго отвлеклась от создания «бомбочек», и присоединилась к нашему разговору:
– Эта проблема решаема. И не просто решаема, а решаема очень даже легко. Вам двоим следует просто подготовить условия. А остальное я беру на себя. Вижу, что во время подготовки сложностей не возникло. Первая половина задачи, самая сложная часть, уже выполнена.
– И что ты намерена предпринять?
– Форсировать процесс.
– И как ты это себе представляешь?
– Ну... Самое первое, что приходит на ум – призавать «Тюремщика», заставить демона увеличить предел возможностей твоего меча. Но такой вариант мне не нравиться. Мне вообще не нравиться использовать этого демона.
– Но ты его, ну или её, всё равно регулярно призываешь? – подметила Хельга.
– Одно дело то, чего я хочу, и совсем другое, когда что-то необходимо сделать. Не придирайся.
– А я и не придираюсь. Но у тебя есть запасной план? Верно?
– Верно. У меня есть ещё один вариант. Но кое-что нужно уточнить. Счастливчик, насколько я поняла, «Осквернитель» может восстанавливаться после того, как получает повреждения? Возвращать себе изначальную форму?
– М... Ты меня назвала не «Счастик?» С тобой точно всё в порядке? Но всё, что ты сказала, верно.
– В порядке, в порядке. Просто время для шуточек прошло. Можешь рассказать по подробнее? Про свой меч-нож. Бездефектно восстановление или же дефективное? Имеются какие-либо ограничения.
– Теоретически бездефектно пока внутри клинка есть хотя бы небольшой запас магической энергии. На практике я проверил лишь то, что клинок, его лезвие, действительно восстанавливается, и что никаких отличий между «до» и «после» я не заметил.
– Хорошо. Будем от этого отталкиваться.
– Что ты задумала?

>> №4697290   #20
1523473828178.jpg - (438 KB, 1000x1625, f3e8859ce392400701057d7146a400fc)  
438 KB

– Я уже сказала, что хочу загнать твой меч в режим форсажа. Ну или чего-то подобного. Хотя... Применять это выражение к мечу, пожалуй, как-то странно. Какое-то свойство, а именно скорость создания «Порчи» усилиться, но подобное будет повреждать меч. Однако это я постараюсь хотя бы немного компенсировать. Очищая клинок от повреждений.
– Если весь вред сведётся к повреждению лезвия, то не вижу никаких проблем. Можешь даже не заморачиваться, и не очищать клинок от повреждений.
– К сожалению придётся. Разгонять «Осквернитель» необходимо весьма сильно. Хотя он и в состоянии восстанавливаться, без подстраховки всё-таки может сломаться. А ломать чужое имущество – плохо. Вдвойне плохо, когда от этого имущества зависит жизнь дорогих тебе людей.
– То есть я дорогой твоему сердцу человек?
Эрибу слегка покраснела, а затем ответила:
– Есть немного.
– В общем, не переживай. Не спорю, различные манипуляции с ножом, который меч, меня нервируют. Но следует думать шире. Если мы не сможем остановить Хтонию, живыми нам отсюда точно не выберемся. Если я буду отказываться сотрудничать, это снизит наши шансы уцелеть. Не только твои, не только Хельги, но и мои собственные шансы выжить. Поэтому... Делай всё, что считаешь нужным. Я тебе тоже доверяю. Но всё равно, по возможности, будь поосторожней.
– Я знала, что на тебя можно положиться, Счастик. Хотя я понимаю, что сейчас не время и не место для шуточек. Но... Но мне действительно нравится тебя так называть.
– А я ничего не имею против. Всё-таки ты милая, красивая и очаровательная девочка-волшебница. Характер, правда, у тебя не сахар. Но в целом ты мне нравишься.
– Нет. Ну чему тебя учит Фландрия? Тебе определённо не хватает такта. Ты критикуешь мой характер, но осведомлён ли ты о моём прошлом?
– Не слишком осведомлён, но это мало на что влияет. Знаю я твоё прошлое, не знаю я его. Твой характер от этого не измениться.
– Может хватит болтовни? Не забываем, что «ЛЁД» разрушается, а Хтония «оттаивает». С этим определённо нужно что-то делать! – вмешалась в наш разговор Хельга!
– Может... Может...
– И кстати. Не соизволишь нам рассказать как именно ты собираешься сделать задуманное?
– Расскажу, расскажу, не волновайтесь! Всё банально настолько, что банальнее не придумать. «Гримуар Обреченных», моя семейная реликвия, содержит уйму полезной информации, так сказать «рецептов на все случаи жизни». Среди них мне попадались такие, которые усиливают свойства объекта, но при этом разрушают его. Усиление свойства нам крайне необходимо, а разрушение не является критическим фактором, почему бы нам не воспользоваться чем-то подобным?
– Эрибу! А если быть более точным Эристрия! Ты ветер! Всё-таки тебя постоянно бросает из одной крайности в другую!
– И где же ты увидел что-то плохое? Что плохого в том, чтобы жить «На полную катушку?» Мне нравятся веселья. Мне нравятся приключения. Что в этом плохого ты увидел? Ты и сам, по факту, не прочь по «приключаться». Но я ведь тебе не читаю морали?
– Не читаешь.
– Вот и я о том же.

Эрибу попросила передать ей «Осквернитель» на некоторое время, но когда я отдавал ей меч, сказала что его слишком много, и сообщила мне, что следует уменьшить габариты. С уже ножом возилась она недолго, и быстро возвратила мне его обратно. Никакой особой разницы я не заметил, и придав ему прежнюю форму, воткнул меч в конструкт...
...Эрибу действительно умела обращаться с магическими предметами. «Порча» теперь формировалась в разы быстрее, и даже больше – скорость её создания продолжала увеличиваться.
Пузырь в котором она скапливался начал стремительно разрастаться. И если раньше за минуту создавалось несколько грамм, то теперь счет шел уже на килограммы литры. Но даже это не являлось пределом. Процесс набирал обороты, и спустя ещё немного времени, производительность составила вначале три, затем пять литров в секунду. Причем она продолжала возрастать, хотя теперь уже не так интенсивно, как вначале.
Мне было интересно, в каком состоянии сейчас находиться меч, но хотя он как и «Опустошитель» меня слушался, в отличии от пистолета, обратная связь отсутствовала. Мне оставалось лишь довериться девочке-волшебнице, и надеяться что она не накосячит. Впрочем, особых причин волноваться я не видел. В магии Эристрия разбиралась на несколько порядков лучше меня, и была в этом вопросе весьма компетентна. «Своих» она действительно не бросала, а в то, что она может меня подставить верилось с трудом. Особенно учитывая, что она мне жизнь спасла.
Что касалось рукояти меча, которую я мог наблюдать, то с ней ровным счетом ничего не происходило.
Сделав всё, что необходимо было сделать, Хельга разрушила свое тело №2, Эрибу вернулась к созданию «бомбочек», и теперь я был предоставлен сам себе.
Роль пассивного наблюдателя была слишком скучна, поэтому я решил немного порасспрашивать юную волшебницу про то, что она всё-таки делает:
– Эрибу. Говорить и делать можешь? В смысле одновременно, – так как от того что делала Эристрия зависела в том числе и моя жизнь, отвлекать попусту её я не собирался.
– Вполне! Спрашивай.
– Я просто лишь хочу поинтересоваться как твои успехи?
– Приемлемы.
– Приемлемы – это сколько?
– Два десятка мощных взрывов мы сделать в состоянии.
– Больше двадцати? В прошлый раз вы над одним взрывом возились дольше. Они слабее что-ли? Да и такого количества пуль у меня не было.
– Не волнуйся, не слабее. Я просто немного изменила подход.
– Нет, ну обязательно недоговаривать? То Хельга, теперь ты.
– Не обязательно. Но веселее и забавнее. Ладно. Не буду тебя мучить. Как только я надену то самое платье, я прикоснусь к целому океану магии. Если в прошлый раз «бомба» использовала лишь внутренние ресурсы, то сейчас она будет запитана извне. Теперь достаточно создать лишь сам «механизм», который собственно и будет взрываться. А затем просто накачать его достаточным количеством магической энергиии. Задача легче. Делается быстрее. Да и ресурсов требует меньше.
– По-о-нятненько. То есть я могу теперь свободно скучать и прокрастинировать?
– И не надейся. Тебе тоже найдётся работёнка!
– И какая же?
– Должность наблюдателя вполне себе сойдёт. За Хтонией следует постоянно следить. А я и Хельга, увлёкшись работой, можем и не заметить то, что наш враг «оттаял» сильнее допустимого. Но ведь у Нас есть ты! Не думаю, что ты умрёшь от того, что немного последишь за обстановкой.
– Нет. Ты определённо не так мила, как хочешь выглядеть.
– А ты не настолько удачлив, как должен был бы быть.
– Ты пытаешься сравнивать «котов и сахар». Данные понятия вообще ничего общего не имеют.
– Но не смотря на все свои пререкания, возложенную на тебя задачу ты ведь выполнишь? Я ведь в тебя верю!
– Выполню, не выполню, не знаю. Но постараюсь. Не хочу тебя разочаровывать.
– Правильный подход. Согласие помочь. Это очень хорошо. Как и пояснение того, что ты ничего не можешь ничего гарантировать. Подобное тоже крайне ва́жно. Свои слабости следует не скрывать, а преодолевать.
– Приятно слышать похвалу. Вдвойне приятнее слышать её от тебя.

К возложенным на меня обязанностям я подошел максимально ответственно, и действительно стал наблюдать за Хтонией. При этом немного жалел о том, что не могу воспользоваться своим левым глазом, и вынужден проводить лишь «внешний осмотр», не имея возможности более детально узнать как обстоят наши дела.
Впрочем, и так было ясно, что «ЛЁД», сковавший Хтонию определённо разрушается, каким бы черным он ни был.
Но к счастью для нас, процесс был весьма неспешным. Хтония любезно подождала того момента, когда Эристрия закончит возиться с боеприпасами, и вела себя тихо, смирно и заморожено.
Что касалось Эрибу, я думал, что заниматься подготовкой к бою она будет ещё достаточно долго. Однако ошибся. Не прошло и четверти часа, как она подошла ко мне, и сообщила:
– Свободен. Пожалуй, следует начать то, что я и так очень долго стремилась оттянуть на более позднее время.

Эрибу начала действовать. В первую очередь она открыла чемодан, в котором, ВНЕЗАПНО оказалось то самое платье, в котором Эрибу ходила со мной на свидание.
Тоже самое бело-красно-фиолетовое платье, изящное, но с налётом архаиики, с всё теми же странными, похожими на руны, символами, которые исчезали из памяти, стоило только перестать на них смотреть.
Эристрия сразу начала переодеваться, при этом, в отличии от вчерашнего дня, совершенно меня не смущаясь. Однако, определённо было не до того. Как оказалось, в прошлый раз комплектация была неполной, впрочем, даже во время свидания Эрибу об этом вскользь говорила. В полной версии платья было три юбки, как и прежде они шли каскадом, но к верхней, которая заканчивалась посередине бедра, и средней, идущей до колен, добавилась нижняя, что шла до середины голени. Также в комплект входила похожая на тиару золотисто-белая восьмизубцовая корона, и местами пурпурная, местами золотистая мантия. Одежду дополняла слегка похожая на шарф фиолетовая с красными узорами лента, которая начиналась в у шиколоток, где имела довольно большую ширину, но постепенно сужалась, и в районе шеи, где находился перегиб, была сравнительно узкой.
Почти сразу же Эрибу начала возиться с рукавами. Ещё в прошлый раз я обратил внимание, на не то шнурки, не то тесемки, что находились у их основания, но лишь сейчас увидел, для чего они были нужны.
Рукава платья не были пришиты. Они попросту привязывались к нему при помощью тесемок. Сейчас Эристрия рукава опустила, и теперь они начинались чуть выше локтя, и были прикреплены к платью системой хитро сплетенных между собой тесемок. Которые образовывали что-то похожее на сеть.
Эрибу надела перчатки, сменила чулки и обувь, вытянула все шпильки из своих волос, сняла про́клятую ленту, а после этого начала вплетать себе в волосы шнурки с золотыми и серебрянными колокольчиками на них. Разобравшись со своими волосами, она начала вешать на свою одежду ленты с точно такими же колокольчиками.

На взаимодействие со своим гардеробом девочка-волшебница потратила не меньше четверти часа, но результатом определённо была довольной. И что самое интересное, когда она двигалась, колокольчики издавали не адскую какофонию, которую следовало ожидать, а вполне мелодичный звон. Закончив со своим платьем, девочка начала распаковывать тубус. Это действительно был футляр. Для посоха.
И если внешний вид платья вполне соответствовал образу девочек-волшебниц, про посоху этот типаж подходил лишь частично. Снизу он имел листообразный наконечник, отчего с этой стороны сильно смахивал на копьё. Через равные промежутки на нем располагались металлические кольца, на которых располагались невысокие но массивные шипы выступы пирамидальной формы. Таким «выступом» с лёгкостью можно было раздробить кость, если физической силы хватало. А силы у Эрибу хватало. Поднять человека, держа его за горло, она могла, а это было определённо нетривиальная задача. Навершие посоха имело вид кольца, внутри которого была очень хорошо закреплена, черная жемчужина или что-то очень похожее на черную жемчужину размером примерно с кулак. Набалдашник посоха выглядел одновременно массивным и прочным. Также на нем располагались условно-декоративные, на этот раз самые настоящие, шипы. Они не просто добавляли колорита посоху, но располагались не как зря. По факту это были даже не шипы, а узкие серповидные лезвия с четко выраженным остриём, и при должном старании ими можно было нанести как порез, так и укол, хотя не похоже, что это было просто. С другой стороны, посох обладал и аксессуарами, которые вполне себе подходили девочкам-волшебницам, его украшали кольца, цепочки, и колокольчики. Но это были именно украшения. Резать, колоть, бить сильно или очень сильно, они совершенно не мешали.

Хельга внимательно следила за переодеванием Эрибу, после чего сказала:
– Знаешь. А ведь я долго не могла понять, что именно мне напоминало твоё платье. Лишь только сейчас разобралась. Хотя на самом деле это очевидно. Примерно полгода я жила в «Храме Пустоты», где обучалась мастерству владения холодным оружием. А ведь твоё одеяние почти полностью соответствует наряду жриц «Князя Пустоты». Просто из-за того, что на тебе была лишь часть комплекта, я не сообразила.
– Никогда не называй храмовых дев жрицами! Когда ты так говоришь, ты оскорбляешь жриц и жрецов «Князя Пустоты», запомни, пожалуйста. Жизнь в храме слишком скучна, слишком однообразна. Инертна. В ней слишком мало страстей. Жрецы и жрицы редко когда ведут оседлый образ жизни. Это путешественники, искатели приключений и авантюристы. Но в общем, ты права.
– То, что твоё платье – артефакт, очевидно. Но мне вот интересно, из чего оно сделано?
– Чуть больше чем наполовину из «Чистой Силы», и чуть больше, чем наполовину из «Нитей Жизни».
– Ясно. Ясно, что ничего не ясно. Названия мне ни о чем не говорят.
– Тебе может быть и нет, но не Счастику, по крайней мере про «Чистую Силу» он должен был слышать. А теперь. Пришло время творить собственных чудовищ.
Мы подошли буквально к самому барьеру. Эрибу, не без помощи своего посоха, начала высекать на камне различные узоры, которые постепенно приобретали форму магического круга. Хельга тоже рисовала на камне какие-то узоры, но свои собственные.
Достаточно быстро они окончили приготовления, и занялись собственно магическим конструктом. Эристрия теперь находилась по центру нарисованного её магического знака, и что-то шептала.
Её слова явно мне не предназначались, и понимать их я соответственно не мог.
В определённый момент Эрибу резко согнулась, словно её ударили в живот. Затем она посмотрела на меня, на Хельгу, и сказала:
– Приятного мало. Но момент когда «отваливаеться» ощущение боли, мне не нравиться ещё больше, ведь вместе с болью я теряю ощущение собственного тела. А мне неприятно чувствовать себя словно живым призраком.
Несмотря на пустую болтовню, созданный Хельгой и Эристрией конструкт начал оживать, и постепенно стал расти.
Процесс был не линейным, шел по экспоненте, но начальный этап, как раз был крайне затяжным.

...Время шло, но мало что изменялось. Конструкт продолжал увеличиваться в размерах. Вернее это выглядело так, словно он «пытался» расти, но подобное у него плохо получалось. Вырост, где сейчас находился «Осквернитель» и уж тем более пузырь, в котором скапливалась создаваемая им «Порча», имели гораздо более внушительные размеры. Однако он не унывал и продолжал «Превозмогать».
...Время продолжало течь. И цель, к которой, похоже, стремился конструкт, стала гораздо более близкой. Его габариты заметно увеличились, а сам процесс теперь шел сравнительно быстро.
Панцирь рос, но рос далеко не только панцирь. То, что находилось внутри, тоже разрасталось. Это постепенно обретало форму. Конструкт создавал себе ноги, для того, чтобы перемещаться, руки, чтобы иметь возможность взаимодействовать с окружающим миром. Он постепенно превращался в «Огромного», «Боевого», пускай и не совсем «Человекоподобного», не совсем «Робота». Конструкт определённо имел черты насекомых, сохраняя при этом черты позвоночных.
Сейчас он казался исполинским жуком, который поднялся на задние лапки и приобрёл слегка похожую на людей внешность.
Впрочем, как оказалось, в процессе роста он постоянно изменял форму, и говорить о том, каким будет окончательный внешний вид живого голема, было крайне сложно.
Эрибу больше ни на что не отвлекалась. Её глаза были полуприкрыты, а взгляд слегка затуманенным. Она продолжала что-то шептать, периодически делая взмахи своим посохом. Магический круг, что она нарисовала перед тем, как использовать своё артефактное платье по назначению, разгорался всё сильнее. Когда я приближался к нему, то у меня появлялись какие-то странные ощущения. Толком понять, что же именно я чувствую, было выше моих сил. Это не являлось не плохим, и не хорошим – другим. Что вполне соответствовало месту, в котором мы находились.
Но это были далеко не единственные изменения. Судя по всему, Эристрия подпитывала энергией не только конструкта, но также и «Осквернитель». Пузырь из плоти, в котором сейчас хранилась «Порча», также стал увеличиваться заметно быстрее. Похоже «производительность» выросла в разы. Впрочем, на самом клинке это тоже сказывалось. Незаточенная та часть меча, что располагалась между «кабаньими» клыками и рукоятью постепенно начала покрываться сетью трещин. Хотя процесс шел медленно, он таил в себе угрозу. То, что разрушалось «кристаллическое тело меча» меня волновало мало – оно свободно могло восстанавливаться. Но что произойдёт, если повредить рукоять, я мог лишь догадываться, и рисковать настолько важным для меня клинком не намеревался.
От взгляда Хельги не укрылось то, что я очень пристально наблюдаю за своим мечем. Она сейчас ничем особо не занималась, и подошла ко мне.
– Не нервничай. Всё под контролем. Никто не поломает твой меч. Но что в нем такого, раз ты настолько о нем печешься?
– Ну во первых он действительно неплох, хотя по состоянию на текущий момент, весь его функционал я не могу использовать. Во вторых его можно использовать не только как колюще/режуще/рубящее оружие, но и более экзотично. В третьих, и в самых главных, мой левый глаз постоянно создаёт магическую энергию. Её много, приток постоянен, и она слишком специфична и разрушительна, поэтому крайне не желательно, чтобы она накапливалась внутри моего тела. Этот нож и меч – сосуд, в который всё это перетекает.
– Это многое объясняет. Ты меня весьма заинтриговал. Как обидно, что сейчас нет времени на разговоры.
– А мне казалось, что ты ко мне подошла, чтобы просто поговорить.
– Если бы так обстояли дела, всё было бы просто прекрасно.
– А поподробнее?..

>> №4697293   #21
1523473895403.png - (832 KB, 789x785, e0f75482f82c31dadfb0e56a74197818)  
832 KB

– Не только нашей штатной девочке-волшебнице свойственны очень интересные идеи, которые приходят буквально в тот момент, когда времени уже не остаются. Я тоже подобным люблю страдать наслаждаться.
– И что ты придумала?
– Пускай я и не слишком понимаю, как работает твой чародейский глаз, отрицать что это весьма полезная штуковина я не буду. В целом он превосходен. Просто тебя слишком мало. Проблема в том, что глаз сильнее владельца. И когда он выходит из под контроля, ты не в состоянии его обуздать. Впрочем, с чародейскими глазами подобное происходит не так уж и редко.
– Вода... Твои слова не более чем вода... Может быть перейдём к делу?
– Не вижу никаких проблем. Я хочу использовать силу твоего глаза, но я не хочу подвергать тебя большому риску. Тебе может казаться, что ты чувствуешь себя превосходно, полон сил, но на самом деле это ощущение ошибочно. Ты почти исчерпал свой внутренний ресурс. Ещё немного и демонический глаз начнёт поглощать твои жизненные силы. Очень быстро поглощать твои жизненные силы. Если ты возьмёшь и снимешь эту весьма интересную повязку, и попытаешься ещё раз использовать свой демонический глаз, то скорее всего погибнешь. А мне очень не нравиться, если из-за меня гибнут люди, и мне не нравиться когда те, кто меня окружает погибают. Может я и эгоистка, но твоей смерти я определённо не хочу. И подвергать неоправданному риску «своих» я не буду, тем более уже и так допустила оплошность, не прогнав вас вовремя. Хорошая или плохая, но я такая. Кто-то другой на моём месте мог бы посоветовать тебе воспользоваться своим чародейским зрением. Но не я. Я не хочу быть виновной в твоей смерти. А подобное, скорее всего убьёт тебя. Но отказываться от преимуществ, которые предоставляет «Глаз Демона», я тоже не намерена.
– И что ты предлагаешь?
– Так вышло, что ты заполучил одну очень замечательную штуковину. Вернее не одну, а даже две.
– Если ты про глаза Нигу, то есть про философские камни, то лучше не напоминай. Я то понимаю, что она совсем не человек. Я понимаю, что она попросила меня нанести «удар милосердия», но мне всё равно не слишком хочется всё это вспоминать. Хотя... Мне много чего не хочется вспоминать... Дохнуть здесь я не намерен! Поэтому согласен, если что.
– Правильный подход. В желании сохранить собственную жизнь, нет ничего зазорного.
– Но что ты предлагаешь?
– Подвергать риску философский камень, вместо тебя. Ты, наверное, даже толком не представляешь, что умудрился заполучить.
– Согласен, скорее всего, так дела и обстоят. Но всё равно готов выслушать твои предложения. Рассказывай.
– В общем, я хочу попытаться перенести свойства твоего глаза на философский камень, а его разместить внутри конструкта. Теоретически это возможно. Крайне благоприятно, что оба кристалла изначально были как бы глазами. В общем, используя свою вторю мистическую способность, силу своих чародейских глаз, я временно «украду» свойства твоего левого глаза, перенеся их на бывший глаз Шуб-Ниггурат.
– Твои глаза настолько сильны?
– Не в глазах дело. Хотя их свойства необходимы, чтобы осуществить задуманное.
– То есть это твой второй мистический дар?
– Именно так и обстоят дела.
– Может быть наконец-то расскажешь, в чем он заключается? Ты уже не раз упоминала о нем, но ничего не озвучивала.
– Не люблю излишнее внимание. Моя вторая мистическая способность, пускай и не сильно, локально, делает меня способной влиять на «Правила Мира». В том месте, где я нахожусь я могу немного корректировать физические константы, вносить добавочные правила в физические/химические законы. Все изменения обычно несущественны, но даже такая мелочь делает меня «скульптором реальности».
– «Скульптором реальности?» – что значат эти слова?
– Странно слышать подобные слова от человека, который и сам является «скульптором реальности». Ты ведь, как и я, как и Эристрия, в состоянии создать «грубое нарушение». Уже одного этого фактора вполне достаточно, чтобы называть тебя так. Но как по мне, тебя обучают из рук вон плохо. Хотя возможно я не права. Цель Фландрии я ведь не знаю. И не знаю, что она стремиться заполучить от тебя.
– Возможно. Но ты так до конца и не дорассказала о том, что задумала.
– И то верно. Я намерена расширить свойства моих глаз. Сделать так, чтобы они были в состоянии перенести свойства одного объекта не только на меня, но и на другой объект. Перенести свойства твоего чародейского глаза, на останки королевы демонов. Я не отрицаю, что в таком случае подвергаю риску философский камень... Но... Но черт подери, конкретно сейчас всё это мелочи.
– Про мелочи я согласен. Как по мне, размен артефакта на свою собственную жизнь – вполне приемлемая цена. Тем более не факт, что я его потеряю.
– Ты прав. Не исключено, что философский камень удастся сохранить, но я, как и Эристрия, в своих предположениях делаю расчет на то, что всё, что будет происходить, будет развиваться по самому плохому сценарию. Всегда готовлюсь к самому наихудшему сценарию. Не факт что всё будет так плохо, как я думаю. Даже наоборот, я намерена минимизировать ущерб, что достанется данному предмету.
– Очень хорошо, вернее не так, просто приятно, но потеря для меня была чем-то уж слишком плохим.
– Отлично, но я действительно постараюсь его сохранить. Как и Эрибу, ломать чужие вещи мне определённо не нравиться. Тем более весьма ценные, тем более, (!) когда владелец не вполне осознаёт ценность. Тем более, :3 когда владелец мой друг/соратник.
– Приятно... Мне весьма приятны твои слова. Но какая сейчас собственно разница? Сейчас ведь не до того. Нас ведь хотят размазать/раздавить. Ну потеряю я один из камешков, но если это увеличит шансы нашей победы, ничего плохого я в этом не вижу. Ведь поражение равносильно смерти. А умирать здесь и сейчас не входит в мои планы.
– Верно мыслишь. Жизнь ценна... Жизнь бесценна... А неодушевлённая вещь не может быть ценнее жизни.
– А если вещь одушевлённая? – чисто ради интереса спросил я.
– Тогда всё очень сложно. Каждый случай следует рассматривать отдельно.
Разобравшись с тем, что от меня собственно ничего и не требуется, я передал глаз королевы Хельге. Что она сделала, я так и не понял, но тот постепенно начал увеличиваться в размерах. Впрочем, свои действия она сразу же прокомментировала:
– Кристалл, который сейчас растёт на поверхности философского камня, будет выполнять точно такую же функцию, как и «Аура», то есть перенаправлять на себя повреждения, которые тот будет получать. Ещё я надеюсь запустить бесконечный цикл разрушения/созидания с превалированием созидания, может быть удастся не только сохранить камешек, но и улучшить его. Он конечно жрет целую тучу (!) энергии, но наша штатная девочка-волшебница утверждает, что это не проблема, и похоже полностью и целиком права. А теперь о главном! Твой меч «справиться» там без тебя?
– В смысле?
– В прямом. Процесс автоматизирован? Твоё непосредственное участие не нужно?
– Не нужно.
– Отлично!
Глаза Хельги изменились, вновь приняли тот же вид, как и во время сражения с Рубиноокий Шуб-Ниггурат. Сразу же я почувствовал сильную слабость, бессилие, и едва «камнем не упал на землю». Впрочем, всё равно, держаться на ногах было выше моих сил.
– Не обращай внимание. Побочные эффекты скоро исчезнут, по крайней мере большинство. Я сейчас занимаюсь калибровкой. Мне нужно продублировать свойства твоего чародейского глаза, а не отнять у тебя силы. Но немного потерпеть всё же придётся.
– А я и не жалуюсь. Только что у меня возникла ещё одна безумная идейка. «Камешка» у нас то два. А нельзя ли на второй перенести свойства твоих собственных глаз.
– За смекалку тебя можно похвалить... Но... Но ты совершенно не разбираешься в том, как работают «Глаза Поглощения». В общем, это невозможно. Я не буду объяснять, почему невозможно, это весьма длинная лекция, на которую у нас попросту нет времени. Поэтому просто поверь.
– Жаль.
– Ты думаешь, мне не жаль?
– Думаю, и тебе тоже жаль.
Аристократка отвечала за свои слова. Слабость быстро исчезла, хотя тягучее и ноющее, похожее на боль, ощущение в левом глазу осталось. Немного досаждающее, но не более. Когда я на чем-то сосредотачивался, то совершенно забывал об этом.
Девушка-вампир ещё минут двадцать молча возилась с философским камнем, после чего прокричала что-то невразумительное. Когда я спросил, что же она хочет сказать, то девушка ответила:
– Всё получилось. Я запустила «бесконечный цикл». Может даже в плюсе останемся.
– Как-то странно всё получается.
– Что именно странно?
– То ты говоришь, что философский камень есть эссенция душ. Теперь утверждаешь, что можешь его «улучшить», лишь бы хватало энергии.
– Одно не мешает другому. Это сложная, многокомпонентная, композитная структура. В нем содержится и «вытяжка из людских душ», но там же содержится уйма энергии. Внутри философского камня находиться магия самых разных природ. Магическая энергия, которую создаёт твой глаз, которую призывает сейчас Эрибу, и та и другая имеет «цвет». Не цвет, но свойство, принадлежность. У тебя это тьма, но на самом деле фальшивая, потому что это что-то, что прикидывается тьмой, впрочем менее разрушительным от этого оно не становиться, отчего разница не принципиальна. Магия Эристрии несёт в себе отпечатки Хаоса, Пустоты, при этом она какая-то изначальная, сырая. Все эти комбинации и наборы свойств сохраняются внутри. Поэтому двух одинаковых философских камней не бывает. Это динамическая структура, не просто динамическая, но и способная к развитию. Магия порожденная твоим глазом, та сила, которую призывает Эрибу, всё это может улучшить философский камень.
Размер камня и его оболочек продолжал увеличиваться, примерно когда он достиг размера около метра, Хельга снова меня позвала. Причем для весьма банальной вещи. Нужно было подкатить разросшийся глаз к конструкту. Вампирка говорила, что она слишком занята, чтобы сделать это самостоятельно, и что сейчас делает крайне кропотливую работу, но мне казалось, что девушка просто решила меня немного «подразнить».
Так как форма «глаза» была весьма близка к сфере, то перекатывать его не оказалось сложной задачей. А как только он прикоснулся к коже конструкта, который уже вырос до десяти метров, то на нем конструкте сформировались выросты, которые схватили «глаз» и быстро втянули его внутрь.
Что касалось самого конструкта, то его форма наконец-то стабилизировалась. Теперь изменялись лишь пропорции отдельных его частей – судя по всему, процесс развития был весьма неравномерным. Тело растущего чудовища имело гуманоидную форму, но в целом сохраняло черты того, что послужило его основой. Голем ВНЕЗАПНО!!! имел две ноги. Две пары рук, причем верхняя пара была заметно сильнее развита, и короткий, примерно до колен, хвост. Форма головы слегка изменилась, и теперь она скорее напоминала волчью, но количество глаз было увеличенным, как у оригинала, и составляло три пары, а один из них – верхний левый светился зловещим, темно-алым цветом. Лоб и затылок были покрыты толстой костяной хотя больше всего материал напоминал камень пластиной, которая венчалась мощным рогом, одним. Туловище было покрыто панцирем, со стороны живота состоящим из отдельных пластин, и сплошным со стороны спины. У чудовища почти отсутствовала шея – голова была очень низко посажена, и буквально вырастала прямо из туловища. Оно имела весьма массивные по сравнению с остальным голени и предплечья. Все руки, за исключением нижней правой были пятипалые. Верхняя левая – вполне обычного вида. Верхняя правая и нижняя левая были похожи на холодное оружие, только три пальца имели обычный внешний вид. На мизинцах и больших пальцах располагались серповидные костяные выросты. Причем длина верхних лезвий, тех что располагались на больших пальцах, примерно соответствовала длине предплечий. А длина нижних клинков почти достигала размера руки. Оставшаяся рука напоминала весьма странное, сочетающее в себе черты архаики и футуризма стрелковое похоже, что огнестрельное оружие, но наверняка утверждать, чем именно «это» являлось, я не мог. На плечах находились необычные, почти прямоугольные костяные наросты, а на стопах панцирь практически отсутствовал, вместо этого их покрывала странная, чем-то отдалённо похожая на губку, бахрома.
Хельга подошла к пузырю, в котором собиралась порча, и который уже достиг весьма внушительных размеров, она вытащила мой меч, но мне обратно не вернула. При этом скорость, с которой формировалась «Порча» не изменилось, и всё это теперь лилось прямо на землю. Подобное продолжалось недолго, вампирка быстро воткнула меч в землю – в узор, что я высекал, а она зачаровывала, и теперь про́клятая жидкость растекалась уже по нему. Одновременно с этим между пластинами панциря голема снова открылся зазор, и странного вида ёмкость с весьма опасным содержимым, начала быстро втягиваться внутрь.
По узору, который аристократка назвала «контактной сетью» растекалась не только порча. То есть растекалась только она, но это были далеко не единственные изменения. Вокруг магического круга, в котором сейчас находилась Эристрия, появилось свечение, которое тоже постепенно распространялось по узору, словно бы наполняя его. Вскоре оно пересеклось с «Порчей», но при этом совершенно ничего не произошло. И первое и второе продолжило дальше распространяться дальше, не обращая друг на друга внимание.
– Осталась самая малость, – обратилась ко мне Хельга – вернее две.
– И собственно какая/какие?
– Дождаться завершения роста, и подготовить «депо».
– Депо? – переспросил я.
– Ну да. Место для депонирования «Порчи» и магической энергии. Неприятности. Они имеют крайне дурную привычку появляться в самый неподходящий момент. Поэтому обязательно нужно иметь резерв. Не просто резерв, а резерв каждого расходника.
– И что теперь нужно делать?
– Вообще-то ничего делать не нужно, всё уже готово. То есть нужно лишь создать сам резерв, место, где его следует хранить, уже существует.
– И где оно? Ничего подобного я не наблюдаю.
Хельга приложила ладонь ко лбу, слегка прикрыв глаза.
– Как! Ну как так можно! Тебя я не виню. Я виню кое-кого другого. Ты сам всё это подготавливал, но так и не понял. «Контактная сеть» – это огромная магическая печать, в которой можно очень много всего накопить. Она служит не только для передачи энергии. Также в ней храниться неприкосновенный запас. Или ты думал, я просто так воткнула твой меч в одну из линий?
– Я вообще не понимаю и половину того, что делаете ты или Эрибу. По крайней мере до того, как вы объясните.
– Это заметно.
– Тогда такой вопрос. И до какого размера вы собираете увеличивать конструкт.
– Сложно сказать. Всё целиком зависит от обстоятельств. Мы надеемся получить размер примерно соответствующий Хтонии, но не факт, что удастся этого достичь. У каждого из нас есть пределы своих возможностей. То, что Эрибу способна прикоснуться к целому океану магии, всех проблем не решает. Всем этим нужно ещё и управлять. Учитывая происхождение материала, из которого мы изготовили голема, он легко может выйти из под контроля. Поэтому нужно постоянно быть на чеку, постоянно быть готовым прервать процесс.
Хельга как-то странно на меня посмотрела, и задала не менее странный вопрос:
– Не желаешь ли ты «пилотировать» нашего огромного боевого человекоподобного голема?
– Пожалуй, воздержусь. Мне хватило одного только «родео» с этой чертовой рептилией.
– Если что, то это была шутка.
– А я и не думал, что ты говоришь всерьёз.
– На самом деле, чтобы управлять этой штуковиной, нужно контролировать её внутренние процессы, а ты определённо это делать не в состоянии. Да и Эрибу способна лишь теоретически. Целители, в принципе, способны на такое, но наша девочка-волшебница пока что предпочитает развивать свои мистические способности.
– А как это собственно будет выглядеть? Я так понимаю, слово пилотировать – образное.
Аристократка показала рукой в сторону Эристрии.
– Видишь Эрибу?
– Естественно.
– Примерно точно также. Магическая печать и я посреди неё. Всё. Всё ты правильно понял. То действительно было образное выражение. Я войду в транс, и создам обратную связь с монстром.

Ростр конструкта продолжался. Форма окончательно стабилизировалась, и теперь не менялись даже пропорции его исполинского тела, исключительно размеры. Конструкт сейчас сидел на корточках, и впервые за всё время начал двигаться – подниматься.
Как оказалось, сейчас его рост составлял около сорока метров, и он продолжал увеличиваться.
Вид у конструкта был несколько сутулый, но всё равно очень грозный, и определённо агрессивный.
Необычная бахрома вокруг стоп расплелась на множество отдельных волокон, каждое из которых тянулось, даже не так, росло в сторону «контактной сети», а достигнув её ещё некоторое время продолжало расти по высеченным в камне линиям.
Вампирка обошла чудовище, и судя по всему осталась довольна достигнутым результатом.
– Теперь осталось лишь запустить эту махину.
– И когда намерена этим заняться?
– Прямо сейчас. По крайней мере, пробный пуск проведу именно сейчас. Мне ведь тоже нужно привыкнуть к этой штуковине. Понять, как оно будет себя вести. Немного неудобно, что голем до сих пор всё ещё увеличивается в размерах, но с этим ничего поделать нельзя. Что-ж попробуем сделать первый шаг.
Существо подняло свою правую ногу, словно действительно собиралось сделать шаг, и этот шаг действительно сделало. А затем сделало второй шаг, третий. При этом Хельга про себя повторяла:
– Левой... Правой... Левой... Правой...
Повторяла до тех пор, пока конструкт не споткнулся, и рухнул на землю с оглушительным грохотом. После чего Хельга выругалась. Но быстро успокоилась, и прокомментировала то, что произошло.

>> №4697297   #22
1523473992896.jpg - (376 KB, 2014x1190, 0a4bbf966683896910a289213f387a8a)  
376 KB

– Без обратной связи не слишком удобно. Но в целом приемлемо. Пожалуй, можно приступать к следующему этапу.
При этом конструкт не бездействовал, а постепенно обратно поднимался на ноги. Но вампирка, похоже, перестала обращать на него внимание.
Девушка подошла к Эрибу, и начала говорить. Не то обращаясь ко мне, не то озвучивая свои мысли:
– Так. Посмотрим. Без подпитки магией запаса энергии «контактной сети» хватит минут на пять, а в форсированном режиме – хорошо, если на одну. Не думаю, что нам стоит разделятся. Несомненно, если мы двое будем находиться в одном и том же месте, риски возрастут, но ведь и защищаться будет проще. Как считаешь? – всё-таки девушка решила спросить у меня совета, хотя вопрос был оформлен весьма пространно.
– Вполне логично. К тому же, мне кажется, нам действительно не стоит разделяться. Пускай это всего лишь кажется, но своим чувствам я вполне себе доверяю.

Конструкт выгнул спину дугой, посмотрел в небо, и взревел. От этого жуткого и протяжного воя кровь стыла в жилах.
Я посмотрел на Хельгу, и спросил:
– Ты его контролируешь?
– Вполне! – сказала девушка-вампир, но прозвучали эти слова как-то не слишком уверенно.
– Это мне кажется, или ты несколько сомневаешься.
– Не сомневаюсь, но опасаюсь. Я действительно контролирую этого монстра. Полностью. А вскоре вообще смогу им управлять в разы более тонко. Но данная штуковина, несомненно, опасна. Мне совсем не нравиться то, что мы вместе с Эрибу создали. Но сейчас... Чтобы победить монстров, нам нужны свои собственные монстры!
– А как обстоят дела со страховкой?
– Твои идеи мы реализовали, и не только их. Кьюби – это не только ценный мех и вкусное мясо. Также он превосходный образец биоматериала. Некоторые части голема, мы сделали используя за основу его. Каналы для магии, некоторые критически важные, но при этом превосходно защищенные узлы нервной системы, и так далее. Если что-то пойдёт слишком не так, мы просто спалим всё это, и тем самым выведем конструкт из строя. По крайней мере, на некоторое время. Но это всё равно не отменяет того факта, что мы «играем с огнём!»

Странная, похожая на лёд, черный ЛЁД, структура, которая покрывала Хтонию начала медленно разрушаться. Это был определённо не хороший знак, но никаких особых чувств он у меня не вызывал. Хельга довольно долго молча за этим наблюдала, после чего сказала:
– Думаю тебе и так ясно что то, что мы видим не есть что-то хорошее. Оболочка разрушается. Этот процесс необратим.
– И много ли у нас осталось времени?
– Не меньше пятнадцати минут, но не больше получаса. Времени для болтовни уже не осталось.
Аристократка при помощи моего меча быстро нарисовала на камне какие-то узоры, достала вначале несколько мешочков с порошком, которыми начала посыпать символы, при этом что-то шепча себе под нос. По центру нарисованной фигуры она разместила небольшую подушечку, после чего уселась посреди магического знака, приняв позу Будды.
Я достаточно бегло взглянул на подушечку, но это не укрылось от глаз аристократки.
– Хотя проблемы со здоровьем мне не грозят, всё равно сидеть на голом холодном камне достаточно неприятно.
Однако больше ко мне она не обращалась. Она начала «выпадать» из этого мира. Как и Эрибу полуприкрыла глаза. Её взгляд теперь был затуманенным, смотрящим в никуда. Дыхание стало ровным, и вообще казалось, что девушка спала, пускай и с частично открытыми глазами.
Одновременно с этим, голем резко увеличил свою активность. Он по нескольку раз подряд повторял то одно движение, то другое. Словно учился пользоваться своим собственным телом.
Судя по всему, потеряв контроль над собственным телом, Хельга заполучила власть над конструктом, и теперь привыкала к нему. «Игралась» с боевым монстром она примерно десять минут, после чего ненадолго вышла из транса, и обратилась ко мне:
– Я вообще не понимаю, что вижу «твоим», в смысле демоническим зрением.
– Ты думаешь я хорошо в нем разбираюсь? Этот «чародейский глаз» я заполучил совершенно случайно, и так до сих пор к нему толком не привык. Фландрия, хотя и объяснила мне, как именно создала этот глаз, сделала это весьма смутно, и я понял от силы лишь половину её слов.
– Я не знаю её истинных целей, желаний и мотиваций, но такой она действительно любит быть. Эта девочка огромная загадка, которая любит загадки, и любит создавать загадки. Одновременно с этим она является символом. Она утверждает что одновременно и «живой» вампир и «мёртвый», но подобное невозможно. Тем не менее, она объединяет в себе черты и первых и вторых.
Дожидаться моего ответа Хельга не стала, и снова вошла в состояние похожее на транс.
Активность голема в разы увеличилась. Он делал взмахи руками, и соответственно клинками, что на этих руках располагались. Целился то в незримого противника, то в Хтонию рукой, которая чем-то напоминала огнестрельное оружие. Словно пробовал нанести удар ногой. Один раз даже подпрыгнул. Но так как масса конструкта уже была весьма внушительной, Хельга попробовала подобное лишь единожды. Вообще было весьма странно наблюдать, что настолько массивное чудовище может быть достаточно проворным и быстрым. Когда размеры голема достигли восьмидесяти метров, скорость роста резко начала снижаться, а когда высота «холки» без учета рога достигла уже девяносто метров, развитие и прирост массы почти полностью остановились. Видимо это и был предел выше которого ни аристократка, ни девочка-волшебница прыгнуть не могли. Хотя рост конструкта сейчас составлял лишь две трети от высоты Хтонии, но и достигнутый результат не являлся какой-то мелочью. Почти стометровое чудовище однозначно обладало немалой мощью, а ещё заодно было весьма колоритным.
Черный ЛЁД разрушался, а время стремительно ускользало. В конце концов, вампирка бросила попытки ознакомится с конструктом. Голем подошел к своему будущему врагу, и остановился, приблизившись вплотную к нему.
Веремени действительно не оставалось. Остатки ЛЬДА опадали, а Хтония постепенно возвращала себе возможность двигаться. Большая часть её тела продолжала быть «замороженной», но одна нога уже была в состоянии перемещаться. Более того, стремилась нанести как можно больше разрушений всему, что её окружало. Сомнений, что все монстры «сошли с ума», что теперь больше чем на разрушение, они не способны отпали. С одной стороны это всё упрощало. С другой... Я прекрасно понимал, что послужило этому причиной... С третьей. Я осознавал, что все мои поступки вполне логичны и правильны, что выбирать не было из чего. С четвёртой... На душе всё рвано остался неприятный осадок, пускай Нигу человеком не была от слова совсем. Черное... Белое... Эти цвета отсутствовали. Я видел лишь все оттенки серого...

...Был враг... Был враг, который хотел нас уничтожить. Пускай и не со зла, пускай из-за прагматизма, но... Но это ничего не меняло. Чудовища нападали, а мы защищались. Наши враги не являлись плохими «по настоящему», но значение это не имело... Совершенно. Изменяя этот мир, демоны не оставляли места для человечества. Может быть их цели и были благородными, но это не отменяло того факта, что они являлись агрессорами. Причем безжалостными. Намеренными устроить самый настоящий геноцид. С одной стороны эти существа могли походить на людей, но людьми они определённо не являлись. А в вопросе сражаться за свою жизнь, или умереть без сопротивления, я выбирал битву. В том, чтобы сохранить свою жизнь, не видел ничего плохого. Сейчас я не мог с полной уверенностью утверждать, как поступил бы прежде, но теперь, отступать я явно не собирался.
...Враг означал сражение... ...А я не собирался проигрывать. Разница в силе между мной и моим противником, меня волновала мало. Впрочем, это было не только моё сражение...
=======
OST: Ramin Djawadi feat. Tom Morello – Pacific Rim.
https://www.youtube.com/watch?v=YPaP7KsZ0yw
=======
ЛЁД разрушился и на второй ноге. Человекоподобный робот голем вплотную приблизился к Хтонии, и пока что просто ждал, находясь вне её досягаемости. Ожидал подходящего момента. Без каких либо предпосылок конструкт совершил рывок, что выглядело удивительно, учитывая его исполинские размеры. Создавалось впечатление, что конкретно для него инерция перестала работать. А может на самом деле так дела и обстояли. За считанные секунды голем вплотную приблизился к Хтонии, прошелся рукой-клинком по ноге, и сразу же отскочил в сторону. Вернее оттолкнулся от чудовища нормальной рукой, и совершил небольшую пробежку. Всё же инерция присутствовала, хотя и была какой-то странной. Не похоже, что конструкт мог мгновенно останавливаться, его определённо ещё некоторое время «тащило» в сторону.
Голем одновременно достиг и не достиг результатов. Панцирь он «вскрыл» – вдоль, но на этом все его достижения закончились. Под бронёй располагалась серо-белая однородная аморфная масса. Из-за чего даже сам факт наличия панциря казался странным. Клинковидный вырост, рассек эту субстанцию, но особого вреда не причинил. Он словно разрезал воду. «Рана» практически мгновенно исчезла, да и повреждения панциря также весьма быстро затягивались.
К этому моменту освободилась и третья нога Хтонии, а само чудовище, пускай и медленно, но начало перемещаться. Медленно, если говорить про его относительную скорость. Двигалось оно в разы быстрее человека, и направлялось определённо в нашу сторону.
Как только намерения монстра стали очевидны, голем, вернее Хельга, которая им управляла переместила конструкт, и теперь он находился между нами и Хтонией, ближе к Хтонии, чем к нам, и определённо снова собирался нападать. Демонический монстр уже окончательно избавился от «ледяных» оков, но пока ещё не восстановил былую подвижность. Хельга, а вернее её Огромный Боевой Человекоподобный Голем снова ринулся в атаку. Двигался, как и прежде, он весьма странно. Словно первые несколько секунд после начала «рывка» он мог игнорировать инерцию, но затем физические законы начинали работать правильно. «Клинком» конструкт сделал длинный продольный разрез на одной из ног, и одновременно с этим сделал серию выстрелов прямо в открытую рану. Этим действием были заняты обе правые руки. Левая нижняя отсекла на другой ноге кусочек клешни, и срезала десяток более мелких отростков. А левой верхней голем оттолкнулся от врага, после чего сделал перекат, и быстро вернулся назад, снова расположившись между нами и Хтонией.
Вскоре я услышал ритмичные глухие удары, вернее почувствовал вибрацию, идущую по земле, хотя и не понимал. Одна из трех ног Хтонии определённо не то отекла, не то распухла. И это продолжало прогрессировать. Нога напоминала воздушный шарик, в который накачали слишком много газа, более того, который продолжали и дальше «надувать» и вскоре она попросту лопнула, ещё больше усилив ассоциацию с воздушным шаром.
Понимание того, что именно я увидел, пришло с некоторым опозданием. Это были те бомбочки, которые Хельга и Эрибу делали из взрывных пуль. Как по мне, всё это было весьма впечатляющим, даже несмотря на то, что аморфная внутренняя структура чудовища, почти полностью нивелировала весь результат.
Терпеливо переносить все удары судьбы и невзгоды, Хтония определённо не собиралась. Она явно намеревалась нанести ответный удар. Кристаллические выросты начали формировать «пыль», внешне ничем не отличавшуюся от той, что создавало летающее чудовище, с которым прежде сражался воин в алом. И если эти вещи были тождественны, то получалось, что ситуация складывается далеко не самым лучшим образом. «Пыль» вела себя крайне непредсказуема, была быстра и чертовски опасна.

Я подошел вплотную к Хелге, и сказал:
– Будь на чеку. Если это то, что я думаю, то сейчас может стать весьма «жарко!»
– За совет спасибо, но я и так предполагала что-то подобное, – довольно неожиданно ответила мне вампирка.

Двигалась «пыль» так, словно её кто-то управлял, она рассеивалась, растекалась, но одновременно с этим структурировалась, словно создавая оболочку вокруг гигантского чудовища. Боевой голем вновь начал нападать на Хтонию, но на этот раз не смог достигнуть никакого результата. «Пыль» сформировала отнюдь не эфемерную оболочку, а вполне себе материальную. Клинки голема быстро вязли в этой странной, казавшейся безобидной, структуре.
Конструкт начал отступать, но оболочка не только не позволяла клинку двигаться вперёд. Похожий на саблю вырост, что располагался на пальце, заклинило. Эта потеря подвижности, если учитывать высокую агрессивность монстра, была крайне опасной. Голем подставлялся под удар.
Подобный расклад явно не устраивал девушку-вампира, и наше рукотворное чудовище решило ретироваться, пожертвовав своим пальцеклинком.
И если «жертва» являлась вполне приемлемой ценой – вместо утерянного пальцеклинка начал формироваться новый, то проблема того, что меня и девушек собиралось растоптать чудовище, никуда не исчезла.

– Ты за кого меня держишь!!!ВНЕЗАПНО прокричала вампирка, – теперь я вижу уязвимости, в моём доступе целый океан магии, поэтому... Поэтому я не могу проиграть, как бы ни был силён мой враг. Я просто обязана победить!!!

Как только голем восстановился, он снова ринулся в атаку. Похоже, что это рукотворное чудовище переняло способности Хельги, и теперь, как прежде делала девушка, порой он могло игнорировать физические законы и правила мира, чем постоянно пользовался.
Пылевая оболочка, сейчас регулярно пробивалась, но она всё равно сильно усложняла ведение боя. К тому же, поясок щупалец также пришел в движение, а они действительно могли удлиняться. Вокруг этого множества отростков, которые двигались совершенно хаотично также появилась оболочка из «структурированной пыли», хотя гораздо более тонкая, чем над основным телом.
Голем несколько раз повторил атаку. Но всё равно существенных результатов не достиг. Сейчас он преимущественно атаковал ноги, но оболочка сильно гасила удары, и они получались неглубокими, и быстро затягивались.
Как только конструкт решил нанести удар по туловищу, тактика Хтонии изменилась. Оболочка резко ослабла, почти исчезла, и импульс, который должен был быть потрачен на её пробивание, потащил голема прямо в лапы щупальца чудовища. Те сразу же оплели руки, затянулись вокруг шеи, сделали несколько петель вокруг туловища, после чего начали подтягивать конструкт к себе, одновременно направляя руку в одну из пастей.
Голем пытался вырываться, но это действие получалось плохо, более того он не мог ничего поделать с тем, что верхняя правая рука уже по локоть находилась в одной из пастей чудовища, а когда рука была «проглочена» до середины плеча, челюсти резко сомкнулись. При этом Хельга слегка вскрикнула, открыла глаза, и мельком взглянула на свою руку, словно проверяя её наличие, после чего обратно вошла в транс.
Что-то неуловимо изменилось в поведении боевого голема, он теперь вырывался из объятий щупалец куда более успешно, а заодно снова издал тот жуткий рёв. От этого звука кровь стыла в жилах, он заставлял подумать чего сильнее следует бояться – Хтонии, или того чудовища, которое сотворили девочка-волшебница и девушка-вампир. Голем постоянно совершал резкие движения, при этом то одно, то другое из щупалец лопалось. Правая верхняя рука постоянно пыталась нанести порез, и не оставляла попыток дотянуться до ближайшего глаза порождения вторжения, а две другие – отталкивались. При этом у Хельги было страдальческое выражение лица, а дыхание стало каким-то сбивчивым.
Всё закончилось, когда голем уперся ногой в туловище Хтонией, а затем разогнулся подобно пружине, отталкиваясь и ногой и тремя неповреждёнными руками. В результате конструкт смог вырваться из «объятий» монстра.
Освободившись, голем сразу же отступил, при этом у него буквально на глазах вырастала новая конечность. Он окинул взглядом поле боя, пристально посмотрев в мою сторону, казалось, взгляд рукотворного чудовища был полон ненависти. Именно ко мне.
Восстановление руки заняло менее минуты, что выглядело удивительным, голем мог быстро наращивать свою массу, но не настолько. Как только этот процесс завершился, тип поведения снова сменился. Ненависть словно улетучилась, а конструкт стал спокойным.
Толком не выходя из транса, Хельга обратилась ко мне:
– Пришлось ослабить цепи. Когда механизм сдерживания не работает голем становиться в разы сильнее, но при этом почти неуправляем. То есть управляем, но сильно сопротивляется, и пытается сделать то, что хочет именно он, а не то, что нужно нам. А ещё это очень выматывает.
Сбивчиво пояснив мне ситуацию, Хельга снова погрузилась в транс. Впрочем, толком она из него и не выходила.

>> №4697300   #23
1523474148494.jpg - (545 KB, 1000x1686, be06913a6eeced26b10a7ec5f1a59104)  
545 KB

Конструкт в очередной раз начал приближаться к своему врагу. Реакция Хтонии была непредсказуемой. Как оказалось, она показала нам лишь часть своего арсенала. Вполне возможно малую. На кристаллах и на шипах, которые обильно усеивали её тело, появилось свечение. Оно было похоже на огни святого Эльма. Однако сияние разгоралось. Увеличивало свою интенсивность. На Хтонию было тяжело, больно смотреть. А в определённый момент с кристаллов сорвались лучи света, вернее не света – двигались они не мгновенно, просто странные лучи, целью которых был конструкт. С небольшим опозданием к ним присоединились новые лучи, источником которых служили многочисленные шипы. Лучи идущие от кристаллов и лучи идущие от шипов, фокусировались в различных местах. Но и первые и вторые были экстремально опасны. В том месте, куда они были нацелены сгорало/расплавлялось/разрушалось всё, что там находилось. Эффекты немного различались. Лучи источником которых были кристаллы перемещались быстрее, а те, что возникали на шипах являлись определённо более мощными.
Голем начал понемногу отступать. Похоже, Хельга выжидала, надеялась, что Хтония не сможет использовать подобную атаку постоянно. Пыталась переждать её.
...Прошло десять секунд... Двадцать... Прошла минута, вторая, огромное чудовище всё приближалось, и явно не собиралось останавливаться.
В определённый момент конструкт подставился под удар. Явно намеренно. Странные лучи лишь срезали небольшую часть пальцелезвия. Это выглядело так, словно вампирка проверяла, как работает данная атака. Подобное повторилось. Несколько раз, но в каждом случае голем получал минимальный урон.
– И что ты узнала? – чисто ради интереса, не ожидая ответа, спросил я, и был весьма удивлён, когда Хельга мне ответила.
– Если честно, то всё паршиво. Атака всё никак не заканчивается, а против неё мы бессильны.
– Совсем-совсем?
– Не то чтобы совсем, но единственный доступный вариант плохой – необходимо снова ослабить цепи. Тогда конструкт возможно сможет выработать стойкость к данной атаке, но подобное очень рискованно.
– Что произойдёт, если ты потеряешь контроль над големом?
– Он уничтожит уйму народу... А подожди... Ты ведь прав... Цитадель, в отличии от Хтонии, «дракон» определённо не тронет. Риск вполне допустим. По крайней мере, хуже не будет.

Конструкт остановился. Странные лучи пересеклись на туловище конструкта. Броня плавилась. Хельга, похоже, силой удерживал голема неподвижным. Она закусила губу, и тоненькая струйка крови стекала по её подбородку.
Я снова ощутил ярость и ненависть исходящую от рукотворного чудовища. Казалось что вместе с размером возростала и сама сила чувств «рептилии», ну или существа созданного на его основе. Но на этот раз ненависть и злоба были направлены не на нас, а на агрессора, коим сейчас являлась Хтония. «Модель поведения» тоже поменялась. В который уже раз. Похоже, аристократка позволила своему монстру действовать так, как он посчитает нужным. Сейчас приоритеты поменялись, и чудовище всецело сосредоточилось на Хтонии, которая как и прежде, продолжала нападать. Вот только эффективность её атак снизилась. Причем весьма существенно. Получая всё новые и новые повреждения, конструкт нет только разрушался, но и совершенствовался.
Голем то нападал, то отступал, но главное он быстро изменял своё тело, не менее быстро приспосабливался к новым условиям, и атаки, что ранее были эффективны, постепенно становились бесполезными.
Ожоги, которые оставались от воздействия лучей с каждым разом были всё меньше и меньше. Конструкт вырабатывал иммунитет, также как и тогда когда я и Хельга подготавливали его к хранению «Порчи».

Похоже Хельга и я думали синхронно. А может не Хельга и я, а я и «дракон». Хотя подобный расклад мне не нравился. Тактика боя в очередной раз поменялась. Словно кто-то вспомнил про «Порчу», про то, что её много, и про её «особые» свойства. Про́клятая жидкость теперь покрывал его клинки, но ему этого показалось мало, и голем периодически делал плевки в сторону своего врага, плевки, состоящие из «Порчи».
Теперь уже конструкт перешел в нападение, а нападал он вполне успешно.
Это была комбинированная и многокомпонентная атака. Состоящая из различных элементов, но при этом каждый конкретный элемент её и усиливал. Конструкт словно впитывал и концентрировал всё, к чему прикасался. Голем явно наносил удары по наименее защищенным местам. Я прекрасно осознавал, что является причиной некоторых способностей. Мне было немного обидно, неприятно, но при этом всё равно. Непоправимых ошибок я не совершал, а то, что какие-то чудища могут использовать мои способности лучше, чем я сам меня мало волновало. Тем более в поединке «один на один», я смог победить «рептилию» – трофей в виде пальца, служил тому доказательством.

Голем был олицетворением ярости, живым воплощением войны, абсолютным оружием, что всецело было поглощено боем с Хтонией.
Созерцание битвы двух исполинских чудовищ вызывало странные и противоречивые чувства. Я понимал, что нахожусь в смертельной опасности, но страх почему-то отсутствовал. Может быть, потому что я уже дал однажды ему дорогу – надо мной и во мне, а когда он прошел, я внутренним оком разглядел его след, и теперь там была лишь пустота. Может быть, по какой-то иной причине. Неважно.

Следующая «выходка» голема впечатлила. Он использовал лишь особенность Хтонии, но так словно это была уязвимость. Основная масса демонического порождения левитировала. А гравитация, судя по всему, действовала лишь на три её ноги. Конструкт схватил одну из них, потянул её на себя, и одновременно с этим начал проворачиваться вокруг своей оси, продолжая подтягивать Хтонию ближе. Несмотря на то, что её размеры и, в особенности, масса были заметно большими, голем всё равно раскручивал её, а в определённый момент отпустил, и чудовище, следуя инерции понеслось в сторону. При этом «раскручивание» было явно выверенным и рассчитанным – во время «полёта» Хтония снижалась и наклонялась, и результате броска, её тело ударилось о землю и тормозилось преимущественно за счет посторек, что там находились.
К сожалению, несмотря на зрелищность, особой эффективностью данная атака не обладала. Из-за наличия «пылевой брони» повреждения, как и прежде, были минимальными, да и затягивались они всё также быстро. Зато «поле битвы» переместилось дальше от нас.
Подобная наглость Хтонии определённо не понравилась, и она быстро попыталась взять реванш. У чудовища словно открылось «второе дыхание», оно стало двигаться заметно быстрее. В особенности это касалось ног, которые стали заметно подвижнее. В конце концов клешневидные выросты сомкнулись на бедре, боку, и у основания шеи конструкта, а Хтония начала уже не в первый раз подтягивать его к себе, она словно «обнимала» голема, но при этом была явно намеренна его раздавить/расплющить. Да и закусить им тоже, разве что теперь конструкт сопротивлялся на порядок сильнее, и откусить какую-то его часть было чрезвычайно сложно.
Голем сдаваться явно не собирался. Его схватили, но он продолжал бороться. В первую очередь, начав выращивать прямо на своём теле шипы, которые глубоко впивались в тело врага. А заодно были покрыты «Порчей». Но даже этим он не ограничивался – вгрызался в тело своего противника, даже будучи плененным, он сам пытался откусить кусочек-другой от Хтонии. И порой это удавалось.

Если то, что Хельга постоянно «выпадала» и возвращалась в состояние транса я уже стал воспринимать как норму, то то, что ко мне обратилась Эрибу, было несколько неожиданно.
Она сказала лишь пару три шесть слов: «Можно, пожалуйста, побыстрее? Я не бесконечна!» – и не дождавшись ответа, снова перешла в полубессознательное состояние.

Эти слова услышал не только я, но и Хельга:
– Эристрия права. Бой уж больно затянулся. Нужно его «форсировать!» Хочешь ты того, или нет, но похоже что тебе таки придётся немного поуправлять конструктом.
– В смысле?
– В прямом. В самом прямом смысле. Я временно переброшу «цепи управления» на тебя. Оставлять «наше любимое» чудовище совсем без присмотра недопустимо. Эрибу выполняет функцию «ядра» конструкта, а мне нужно немного поколдовать над Хтонией, но нас всего трое. Возражения не принимаются. И... Пожалуйста извини...
Я ВНЕЗАПНО понял, что не могу двигаться.
– Тебя придётся парализовать. Временно. Иначе риск, что ты получишь травмы, весьма велик. Управлять големом не нужно. Он и сам со всем прекрасно справляется. Нужно лишь подавлять/преодолевать его желание на нас напасть. Но и твоей воле он тоже должен подчиняться. Проще быть не может. Я в тебя верю. Ах да, будь осторожен. Травматическая ампутация – вещь неприятная. А процесс регенерации – ещё хуже.
Дожидаться моего ответа и возражений Хельга не стала. Она сразу же выполнила то, о чем говорила.

...В том, что я видел мир «чужими», явно нечеловеческими ничего непривычного не было. Восприятие мира при помощи моего «Третьего Глаза», то есть пистолета, и уж тем более «Глаза Демона» мало чем от этого отличалось. Но если бы всё ограничилось лишь зрением, я бы толком ничего особого и не почувствовал бы.
...Но, было но...
«Но» состояло в том, что «изменнённые чувства» зрением явно не ограничились. Я вообще не чувствовал себя собой. Мне казалось, что я являюсь частью чего-то намного большего. А если быть точнее, то конструкта.
Эти ощущения были необычны. Тело я ощущал. Восприятие дополнительных конечностей и глаз было несколько странным, как и то, что форма и пропорции тела изменились, но ничем особо примечательным они не казались. Гораздо важнее было другое. Я ощущал чужое присутствие. Чужое, но очень и очень знакомое. Голем действительно обладал своим собственным сознанием, и «взгляды на мир» у конструкта, судя по всему, несильно отличались от мировоззрения того, что было взято за основу. Радовало лишь то, что конкретно сейчас не я был объектом ненависти. Настораживало то, что похоже он всё-таки обратил внимание на то, что «пилот» поменялся.
Над телом голема у меня всё же был определённый контроль. Как оказался, механизм воздействия был предельно прост. И практически такой же, как и при использовании моих мистических способностей. Чтобы управлять големом, нужно было просто очень сильно ХОТЕТЬ что-то сделать. Сильные желания. Обнаружили это я совершенно случайно. В битву двух чудовищ я решил не вмешивался, но мне хотелось хотя бы одним глазком взглянуть на то, что делает Хельга. И подобное действительно произошло, в самом прямом смысле, один из шести глаз теперь наблюдал за вампиркой.
Она «разделялась». На своём теле она выращивала ещё два дополнительных тела. Как и прежде, при этом она выглядела достаточно крипово. Это происходило весьма быстро и много времени не заняло, но всё равно на создание двух тел, ей понадобилось около минуты.
Как только процесс завершился Хельга-1, Хельга-2 и Хельга-3 сразу же начали сокращать расстояние, отделявшее их от Хтонии, и уже через минуту оказались на ней. Три девушки двигались ловко и грациозно, но сейчас им определённо не хватало того «мастерства», которым обладала Хельга, когда приспосабливала своё тело конкретно для ближнего боя.
Однако подобное и не требовалось. Сейчас Хельга атаковала магией. Каждое из её тел находилось у основания ног Хтонии. Первое в основном использовало стихийную магию. Второе, похоже, ослабляло врага, причем внешне всё это выглядело скучно – на теле чудовища появилось сероватое пятно, но про́клятое место становилось в разы уязвимее, и получало серьёзные повреждения, даже от очень слабых ударов. Что делало третье тело, сложно было сказать, оно не то призывало каких-то духов, странных существ, не то формировало весьма необычные структуры из чего-то похожего на пыль или прах.
Хотя прямого вреда действия аристократки почти не наносили, они всё же ослабляли Хтонию. Подожженные участки тела чудовища, пускай медленно, но усердно горели, причем даже без намёков на регенерацию. Проклятья тоже явно не намеревались исчезать. Что касалось третьей её магии, я совершенно не понимал как она работает, и судить о ней не мог.

...Я даже не успел толком понять, что произошло. Увидел, что одну из Хельг схватил голем, который без каких-то предпосылок отвлёкся от боя, и теперь зажал девушку в своей руке. Я менее секундуы видел свою, вернее голема руку, что держит тело вампирки, после чего та сжалась. А тело аристократки превратилось в кровавые ошметки. При этом две другие Хельги как-то с укором посмотрели на меня. Конструкт явно сменил приоритеты, и теперь пытался добраться до оставшихся Хельг. Позволять подобное я не намеревался. Конструкт сопротивлялся, мне пришлось приложить огромные усилия, чтобы рука чудовища так и не смогла достигнуть своего создателя. Голем почти схватил, свою создательницу, но завершить начатое не смог. Я успел сорвать его планы.
...Похоже голем понял, кто ему мешает, вспомнил меня. Если прежде конструкт был относительно управляем, то сейчас словно «сорвался с цепи». На сей раз ненависть и ярость были направлены уже конкретно на меня. Чертов ящер, вернее существо из него созданное, словно «пытался вскрыть мою черепную коробку», пыталося «влезть в мою голову», именно так это ощущалось. Подобное было крайне неприятно и болезненно.
Что касалось Хельги, то она решила отступить. Вынужденная эта мера, или так она задумала изначально, оставалось лишь догадываться.
Скорее всего, мера была вынужденной. Уже прошло почти пять минут, после того, как Хельга создала дополнительные тела.

«Обрыв связи» оказался неожиданным.
Моё тело было до сих пор парализовано, но девушка-вампир уже возвратилась и теперь снова усаживалась на подушечку, озвучивая своё недовольство:
– Я же просила не допускать недопустимых действий. Уничтожение моего тела – недопустимо, ты нарушил свои обязательства.
– Может быть, и нарушил, но твоя вина здесь тоже присутствует. Без предупреждения перебросить на меня цепи управления, это я ещё понимаю, но требовать от меня что-то – явный перебор.
– Есть немного. Но за данной штуковиной нужно чтобы постоянно кто-то следил. Сам видел, стоит чуток зазеваться, и голем уже пытается нападать на нас. Но... Наверное... Лучше бы я оставила его ненадолго вообще без управления, чем передала управление тебе. Я слегка забыла, что к тебе конструкт явно испытывает «очень теплые» чувства.
– А что ты там делала? Я так и не разобрался.
– И не должен был. Я подготавливала условия для нашей победы. Очевидно же.
Хотя Хельга ретировалась, последствия её магии не исчезли, даже наоборот, словно медленно усиливались. Три фокуса активности: вихрь стихий, ползущая уязвимость, эфемерные структуры и пыль, перемещались, приближались друг к другу, а достигнув этой цели, словно объединились. Теперь эта аномальная структура медленно перемещалась по телу Хтонии. Хотя повреждения от неё были минимальными, польза от этого всё равно была неоспоримая.
Сейчас голем атаковал те места, которые только что покинула магическая структура. И причина для этого была веская. Броня там теперь была значительно более слабой. Но эффекты этим не ограничивались. Хотя внутренняя структура, как и прежде, была аморфной, вещество, из которого состояла Хтония, стало намного более вязким. И если раньше клинки голема свободно проходили через эту однородную массу, почти не причиняя вреда, но застревая в ней, то теперь при ударах демоническая плоть лопалась, рвалась, и разлеталась во все стороны.
За несколько минут боя одна из трёх ног потеряла примерно половину своей массы. Всё было хорошо. Вот только была одна загвоздка. Туловище чудовища, почти никак не реагировало на бродячую аномалию. Её эффективность там была околонулевая.
– Не хочешь по хорошему, будем по плохому. Хтония! Ты ведь не бесконечна! – не выходя из транса говорила Хельга.
Голем, тем временем, сосредоточился на уничтожении щупальцевидных ног Хтонии. И проделывал он это весьма успешно. Разрушая их намного быстрее, чем они регенерировали.
Чтобы уничтожить все три понадобилось лишь несколько минут. Однако подобное мало на что повлияло. Тело Хтонии как и прежде парило в воздухе, и умирать явно не намеревалось.
– И чего ты в итоге добилась? – спросил я.
– Ничего, но многого. Ресурс... Я разрушаю ресурс. Хтония сильна, но её сила тоже не бесконечна, как и фактор её регенерации. Основному тело затруднительно нанести существенный урон, но регенерировать всё время и без остановки она тоже не сможет.

Потеряв свои ноги, Хтония явно не собиралась сдаваться. Боле того, она явно собиралась взять реванш. «Пыль» собиралась и структурировалась, формировала множество оболочек. Неравномерных, толстых с одной стороны, и почти отсутствующих с другой. Структуры из «пыли» вели себя нестабильно, постоянно меняли форму, то распадались, то собирались вновь, а затем с огромной скоростью полетели в сторону голема.
Что именно происходило, сложно было сказать, но хорошего было мало. В момент удара Хельга вскрикнула, а теперь лишь тихо всхлипывала. Ей, похоже, было больно.
Из облака «неправильной» пыли вырывалась лишь одна рука чудовища, но даже по ней можно было оценить степень повреждения.
Конечность голема выглядела просто ужасно. Повреждённая, стертая, в самом прямом смысле стертая, словно её обрабатывали абразивным материалом.
Но голем выбрался из «пыли» и улыбался. И Хельга тоже улыбалась. И улыбка как первого, так и второй была весьма странная, внушающая определённые опасения.
– Я... Не... Проиграю... – говорила девушка.

>> №4697302   #24
1523474189357.png - (2680 KB, 1248x1622, 53220e788d069b2c0176308e6adadcb9)  
2680 KB

Изрядно обгоревший, местами «затёртый до дыр», конструкт выглядел внушительно и впечатляюще. Он не казался ослабленным. Наоборот, выглядел ещё более сильным, чем прежде.
Хельга и чудовище, явно не собирались проигрывать. Голем нападал, и прямо во время атаки восстанавливался. Пускай медленно, но зато неотвратимо.
Ноги Хтонии были разрушены, поясок щупалец тоже, и теперь не было никаких препятствий, что мешали ярости ящера выплеснуться наружу.
Чдовище ринулось в атаку. Однако эффективность атак резко упала. Тело Хтонии парило, как и прежде на весьма существенной высоте, а добраться до него было несколько затруднительно. Особенно учитывая разницу в размерах голема и порождения вторжения.
– Насколько я понимаю/помню, у тебя ещё осталась одна очень волшебная стрела? Тебе не кажется, что пришло время её воспользоваться? – обратилась ко мне Хельга, – пробитие брони – это самое то, что нам сейчас нужно.
– Да. Осталась. Сейчас займусь этим вопросом.
Я достал стрелу, и уже собрался её укоротить, чтобы ею проще было стрелять, но вампирка меня остановила:
– Даже не думай повреждать стрелу! Ты сам же говорил, что при этом она сразу начинает распадаться и терять свои свойства. Бо́льшая часть цепей управления сожжена. Я едва контролирую голема. Крайне желательно, чтобы эффект был максимален. У нас просто нет времени.
– Вообще-то я тебе говорил, что из лука стрелять не умею. Как я ей смогу воспользоваться?
– Но ведь уметь-то и не нужно. Нужно лишь представлять! И эти слова я услышала именно от тебя! Представь. Представь, что ты стреляешь из лука. Представь, что ты умеешь стрелять из лука. «Сжульничай» хотя бы! Используй свои способности, и сделай так, чтобы это у тебя получилось. Хотя бы попытайся. Вариантов уйма. Но стрелу не ломай! Пока что...
– Убедила. Так уж и быть, попытаюсь использовать стрелу именно так, как изначально предусмотрено. Но если всё получиться, то мешкать недопустимо, действовать придётся сразу.
– И?..
– Куда целиться? Монстр то большой. Вариантов уйма, а твои мысли я читать не умею.
Прямо во время нашего разговора Хтония снова атаковала голема «пылью», но второй раз на одну и ту же уловку конструкт не попался, и ретировался ещё до того, как атака была начата. Стоило же Хтонии перестать нападать, как голем снова сократил расстояние, и своими клинками начал наносить удары по враждебному монстру. Впрочем, эффективность, как и прежде, оставляла желать лучшего. Нижняя часть Хтонии находилась примерно на уровне подбородка конструкта. Наносить сильные удары с такой позиции было достаточно затруднительно.
– Куда целиться? Сложно сказать. Я пытаюсь найти уязвимость и постараться усилить её. Но с уязвимостями у чудовища проблемы. Они практически отсутствуют! Хтония такой же кластер, как и Королева. Хотя сейчас ситуация немного лучше. «Ядро» более структурировано, и что самое важное, бо́льшая его часть вполне физический объект, который можно разрушить. Вот только оно скрыто глубоко в толще данного чудовища, и добраться до него затруднительно.
– Тебе болтовня не мешает сражаться?
– Нет. Ни капельки. Я могу думать и за троих одновременно! Сложно, но ничего особо выдающегося в этом нет. Но твой намёк я поняла. Действуем так: я использую «блуждающую уязвимость» и пытаюсь найти наиболее слабый участок брони Хтонии. Если ты видишь, что данная структура остановилась, и находиться на одном и том же месте более десяти секунд, целься в то место без раздумий. Я буду размягчать внешнюю оболочку, а ты должен разрушить всё, что расположено между панцирем и «ядром».
Странная аномалия, созданная магией Хельги, теперь постоянно перемещалась по панцирю враждебного чудовища. Вот только двигалась она постоянно, вообще ни на мгновение не задерживаясь. Похоже, аристократка и сама не знала, куда лучше всего бить. Я уже было хотел уточнить у вампирки, как обстоят у нас дела, как структура остановилась и полностью перестала перемещаться, и зависла немного выше того места, где прежде располагался «поясок» из щупалец.

...Я начал отсчитывать секунды...
...Досчитав до десяти, я решил попробовать использовать волшебную стрелу, не просто использовать, но использовать правильно.

...Пускай из лука я никогда и не стрелял, я примерно представлял, как это должно выглядеть... ...Одновременно с этим я вспоминал, те два раза, когда Мейлинь использоваа данные стрелы... ...Пытался повторить её действия... ...Хотя бы мысленно... ...Пробовал представлять...

...Образ... ...Самым главным был именно образ... ...Мои мыслецели...
...Я взял волшебную стрелу. Закрыл глаза. Представил, образ лука. Представил, что держу его в своих руках, что натягиваю тетиву. Я открыл глаза, и понял, что ничего не произошло.
Это не укрылось от глаз Хельги, и она сказала:
– Попытайся снова. Старательней пытайся.
Я снова закрыл глаза, но на этот раз начал «ворошить свою память», мысленно пытаясь повторно пережить тот момент, когда Мейлинь использовала данные стрелы, и снова попробовал представить то эфемерное оружие, и что использую его. В определённый момент я почувствовал, что всё это словно действительно существует, а на этот раз открыв глаза увидел призрачную структуру, которая имела форму лука.

Стоило мне отпустить призрачную/эфемерную тетиву. Ничего не изменилось/абсолютно всё поменялось. Конфликт постепенно начал переходить на новый уровень. Стрела попала примерно в то место, где броня была прослаблена. Вот только ничего существенного не произошло. Вернее не так: Я не увидел ничего особого. Волшебная стрела попала во врага, но ничего другого я не видел. Никаких внешних проявлений. Но как часто бывает, первое впечатление было ошибочным.

Голем начал отходить назад, отступать. Это действия казались мне странными, но очень недолго. Конструкт снова зарычал, и теперь побежал в сторону врага, а вплотную приблизившись к Хтонии, совершил прыжок. Своими клинками он нанес удар аккурат в то место, где должна была быть пробитой броня. Судя по результату атаки, не то стрела, не то аномалия, не то и первое и второе всё-таки подействовали. Хотя видимые признаки как и прежде отсутствовали. Клинки глубоко погрузились в тело более враждебного чудовища, и теперь конструкт под своей, весьма немалой, массой сползал вниз, а его оружие ещё сильнее впивалось во врага.
Когти на «обычной» руке сейчас заметно прибавили в размерах, и тоже терзали плоть Хтонии. Параллельно с этим конструкт пытался как-то компенсировать то, что собственная масса тянет его к земле, пытался подняться повыше, и даже этими попытками удержаться на прежнем месте наносил врагу весьма существенные повреждения. Но и этого явно было недостаточно. Тем не менее, рукотворное чудовище даже не думало сдаваться. Оно сделало серую выстрелов «в упор» по Хтонии, а те, в свою очередь, сформировали взрывы. Про которые я уже почти забыл. Но несмотря на все наши усилия, порождение вторжения, явно сдаваться не собиралось.

Хельга, похоже, всё это понимала, даже несмотря на то, что она была в состоянии транса, девушка выглядела хмуро. Так как на мои вопросы она, как правило, реагировала, я решил уточнить то, как у нас обстоят дела:
– Насколько всё плохо! Ты выглядишь недовольной.
– А почему я должна выглядеть довольной? Весь план летит к чертям.
– А тузов в рукаве нет?
– Есть, но они именно в «рукаве», и использовать их нежелательно. Врочем... Была или не была?
– Пускай будет была.
– Надеюсь ты не ошибся.
– И что ты собира...
– Не собираюсь. Уже сделала.
– И что именно?
– Только что я полностью разрушила броню.
– Броню?
– Именно. Не броню, что защищает голема от внешнего мира, но броню, которая защищает мир от этого чудовища. Я отпустила все те немногие «цепи», которые оставались, напоследок подарив конструкту безумный коктейль из гормонов и нейромедиаторов.
– То есть ты ЭТО больше не контролируешь?
– Всё верно. Но не беспокойся. По крайней мере пока что. В теории голем сейчас обезумел, стал самым настоящим берсеркером, поэтому пока существует Хтония нам волноваться не о чем.
– В теории? Я уже начинаю жалеть, что произнёс те слова.
– Не нервничай. Лучше наслаждайся зрелищем. Не часто удаётся такое увидеть.

Смотреть действительно было на что. «Нормальная» рука голема перестала быть таковой. Она начала увеличиваться в размерах. Очень скоро броня лопнула, а под ней обнаружилось огромное количество отростков. Которые уже давно успели набить оскомину. Те, в свою очередеь, продолжили разрастаться и ветвиться, укореняясь прямо в теле Хтонии. Теперь конструкт надёжно закрепился на враге. «Намертво» вцепившись, голем начал вгрызаться в тело Хтонии. Он уже не только кромсал её клинками, но также впивался зубами, вгрызался в самом прямом смысле. Конструкт словно пытался сожрать своего врага. При этом он ни на секунду не ослаблял натиска. Продолжая иссекать тело врага клинками, наносить урон выстрелами, которые были взрывы.

...Голем словно сошел с ума. А судя по тому, что говорила Хельга, подобное было не исключено. Безо всякой тактики или стратегии он продолжал нападать на своего противника. Вот только теперь его действия были вполне успешными. Соответственно вопрос о «вменяемости» монстра отпадал как не нужный. Главное, что его действия наносили вполне существенный вред врагу.
...Голем «рвал и кромсал» разрывал на мелкие клочья всё, к чему мог дотянуться. К счастью в пределах его досягаемости была лишь Хтония.
Конструкт уже давно утратил сходство с человеком. Он сейчас ассоциировался с вирусами. Не с настоящими – которые лишь хотели жить, а с абстрактными, что желали всё уничтожить.
Тело голема продолжало деформироваться, а определённая его часть продолжало пытаться «врасти» в тело врага. Несмотря ни на что.
К счастью для нас, ярость нашего рукотворного монстра не ослабевала. Не имело значение то, что кто-то управляет конструктом или нет. Подобное было хорошо и плохо одновременно. Конструкт превратился в абсолютное воплощение разрушения и уничтожения.

...То, что происходило с големом, выглядело весьма жутко. Он продолжал «расти» внутрь своего противника. Точка «роста» смещалась вдоль конечности, и постепенно оказалась на спине, тем самым освободив руку, которую конструкт сразу же пустил в ход.
Одним только этим он не ограничивался. Чудовище начало выращивать дополнительную конечность, чем-то похожую на паучью лапку с одним когтем, или нечто, отдалённо напоминающее скорпионий хвост.
Ассоциация была абсолютно верной. Назначения было именно таким, каким я его себе и представлял, коготь рассекал плоть, а из множества пор, которые его покрывали, стекала «Порча».
Тело голема продолжало деформироваться. Он непрерывно преобразовывал свою форму, модифицировал тело, и постоянно увеличивал боеспособность. Когда ему были нужны шипы, он выращивал их, когда было нужно пилообразные лезвия клинков – те тоже быстро менялись.
Хотя Хтония не прекращала сопротивляться, сейчас она наносила вред конструкту медленнее, чем тот восстанавливался, и никак не могла избавиться от перешедшего в полупаразитический режим чудовища.
Голем медленно, но неотвратимо приближался к «Ядру» Хтонии. Похоже, что оно имело уйму защитных оболочек, но похоже, что все эти оболочки сейчас были сильно повреждены, а возможно вообще полностью разрушенны. Конструкт с лёгкостью их преодолевал, разрушал, хотя на данные действия уходило немало времени.
Чтобы добраться до «сердца чудовища» потребовалось около трех минут, несколько модификаций тела, и множество выстрелов-взрывов. «Ядро» имело вид кристалла, который обладал какой-то странной, неправильной геометрией. Хотя сказать в чем именно заключается его неправильность не мог. Его размеры были сравнительно невелики. По сравнении с собственно Хтонией. Лишь немногим превышали рост человека. То есть были заметно мельче той октаэдрической структуры, из которой Хтония выросла.
Чем сильнее конструкт повреждал Хтонию, тем сильнее она сопротивлялась. Чтобы вскрыть последнюю защитную оболочку, голему пришлось пожертвовать всеми своими конечностями. Он удерживался лишь за счет структуры, которая вросла прямо в тело врага, единственное чем он мог сейчас нападать – были его собственные зубы, и именно ими он решил нанести завершающий удар. Тело конструкта выгнулось, он схватил странный кристалл, и попытался его раскусить.
Я услышал щелкающий звук, напоминающий звук лопающегося стекла. Те участки «Ядра», которые я мог видеть, покрылись сетью трещин, а затем Хтония буквально вывернулось наизнанку, словно мешком накрыв всю верхнюю половину тела голема, после чего её тело словно окаменело.
Похожая на камень структура, как ни странно, начала расширяться, но недолго, в конце концов она попросту разлетелась на куски. С небольшим опозданием я понял, что Хтония решила утащить то, что её убило в Ад вместе с собой. И это действие было отчасти успешным. Верхняя часть тела конструкта оказалась практически полностью уничтоженной. От неё сохранилось не более десятой части, да и та, преимущественно, представляла скелет.

Посмотрев на достигнутый результат, я перевёл взгляд на Хельгу, она ублыбалась.
– Мы победили! – сообщила мне она.
=======
OST: Nightcore - Veni Vidi Vici
Original song: Highland - Veni, Vidi, Vici
https://www.youtube.com/watch?v=aarmaoV3wOk
=======
– Это было запланировано? – спросил я, показывая на наполовину уничтоженного голема.
– Отчасти. Полноценным сознанием Хтонии не обладают, а при отсутствии Королев ведут себя достаточно шаблонно. Вот только они имеют далеко не одну модель поведения. Впрочем, при получении терминальных повреждений, почти всегда они стремятся забрать своего убийцу вместе с собой в могилу. Чем я и воспользовалась. Хтония уничтожена, но ведь конструкт тоже необходимо «утилизировать», что при отсутствии цепей управления может стать очень сложной задачей. Но сейчас у нашего «Огромного Боевого Человекоподобного Голема» разум отсутствует от слова вообще. Моск (!) ведь уничтожен. И это упрощает задачу по утилизации дорогого нашему сердцу монстра. С данным существом ты очень тесно общался, думаю ты смог заметить, что его возможности к приспособлению сильно зависят от его способностей мыслить. А в случае разрушенного мозга – околонулевые. Сопротивление отсутствует. Спалить остатки нервной системы несложно, после чего сжечь остальное тело голема станет не такой уж сложной задачей.
– А как же чудовищная приспособляемость «Дракона?»
– Её нет! Приспособляемость условно контролируемая. Да и к твоему совету сделать бессмертные клетки «дракона» обычными, мы прислушались, и теперь они в состоянии делиться не более сотни раз. Твой совет создать «стволовые структуры», где храниться запас мелких способных свободно преобразовываться, но также смертных клеток, мы тоже учли. Не отрицаю, чтобы победить Хтонию, я прослабила управление големом, но конструкт постоянно находился под моим контролем. Хотя это не запрещало ему действовать вполне себе самостоятельно. В том числе мог нападать на нас. Но вероятная польза превышала допустимый риск, поэтому я поступила так, а не иначе.
– И что ты собираешься сейчас делать?
– Как уже говорила, уничтожить конструкт до того, как он попытается восстановиться. А начинать нужно, пожалуй, со «стволовых структур». Не одолжишь мне ненадолго свой самый любимый меч?
– Если ненадолго, то одолжу, – сказал я передавая «Осквернитель», – но ведь «Порча» не действует на голема.
– Отчасти не действует. Та структура, от которой исходит самая существенная угроза, неспециализирована и иммунитетом не обладает.
Хельга обходила не до конца убитого рукотворного монстра, периодически вскрывал его броню, каждый раз обнажая «стволовые структуры», они выглядели весьма скучно – розоватая аморфная, похожая на желе масса. Как только это происходило. Странная структура, созданная её колдовством, и до сих пор не исчезнувшая, которая разрушала броню Хтонии, перемещалась, и начинала уничтожать основу фактора регенерации. А разрушив очередной «островок регенерации» перемещалась дальше. Затем все действия повторялись.
– Что это такое на самом деле? – спросил я, указывая на аномальную структуру.
– Результат смешения всех моих магических и мистических способностей, завязанный на очень мощный источник энергии извне в виде нашей девочки-волшебницы.
– А поподробнее можно?
– Можно. Конгломерат из магических связок стихийной магии и магии проклятий, усиленный моей мистической способностью нарушать правила, и оттого действующий более эффективно, работающий даже там, где вообще-то не должен. Заодно усиленный моей другой мистической способностью: создавая дополнительные тела, я их тоже видоизменяла, чтобы моя магия действовала наиболее эффективно. Связка очень хорошо подходит для уничтожения живых и условно живых существ. В особенности, когда она запитана от почти неиссякаемого источника энергии.
– Интересно ты придумала.
– Ну... Задумка не то, чтобы совсем моя, но сказать, что я «украла идею» тоже нельзя.
– Как всё запутанно. Ну и ладно.

Мы постепенно обошли остатки голема, начиная от головы, двигаясь вдоль туловища, и постепенно приблизились к бедру огромного монстра.
На этот раз Хельга возилась заметно дольше. Аномалия застыла, словно ожидая команды от вампирки. Девушка словно прорубывала путь внутри тела чудовища. Она определённо что-то искала...
...Искала она нечто, про что я совершенно забыл. Это был глаз философский камень. Теперь он заметно прибавил в размерах, и имел размеры теннисного мяча Мяча для большого тенниса, не настольного.
– Я думал, что он уничтожен. Но считал подобное допустимым.
– Зря думал. Мне тоже очень не нравиться, если я ломаю чужие вещи. Поэтому перед тем, как «отпустить все цепи», переместила данную вещь в более безопасное место.

>> №4697304   #25
1523474228884.jpg - (111 KB, 950x768, f4235d613b0edb6fca86337f03a04409)  
111 KB

Я продолжал беседовать с Хельгой, пока та уничтожала «стволовые структуры», и нервную систему недобитого голема, но в определённый момент аномалия, которую девушка-вампир использовала в качестве инструмента, исчезла.
Лицо Хельги побледнело. Она моментально посмотрела в ту сторону сторону, где находилась Эрибу.
Я проследил за взглядом аристократки. Эристрия сейчас лежала посреди начертанного ей магического круга. Хельга сорвалась с места, и за считанные секунды добралась до девочки-волшебницы. Мне же понадобилось гораздо больше времени.

Хельга подошла к Эристрии и сразу начала её остматривать. При этом её лицо моментально осунулось. Сейчас девочка-волшебница могла двигаться, она попыталась подняться. Но это у неё не получилось, она согнулась в приступе кашля. Вот только отхаркивала девушка изрядное количество крови.
Бегло осмотрев девушку, аристократка подошла ко мне.
– Что происходит?
– Всё очень очень-плохо. Эрибу больше не жилец, у нее отказали печень, почки, обширное внутреннее кровотечение, как в грудной клетке, так и в брюшной полости. Многочисленные травмы внутренних органов, не менее многочисленные парезы, а местами вообще – некрозы. Даже я ничем не могу ей помочь. Эристрия долго не протянет.
=======
OST: The Daydream – I miss you.
https://www.youtube.com/watch?v=oPg9NfZMbNA
=======
Эрибу в очередной раз попыталась подняться, но как и прежде безрезультатно.
Она внимательно, и одновременно слегка грустно посмотрела на меня и Хельгу, после чего сказала:
– Со мной всё в порядке, просто нужно немного отдохнуть... Как же сильно мне хочется спать...
– Всё в порядке... – сказала Хельга, подойдя к Эрибу, но я понимал, что она лгала.
– Отлично! – всё так же жизнерадостно, но очень-очень слабо ответила Эристрия, – Но... Пожалуйста... Снимите с меня это чертово платье... Счастик, ты тоже помогай Хельге. Всё равно не впервой. Смущаться нет смысла. Да и не до того.
Хельга послушалась, и молча начала раздевать Эрибу. Сейчас её одежда выглядела несколько странно. Создавалось впечатление, что она в буквальном смысле «вросла» в тело девочки-волшебницы.
Раздевали девушку мы в порядке, обратном тому, как она одевалась. Что было вполне логично. Вначале сняли ленты с колокольчиками, что находились на платье, затем начали выплетать шнурки с такими же лентами, что находились в волосах. Сняли корону-тиару, шарфоподобную ленту, и обувь. После чего начали снимать собственно платье.
Как оказалось ощущение, что одежда «вросла» были отчасти верным. С изнаночной её стороны сейчас отходило множество тонких красных нитей, которые буквально оплетали тело девушки. Причем очень плотно. Когда я или Хельга снимали какую-то деталь платья. Они расслаблялись, расплетались, и медленно начинали втягиваться внутрь, пока не исчезали, словно их вообще никогда не было. Однако следы на теле Эристрии говорили об обратном. На коже словно была нарисованная красная сеточка, было видно, что нити с силой затягивались вокруг неё, впивались, в некоторых местах кожа вообще лопнула. Но даже это выглядело мелочью. Юная волшебница выглядела так, словно её подвергли жестоким побоям. И если после боя с темным воином на её теле появилось некоторое количество синяков и кровоподтеков, то сейчас оно вообще представляло один единый сплошной синяк, причем застарелый. Кожа под платьем приобрела нездоровый желтушный цвет, и на ней «красовались» множество больших, примерно с ладонь, синюшно-фиолетовых пятен-гематом. Разобравшись собственно с платьем, мы сняли остатки комплекта: чулки и перчатки.
Процедуру своего раздевания Эрибу переносила спокойно, можно сказать стоически.
Обратилась к нам она, лишь когда мы всё закончили.
– Дальше переодевать меня вовсе не обязательно. Меня не убудет.
– Убудет... Не убудет... Неважно. Мне нужно с тобой серьёзно поговорить. И тебя таки убудет! – прямым текстом вынесла вердикт Хельга.
– Лучше бы ты задавала вопросы.
– Собственно вопросов то и нет. Скорее комментарии к тому, что произошло.
– Ну, тогда комментируй.
– Всё это не стоило того, чтобы жертвовать собой!
– Но я ведь ещё не умерла... Я всего лишь хочу закрыть глаза... Чуток отдохнуть. – ответила Эрибу несколько слабеющим голосом.
– Ты при смерти! Ты хоть это понимаешь! Почему ты поступила так безрассудно?
– Если бы я этого не сделала, мы бы все равно бы погибли!
– Мы бы что-то обязательно придумали!
– Изменить прошлое затруднительно. Ты должна прекрасно понимать это. А то, что произошло – мой собственный выбор! Мне действительно нужно лишь чуток отдохнуть...

Хельга оставила Эрибу. Она продолжила возиться с конструктом, методично его разрушая, хотя теперь ей требовалось значительно больше времени, чтобы достичь какого-либо результата.

...Всё изменилось... Эристрия истошно начала вопить. Судя по всему вопить от боли. Девушка кричала и плакала, но к тому моменту, как я подошел к ней она уже молчала. Вот только слёзы продолжали стекать по её лицу.
– Что происходит? – задал я предельно банальный, но весьма важный вопрос.
– Ничего особого. Вернулось ощущение собственного тела, и соответственно боли, что я прежде потеряла. А происходит подобное всегда ВНЕЗАПНО!!! Но со мной действительно всё в порядке!
Вот только в её слова верилось с трудом. Девушка плакала... Плакала от боли... Молча... Она явно не хотела показывать, что страдает. Но... Но всё это было очевидно.
Однако, даже несмотря на то, что ей было невероятно больно, она потеряла сознание.
К Эрибу подошел Кьюби. Он двигался весьма странной, слегка вяловатой походкой.
Я ожидал, что он начнёт критиковать Эристрию за беспечность, ожидал едких комментариев. Но он лишь просто остановился и начал вылизывать лицо девочки-волшебницы.
Примерно через минуту тело Кьюби начало расширятся, можно сказать раздуваться, а затем и вовсе лопнуло. Забрызгав девочку-волшебницу и всё, что вокруг него находилось, собственными кровавыми ошмётками.
Если прежде, в таких случаях, маскот как правило, начинал восстанавливаться, то сейчас ничего подобного не происходило. Теперь фамильяр девочки волшебницы представлял лишь кровавую лужу со множеством и бесформенные куски мяса.

Это событие несколько отвлекло Хельгу:
– Ты и сам вполне понимаешь, что это значит. Не веришь. Не хочешь принимать. Но осознаёшь! Эрибу пожертвовала собой. Пожертвовала, чтобы ты и я смогли выжить. Девушка ещё как бы жива, но по факту уже мертва!
Впрочем, не смотря ни на что, вампирка продолжила делать то, что делала прежде – уничтожала то, что осталось от голема. При этом делала всё с каким-то странным остервенением. Хотя аристократка явно пыталась выглядеть спокойной, она явно вымещала свою собственную злобу. Я же чувствовал какое-то внутреннее опустошение. Мне до сих пор не верилось, что Эрибу может так просто умереть. Вот только... Вот только всё говорило об обратном. Девушке становилось всё хуже. Она бредила, постоянно бессвязно что-то бормотала, иногда открывала глаза, но так и не приходила в сознание, её взгляд всё время был затуманенным, замутнённым. У неё был очень сильный жар.
А я... ...А я мог лишь наблюдать...
Хельга всё также продолжала срывать свою злость на останках конструкта. Причем вела себя всё более и более агрессивно. Вампирка явно теряла контроль над собой.
Я подошел к аристократке, положил ей руку на плече, после чего верх и низ несколько раз поменялись местами.
Я находился примерно в двадцати метрах от Хельги, и судя по всему всё это состояние преодолел в свободном полёте. Если бы не наличие «Ауры» и заклятий наложенных на меня Мейлинь, то я, скорее всего, получил бы очень серьёзные травмы, вплоть до перелома шеи. Приземление было очень жестким. Причем первой коснулась земли именно голова. Однако всё это быстро остудили девушку. Аристократка быстро подбежала ко мне, бегло на меня взглянула, и сказала:
– Всё в порядке. То есть извини... Нехорошо получилось.
– Ничего страшного.
– Чего страшного! Из-за меня погибла Эрибу! Я потеряла над собой контроль, и едва не прикончила тебя!
– Эрибу ещё жива. Поэтому говорить, что она погибла некорректно. Что касается меня – обиды не держу.
– Эрибу то жива... Вот только... Вот только повторяю – она обречена. Ей не станет лучше. Я биомаг, но черт подери, моя мистическая способность на неё почти не действует, вернее действует но как-то очень странно, и к желаемому результату не приводит. На чужую помощь рассчитывать тоже не стоит – барьер даже не думает распадаться. А виновата во всём я и мой эгоизм. Если бы я вас не позвала...
– Ты не виновата! Ни меня, ни Эристрию никто не принуждал! Каждый из нас сделал выбор по своим собственным причинам. Корить себя только за то, что ты предложила ей участвовать в опасном мероприятии глупо. Тем более ты сама сразу же озвучила, что оно опасное.
– Здесь может быть ты и прав. Но моих ошибок тоже достаточно. Я недооценила масштабы вторжения. Поняла, что ошиблась слишком поздно. Если бы я сообразила, как обстоят дела на самом деле, то даже не предлагала бы вам двоим остаться. Пользуясь правами гильдмастера, я просто бы распустила гильдию, и как бывший гильдмастер, отвела бы вас до безопасного места. Я переоценила возможности Эристрии. Её предел прочности. Нужно было прятаться. Убегать. На крайний случай вместо одного большого создать несколько мелких монстров, цель которых была не уничтожение врага, а лишь отвлечение его внимания. Даже крупная собака не загрызёт медведя, но даже несколько мелких достаточно, чтобы его длительное время отвлекать. Черт подери. Используя стороннюю подпитку магией, я могла сражаться «в три тела» неограниченно долгое время. А энергозатраты на подобное наверное в тысячи раз меньше, чем подпитка конструкта. Я понимаю, что ты хочешь меня поддержать. Ценю это. Но Эристрия погибла из-за того, что я последовательно совершила целый ряд ошибок. Из-за того, что я раз за разам ошибалась.

– Перемываете мои косточки? – спросила подкравшаяся сзади Эрибу, – Нет нет! Я не виню вас. Тем более наш мастер гильдии признаёт свою неправоту.
– Как? – была первая фраза Хельги.
– Может быть ты и биомаг, но я целитель! Не спорю, в классической магии я разбираюсь паршиво. Но это отнюдь не значит, что я ничего не умею! Кое-как подлечить себя я вполне в состоянии. Вдобавок я неплохо умею в магию очищения. И очистить себя от чего-то плохого тоже могу. Также, не так давно, я обрела странную способность под не менее странным названием: VIRGIN OUTLAW – а она, помимо всего прочего, добавляет заметный прирост к регенерации. Нужно мыслить нестандартно. Комбинируя первое, второе и третье можно много чего достичь. Тем более я вам обоим прямым текстом говорила, что мне нужен лишь отдых. А что Кьюбеюи верить не стоит, так это вы должны были понять самостоятельно!
– А Эристрия в одном только нижнем белье! – сказал весьма очевидную вещь, появившийся как всегда словно из ниоткуда, маскот Эрибу
– Заткнись! Не до того! Меня уже собрались хоронить! Ещё одно слово, и я тебя пристрелю.
– Молчу, молчу!
– Впрочем, Кьюби как назло прав, подождите пожалуйста. Мне действительно нужно одется. Хельга! Быстро иди помогать мне. Моё тело до сих пор меня плохо слушается. Словно онемевшее. Гораздо проще попросить кого-то помочь, чем что-то делать самостоятельно. Счастик, а ты не подглядывай. Я понимаю, что фраза в целом звучит глупо, учитывая то, что снимала с меня одежду не только Хельга, но и ты также. Причем ты дважды, а Хельга лишь один раз. Однако всё равно скажу, что те два случая были экстренными мерами. Если на меня глазеют когда я нахожусь в одном только нижнем белье, мне подобное не слишком нравиться.
– Ладно, ладно, понял, понял. Развлекайтесь там без меня!
Шутка оказалась неудачной, и Эрибу и Хельга злобно посмотрели на меня, но всё же проигнорировали эти слова.

От ничего не делать, я подошел к останкам голема. Они до сих пор проявляли активность, но сейчас весьма слабую. Хотя монстр был скорее мёртв, чем жив, одно его присутствие напрягало. Если ресурс конструкта примерно соответствовал десятой части возможностей своей основы, мне становилось не по себе. Поэтому, с одной стороны со скуки, с другой стороны из-за необходимости, я решил дальше сжигать/разрушать сущность монстра. Благо боеприпасы «Опустошителя» обладали большой мощностью, и самым разнообразным набором свойств. В общем как бы делал то, чем прежде занималась аристократка.

Достаточно долго меня не беспокоили, но через определённое время обо мне вспомнила Хельга:
– Знаешь. Я теперь начинаю понимать Фланю. В тебе действительно «что-то есть». Вот только «это самое» находиться очень глубоко. Внутренний потенциал налицо, но чтобы его раскрыть, требуется поистине чудовищное количество времени.
–Бол-тов-ня! Обсуждать различные абстракции сейчас не время и не место. Нам бы уже пора выбраться из данной ловушки! – перебила её Эрибу.
– Вообще-то рано. Необходимо уничтожить всё, что может нести угрозу, включая нашего драгоценного голема.
– Это инструмент, но не драгоценность. Жги! Мне не жаль!!! Пускай голем будет сожжен!!!!! Как сентябрь! Его роль завершилась.
– И его теперь необходимо уничтожить?
– Именно! Несмотря на то, что создание данного чудовища потребовало огромных сил. Хранить настолько опасную вещь слишком рискованно. Уничтожить на порядок проще. Тем более, что в отличии от основы/оригинала, вероятно бессмертного, данный монстр, вполне себе уничтожим. И даже уже разрушен более чем наполовину. Намного более.
Хельга сказала, что моя помощь не требуется, и что справится она самостоятельно. Затем она немного помолчала, а ещё через некоторое время спросила:
– Не мог бы ты ненадолго одолжить мне свой пистолет?
– Мог бы, но не слишком уверен, что «Опустошитель» тебя послушается. Это оружие весьма капризное.
– Все равно стоит попробовать! Мы же ведь друзья? Может быть, и послушается.
– Может быть, и послушается... – сказал я, передавая пистолет девушке, – ни в коем случае, запомни! Ни в коем случае не целься в мою сторону!!! В меня! Ни при каких условиях! Пистолет может это воспринять как агрессию и выстрелить уже в тебя. Случаи уже были. А ещё при нажатии на спуск, ты должна хотеть выстрелить. Иначе ничего не произойдёт.
– Интересная реализация предохранителя. Можно ещё один вопрос?
– Задавай.
– Как ты его таскаешь? Он до безобразия тяжелый. Мне это без разницы, но как ты сам с ним справляешься?
– Текущая масса двадцать семь килограмм. Восемнадцать килограмм плюс пятьдесят процентов сверху из-за использования усиленного режима. Однако, когда конкретно я держу его в руках, на него действует персональное ускорение свободного падения, которое составляет лишь десять процентов от нормы, и соответственно весит этот пистолет лишь два и семь килограмма. Это свойство упрощает его транспортировку и использование. За счет колоссальной массы – колоссальной как для пистолета, отдача не такая уж и сильная, даже несмотря на слонобойный калибр. Конечно, к тому, что когда я его таскаю, то становлюсь, считай на треть тяжелее, пришлось долго привыкать. Но оно того стоит.
– Будем знать. Но ты кажется что-то забыл.
– И что же?
– Что, что? Патроны и магазины! Очевидно же.
– И то верно.

Пистолет Хельгу всё-таки послушался. Хотя, судя по всему, он имел своё собственное чувство юмора, и стрелял всегда строго через раз. Нажатие на спуск... Ничего не происходит... Нажатие на спуск... Выстрел... Нажатие на спуск... Ничего не происходит... Нажатие на спуск... Выстрел... Всё это повторялось неоднократно, но всегда только второй выстрел приносил результат. Однако подобные мелочи аристократку, судя по всему, совершенно не волновали. Девушка методично уничтожала останки рукотворного монстра. Для того чтобы сжечь всё, что осталось от голема ей потребовалось меньше чем полчаса. После чего она вернулась, отдала мне пистолет и все три моих меча, сказав, что пора возвращаться, при этом комментируя текущее положение вещей:
– Идея расположиться в самом дальнем углу «арены» неплохая, но имеет ряд существенных недостатков. Все они связаны со «схлопыванием» барьера. Почти наверняка всё то, что оказалось вне физической привязки, вне перенесённого под барьер участка города, что будет располагаться внутри «пустого пространства», перенесётся обратно. Вот только не факт, что целым и невредимым. Поэтому нам следует побыстрее покинуть потенциально опасное место. Время действия данной магии уже начинает подходить к концу.
– Тогда мне становятся непонятными твои действия. Если барьер разрушает всё, что находиться вне привязки, то зачем тебе нужно было уничтожать конструкта? При схлопывании, он всё рвано оказался бы уничтоженным.
– Я не знаю наверняка. То, что я сказала не более, чем догадки. То есть не догадки, всё о чем я говорила произойдёт, вот только масштабы я оценить не в состоянии. Возможно тело голема просто протащит волоком, хотя не исключено, что оно окажется разрушенным даже на субатомном уровне.

Как оказалось, скоро заняло примерно полтора часа. Тюрьма для ныне почившей Хтонии, Хтонический барьер, был сделан добротно.
Переход в «реальный мир» был почти мгновенен. Вместо серой пустоты ВНЕЗАПНО вновь появился остальной город. Он был абсолютно пустынен.
Что касалось останков двух чудовишчь, то результат был средним. Они продолжили своё существование, но их буквально перетёрло в самый настоящий фарш.
Хельга вновь достала трубку, похожую на химический фонарь, согнула и взболтнула её, после чего кинула в сторону.
Я ожидал снова услышать душераздирающий рёв, но его не было.
– Что это? – спросил я.
– Запрос на эвакуацию. Сейчас боеспособность нашей группы близка к нулю. Ты на пределе. Эрибу едва держится на ногах. Я тоже крайне вымотана. Никто из нас сейчас не в состоянии сражаться. Запрос на эвакуацию не факт, что удовлетворят, возможно нам придётся выбираться отсюда своими собственными силами, но я надеюсь на лучшее. Тем более...

>> №4697311   #26
1523474424344.jpg - (102 KB, 850x601, 3ffaf5495e54d2fb3c5a0b810baaea93)  
102 KB

Прямо над тем местом, куда Хельга бросила ту штуковину, воздух начал мерцать. Там возникло марево, похожее на то, что появляется над асфальтом, камнем при сильной жаре.
Вот только это марево имело на удивление правильную, прямоугольную форму. Странности на этом не закончились. Очень быстро стало вообще невозможно рассмотреть, что находиться за ней, всё было слишком размыто. Затем прозрачность начала восстанавливаться, но не до конца – марево всё равно осталось, правда теперь по другую сторону располагалось нечто новое. Словно перед нами находилась дверь в какое-то иное место.
– Запрос рассмотрели. Но черт подери, почему именно так? Однако выбирать не приходиться. Следуйте за мной. И ни в коем случае не прикасайтесь к краям разрыва. О них очень легко травмироваться.
Мы последовали вслед за аристократкой. Девушка прошла через странную, слегка мерцающую мембрану, и жестом позвала нас следовать за ней. Помня об осторожности, я тоже перешел на другую сторону, при этом никаких особых ощущений не почувствовал. Как только Эрибу тоже перешла, разрыв исчез.
Мы всё также находились всё в том же городе, но на этот раз уже вне области, где должно было происходить вторжение, вне барьеров. Я и девочка-волшебница определённо здесь гуляли во время нашего странноватого свидания. Но сейчас здесь было абсолютно пустынно. В пределах видимости не наблюдалось ни одного человека.

Пустынно было недолго. Я даже не успел заметить, откуда именно появился незнакомец. Это был довольно высокий худощавый парень, на вид которому было максимум лет двадцать. Блондин с не то чтобы длинными, но и не с короткими волосами, и большими выразительными глазами, имеющий несколько женственный, или же аристократичный вид, хотя по своему, красивый. Так сказать, обладающий всеми атрибутами «принца на белом коне». Ну, или бисенёна. Одет незнакомец был в бежевого цвета костюм классического покроя. Ну, или не совсем классического. Левую сторону пиджака украшал абстрактный, но достаточно интересный узор.

Когда этот парень приблизился, я понял, что про глаза я малость ошибся. Они были не только выразительными, а ещё выглядели несколько странно и жутковато. Не только зрачок, радужка тоже была черного цвета. Но это был не обычный черный, а абсолютный черный, там словно находилась непроглядная тьма, казалось, что смотришь в пустоту, в бездну.

Незнакомец вплотную приблизился к нам, и сказал:
– Эристрия, вы так прекрасны и чисты,
Я Вами поражен до самой глубины души!
И при этом передал розу – фиолетовую с зелеными и желтыми звёздочками на лепестках.
Хельга, наблюдая за тем, что происходит, похоже, едва сдерживала гнев. В определённый момент она «сорвалась», и нанесла ему пощечину.
– Не верь ни единому слову этого мерзавца!
– Допустим, – ответила ей Эристрия, – но ты говоришь, да и ведёшь себя тоже так, словно это твой «бывший?»
– Хуже. Всё намного, намного хуже. Это мой отец! Ты даже представить себе не можешь, как я была обрадована когда Кейн однажды сообщил мне: «Хельга, я не убивал твоего отца, я и есть твой отец!»
– Что к нам пожаловал Кейн своей собственной персоной, я поняла. Но кой-чего всё равно недопонимаю. Насколько я понимаю, Кейн считай, что эталон брутальности и бессердечности! Про таких порой говорят: «Одного взгляда на них достаточно, чтобы забеременить». Вот только этот парень, на подобный эталон явно не тянет. Когда говорят про Кейна создаётся впечатление, что он выглядит как шкафоподобный громила ростом под два с половиной метра. Рыжий, угрюмый, бородатый, а его тело представляет сплошное нагромождение перекачанных мускулов. Брутальный и бессердечный. Чудовищный и не предсказуемый. Может завязать рельсу узлом безо всяких вампирских уловок.
– Не обманывайся его внешним видом. Перед тобой находится самое настоящее чудовище, повинное как минимум в одной мировой войне. А в описании брутальности и бессердечности лжи нет. Просто внешний вид не слишком соответствует внутренней сущности. Ты просто не видела его в гневе. И кстати, именно Кейн повесил барьер на Хтонию, запечатав её. Причем прекрасно осознавая тот факт, что мы находимся рядом, и вместе с ней окажемся в ловушке. «ЛЁД» тоже его работа, не знать, что время действия заморозки меньше чем у барьера он не мог. Напомнить тебе, что из-за того случая ты едва не погибла?
– Зря ты так! Ты же моя любимая дочурка. Я бы никогда не стал рисковать твоей жизнью. Тем более прекрасно понимаю, что убегать от Хтонии ты можешь часами, причем без передышки, – всё также полусерьёзно, полушутя отвечал Кейн.
– Я может быть и могу, но не мои друзья? Ты о них думал?
– Обязательно. То, что они знакомы с Фландрией придаёт им некоторую ценность. Меня и так много кто хочет уничтожить. Наживать ещё одного врага, в мои планы не входит. Ты ведь должна помнить, что комбинация сил моих чародейских глаз и мистических способностей, позволяют мне, пускай и ограниченно, но предвидеть будущее. Прежде чем сажать в «клетку», я обязательно проверил, выживете ли вы. Правда, даже подумать не мог, что вы справитесь с чудовищем. Мне казалось, что твоей гильдии или удастся каким-то образом и дальше удерживать Хтонию в неактивном состоянии, или же остальные как и ты, смогут постоянно от неё сбегать.
При этом Кейн продолжал говорить совершенно спокойным, можно сказать – будничным тоном. Следуя его мысли иногда даже казалось, что он прав. Хотя... Черт подери! Он ни капли не был прав.
– Эристрия, вы так прекрасны, а я люблю всё прекрасное, не желаете Вы стать моей женой?
Эрибу явно была обескуражена, она с трудом выдавила:
– Это он так шутит? Или же серьёзно? Хельга...
– Было бы хорошо, если бы шутил. Вот только... Вот только в таких вопросах он никогда не шутит. Это вполне серьёзное предложение. Но посоветую. Не ведись на его харизму. На его обаяние и очарование. Когда мы учились вместе в средней школе, за ним бегало считай всё женское население школы, включая преподавательниц.
– Вы вместе учились в средней школе? Что-то я вообще перестаю, что-либо понимать! – с каким-то недоумением посмотрела на Хельгу Эрибу.
– Забей. Вся история взаимоотношений меня и моего отца очень мутная и муторная, но как-нибудь потом я её расскажу. Обязательно.
– Эристрия! Я ни капли Вас не тороплю. Трезво оцените все за и против, и ответьте мне в любой удобный для Вас момент.
– Ах да. Забыла сказать еще несколько интересных подробностей. Развод для Кейна неприемлем, если жена захочет от него уйти, он её попросту убьёт. Супружеская измена, естественно тоже, а результат ещё более жестокий. Но только не для него. Для Кейна вполне нормально иметь четыре жены и постоянно ходить «налево». Заигрывать с малолетними, а иногда вообще не совсем живыми.
– Ты так говоришь, как будто я нахожусь в каком-то другом месте, и вообще твои слова могут неправильно понять – всё также, не выражая никаких особых эмоций ответил Кейн.
– Ты так говоришь, как будто я лгала? Есть ли в моих словах ложь?
– Лжи нет. Есть лишь искажение фактов.
– Чья бы корова мычала.

Создавалось впечатление, что несмотря на явную неприязнь Хельги к отцу, её отношения с ним были не настолько плохими, как она хотела это подчеркнуть. А перепалка, что между ними происходила, напоминала чем-то игру двух азартных игроков, причем ни один из них не намеревался хоть в чем-то уступать оппоненту. Это было весьма интересно, но задавать подобные вопросы сейчас было неуместно.

Словесная дуэль между Кейном и Хельгой закончилась неожиданно, и без каких-либо видимых предпосылок. Девушка-вампир просто спросила:
– Как состоит обстановка в городе.
Кейн сразу же переменился в лице. И теперь выглядел на порядок серьёзнее, казалось, что это совершенно другой человек:
– Долго! Непростительно долго! И ты ещё называешь себя главой гильдии! Город был успешно эвакуирован. Потери среди гражданских невелики – восемнадцать человек убитыми и пропавшими без вести. Эвакуация «наблюдателей» прошла без прецедентов. Вторая Хтония смогла проломить периметр, но данную угрозу быстро локализировали и уничтожили. На момент прорыва было эвакуировано более девяносто пяти процентов населения. Те, которые ещё не были эвакуированы, располагались преимущественно возле второго периметра. Исключения по большей части – идиоты и тормоза, поэтому их не особо жалко. Хтонию оперативно уничтожили. А прорыв в периметре быстро закрыли. Жертвы имеются, но катастрофы не произошло. Однако было весьма и весьма «жарко». По состоянию на текущий момент подавляющее большинство «вторженцев» уничтожено. Хотя многие районы города достаточно опасны.
...Вслед за Кейном прибыла Фландрия, её появление выглядело намного более произаичным. Она просто летела, хотя достаточно быстро, при этом крылья за её спиной отсутствовали.
Приземлившись она подошла к Кейну и повелительным тоном спросила:
– Я требую объяснений! Почему мои друзья оказались в одной клетке с Хтонией?
– Они просто оказались слишком близко к Хтонии в момент постановки барьера и случайно попали под него вместе с нашим врагом, такое периодически происходит, – всё также будничным тоном отвечал Фландрии Кейн.
– Случайно говоришь?
– Да именно так и было!
– Случайно... Да я бы разнесла бы твой чертов барьер, будь он дважды, трижды неладен. Но как назло его природа слишком специфична. Он вполне может неудачно «схолопнуться», перемолов в однообразную субстанцию всё, что находиться внутри, за исключением, пожалуй самой Хтонии. Она уж слишком жырная. Где ты всё это время черт подери находился? – Фландрия определённо была взбешена.
– На поле боя, где же ещё! – всё также невозмутимо отвечал аристократ, – Вы же должны помнить, что я вхожу в группы зачистки. Хотя я и не единственный, кто может создавать пространственные разрывы, я единственный который их может делать быстро, много, и без особых усилий. И это даже ценнее, чем мои боевые навыки. Фактически я обеспечивал всю логистику боевых групп.
– Ты нарываешься? – Фландрия уже была «взвинчена» до предела.
– Фландрия, успокойтесь. Ничего непоправимого не произошло! Зачем ссориться?
– Ничего непоправимого не произошло? Но ведь могло, ведь могло произойти!
В определённый момент Скарлет «сорвалась». В сторону Кейна понеслись десятки магических пуль, самых разнообразных форм и размеров.
Но то, что происходило дальше, было несколько неожиданно. Примерно в полуметре от аристократа все они начинали странно себя вести, словно выворачивались наизнанку, схлопывались, или же разрушались каким-то иным способом. Атака не принесла абсолютно никакого результата.
– Значит так! – всё также спокойно прокомментировал происходящее Кейн, – Грустно, что Вы пытаетесь меня убить, грустно и печально. Но убивать себя я никому не позволю!
Рядом с аристократом начали формироваться две странные структуры. Одна напоминала высокополигональную модель с криво натянутыми, вырвиглазными текстурами, которая примерно выглядела как Кейн, но состояла лишь из многоугольников. Вторая тоже имела поверхность, состоящую из простых геометрических фигур, но формой больше походила на безглазую змею или же странного червя, длиной о семи метрах и диаметром о половине.
– Черт. Кейн создал «Пожирателя» и «Двойника», причем одновременно. Фланя! Будь предельно осторожна. Эти штуковины чертовски опасны. Они буквально «перемалывают» реальность. Кейн утверждает, что мерность пространства там «-4», а мерность времени «-2». Правда это или ложь, сказать сложно, но можно с уверенностью утверждать, что даже субатомные частицы там разрушаются на что-то другое, более мелкое. Когда аномалия переходит в другое место, пространство-время приходит обратно в норму, но единственное что при этом сохраняется – общая масса-энергия, всё остальное случайные флуктуации. Будь осторожна!
– А ещё мне грустно, что моя любимая дочурка болеет не за меня, а за совершенно стороннего человека! – вмешался в разговор Кейн, который не предпринимал ни каких действий, – очень обидно.
– Спасибо, учту,– достаточно спокойно ответила Хельге Фландрия.
Руки девочки-вампира окутало странное сияние, ореол. Спустя мгновение она оказалась рядом с червеподобной аномалией, и схватила её. Необычное сияние изменило форму, и теперь имело вид множества нитей, которые оплетали «червя». Фландрия сделала резкое движение руками, и развела их в сторону, при этом разорвав аномалию напополам.
Кейн согнулся, словно ему нанесли удар в живот. Или пах. У него начался сильный приступ кашля. С кровью. Но почти сразу он пришел в норму, и при этом выглядел довольным.
– А ты и впрямь не так проста, как кажешься. Я чувствовал, догадывался, что ты очень сильна, но даже предположить не мог, что ты обладаешь подобной магией. Что «Пожиратель», что «Двойник» разрушают саму структуру реальности, но ты смогла к ним прикоснуться. И даже более – уничтожить. Ты вообще единственная, кто смогла сделать подобное. Ради того, чтобы узнать такую вещь, стоило «раскрыться».
– Стоило раскрыться?
– Ну да. Или ты думаешь, что я просто пропустил твой удар?
– То есть ты хочешь сказать, что специально подставился под удар?
– Именно. Девочка! Может быть ты и сильна. Даже не так, ты однозначно сильна. Но причинить мне серьёзного вреда всё равно не в состоянии.
– Это мы ещё посмотрим!
Слова Фландрии не расходились с делом, она сразу же начала нападать. Вот только слова Кейна тоже с делом не расходились. Обычные магические снаряды аристократ, как и прежде, разрушал раньше, чем они добирались до него. Фландрия попыталась навязать Кейну ближний бой, но на этот раз ей подобное не удалось. Он словно предугадывал все действия вампирки, словно знал всё наперёд. Скарлет решила переключить своё внимание на аномалию, но на этот раз повторилось всё то, что ранее происходило с Кейном. Девочка банально не могла добраться до врага, тот постоянно ускользал. Более того, «Двойник» периодически атаковал Фландрию, причем весьма успешно, а раны нанесённые аномалией, не заживали. Происходящее явно раздражало Скарлет. Она всё сильнее и сильнее злилась, похоже входила в раж, и явно чрезмерно увлеклась боем. В её руке возникло странное свечение, которое обычно предшествовало уничтожению какого-либо объекта, девочка сжала ладонь. Однако, аномалия похожая на Кейна, исчезла буквально за мгновение до того, как это произошло.
– Бесполезно.
Мне постепенно становилось не по себе. Фландрия была в ярости. На этот раз она решила уничтожить уже самого Кейна. Вот только и на этот раз ничего не произошло. Аристократ «ускользнул» до того, как сработала способность Скарлет, скрывшись в пространственном разрыве.
Когда он появился, то снова повторил:
– Бесполезно.
– Ты... Ты... Ты труп!
На спине Фландрии сформировались крылья, слегка повредив одежду. Её кожа побледнела, румянец исчез, часть волос изменила цвет с золотистого на серебристый, белок левого глаза стал черным, а зрачок – зелёным и светящимся. Вокруг её правой руки, на некотором расстоянии появились волокна/жгуты, похожие на переплетённые между собой языки пламени, которые постоянно меняли свой цвет. Возле её левой руки появилась аналогичная структура, но на порядок более странная. Казалось, что первая аномалия включает в себя сразу все свойства, а вторая наоборот, вообще лишена каких-либо свойств.
Скарлет улыбалась. Улыбалась жуткой и безумной улыбкой.
– Ты... Ты труп.
– Всё равно бесполезно, – всё также невозмутимо ответил Кейн.
Мне казалось, что Кейн обречен, однако я ошибся.
Ничего ровным счетом не поменялось. Вампирка, как и прежде попросту, не могла достичь своей цели. Разве что ставки поднялись.

Кейн появился на расстоянии вытянутой руки от Скарлет, и сделал ей щелбан, при этом сказав:
– Как же Вы прекрасны! Как же Вы милы. Но... Фландрия... Вам не хватает умеренности!
Кейн исчез прежде, чем Скарлет успела среагировать, а когда появился вновь, продолжил свой монолог:
– Вас бросает в крайности. И это плохо. Очень плохо.
Аристократ продолжал перемещаться с места на место, всё также постоянно обращаясь к Фландрии:
– Иногда свои чувства следует сдерживать. Из сегодняшней битвы я узнал как минимум две вещи. Что Вы не слабее меня. И что Вы действительно обладаете свойствами как «алого», так и «темного» домов. Хотя подобное всегда считалось чем-то невозможным. Я это хотел выяснить, и выяснил. Запомните, я не Ваш враг, но союзник. Мне крайне не выгоден конфликт между домами. А из-за Ваших особых свойств, Вы наоборот, невероятно ценны. Простоя мне необходимо было выяснить подлинник Вы или подделка. Но как же прекрасно, что Вы всё-таки настоящая... Мне до сих пор не вериться даже в возможность Вашего существования. Я не понимаю, как такое вообще возможно, но всё это мелочи. Главное, что Вы существуете.

Фланя несколько успокоилась, но до сих пор была чертовски зла.
– То есть всё, что только что произошло, – не более чем спектакль для меня?
– Всё верно.
– Кейн. Ты должен ведь понимать, что сейчас я очень сильно хочу тебя убить?
– У Вас всё равно ничего не получиться. По крайней мере до того, как «пробудете» свои чародейские глаза. Я ведь вижу немного вперёд, и знаю действия других. Включая врагов тоже. Если ты знаешь тактику врага, защититься становиться проще. Что касается Ваших секретов, беспокоиться не о чём, я лоялен Вам, но всё равно сообщу, что Вы некомпетенты!
– Некомпетентна?
– Ну да. Вас слишком легко спровоцировать.
Фландрия не ответила. Девочка-вампир выглядела сердитой, но молчала.
– Уже лучше. Как-же хорошо, когда тебя ценят, когда к твоим советам прислушиваються, – всё также беззаботно говорил Кейн, – Можно несколько каверзных вопросов?
– Задавай. Ведь, что бы я не ответила, ты всё равно спросишь.

>> №4697314   #27
1523474460377.jpg - (715 KB, 1080x1440, 68119f478905a8d1b92f9afb79782b14)  
715 KB

–Насколько я понимаю, на Вас было совершено покушение? Так как меня каждые десять/двадцать/тридцать лет пытаются убить, в подобных вопросах я хорошо разбираюсь. Ваш эскорт исчез ведь не случайно? По всем признакам он был уничтожен подчистую. Похоже, что выжил лишь этот парнишка, – Кейн указал на меня.
– Верно. Покушение имело место. Но меня так просто не убить.
– Не стоит быть настолько самонадеянной. Но это Ваше личное право. Пускай мы недавно немного повздорили, у меня есть к Вам просьба.
– И какая же?
– Передать новому «Темному Властелину», что я тоже вскоре его посещу, как только разберусь с тем бардаком, который сейчас происходит в Молчаливых Холмах. Когда последствия «Вторжения Демонов» будут нивелированы, я тоже прибуду с официальным визитом.
Разговор Фландрии и Кейна завершился, и сразу же перед нами возник пространственный разрыв, а аристократ сообщил следовать за ним. Спорить с ним никто не стал. Мы оказались в новом месте, старый разрыв исчез, а вместо него появился новый. Мы снова перешли, и снова всё повторилось, а спустя примерно дюжину «шагов» уже были в каком-то другом городе, после чего Кейн исчез ни сказав ни слова.
– Где мы? – почти одновременно спросили я и Эрибу.
– Зелёные Холмы, – ответила Хельга, – в связи с всеобщей эвакуацией Молчаливых Холмов, администрация города временно перебирается сюда.
– Вижу здесь хорошая фантазия на названия, – заметила юная волшебница, при этом голос Эристрии, в отличии от самой фразы, был полностью лишен сарказма.
– А в этих краях каждый третий-четвёртый город носит в своём названии «холмы». Молчаливые Холмы, Зелёные Холмы, Скучные Холмы, Цветущие Холмы, Хомячьи Холмы, Злые Холмы, Скользкие Холмы, Глазаимеющие Холмы, и даже Холмистые Холмы. Это только те, которые я сразу вспомнила. Действительно разнообразие поражает.
– Не то слово.
– Фландрия, – обратилась к Скарлет Хельга, – мне вот интересно. Я всегда считала, что ты обладаешь чародейскими глазами. Более того, как и у Кейна, твои чародейские глаза постоянно активны, я лишь пару раз видела, что у тебя глаза небесно-синего цвета. Однако, как оказалось, здесь была моя ошибка. Одни чародейские глаза гасят силу других. Но противопоставить что-то глазам Кейна ты не смогла. При этом всё говорит о том, что «пробудить» их ты вполне в состоянии. Верно?
– Верно, пробудить силу чародейских глаз я могу, – с лёгким раздражением ответила Фландрия, видимо она до сих пор не могла успокоиться из-за того, что Кейн постоянно от неё ускользал, – что касается того, что бо́льшую часть времени мои глаза алого цвета – так это побочное свойство магии, которую я использую.
– Тогда мне становиться интересно почему данная сила, в смысле сила глаз, до сих пор спит? Никак не можешь определиться чего именно хочешь?
– Определиться я как раз определилась. «Глаза Судьбы» – это хорошо, как и «Глаза Поглощения», но я хочу заполучить «Глаза Абсолюта!»
От этих слов Хельга даже присвистнула:
– А на мелочи ты не размениваешься. Захотела сразу заполучить и одно и второе. Вот только глаза, сочетающие оба свойства, есть лишь в легендах, ты уверена, что подобное вообще возможно.
– Возможно. Инфа 100%! Но это весьма и весьма сложно.
– Подобное могло быть интересным. Раньше. Но для меня больше не имеет значения.
– Вот поэтому я и не тороплюсь.
– У меня объявление! – обратилась сразу ко всем нам Хельга, – Так как Кейн весьма и весьма часто посещает эти края, недалеко от Молчаливых Холмов у него есть загородная вилла. Сейчас он слишком занят, и в ближайшее время там появляться не будет. По этой причине приглашаю вас всех немного у меня погостить.
– Обязательно, – первой ответила Эрибу.
– Пожалуй воздержусь, – ответила Фландрия, – я бы с удовольствием осталась, вот только... Вот только на меня возложена дипломатическая миссия. Из-за того, что я решила посетить Молчаливые Холмы, я и так весьма сильно здесь задержалась. И хотя гостить у тебя было бы веселее, чем проводить официальные встречи, мне придётся отказаться. Впрочем, недолго, до завтрашнего утра, ну или вечера, в крайнем случае, я может быть и побуду в гостях.
Ответив полуотказом, Фландрия обратилась ко мне:
– Ты можешь поступать, как хочешь. Даже не так. Тебе необходим отдых, более того этот отдых ты вполне заслужил. Ничего против того, чтобы ты будешь гостить у Хельги на порядок дольше меня, я не имею, тем более мой визит сущая рутина и скукота. Я на него согласилась, потому что сам факт быть дипломатическим послом мне льстит, да и путешествия мне нравятся. Однако сама цель была до безобразия унылой. Когда я подлатаю приведу в норму «Глаз Демона», можешь поступать так, как тебе заблагорассудиться. Но не раньше.
Некоторое время Фландрия внимательно меня рассматривала. Молча, систематично, после чего подвела итоги:
– Нет. Пожалуй, твоим левым глазом необходимо заняться прямо сейчас. Снимай повязку.
Как только я это сделал, Скарлет стала очень хмурой.
– Всё настолько плохо? – спросил я первое, что пришло мне в голову.
– И да и нет. Ничего непоправимого не произошло. Глаз можно привести в норму. Это хорошо. Но... Но черт подери, ты умудрился почти полностью выработать ресурс. Я смогу загнать «Глаз Демона» обратно в подкритичное состояние. Но скорее всего это последний раз, когда такое возможно. Если ты слишком «увлечёшься» и твой левый глаз снова перейдёт в закритичное состояние, то скорее всего в таком состоянии, он и останется, что для тебя равносильно смерти. И вообще, благодари Хельгу. Если бы она не оказывала тебе помощь, тебе был бы нанесён непоправимый вред.
Затем Фландрия подошла к Хельге, и поблагодарила её:
– Спасибо. Если бы не ты, Счастливчик мог бы погибнуть или же стать калекой. Я малость облажалась. Переоценила себя, недооценила факты. Но... Но твои методы лечения всё рвано варварские!!! А теперь помоги мне перенести его вон до той лавочки. Сил то у меня хватает, но из-за того, что я заметно меньше, подобное очень неудобно.
Я понял, что снова полностью парализован. И что меня теперь просто перетаскивают с одного места на другое, словно я мешок с картошкой. На фоне всего того, что происходило, я уже успел подзабыть, что абсолютно беспомощен перед Фландрией, и ничего не могу ей противопоставить.
Если не считать того, что я полностью утратил возможность двигаться, «лечение» особого дискомфорта не приносило. Вернее приносило, но сравнительно умеренный. То, что глаз очень сильно чешется, было намного лучше варианта, когда внутри него разгоралась чудовищная боль. Даже факт паралича я считал вполне допустимым. Уж больно сильным был зуд. Мне хотелось почесать глаз, что могло привести к травмам.
– Если честно, то я ожидала чего-то большего, – обратилась ко мне и Фландрии Эрибу, – думала, что увижу что-то грандиозное.
– Я тоже. Но ведь даже из этого можно извлечь урок. Это ведь яркий пример того, что даже очень большое воздействие внешне может почти никак не проявляться.

Фландрия продолжала возиться с «Глазом Демона», однако Хельга достаточно быстро утратила к этому интерес, сообщив:
– Я вас ненадолго покину. Хочу узнать «прогресс», то, чего мы смогли достичь. Хотя подведение итогов будет примерно через неделю, когда город приведут в норму, при определённом старании узнать результаты можно прямо сейчас.
– Снова воспользуешься своим положением? – словно невзначай спросила Эристрия.
– Именно. Пускай я и Кейн не слишком ладим, отказываться от преимуществ и привилегий достаточно глупо. А себя глупой я не считаю.

Слова Хельги с делом, как всегда, не расходились, и она вскоре исчезла. Что касалось Фландрии, то со мной она возилась недолго. Закончив возиться с моим «чародейским глазом» она начала меня распытывать:
– О плохом мы сегодня говорили предостаточно, но пожалуй, следует поболтать и о хорошем. Думаю во время текущих событий тебе попадалось что-то интересное.
Намёк был очень очевиден.
Ответил Скарлет я тоже немного двусмысленно: «Ну... Мне попалось очень странное и живучее чудовище, которое я едва сумел обуздать. А если честно, то просто прокатился верхом. Но это было весело и интересно. На самом деле нет.
– Счастливчик, ты ведь понимаешь, что я у тебя спрашивала?
– Понимать понимаю. Но отвечать банальностями как-то скучно. У меня остался как часть пальца и коготь того чудовища, так и глазки «Королевы Демонов». Первое уже даже успело пригодиться, да и второе собственно тоже. К тому же, вполне очевидно, что эти вещи могут быть полезны. Хотя и не факт, что понадобятся в ближайшее время.
– Ты прав. Философский камень – очень сильный катализатор. Применить его можно достаточно разнообразными способами. Да и коготь, очень хороший образец. Правда опасный, требующий особых мер хранения. Передай-ка его мне.
Как только я отдал Фландрии трофей, она сделала щелчок пальцами. Я не успел даже заметить, как появилась Сакуя. В руках горничная держала стеклянный цилиндр – сосуд с прозрачной, слегка зеленоватой жидкостью.
Фландрия забрала цилиндр, отвинтила крышку, переметила туда палец чудовища, и привинтила крышку обратно.
– Так лучше, – сказала девочка-вампир, передавая мне этот «анатомический препарат», – Не спрашивай, как всё работает, но пока палец в контейнере, никакой активности он проявлять не будет. И да, я прекрасно знаю, что «Дракон» обладает почти абсолютной приспосабливаемостью. Но мер всё равно вполне достаточно.
Сакуя исчезла, но очень быстро возвратилась. В её руках сейчас находилось две шкатулки, одна была сравнительно мелкой, а вторая несколько больше.
– Это для философских камней. Их легко повредить, поэтому просто носить их в карманах, недопустимо, – сообщила мне Фландрия.
Внутри шкатулки были оббиты мягким, похожим на бархат материалом, и в каждой из них, имелось небольшое углубление, формой соответствующее камням.
– А когда ты успела узнать, что один из «камешков» немного увеличился в размерах? Я ведь их ещё тебе не демонстрировал.
– Почти сразу.

Соответствующим образом упакованные трофеи, занимали теперь гораздо больше пространства. И постоянно таскать их с собой было несколько несподручно. Поэтому я их передал Фландрии, или если быть точным, то Сакуе, для временного хранения. Два волшебных меча отдал ей тоже. Сражений определённо больше не предвиделось. Впрочем, что «Опустошитель», что «Осквернитель». Оставил при себе. Первый, при необходимости, всегда можно было заставить «ходить на своих восьми», или даже летать, а второй просто должен был постоянно находиться рядом со мной.
Сразу после этого горничная снова исчезла, но теперь уже не возвратилась. Что касалось Фландрии, то она начала расспрашивать Эристрию. В том числе и про меня. Но преимущественно девчонки попросту сплетничали.

>> №4697315   #28
1523474501895.jpg - (251 KB, 674x768, ba4590a39f1bcd7457b231f083f3cad1)  
251 KB

Хельга возвратилась достаточно оперативно. Узнавала «прогресс» она сравнительно недолго. Недолго как по мне. Всё-таки, чтобы выведать интересные детали, ей потребовалось больше часа. Однако выглядела девушка весьма довольной. Она сказала следовать за ней, подошла к Скарлет и Эрибу, после чего обратилась к ним:
– Девочки, хватит развлекаться. У меня новости. Впрочем, все они касаются только меня, нашего Счастливчика и Эрибу.
– Всё, что касается Счастливчика, мне тоже будет интересно услышать, – ответила Хельге Фландрия.
– В общем, нас можно поздравить. Мы победили! Наша гильдия признана самой лучшей. Естественно, в рамках текущего «вторжения».
– И что это значит? – спросила девочка-волшебница.
– Это значит, что мы сорвали джекпот. Впрочем, ничего удивительного в подобном нет, если учесть, что мы ликвидировали как Королеву, так и одну из Хтоний.
– Почему мы выиграли, мне и так понятно, но может быть озвучишь, что именно мы выиграли? – продолжила расспрос Эристрия.
– «Вторжение Демонов», которое сейчас происходило, необычно. Вернее обычное, но весьма редкое. Подобное происходит один раз за несколько десятков лет. Из-за этого ставки гораздо больше, чем всегда, и призы соответственно тоже. В общем, я выяснила, что нашу гильдию наградят «Рунным посохом». Несмотря на унылое название, это реликвия, и весьма могущественный артефакт. Как глава гильдии, я передаю данную награду Эристрии, за наибольший вклад в общее дело.
– Как по мне, твоя роль была не меньше моей, да и Счастик тоже старался изо всех сил, и помогал по мере своих возможностей.
– Не отрицаю. Но оставлять трофей себе – для главы гильдии это моветон. Тем более «Душа Приливов» меня вполне устраивает, а посох будет всё-таки послабее. То, что наш Счастливчик старался, я тоже не отрицаю, вот только ты выкладывалась на все сто десять процентов, и чуть было не самоубилась об собственное платье. Поэтому данная награда принадлежит тебе.
– Отказываюсь! Пускай она достанется Счастику. Тем более один волшебный посох у меня уже есть.
– Зря. Вообще-то «Рунный посох» на самом деле не посох, а глефа. Посохом его называют из-за одного недоразумения.
– Если бы ты раньше это сказала, возможно, я бы подумала, но теперь это уже не важно. От своих слов я не отказываюсь. Поэтому пускай посох достанется нашему Счастику. Он мне симпатичен, поэтому ничего плохого в подобном я не вижу. Тем более магического обвеса у меня и так достаточно.
– Это твоё право, – всё также невозмутимо ответила Хельга.
– Но... Но один предмет на всю гильдию. Как уныло.
– Не так уж и уныло. Всё-таки это самая настоящая реликвия, которая имеет богатую историю. К тому же денежного вознаграждения никто не отменял. Если говорить про гильдию в целом, то мы заработали 49 999 999,99 рексов. Эта сумма будет разделена между всеми членами гильдии, за исключением меня, то есть будет поделена напополам между тобой и Эрибу. 25 000 000 – достанется девочке-волшебнице, 24 999 999,99 – Счастливчику. Хотя вклад Эристрии бо́льший, я всё равно считаю, что так правильнее. Также награждаются не только гильдии, но и каждый отдельный участник. Но так как и за Королеву, и за Хтонию начисляют огромное количество очков, то и здесь мы оказались на вершине. Первое место за мной, соответственно награда 9 999 999,99. Второе за Эристрией, награда на один миллион меньше, третье за тобой, награда меньше ещё на миллион. Итого Эрибу заработала 33 999 999,99 а ты 32 999 999,98. За вычетом обязательных налогов – бюрократический аппарат в Некрополисе слишком могущественен, избежать их не получиться, впрочем, на самом деле они весьма символические – всё-таки мы город и окрестности защищаем от чудовищ, и наша цель – не допустить опустошения этих земель, получается соответственно 33 965 999,99 и 32 966 999,98. Кроме этого, Счастливчик решил сделать ставки на себя в тотализаторе, где тоже выиграл, поэтому заработал «сверху» 7 123 500. В итоге получается 40 090 499,98. В общем, все мы очень и очень неплохо заработали.
– Так много? – мне эти суммы казались поистине колоссальными.
– Да. Правда, ничего удивительного в подобном нет. В большинстве случаев выигрыши намного скромнее. Примерно раз в десять. Имеется фиксированный минимум. Максимум не фиксируется, но он прямолинейно зависит от потенциального риска/вреда, который может причинить вторжение, за вычетом собственно нанесённого ущерба. То есть если вторжение масштабное, но разрушения не слишком большие – выигрыш получается огромным. Если же при масштабных вторжениях происходят не менее масштабные разрушения – он будет существенно меньше. Обычно такой, как если происходит усреднённое вторжение, с малым ущербом. Всё это касается собственно призового фонда. Но ты также смог заработать весьма немалую сумму на тотализаторе. Однако и это легко объясняется. Для начала следует пояснить некоторые детали системы уровней. Во первых все, чей уровень меньше десяти и больше девяноста в «игре» не участвуют. Именно в «игре», в случае если риск того, что барьеры пробьют, как например при уничтожении Королевы, правила несколько меняются, и любой кто пожелает может участвовать на свой страх и риск. Но всё равно никто ни от кого ничего не требует. Правда защиты и награды тоже не гарантирует. Это касается обычных обывателей. Что касается команд зачистки – по большей части это наёмные воины, которые работают на постоянной основе. Исключением являются команды зачистки третьего периметра. Эта структура непостоянна из-за того, что редко востребована. И в неё входят, как правило, крайне могущественные личности, которые обычно не заинтересованы в том, чтобы текущее положение вещей изменилось. Ну или те, которые хотят «развлечься».
– А к которым относиться Кейн?
– Как к первым, так и ко вторым. Он крайне не заинтересован, чтобы вторжение вышло из под контроля, но и само участие в этой не слишком масштабной, но весьма ожесточенной войне ему интересно. Черт! Слишком увлеклась. Я вроде бы как рассказывала тебе про выигрыш. В общем, в первой десятке, редко когда оказывается кто-то, чей уровень меньше восьмидесяти. Твой же уровень лишь на четыре и четыре десятых больше порога прохождения. Также не забываем, что шкала нелинейная. В итоге коэффициент получился до безобразия огромным. Никто не предполагал, что ты окажешься в числе лидеров. Ты определённо не являешься профессионалом, но твой вклад в общее дело был весьма велик. Большим выигрышам удивляться не стоит. Всё это мы заслужили «потом и кровью». Но пожалуй, пришло время и отдохнуть. А отдохнуть можно и в моей загородной вилле.
– В загородной вилле Кейна, – подчеркнула Фландрия.
– Это ничего не меняет! Гостям я буду рада. А если гости прихватят прислугу, буду рада вдвойне. Так как вилла почти постоянно пустует, обслуживающий персонал в ней отсутствует. Хотя я и вынослива, могу стойко переносить трудности и невзгоды, комфорт я тоже люблю. Ах да. Фландрия, спасибо, что напомнила про Кейна. Пару, то есть почти три тысячи лет назад «Рунный Посох» принадлежал ему. Если ты его покажешь, черт бы его побрал, моему отцу, то это определённо вызовет у него ностальгию, и почти наверняка харошее (!) настроение. При таком раскладе выведать у него что-то полезное в разы проще, хотя и не исключено, что он попросту расскажет нам интересную историю. Что касается сохранности своего трофея, то об этом можешь не беспокоиться. Хотя данный артефакт Кейну весьма и весьма дорог, по техническим причинам, ему крайне не желательно хранить его у себя. В общем, я настоятельно советую заскочить мне в гости!
Фландрия посмотрела на меня немного грустно, и слегка недоумевающе, после чего сказала:
– Пожалуй, до завтра я побуду, у тебя. Что касается Счастливчика, или как Эрибу его называет – Счастика. Хотя было бы приятнее, если он составил мне компанию во время достаточно скучного путешествия, повторюсь что ничего против того, что он отдохнёт, я не имею. Ему действительно следует восстановиться. Да и утром, перед дальнейшей поездкой можно будет посетить море. Немного позагорать, а может быть даже и поплавать.
– Здесь есть море?
– Ну да, – ответила на мой вопрос Фландрия, – примерно в тридцати милях от Молчаливых Холмов. Поместье Кейна, как раз расположено на побережье.

Что мы будем делать:
  1. Останемся в гостях у Хельги.
  2. Поедем на встречу с «Темным Властелином».
  3. Свой вариант.
    Дополнительно:
    У нас имеется некоторое и весьма немалое количество наличности, её можно потратить на:

а) Развлечения. [Необходимо указать какие.] Метод реализации, ГМ оставляет за собой.
б) Лут. [Необходимо указать какой.] Окончательный вердикт ГМ тоже оставляет за собой. Варианты будут рассмотрены, но не факт, что приняты.
в) Недвижимость.
г) Зомбомейд.
д) Что-то другое.

>> №4697317   #29
1523474534705.jpg - (13 KB, 200x200, da10d797c60b9cd88f13d6ea52408375)  
13 KB

Да-а-а-а...

>> №4697335   #30
1523475375032.jpg - (140 KB, 850x1105, 35afd3810824b601837a0fab34d592e2)  
140 KB

>>4697317
Оперативная реакция.
Комментарий был написан в течении минуты после окончания постинга.
А сам постинг занял не больше 15 минут.
Занял бы меньше, но я решил проверить разметку на наличие переломом.

>> №4697336   #31

>>4697335
Ждал, когда окончишь постинг.

>> №4697347   #32

Похоже, это было написано уже давно, и ГМ только и ждал, пока будет создан новый тред и устаканятся проблемы с его добавлением в архив…

>> №4697362   #33

>>4697347
Сейдзя бяка, но не бака.

>> №4697369   #34

>>4697347
Неверно. Я только сегодня завершил вычитку.
На которую потребовалось 3 дня.
На самом деле два, но вчера мне было не до того.
Однако когда Няша-ГМ очень удачно запостил, я начал активно добивать тред.
Так как очередная часть 12-й главы его попросту бы утопила.
Когда я увидел, что тред вне архива, а отписался Реми, но на тот момент, пост не был ещё готов. Окончательно я его вычитал примерно в 22:00. Но залез в архив Реми, начал читать обсуждения, и в итоге начал постить в 22:05.
На этот раз я решил проверить разметку на наличие переломов, из-за чего каждые 2-4 поста проверял текст на наличие:

  • *
  • `
  • ^H
  • %%

Вроде бы не накосячил.
Но проверка время отняла.

>> №4697381   #35

>>4697362
Продолжаю: >>4697369
Например пост:
http://gensokyo.4otaku.org/arch/view/b/res/4520583.html#4694843
Был мой. И я как бы намекал, что тред следует добивать.
Тем не менее пост я привёл в подобающий вид только сегодня.

>> №4697474   #36

Писатели и читатели, помню, среди вас в этом треде прилично так рождённых в апреле было. Поздравляю с днями рождения, вдохновения и возможности творить вам, и пусть муза не покинет вас никогда!

>> №4697506   #37

>>4697474
Спасибо, и ты даже почти дату угадал одного из.

>> №4697644   #38
> Выбор будет и здесь, но пожалуй, последний в главе.

Да ладно, он не так уж сильно на сюжет влияет (потому что мы выбираем более привлекательные рельсы), но с ним интереснее – можно что-нибудь по мелочи пропихнуть, как, например, трофейные мечи – они ведь свою роль в сюжете сыграли?

> Дай догадаюсь

Может быть «угадаю»? Там дальше по тексту много таких вот моментов, где лучше было написать по-другому, так что цитировать их все не буду.

> Тело имело вид эллипсоида, высота которого была около семидесяти, а ширина около пятидесяти метров.
> Существо обладало множеством глаз, что располагались преимущественно в верхней половине тела, в основном с одной – условно лицевой стороны, каждый из них был размером с двухэтажный дом.
> Все эти элементы были огромными, как и само чудовище, а там, где они отсутствовали, располагалась не менее огромная чешуя, где даже самая маленькая чешуйка превышала размером человека.
> Также у Хтонии имелось три ноги. Все они также были весьма подвижными и гибкими, имели длину чуть меньше двух сотен метров, и вдесятеро меньшую толщину.

Я потратил полчаса перечитывая описание монстра, но так и не смог его представить... Как при таком маленьком теле, у него были огромные глаза, шипы, пасти и конечности? Ты там ничего не напутал?

> На шее Хельги начало формироваться лицо Хельги.

Ух-х... Как хорошо, что мы не её на свидание позвали. Шучу конечно. Но и приятного мало. Можно было покроллить сказав, что это самое жуткое, что мы увидели за всё время прибывания Вторжения.

> Мой маскот не столько фамильяр, сколько локальная пространственная аномалия. В нем содержится множество вложенных пространств. Очень много.

Ну прям Сундук на ножках...

> Вырост продолжил быстро увеличивать свои размеры, и вскоре достиг указанного размера, я же придал своему клинку вид двуручного меча, и воткнул его в конструкт по самые «кабаньи клыки», а вслед за этим, начал формировать «Порчу».

Учитывая, что вырост был размером почти с рост ГГ, как он мог стоя на земле воткнуть в него полуторный меч? Хельга его приподняла над землёй? Или вырост был параллелен земле?

> Не желаешь ли ты «пилотировать» нашего огромного боевого человекоподобного голема?

Либо_ты_лезешь_в_робота,_либо_я_лезу_в_тебя.jpg

> Конструкт сейчас сидел на корточках.

Девочки создали чёткого посона!

> Но стрелу не ломай!

А Мейлин потом за это не поломает?

> Кейн

О, теперь я понял, за что его не любят – мерзкий тип. Особенно когда выглядит в полной противоположности тому, чем является.

> Что мы будем делать

Несмотря на то, что Фланю обижать неохота Счастик не имбовый вампир или девочка-волшебница – сейчас с него спадут эффекты усилений и ауры и он просто охр*неет от нахлынувшей на него усталости. Так что отдохнуть стоит, без вопросов. Тем более по закону жанра сюжету нахватает немного слайса после затяжного мочилова.

> 3. Свой вариант.

Предлагаю согласиться с предложением Хельги, но спросить у Флан, сколько ей добираться до Чёрного... простите, Тёмного Властелина. Если больше недели, предложить оставить нам одну из своих "коняшек". Чтобы если что, можно было нагнать вампиршу.

Узнать у неё, где Мейлинь и почему она не пилит ГГ нравоучениями и куда пропал инквизитор-некрофил, который обязан был нас учить фехтованию.

Ну и невзначай спросить, куда выйгранные деньги лучше всего деть. Толку от них только в этом мире и, если я не путаю, в этом государстве. Стать местным аристократом? Построить виллу в недалеке от Особняка? Закупиться чем-нибудь интересным? Потому что обстрактное «лут» и «развлечения» довольно размытое понятие. Вообще, любой вариант при наших финансах исполним, но будет ли от них толк? Насчёт зомбомейд не знаю... Сакуя обидится.

Хотелось бы небольшую развилку с этими пояснениями, но в любом случае мы можем позволить себе всё и сразу, так что...

> Дополнительно

Развлечения – в разумных пределах и явно не связанные с риском для жизни. Шляться по стрип барам тоже не стоит. По крайней мере не в это посещение этого мира.

Лут – понятия не имею, какие именно сувениры отсюда с собой стоит брать, кроме очевидных одежды, аксессуаров и прочих безделушек. Что-то более полезное и ценное без гида мы тут не найдём. Да и особо незачем – итак обзавелись двумя мечами, посохом, когтем и камнями (жииииирно). Давать свободный выбор не давая намёков на что обратить внимание и при этом говорить «Окончательный вердикт ГМ оставляет за собой» – издевательство.

Недвижимость – если Фландре с Хельгой одобрительно поддержат эту идею. Где и что – решим уже позже. Опционально: дать разрешение Эрибу и Хельге чувствовать себя как дома на "вилле" в любое время (даже в наше отсутствие), но желательно случайно не уничтожать её.

Зомбомейд – стоит рассматривать только как персонал в недвижимости и то, в зависимости от того, где она будет находиться. Зомбомейд не везде жалуют.

Что-то другое – пожертвовать немного на хорошее дело. Больше ничего в голову под этой категорией мне не приходит. Ты не дал намёков куда можно думать. Если брать транспорт, то лучше из нашего мира. Как мне кажется, тут даже от унылого «москвича» все оболдеют.

Естественно не забыть купить всем подарки. Флан, Мейлин, Сакуе, Хельге, Эрибу и даже Кьюби (пусть он и вредена), хотя что ему подойдёт я хз. И про котёнка🐈тоже не забыть, бедное животное задолбалось уже в кармане сидеть.

>> №4697666   #39
1523522768286.jpg - (154 KB, 2417x955, 2f2ec7285b05d5fb4118f034511e6b87)  
154 KB

>>4697644

>Я потратил полчаса перечитывая описание монстра, но так и не смог его представить... Как при таком маленьком теле, у него были огромные глаза, шипы, пасти и конечности? Ты там ничего не напутал?

Очень грубо нацарапал, как примерно выглядит Хтония.
Размеры указанны в метрах.
70х50 метров - это очень много.
Она чертовски огромна, поэтому всё на ней спокойно помещается.

>Учитывая, что вырост был размером почти с рост ГГ, как он мог стоя на земле воткнуть в него полуторный меч? Хельга его приподняла над землёй? Или вырост был параллелен земле?

Упс... И впрямь запарился. Будем считать, что вырост таки параллелен земле.

>Давать свободный выбор не давая намёков на что обратить внимание и при этом говорить «Окончательный вердикт ГМ оставляет за собой» – издевательство.

Может быть и издевательство, но я действительно не знаю, что предложить.

>> №4697728   #40

>>4697644

> Но стрелу не ломай!
>А Мейлин потом за это не поломает?

Не поломает. Она бы поломала ГГ, если бы он пролюбил где-то стрелу. А при повреждении и использовании, стрелы снова появляются в футляре.

> Кейн
>О, теперь я понял, за что его не любят – мерзкий тип. Особенно когда выглядит в полной противоположности тому, чем является.

На самом деле не всё так плохо, как может показаться. Но об этом позже.

> Насчёт зомбомейд не знаю... Сакуя обидится.

С чего бы вдруг Сакуе обижаться на мебель?

>> №4698741   #41
1523636174032.jpg - (8 KB, 250x286, 0dcaf68bc506a44d3c6d898e7962868a)  
8 KB

>>4697315

>– Это инструмент, но не драгоценность. Жги! Мне не жаль!!! Пускай голем будет сожжен!!!!! Как сентябрь! Его роль завершилась.

Is this a Kruzhitely reference?

>Хомячьи Холмы

Вероятно, город известен производством зомбомейд

>«ЛЁД»

А вот была бы у ГГ "Хосака", события сложились бы иначе

>харошее (!) настроение

Где-то рядом пробежала одна "некомата"

По выбору в целом солидарен с >>4697644

  1. Останемся в гостях. Пусть Фланя едет по своим дипломатическим делам, потом нагоним, но спешить не будем. Всё-таки Счастик парень при деньгах, надо же столицу посмотреть.

Теперь по тратам:

>Развлечения

Заказать вино, шампанское, пиццу и синематографическое оборудование прямо на виллу! Netflix and chill
Если в округе есть театры или парки развлечений, то можно посетить их.

>Лут

Оставляем себе рунный посох. Ну и купим себе новый костюм спортивный, назло Флане, на радость Мейлин. Предлагаю купить сувениров.

>Недвижимость

Если хватит денег, то купить домик у моря. Или даже квартиру в столице Некрополиса или Империи!

>Зомбомейд

Можно купить одну, чтобы присматривала за нашим домиком у моря, пока мы в отъезде.

>Что-то другое

Вот тут-то моя фантазия разыгралась:

  1. Надо купить золото или другие драгоценные металлы. Обезопасим наши финансы. Заодно сможем тратить их не только в этом мире;
  2. Можно вложиться в какой-нибудь бизнес. Например, профинансировать сеть станций переливаний крови и связанное с ним предприятие, где готовят гематоген для вампиров. Или вложиться в оружейный бизнес! Поставлять оружие "нейтральным странам". Или открыть частную военную корпорацию, которая бы работала в "нейтральных" странах по заказу большой четвёрки
  3. Надо положить деньги в надёжный банк. Сможем жить как рантье;
  4. Надо купить себе какой-нибудь рюкзак, чтобы носить в нём весь наш лут и золото
  5. Забухать с Кейном. Потратим часть выигрыша на тотализаторе на алкоголь!
  6. Пожертвуем деньги в фонд восстановления Холмов или куда-нибудь ещё;
  7. Купим подарки.

Кьюби - плюшевую девочку-волшебницу с игрушечным контрактом;
Котейке - игрушку какую-нибудь. Когтеточку, корма хорошего, коробок картонных;
Сакуе - бутылку дорогого вина
Мейлин - может, какой-нибудь изысканный лук? Или другое оружие?
Эрибу - новое платье? Кружевное бельё? Хлыстик для Кьюби?
Хельге - можно подарить золотую колбочку с нашей кровью на долгую память.
Флан - что можно подарить той, у которой уже всё есть? Пакетик "харошего настроения". Тут одна кошкодевочка его толкает Может, сейлорфуку? Плюшевую Флан из мультика про "Скарлет Флан"?
===
А Кейн довольно радикально сменил облик.

>> №4698915   #42

>>4698741

Я думаю, не нужно совсем сходить с ума. Будем тратить и обживаться в этом мире постепенно. А пока скромно, но щедро устраиваем всем отдых. На счёт одежды и аксессуаров к ней – купим достаточно и разнообразно. Самим потом пригодится ведь не с одной Флан общаемся, обибассы не везде в ходу, да и нравятся ли они самому ГГ?

По поводу недвижимости, пока только интересуемся – покупать наобум нельзя, нужно хорошо подобрать место и здание. Зомбомейду можно купить и сейчас – отправить её в особняк Кейна Хельги наводить порядок (она намекала). И, если мне не изменяет память, в том магазинчике помимо "мейд", были ещё и "телохранители" близняшки. Можно подумать о их приобретении... Хотя если честно я трупаков ниоч люблю.

А вот насчёт подарков... У тебя какие-то не очень варианты... Либо слишком мелочные, либо слишком с юмором как у товарища Петросяна. Хотя у меня других идей нет, надеюсь Дарксайдер что-нибудь придумает в духе ГГ.

>> №4699055   #43
1523687106490.jpg - (194 KB, 850x1195, 3b549bedb2638d5090bbc33835aca865)  
194 KB

>>4698915

>У тебя какие-то не очень варианты... Либо слишком мелочные, либо слишком с юмором как у товарища Петросяна.

Как ни странно, некоторые из них мне вполне понравилсь.
Например, подарить сейлорфуку Флан.
Нет я действительно хочу это видеть.
Тем более на одну из наших героинь, я и так намеревался надеть сейлорфуку. Так что ничего плохого в том, что полюбовавшись сейлорфуку, у ГГ возникнет идея подарить сейлорфуку Флане, не вижу.

>> №4699070   #44

>>4699055

> Например, подарить сейлорфуку Флан.

Данный вариант и мне нравится. Но вот, например, дарить Эрибу платье... учитывая недавние события немного неуместный кроллинг. Вино для Сакуи мелочно, она и так имеет доступ к запасам Ремилии, у которой "подворовывает". Надо подарки по уму выбирать. С Флан, ладно – ей достаточно чего-нибудь забавного.

>> №4699071   #45

А вот насчёт крови... Боюсь без разрешения Флан давать её не стоит. Тем более эта наша кровь ею даже с хорошими знакомыми вампирами/магами делиться не стоит.

>> №4699205   #46

>>4695428
В нашем нынешнем состоянии лучше особо никуда не дергаться, поэтому 1.
Для подвышения боевого духа можно и спеть 5.
6. Попробовать закрыть голову от дождя — передником.

>> №4700040   #47
1523857182531.png - (512 KB, 850x1027, 6463585651df41680882816294886852)  
512 KB

>>4697315

>3. Свой вариант.

Отняшить Эрибу.

>> №4700042   #48

>>4700040
Пошляк!

>> №4700410   #49

>>4700042

>Пошляк!

Ну почему сразу пошляк? Предложение отняшить девушку - это традиция ЫРПГ же!

>> №4700533   #50

>>4700410
Скажи тогда спасибо что не пофапать. Мимозавсегдат еще тех тредов.

>> №4705884   #51

Опять тред в анабиоз на неопределенный срок ушел?

>> №4720024   #52

Дали мне, короче, увал нормальный. В кои то веки. Первым делом раздобыл себе нормальные интернеты, залез сюда, и... А тут особо и читать нечего, три поста двух сюжетных веток. Товарищи, вы так никогда не поднимете с колен отечественное рпгстроение.
поехавши

>> №4720039   #53
1526129170904.jpg - (231 KB, 2160x2160, a0faa5ff7291ae441bb9d35332620787)  
231 KB

Завтра обязательно сяду писать пост

>> №4721068   #54

>>4720024

> А тут особо и читать нечего, три поста двух сюжетных веток.

Три поста?! Ты мелонхолию не читаешь?

>> №4723696   #55

>>4697315
Прошёл месяц...

>> №4728159   #56

Тред всё?

>> №4728188   #57
1527316570729.jpg - (496 KB, 841x1500, 6fc9f04faa4ffd36c089734e5bcb2215)  
496 KB

>>4728159
Не не всё.
Накатал 10 постов, состоящих преимущественно из слайса, но до до сих пор ещё не вместил всё, что хотел туда залить.
В общем финал главы будет в "лучших традициях" колоссален.
>>4723696
Не заметил, что тред всплывал, иначе бы отписался.

>> №4728190   #58

>>4728188

Так, один есть...

>>4720039

Второй из разряда «Завтра наступить никогда»?

>> №4728191   #59

>>4728188

>колоссален

Пффф, два месяца работы на три-четыре часа чтения.

>> №4729582   #60

>>4721068
Тащемта, вместе с ней и посчитал. И округлил
Я просто о вас беспокоюсь, баки. За время моего служения успели сдохнуть два треда, за которыми я следил, уйти в вечный сон один комикс, который я читал, и отправилась в небытие - обратно в небытие - моя родная борда. Что я буду делать, если и вас потеряю, а? Вернусь и не найду ничего, кроме архива и многообещающей лолисицы? Нормальную жизнь начну?

>> №4729589   #61

>>4729582
Коа оказался прав: у меня не хватает времени работать на два треда. Я пробовал написать новый пост для DD-рута, но он оказался отвратительным, поэтому я его стёр.
Надо искать в себе силы и завершить рут, а потом...А потом останется лишь пинать ОПа и Дарксайдера
Ты как, не потерял творческую жилку в армии? Долго ещё до конца службы?

>> №4730196   #62
1527623280823.jpg - (243 KB, 850x1202, d44d5ad3eca25eb8aa7a25f8c8d9d66e)  
243 KB

>>4723696
>>4728159
>>4728191
К слову:
Наверное, дня через три-четыре когда добью "день 3", и закончу вычитку всего текста залью пост по причине крупных габаритов. Более 10 постов - лично для меня это крупный габарит.
Выбор предусматриваться не будет, так как я ещё не допилил всё то, что по предыдущим выборам.
Впрочем, интересные предложения я могу и рассмотреть.
Но конкретных вариантов действий всё равно не будет.
Маленькая просьба комментировать. Так как это единственная возможность для меня оценивать свою писанину.

>> №4730208   #63

>>4730196
Тебя палкой тыкают - значит ценят.

>> №4732842   #64
1527968999546.jpg - (194 KB, 847x1457, f52701b946170f0a95d6a46af3f8fa0d)  
194 KB

Меланхолия Фландрии.
Двенадцатая глава. Финал. Начало. Пришло время для отдыха.

– Тогда, пожалуй, я задержусь здесь на некоторое время. Ты права. Мне действительно стоит немного отдохнуть. А ещё у меня есть подозрение, что как только развеиться вся та магия, что ты и Мейлинь на меня наложили, как я мигом свалюсь без сил.
– Верно мыслишь... – Ответила Фландрия, но оборвалась на полуслове.
На эту мелочь, я решил внимания не обращать, и спросил кое-что другое:
– Кстати, раз мы заговорили о Мейлинь, то куда запропастилась моя дорогая наставница? Заодно интересно, куда исчез тот нерадивый священник, что должен был обучать меня искусству фехтования?
– Какой энтузиазм, только что выбрался из ожесточенной битвы, и уже готов продолжить тренировки. Похвально. Шучу! Шучу! Что касается Мейлинь. То здесь можно было и догадаться самому. Я ведь и прежде тебе говорила. Несмотря на то, что мы подруги, несмотря на то, что она работает у меня, свои собственные цели у неё тоже есть. Она здесь что-то ищет, ну или может быть кого-то. Это её право. Ничего плохого я в этом не вижу. Думаю через неделю-другую она всё равно возвратиться. Если говорить о святоше, то он намеревался принимать участие во вторжении, поэтому, скорее всего, где-то тоже отлёживается после всего произошедшего. В общем, можешь спокойно радоваться отдыху.
Затем Фландрия подошла к Хельге, сообщила ей, что подъедет к ней вечером, после чего решила уйти куда-то по своим собственным делам. Однако, когда Скарлет отошла примерно на полсотню метров, она остановилась и вернулась обратно. Она подошла ко мне, в её руке возникло странное свечение, что обычно предшествует разрушение какого-то объекта. Девочка сжала ладонь, но ничего не произошло.
– Что это было? – решил спросить я.
– Разрушение. И это весьма очевидно.
– Об этом я догадался. Разрушение чего?
– Всей той магии, что на тебя наложена.
– Но я ничего не почувствовал?
– И не должен. Она исчезнет, когда ты доберёшься до поместья Кейна, вернее через полчаса, как ты там окажешься. На этот раз разрушение имеет привязку, как координатам, так и ко времени. Я ведь могу немного задержаться.
Фландрия ушла. Хельга всё также беззаботно болтала с Эристрией, а я ВНЕЗАПНО понял, что разбогател. Хотя конвертация богатства определённо имела сложности. У меня почти сразу же возникла «Гениальная хотя по факту весьма глупая идея™» Я весьма положительно смотрел на горничных, и не прочь был бы, чтобы и у меня самого была одна-две штуки. При этом вспомнил сестёр-близняшек, что видел на распродаже. То, что горничные были малость мертвы, меня смущало не очень сильно, особой разницы в том, что живой человек выполняет домашнюю работу или зомби я не видел. А то, что данные пускай и мёртвые девушки могли быть телохранителями, ещё добавляло им ценности. Что я и озвучил.
– Хельга. Во время свидания с Эрибу, я посетил весьма любопытное место. «Магазин кукол», и в нем видел товар, что меня заинтересовал. Там присутствовали две зомбомейды: Изабелла и Элизабет, и я думаю их купить. Тем более финансы позволяют.
– А на мелочь ты не размениваешься, однако. Но замечу:

  • Результаты будут объявлены через три дня.
  • Пока не объявлены результаты, награду не выдают.

Но мыслишь ты очень даже верно. Я вполне могу организовать, чтобы награду выдали сразу же, а не во время церемонии. Поэтому купить данных зомбомейд ты всё же сможешь. Но зачем они тебе прямо сейчас?
– Ты ведь сама говорила, что у тебя огромное поместье, без обслуживающего персонала. Вот я и подумал...
– Аргумент не очень.
– Тогда что ты скажешь на то, что мне просто захотелось купить тех зомби-близняшек. Без каких-то особо серьёзных причин. Всего лишь захотелось.
– Ты не поверишь, но такой вариант меня устраивает в гораздо большей степени.
– Даже не так. Собственной прислуги у меня никогда не было. Как и персональных телохранителей. Почему бы не воспользоваться случаем?
– Если это твоё личное мнение, я ничего против не имею. Ты мой друг. Мы вместе сражались. Ничего плохого в подобном я не вижу. Отговаривать от покупок я тебя не буду, даже наоборот, буду максимально помогать/содействовать. Хотя... С другой стороны твои действия имеют смысл.
– Вот и хорошо.
– Хорошо, то хорошо, но некоторые факты ты упускаешь.
– И какие же?
– Кроме того, что награду вручают далеко не сразу, ты не подумал о том, что непосредственно перед вторжением из Молчаливых Холмов увозят всё более менее ценное, да и вообще значительная часть населения тоже уезжает. Ту выставку ещё необходимо найти. Не забываем и о том, что боевых зомби-горничных могли уже купить. Но беспокоиться не о чем. Это я тоже выясню. Причем мне хватит и четверти часа.
Хельга снова ушла. А я и Эрибу остались вдвоём.
– Что ты намерена делать дальше? – спросил я у девушки.
– Спать! И этим я займусь как только мы приедем к Хельге, вернее сразу после того, как приму ванну. Думаю, суток на сон хватит.
– А ты соня.
– Кот бы говорил! А ты уверен, что вообще сможешь двигаться, когда исчезнет вся та магия, что была на тебе? Твоё предположение было верным, но ты даже представить не можешь насколько верным. Хотя... Ситуация со мной почти точно такая же. Стоит мне развеять собственную магию, и я тоже свалюсь без сил. Единственная разница в том, что у меня всё под контролем, в отличии от тебя. Но и мне также необходим полноценный отдых.
– Ладно. Соней я тебя назвал зря. А что ты будешь делать с богатством, которое получила?
– Не знаю. Облажу все окрестности в поисках сырья, которое можно использовать для магических нужд. Прикуплю немного драгоценных камней и благородных металлов. Да и попросту драгоценностей. Тебе тоже советую их прикупить. Не думаю что у тебя дома в ходу местные деньги. А на счёт остального ещё не определилась.

Как ни странно, но обсуждать что-то важное или значительное очень быстро расхотелось, и вскоре мы начали разговаривать о мелочах. Например, о том, что перед тем, как наливать кофе, я обычно ошпариваю кружку кипятком, нагревая её. Эрибу соответственно говорила о своих привычках. Мы даже не заметили как возвратилась Хельга, а также не поняли сколько времени прошло с того момента, когда она ушла.
– Всё оформлено. Те две близняшки теперь принадлежат тебе. Неплохой выбор. Товар очень высокого качества. А так как ты решил взять их вместе, наценка поверх себестоимости не очень большая – где-то десять процентов. Но есть небольшие организационные вопросы.
– Организационные вопросы?
– Короче говоря. Нужно выбрать бальзам.
– Выбрать бальзам?
– Выбрать запах бальзама.
– Выбрать запах? Зомбомейды воняют? Я, кажется, начинаю жалеть о своей покупке.
– Зря жалеешь. Я всё могу и отменить – это раз. Сами зомби лишены запаха – это два. Но жидкость, которой их пропитывают, запах имеет. Причем весьма резкий. Как спирт, хотя это никакой не спирт. Просто запах похож. Есть хорошая новость. Почти любое эфирное масло сводит на нет похожий на спирт запах. Есть плохая новость. После добавления в раствор эфирных масел, убрать их обратно нельзя.
– Я не совсем понял, о чем речь.
– По техническим причинам от зомби исходит или сильный запах спирта, или очень слабый запах духов. Большинство выбирает слабый запах духов, но проблема в том, что его сменить чертовски затруднительно. Зачастую дешевле выбросить зомби и купить новую, чем заменить состав. То есть ты должен выбрать запах. Большинство выбирают цветочные.
– Может быть я и пожалею о выборе, но пускай будет ландыш. Такой вариант есть?
– В наличии. Но выбор странен. У ландыша, как по мне, весьма «тяжёлый» запах, впрочем, аромат всё равно будет слаб. Хельга начала что-то искать в своей сумочке, которую я прежде у неё не видел, извлекла оттуда небольшую колбочку, и тот час же открыла её, сказав:
– Аромат буде таким, но помни, что сменить его почти невозможно. Можно добавить новый, более сильный, но старый убрать нельзя.
Хотя по словам Хельги запах был сильным и «тяжелым», как по мне он был слаб и едва различим. То, что «духи» невозможно было сменить не слишком радовало, но запах был слаб, скучен, и не вызывал раздражения. Аромат цветов почти не ощущался.
Немного поразмыслив на эту тему, я согласился:
– Пускай будет ландыш. Не такой уж и сильный запах. По крайней мере, по сравнению с теми словами, что ты говоришь.
– А я ведь и не запрещаю. Просто раздаю дельные советы.
– Есть ещё какие-то вещи, про которые мне стоит знать?
– Пожалуй, нет. А теперь я снова вас ненадолго покину. Заказ необходимо дооформить.
Хельга ушла, уже в третий раз за сегодня. Я попросил Эрибу немного меня подождать, а сам решил сходить купить мороженного и газировки, хотя к «призам» у меня пока что не было доступа, у меня всё ещё оставалось немного местных денег, что остались после свидания с девочкой-волшебницей. В идеале было бы хорошо прогуляться с Эристрией, но Хельга вообще не сказала через сколько вернётся, поэтому кому-то следовало её ожидать, на случай если вампирка возвратиться очень быстро.
Быстро обрисовав Эрибу ситуацию, я отправился за мелкими покупками. Поиск подходящего магазинчика много времени не отнял. Даже, несмотря на то, что я совершенно не знал, где нахожусь. Впрочем, подобное уже давно стало привычным. Прихватив три порции мороженного, и три бутылки газировки, я пошел обратно.
Прогулка заняла примерно четверть часа, но Хельга ещё не вернулась. Эрибу буквально выхватила из рук мороженное, быстро разорвала бумажную обвертку, выкинула её в ближайшую урну, и принялась поглощать сладость, тоже достаточно быстро.
– Как я соскучилась по нормальным продуктам питания, и как же неохота вспоминать весь тот суррогат, который нам приходилось давиться во время вторжения, – говорила девушка, не отрываясь от еды, – и что самое странное, на подобное я обратила внимание только сейчас. И не вздумай говорить, что я прожорливая. То платье отнимает чертовски много сил, а эти силы нужно восполнять. Да и ещё пьёт мою кровь. В самом прямом смысле. Пожалуй... Твою порцию я тоже заберу, ты ведь не обидишься? Правда? Тем более что ты его даже не распечатал. И Хельгину, пожалуй, тоже. Думаю не обидеться и она, всё равно ведь даже не узнает.
– Не обижусь. Честно-честно. Да и Хельга думаю тоже, причем даже если узнает.
– Жнаю, – ответила мне Эрибу, при этом ещё толком не пережевав, очередной кусочек мороженного.
Расправившись с одним, девушка сразу же принялась поглощать следующее. Правда на этот раз ела немного спокойнее.
– Может быть мне снова прогуляться, и купить что-то более серьёзное, чем сладости?
– Спасибо, но не стоит. Сладкое – это тоже хорошо.
Третье мороженное Эрибу ела уже вполне себе спокойно, однако всё равно каким-то образом умудрилась запачкать себе нос. И это она, похоже, не замечала. Как только Эристрия доела, я обратился к девушке:
– Сиди спокойно, ты немного испачкалась.
После чего, достал носовой платок, который всегда носил с собой «на всякий случай», и стал вытирать остатки мороженного.
При этом юная волшебница как-то странно на меня смотрела, словно была немного возмущена, раздражена, но при этом ей было интересно и любопытно. А ещё мне показалось, что у неё на щеках появился лёгкий румянец.
– Я могла и сама это сделать, – сразу же сообщила мне она, как только я убрал платок.
– Но мне со стороны лучше видно. Тем более ты даже не заметила, что испачкалась, и узнала об этом, только когда я тебе сообщил.
– Однако предупреждать перед подобными «выходками» всё равно нужно, – с лёгким недовольством ответила девушка.
Прибежал запропастившийся куда-то Кьюби. Я ожидал от него каких-нибудь едких реплик, или насмешек, однако не отгадал. Маскот вёл себя тихо-смирно. Ходил кругами у ног девочки-волшебницы, и тёрся о них, словно был котом.
– Черт!
– Что произошло, – сразу же спросила Эрибу.
– Кажется, я кое о ком забыл, – после чего полез, в казавшийся сейчас бездонным карман, вытягивать оттуда котейку. – Бедное животное. Ты наверное, уже задолбался в кармане сидеть.
«Полной свободе» котёнок, похоже, был весьма рад. Он сразу же начал радостно бегать, прыгать и визжать, а заодно пытался покусать Кьюби, несмотря на то, что был в несколько раз мельче фамильяра.
– Уже определился, как назовёшь своего питомца? – спросила Эрибу.
– Еще не совсем, но наверное да.
– Странный ответ. То есть ты вроде бы и придумал имя, но ещё окончательно не определился?
– Что-то вроде того.
– И какие есть варианты.
– Думаю назвать его Бегемот. Чтобы вырос таким же большим и сильным, как тот мифический зверь.
– А затем он ещё передерётся с Левиафаном? В целом выбор одобряю.
– Тогда пускай будет Бегемотом.
Для котёнка, похоже, не имело значение есть у него имя, или нет. Он всё также продолжал беситься с маскотом. Фамильяра это тоже, похоже, забавляло. Судя по всему, он спокойно мог исчезнуть, но вместо этого играл в догонялки.
Однако вскоре игры закончилось. Котёнок остановился, подбежал ко мне запрыгнул на колени, и стал урчать. Беспокоить кота я не стал, тем более он совершенно не мешал разговорам. Ещё немногим поздже возвратилась Хельга. Причем первым её заметил питомец. Вначале котёнок начал двигать одним своим ухом, и заодно приоткрыл глаз, а как только Хельга появилась в пределах видимости, соскочил с колен, и разлёгся уже на лавке.
Вампирка внимательно за всем этим наблюдала, а подойдя ближе прокомментировала увиденное:
– А ведь действительно очень умное животное. Явно всё понимает.
– Похоже на то. Но ты явно собиралась сказать нам не это.
– Определённо. Я заказала такси, и оно будет через пять минут. После чего все мы поедем в поместье Кейна. Боевых зомбигорничных тоже туда завезут, но чуть позже. Им необходимо провести первичное техобслуживание. Откалибровать гробы, сменить консервирующий бальзам на основной. Много ещё чего. А ты, я вижу, купил газировки. Предусмотрительно.

Такси ничем особым не выделялось, и как все встреченные здесь автомобили, внешне напоминало образцы автопрома, что выпускали почти столетие назад. Но как показывала практика, ездить они вполне себе могли. Хельга уселась рядом с водителем, я, Эрибу, Кьюби и кот – на заднем сидении.
Мы отправились в путь. Сейчас обстановка гораздо больше способствовала рассматриванию окрестностей. Я в который раз уже заметил, что хотя по большей части мир, в котором жила Хельга, походил на двадцатые-тридцатые годы двадцатого века, некоторые вещи в нем имели вполне современный вид, а некоторые, например Цитадель, вообще выглядели футуристично. Была в этом мире была какая-то странная смесь архаики, современности и футуризма. А на наличие магии, вампиров и некромантов, добавляло ему особый колорит.
Ехали все молча, Эрибу как и я, преимущественно смотрела по сторонам, а Хельга словно полудремала.
Примерно через полтора часа характер местности сменился. Мы теперь ехали через лес, но лес весьма странный, слишком ухоженный, вылизанный можно сказать, больше похожий не на лес, а на парк. Ещё через четверть часа лес окончательно превратился в парк, внутри него теперь имелись беседки, тротуары, а ещё через десять минут мы приехали на место.
Как оказалось, загородная вилла Хельги/Кейна была самым настоящим дворцом. С «бесконечными пространствами» внутри особняка Фландрии, он естественно, сравниться не мог, но всё равно был огромен. Строение имело всего три этажа, но каждый из них имел высоту около шести метров. Мы сейчас находились возле фасада здания, и он тоже имел внушительные размеры, насколько я могу судить, лицевая часть здания имела длину не менее ста метров. Что касалось формы, то о ней я судить не мог.
– Когда ты говорила слово вилла, я думал про нечто менее монументальное.
– Но по факту это всё равно вилла, загородный дом, который преимущественно пустует. Хотя и выполненная как самый настоящий дворец.
– Тогда зачем всё это?
– Потому что Кейн может себе всё это позволить.
– Только из-за этого?
– На самом деле нет. Эта постройка статусная, она должна подчеркивать, что Кейн – негласный лидер Империи, и соответственно выглядеть «по королевски». Внутри империи Кейн такой фигнёй обычно не страдает.
– Обычно?
– Ну, его собственное владение в разы монументальнее, но когда он путешествует по стране, то ему зачастую хватает вменяемых размеров квартир, в смысле квартир на десять-пятнадцать комнат, которые он имеет в каждом из городов Империи. Также обращу внимание, что несмотря на всю статусность, за данным имением он вообще не следит. Постоянный персонал здесь отсутствует как понятие, да и временный появляется сравнительно редко, и даже сейчас, когда Кейн прибыл сюда, отсутствует. А теперь самое главное. Север/Юг/Запад/Восток? Что выберешь ты, Счастливчик, что выберешь ты, Эристрия?
– А что собственно мы вибираем? – спросила Эрибу.
– Крыло, в котором поселимся.
– Тогда я выберу то, что поближе к морю, – ответил я.
– Поддерживаю, – согласилась со мной девочка-волшебница.
Хельга отдала некоторые указания водителю, после чего тот уехал, а затем сказала, чтобы мы следовали за ней.
Хотя вампирка говорила, что за поместьем не следят, внутреннее содержание было не менее впечатляющим, чем внешний вид. Не было даже малейшего намёка на покинутость. Вернее не так. Всё выглядело так, словно хозяева ненадолго ушли, и вот-вот вернуться. Ощущалось, что место пустует, но все эти ощущения были слабыми.
Крыло, в котором мы решили поселиться, располагалось с противоположной стороны особняка, и нам потребовалось несколько минут, чтобы туда добраться. Впрочем, оно того стоило. Особняк оказался весьма интересен, и в нем было на что посмотреть. Из галереи, по которой мы шли, открывался вид на внутренний двор, который имел форму квадрата, и был оформлен в виде французского регулярного парка. Деревьев там было мало, все они были высажены прямыми линиями, тщательно подстрижены, а их верхушки приведены к одинаковой высоте.

>> №4732843   #65
1527969122554.png - (530 KB, 1177x1177, 664322e416b7b56583fbcfc1463757fb)  
530 KB

Имелось шестнадцать водоёмов, которые напоминали зеркала, и которые также располагались симметрично. По центру парка располагалась ротонда, по окружности которой располагались колонны, но купола она не имела.
Как оказалось, мы прогуливались по поместью лишь с единственной целью: осмотреть его. Пока мы шли, водитель такси объехал строение, и сейчас выгружал багаж. Которого было немало.
– Счастливчик, Эрибу, не оставайтесь в стороне, вещей не особо-то и много, но разгрузка и их перенос может малость затянуться, поэтому живее помогать.
– Ладно, – без особого энтузиазма а если быть точным, вообще без энтузиазма ответила Эрибу.
Так как девочка-волшебница согласилась помогать таскать тяжести, оставаться в стороне было чертовски некрасиво. Да и всё равно я собирался помочь. Поэтому я тоже спросил:
– Что куда нести?
Хельга быстро раздала всем целевые указания, после чего все мы, в том числе и вампирка начали переносить вещи с одного места в другое.
Справились со всем мы действительно достаточно быстро, а уже после того, как таксист уехал, я решил кое-что спросить.
Спросить не получилось, я банально не успел, Хельга была очень проницательна, и озвучила ответ на вопрос, что я не задал, и даже больше:
– Да, я аристократка. Да, я люблю комфорт. Да, я вовсю пользуюсь своими привилегиями. Но когда необходимо, то я вполне могу довольствоваться малым, ты и сам это видел. Обычный труд, мне тоже не чужд, и в переносе тяжестей ничего плохого не вижу. Тем более в детстве, я вообще ничего не знала о своём происхождении, и росла почти как самый обычный ребёнок.
Сказав мне всё это, Хельга сразу же обратилась к Эрибу:
– А ты мне сейчас поможешь приготовить ужин! Дожидаться слуг – слишком долго.
– Категорически отказываюсь! – возразила Эристрия. – Я сейчас, собираюсь подобрать подходящую комнату, принять ванну, и улечься спать аж до завтрашнего дня.
– Даже не надейся, что я от тебя отстану!
– Но я ведь всем вам жизнь спасла... Я устала... – Эрибу жалобным взглядом посмотрела на Хельгу.
– Нет. Даже не пытайся увиливать.
– А может...
– Нет!!!
– Ну тогда хотя бы дай мне время выбрать себе комнату и переодется. Костюмчик у меня неплохой. Но черт подери, постоянно ходить в одном и том же – надоедает! Я ведь девочка, я ведь тоже хочу красиво, элегантно и разнообразно одеваться, но только этот костюм не разрушается под воздействием моей магии.
– Десять минут должно хватить.
– Нечестно!
– Девять пятьдесят восемь!
– Нечестно вдвойне, – спорить Эрибу не стала, и куда-то ушла, видимо в поисках подходящей для заселения комнаты.

У Эристрии тоже имелось весьма специфичное чувство юмора. Вернулась она ровно через десять минут, ни секундой раньше, ни секундой позже. Она успела переодеться, и теперь на ней было серебристого цвета платье, с отдельными чёрными элементами на нём. При этом оно как подчеркивало цвет волос Эрибу, так и оттеняло их.

Я покинул девчонок, и тоже решил выбрать себе комнату. Сам выбор был скучен и неинтересен. Хотя комнат для гостей было немало, все они имели достаточно однообразную планировку, и все состояли из небольшого коридорчика, спальни, туалета и ванной комнаты.
По факту выбирать было не из чего, и по факту, поселился я в первой попавшейся комнате, а сразу после этого решил получше осмотреть место, где сейчас находился. Особняк Кейна/Хельги имел с одной стороны простую форму, но был спроектирован весьма необычно. Основной массив имел форму квадрата. Однако в каждой вершине начиналось дополнительное крыло.
Судя по всему, постройка имела звёздчатую форму. Один из «лучей звезды», то есть часть здания, буквально уходила в море. Из-за чего сильно напоминала пирс или причал.
Мне стало интересно, как подобное выглядит со стороны. Я вышел из строения, но ничего особо интересного не увидел. К данному крылу вплотную примыкала узкая дорожка, не имеющая ограждения, которая явно опоясывала его.
Я подошел к краю дорожки. Она обрывалась достаточно резко. Сразу за ней начинался весьма крутой склон. Высота его, однако, была невелика и составляла лишь пару метров, после чего начиналась водяная гладь. Я вернулся обратно внутрь постройки, и прошелся до самого конца крыла.
Там располагалась небольшая терраса, с которой открывался великолепный вид на море. Открывшийся вид завораживал в самом прямом смысле, но даже несмотря на своё величие быстро наскучил, и я решил возвратиться к девчонкам.
Дорога назад много времени не заняла, а девушек я услышал гораздо раньше, чем добрался до кухни. Они вовсю обсуждали готовку:
– Хорошенько размешивай, до тех пор, пока смесь не станет полностью равномерной. И... Не отлынивай!!!
Эрибу согласилась, причем вообще без колебаний. Ещё чуть позже я услышал страшный грохот, источник которого располагался где-то на кухне.
Я быстро побежал в ту сторону, намереваясь выяснить, что сейчас происходит.
Собственно ничего и не произошло.
Как оказалось, Эристрия всего лишь опрокинула миску с жидким тестом, и с ног до головы перепачкалась им. Тесто находилось на ботинках, чулках, платье, руках, лице и волосах девочки волшебницы.
Кьюби появился словно из ниоткуда, и сказал лишь одно слово:
– Непотребства!
Почти сразу же вампирка начала отчитывать Эрибу:
– Как ты вообще сражалась с монстрами, если настолько неуклюжа!
На что юная волшебница отвечала:
– После использования того самого платья, я до сих пор не восстановилась, и я о подобном тебя предупреждала. В общем, привлекай других добровольцев, если тебе так нужна помощь, а я пас. Вернусь я, когда приму ванну, то есть примерно через часа полтора-два.
– Ты!!!
– Я!!!
– То есть...
– Именно. Когда сражаешься, лидер необходим. Здесь не поспоришь. И ты гораздо более лучший лидер, нежели я. Вот только сражение закончилось, но ты до сих пор продолжаешь мною и Счастиком командовать. Не спорю, прежде мы были твои подчинённые, но теперь лишь просто гости. Указывать нам, что нужно делать – не есть вежливо.
– Скорее всего... По большей части это лишь въевшаяся привычка, – совершенно невозмутимо прокомментировала происходящее Хельга. – В общем, придётся обойтись без блинчиков. Счастливчик. Пожалуй тебе, как и Эрибу, следует немного отдохнуть. Не забывай что эффекты магии, которая на тебя наложена, скоро исчезнут. То есть тебе тоже определённо следует отдохнуть. Можешь присоединиться к Эристрии, и также принять ванну.
Эрибу улыбалась, причем улыбалась очень странной и зловещей улыбкой, при этом она говорила:
– Хельга, я тебя придушу! Ей богу придушу.
– В моих словах нет и грамма пошлости. Эрибу, ты и сама понимаешь, что тебе требуется отдых. Да и Счастику отдых не помешает. В общем, идите принимать ванну.
– Хельга, будь пожалуйста поосторожней, а то ведь можешь и «допрыгаться».
– Шутки шутками, а теперь по делу. В каждой из комнат есть «слуховые окна». Для чего они нужны, должно быть достаточно очевидно – для того, чтобы разговаривать между собой. «Окна» есть в спальнях, коридорах, и даже в ванных комнатах: их нет разве что в туалетах. Если шторки не закрывать, то любой сможет свободно разговаривать со своим соседом, прием значения не имеет, где данный собеседник находиться, слышимость превосходная по всей комнате. Если их закрывать, то вообще ничего не слышно.
– К чему ты это говоришь?
– К тому, что ты поселился рядом с Эристрией. В смысле в соседней комнате. Пожалуй, я тоже поселюсь в гостевых комнатах, для разнообразия.

Игнорировать советы Хельги не было особых причин. Девушка-вампир была всецело права. Действие магии могло закончиться с минуты на минуту. И в том, чтобы расслабиться и отдохнуть, смысл имелся.
Я проводил Эрибу до её комнаты, а сам зашел в свою. «Окна» работали безупречно, слышимость была превосходной. Девочка-волшебница умывалась, параллельно обсуждала всё то, что произошло в последнее время, а затем, судя по всему, начала неспешно раздеваться, после чего принялась вымывать то тесто, что попало ей на волоса.
В определённый момент на меня навалилась чудовищная усталость. Хотя я знал, что подобное рано и поздно будет иметь место, но всё равно оказался не готов, и пока сообразил, что же именно произошло, рухнул на пол.
– Что случилось? – сразу же спросила Эрибу.
– Ничего особого. Заклинания перестали работать. Это оказалось весьма неожиданно. В общем, я упал. Но всё в порядке. Разве что чувствую сильную слабость, и ощущаю себя избитым.
– Стандартная побочная реакция. Не обращай внимание.
– Я тоже так думаю, но всё равно, подобное застало меня врасплох.
– Нужно полагаться на свою собственную магию. Правда, с этим дела у тебя обстоят весьма плохо.

Судя по шуму, Эрибу начала наполнять ванну водой, и разговор пришлось на некоторое время прекратить. Что касалось меня, то после того как магия прекратила действовать, на любое действие теперь уходило в три-четыре раза больше времени, чем прежде. Усталость определённо давала знать своё. Хорошо что, открытию крана, и ожиданию того, когда нальётся вода, это совершенно не мешало.
Ванна в гостевых комнатах напоминала маленький бассейн сложной формы и размерами примерно три на три метра, отдельные её части имели различный наклон и глубину, но кроме этого ничем особым не выделялась. Я полез «раскисать» задолго до того, как она наполнилась, что касалось Эристрии, то она определённо не торопилась.
Через некоторое время, спустя примерно десять минут, девушка перекрыла воду, и спросила:
– Как вода?
– Откуда я знаю, – машинально ответил я.
– Да я не к тебе обращалась.
Сразу после этих слов, послышался всплеск, словно в воду что-то кинули, что-то размером с кота или даже больше. Что именно, а вернее кого именно швырнули в воду, я смутно догадывался.
– Обманешь – будет ещё хуже.
Тот ответил:
– Тепло. Мокро.
– Очевидно.
На то, что ответ предельно невнятный девушка внимание не обратила, и полезла в воду. После чего задала мне вопрос:
– О чем будем болтать: «Девушки/Спорт/Есть ли жизнь на Марсе?»
– Давай поговорим о девушках.
– Нечестно. Я сама девушка.
– Ладно, тогда давай поговорим про спорт.
– Тоже не честно. Спортом я интересуюсь мало.
– И говорить про Марс тоже нечестно?
– Естественно.
– Тогда зачем вообще задала тот вопрос?
– Потому что фраза такая.
– Ладно. Тогда может быть расскажешь немного о себе, почему выбрала нелёгкий путь девочки-волшебницы?
– По-моему это и так должно быть ясным. Тем более о себя уже рассказывала. Я потомственный мистик, а ещё я потомственный маг. То, что я практикую магию не должно вызывать удивления. Не спорю, отцу не нравился вариант, если я выберу путь мага, но он всё равно предполагал подобный вариант, иначе бы не стал трансплантировать мне наследие.
– А какой был твой отец?
– Почему был? В отличии от мамы, которая почти наверняка погибла, скорее всего отец жив. Вопрос только где он находиться, и что с ним случилось.
– Тогда задам другой вопрос: «Какой это человек?»
– Хороший, добрый и ласковый. Но с темным прошлым. Он должен был стать следующим главой семьи Альвинаурзатцессен – рода магов более чем с тысячелетней историей, но плюнул на всё и покинул семью. Мой дед, нынешний глава семьи так ему это и не простил. А ещё мне нравилось выискивать в его шевелюре синие, зелёные и фиолетовые волоски. Иногда я их выдёргивала, на что папа обижался.
– Синие, зелёные и фиолетовые волосы?
– Ну да. Необычный цвет глаз или волос – довольно распространённое побочная реакция от использования семейной магии, а если быть точным то не от использования собственно магии, это побочное свойство наследия, о котором я говорила чуточку раньше.
– А серебристый цвет твоих волос и алый цвет глаз тоже от этого?
– Нет. Наследие я не пробуждала. Когда я только-только разбудила свои силы, меня чуть не съели сверхъестественные существа, можно сказать магические падальщики, которые напали на меня, так как я была крайне ослабленной. Необычный цвет глаз и волос связан с тем, что истинный цвет глаз и волос они съели. Они уже собирались закусить моей сущностью, но как оказалось, ритуал при помощи которого я смогла раскрыть весь потенциал своих мистических способностей, привлёк Основателя.
– И Он тебя спас?
– Не совсем. Просто объяснил, как я могу спастись. Спаслась я используя свои собственные силы, но без подсказок гарантированно бы погибла. А так всё обошлось вменяемой ценой. Вместо внутренней сущности, вместо души, у меня забрали лишь цвет глаз и волос. Невелика потеря. Мои волосы стали белоснежными, глаза также полностью лишились пигментации, став розовыми.
– Белый и розовый? Но твои волосы и глаза имеют более насыщенный цвет.
– Это моя собственная заслуга. Потеря одного свойства привела к появлению другого, и это самое другое свойство я постаралась усилить. В общем, с тех пор у меня волосы цвета серебра и алые глаза.
Эрибу, начала плескаться, а затем, похоже, полностью погрузилась в воду, девушка перестала двигаться, и единственным шумом были звуки от крупных пузырьков воздуха, когда те лопались. Минуты через полторы снова послышался сильный шум, и Эристрия, как ни в чем ни бывало, продолжила разговор:
– Я рассказала о себе, но ведь и мне тоже интересно узнать что-то о тебе. Теперь твоя очередь во всём признаваться.
– Не думаю, что история получиться интересной. Мир, в котором я родился и вырос лишен магии, ну или по крайней мере, в открытую её никто не использует. Даже, несмотря на то, что я как-то умудрялся иногда применять свои мистические способности, хотя о существовании магии я даже не догадывался. Вплоть до того момента, когда однажды забрёл в особняк Фландрии. До этого моя жизнь была подчистую лишена приключений, после – одно сплошное непрерывное приключение.
– И каков твой вывод?
– В смысле?
– Когда было лучше? До или после?
– После. Хотя мною, как и прежде, все кому не лень стараются помыкать, эти все кому не лень, постепенно начинают относиться ко мне всё более и более уважительно.
– Все кому не лень, – ты это про Фландрию?
– Преимущественно да, но не только, Мейлинь тоже частенько так себя ведёт.
– Но ты не жалуешься?
– Не-а.
– Неплохо поболтали, но пожалуй, разговор придётся прекратить. Длинные волосы очень долго сохнут, а сушить их при помощи магии я не люблю, не говоря о таких кощунственных вещах как фен.
Послышался шум текущей воды, к нему быстро добавились звуки от всплесков, девушка явно переставляла различные бутылочки, определённо начала мочалкой тереть кожу, намыливать волосы, затем всё это смывать, а после стала вытираться и одеваться. «Слуховое окно Эристрия» так и не закрыла.

Бесконечно долго отлёживаться в ванной я тоже не мог, вскоре сам последовал примеру Эрибу, и начал приводить себя в порядок, вымылся, высушился, ликвидировал щетину, и переоделся. Деловой костюм уже успел мне набить оскомину, поэтому я надел джинсовые шорты, что были чуть длинней колен, и рубашку навыпуск: белую, с короткими рукавами и редкими черными полосками.

За время, пока я и Эристрия принимали ванну, Хельга успела закончить готовку, переодеться, а судя по тому, что её волосы были слегка влажными, и отчетливо ощущался запах шампуня, посетить душ она тоже успела. Девушка сейчас была одета в блузку, похожую на гавайскую рубашку, юбку примерно до середины бедра, и чулки, что заканчивались немного выше колена. Поселилась вампирка действительно по соседству, с другой стороны от комнаты Эрибу.
Девочка-волшебница тоже не заставила себя ждать. Вот только её внешний вид меня слегка удивил. Она переоделась в пижамку и тапочки. На пижаме были изображены облака, похожие на альпак, или же альпаки, похожие на облака, и пролетающие мимо них божьи коровки, а на тапочки были стилизированы под котят, и их украшали декоративные ушки, глаза, рот и усы.

– Вижу все готовы, пойдёмте ужинать, пока еда не остыла.
Блинчики таки получились. И не только блинчики. Хельга приготовила исключительно выпечку, но её было немало, и она была разннообразной. У меня возникало подозрение, что когда она готовила, то «сама себе помогала». За достаточно малый промежуток времени, девушка приготовила довольно много еды. В наличии имелись несколько пирогов, и множество пирожков и первые и вторые имели весьма различные начинки. Присутствовало что-то смутно напоминающее пиццу, и просто выпечка, которую трудно было идентифицировать.
Хельга готовила весьма недурно, чего я от неё, если честно, не ожидал. А ещё я понял, что точно также как и Эрибу, чертовски соскучился по нормальной еде. И хотя на первый взгляд казалось, что еды Хельга приготовила явно больше чем нужно, значительную её часть мы весьма оперативно уничтожили.

В определённый момент воздух над столом начал слегка мерцать, а само мерцание имело форму небольшого прямоугольника. Ещё через некоторое время в том появилась кисть, которая взяла один из пирожков, и начала погружаться обратно в эфемерный прямоугольник. Подобное не укрылось от глаз Хельги, и в сторону «воровитой» руки полетел нож, который девушка в этот момент сжимала в руках. Но так и не достигнув цели он остановился, завис в воздухе. Когда и кисть и пирожок исчезли в странном прямоугольнике, тот тоже пропал, а ещё через несколько секунд нож продолжил движение, и глубоко погрузился в стол.
Произошедшее Хельга не комментировала, она просто сделала вид, что ничего не было.
Как и девочка-волшебница. Я тоже не стал акцентировать на этом внимание.

Через некоторое время ужин закончился, после чего я и Эрибу поблагодарили Хельгу за тёплый приём, а также вкусную, и что гораздо важнее, сделанную с душой еду, после чего вампирка ненадолго ушла.
Возвратилась она сжимая между пальцев одной руки три бутылки вина, а во второй руке несла сразу два блюда, после чего поставила всё это на стол, и сходила за бокалами, а когда вернулась, обратилась к нам:
– Пожалуй, теперь пришло время задушевно поболтать, – сказала девушка, и начала разливать вино.
Вино, как и ожидалось, было просто великолепным.

>> №4732845   #66
1527969166677.jpg - (270 KB, 800x640, c9b44c7237218806efd6a007c805be8d)  
270 KB

Хельга словно наблюдала за нашей реакцией, а затем озвучила:
– «Дух Вершителя», если вам интересно название. Вообще вина, посвященные Вершителю, считаются едва ли не самыми лучшими в мире, правда, аутентичные вина изготавливают в двух регионах, один из которых находиться в Некрополисе, а второй в Коалиции.
– Вершителю?
– Ну да, полулегендарной личности, который разрушили «маскарад», в результате чего темный и алый дома вышли из тени, и начали играть в открытую. Что в свою очередь привело к текущему облику мира.
– Знаешь, что Хельга, – обратилась к девушке-вампиру Эрибу, – Пожалуй, тебе тоже следует немного рассказать о себе. Мне вот до сих пор интересно как так получилось, что вы учились с Кейном в одном классе, почему ты не знала своего отца, и более того, почему считала Кейна убийцей своего отца. Тем более ты сама обещала прохладную историю.
– Раз обещала, значит история будет. То, что я считала, что Кейн убил моего отца, связано с тем, что мой дед, Кейна люто ненавидит. Основания для ненависти у него есть, хотя сказать, что Кейн совершил что-то ужасающее тоже нельзя, он просто «наступил на больное место».
– Так что именно произошло? – слегка недоумевающе спросила Эрибу.
– Кейн женился на моей маме.
– Всего-то?
– Не перебивай, ты ещё не услышала самого интересного. Начало этой истории находиться весьма давно, более двухсот лет назад, тогда мой отец договорился с главой клана прирождённых убийц о династическом браке. Правда, имелось множество оговорок. Например, его женой должна обязательно являться принцесса клана, на самом деле, в данном контексте, это означает совсем не то, чем кажется на первый взгляд, подобное значит, что у её детей свойства прирождённых убийц обязательно проявились бы. Много ещё всяких добавочных условий. Время шло, проходили столетия, во только договор был бессрочным. А затем Кейн резко вспомнил о договоре. Ему приглянулась моя мама. За прошедшие годы нравы сильно изменились, поэтому он предпочел действовать более изящно. На тот момент моя мама как раз училась в школе, и он решил «перевестись» в ту же школу.
Эрибу едва не поперхнулась вином:
– Перевестись в школу?
– Не отрицаю, подобное действительно звучит дико. Вот только это был очень хорошо продуманный ход. На первый взгляд это может быть и не видно, но Кейн обладает огромной харизмой. Уже очень скоро моя мама была без ума от него. А когда Кейн сам предложил ей выйти за него замуж, та сразу же согласилась. Естественно, когда мой отец пошел просить руки моей матери, он получил решительный отказ. То, что мама безумно влюблена в Кейна, моего деда совершенно не волновало. Вот тогда тот и вспомнил про договор. Тут, правда, следует отметить, что на тот момент моя мама была весьма юна.
– Весьма юна, – это сколько? – решил уточнить я.
– Ей едва исполнилось тринадцать. По каким-то неясным причинам Кейну было крайне важно, чтобы разница в возрасте была более чем в двести пятьдесят раз. Деду подобное очень не понравилось, однако традиции семьи не позволяли плюнуть на договор, что был заключен пару столетий назад.
– Кое-что стало на свои места, но многое я до сих пор не понимаю. Как так получилось, что Кейна никто не узнал?
– Кейна вообще мало кто знает в лицо. В основном это высшая знать, первые лица других государств, просто очень влиятельные люди. Дело в том, что когда он решил разрушить «маскарад» это всё вылилось резню просто невероятных масштабов, в результате чего за ним закрепилась репутация полного чудовища, безжалостного и бессердечного существа.
– То есть Вершитель – это на самом деле Кейн?
– Ну как бы да, но это не отменяет того факта, что данное вино превосходное. Продолжим. Не спорю, Кейн ещё тот манипулятор, но на самом деле он не так плох, как о нем говорят. Несмотря на то, что я вам рассказала, мама его всё так же любит, и да, она прекрасно осознаёт, что её использовали, впрочем, и Кейн относиться к ней достаточно тепло. Что касается меня самой: да, я его недолюбливаю, но не ненавижу, хотя имею полное право ненавидеть. Просто... Просто, я отчасти понимаю, что именно им движет. Я не вижу ничего плохого в его целях, в отличии от средств. Хотя того факта, что Кейн мерзавец – это не отменяет. Правда «Великолепный мерзавец».
Хельга ненадолго замолчала. Когда ненадолго слишком затянулось, я спросил:
– А продолжение истории мы услышим?
– Непременно. В общем, я родилась. «Обращать» меня Кейн определённо не собирался, ему было крайне важно, чтобы моя природа пробудилась самостоятельно, без чьей-либо посторонней помощи. А так как я не отличалась от обычных людей, в «Алом Доме» делать мне было нечего. Поэтому всё своё детство я жила с мамой в семье мамы.
Дед запретил Кейну появляться в его доме, тот, как ни странно, послушался, а забирать к себе жену и ребёнка он тоже не торопился. Вот здесь начинается самая развесёлая часть истории. Думаю, почему мой дед ненавидел Кейна вполне очевидно. Свою ненависть он постарался привить и мне. Кем на самом деле является мой отец, он не говорил, даже не так. Он решил объявить Кейна убийцей моего отца. Да и вообще всячески старался его очернить. Из-за этого я была малость шокирована словами Кейна: «Хельга, я не убивал твоего отца, я и есть твой отец!»
– А как же твоя мама? Почему она молчала?
– Проблема в том, что моя мама – очень слабохарактерная, и против своего отца она никогда не выступила бы. Дальше было ещё веселее. Когда я училась в школе, Кейн решил повторить тот же трюк, что и с моей мамой. В смысле перевёлся в школу, в которой я училась. Скорее всего, чтобы наблюдать за мной вблизи. Впрочем, это не отменяет того факта, что я умудрилась в него влюбиться. Этим, правда всё и ограничилось. Тем более в школе я с Кейном практически не пересекалась. Судя по всему, Кейн знал, что дедушка его поливает грязью, а мой дедушка определённо был осведомлён о том, что Кейн как бы учиться в одной школе со мной, и такой статус-кво длился более года. А затем мы начали постоянно переезжать. Мы – это я и моя мама. Что послужило истинной причиной, я не знаю. Кейн молчит, мама молчит, дед молчит. Однако всё указывает на то, что переезды связаны с тем, что мой отец и мой дед вступили в конфликт, а мама, едва ли не впервые за всё время решила не плыть по течению, а действовать, и увезла меня подальше. Однако, если «копнуть поглубже», вспомнить, что Кейн может пускай и ограниченно, но предсказывать будущее, ситуация может показаться несколько иной. Жаль только, что ни о чем нельзя говорить наверняка. Есть лишь домыслы. Но факт остаётся фактом. В течении полугода мы редко задерживались на одном месте более пары недель. Затем всё успокоилось, я и мама поселились в тихом мирном небольшом городке. Жила я там сравнительно недолго – не более полугода, но это было прекрасное время. Я завела новых друзей и подруг. Мне не нужно было соответствовать каким-либо стандартам, я могла быть сама собой, и мне всё это чертовски нравилось. Одна из моих подруг заметила, что я мистик, и соответственно маг, и всячески пыталась убедить меня развивать свои способности. Если честно, то до этого момента магия меня интересовала не слишком сильно, но обижать ту девочку мне не хотелось. Она была самым обычным человеком, но радовалась моим достижениям, будто они её собственные. Мне нравилось, когда она визжала от восторга, когда мне удавалось зажечь магическое пламя, или же при помощи мистических способностей изменить оттенок кожи, цвет глаз или волос. Она убедила меня, что магия – это интересно. Было много ещё чего... Людей, событий... А ещё чуть позже случилась катастрофа... Произошел всплеск демонической инфекции...
– Что такое «демоническая инфекция?»
– Болезнь. Инфекционная. Имеющая магическую природу, и происхождение, связанное с «Миром Демонов». Инфекции бывают самыми различными, но почти всегда приводят к катастрофам. Данный случай ничем не отличался от сотен других. Разве что инфекция походила на вирус-убийцу. Болезнь была поистине ужасающа. Она передавалась как воздушно-капельным путём, так и через кровь, причем переносчиками могли быть мухи, комары, блохи, клещи, клопы. Инкубационный период длился несколько дней, а первые симптомы выглядели как простуда. Ничто из этого не добавляло спокойствия. Ведь из-за случайного чиха или из-за укуса комара, ты мог превратиться в безмозглое и бездушное чудовище. На тех, кто простудился, и уж тем более на комарах или блохах не написано о том, заразны они или нет. Любой находился в зоне риска. За исключением разве тех, кто уже мёртв, но жив, и «Алого Дома», вот только это была самая настоящая глухомань, ни первых ни вторых поблизости не наблюдалось, а я на тот момент от обычных людей не отличалась.
– А как собственно проявлялась болезнь?
– Как по мне, то расписала болезнь, я достаточно подробно. Хотя нет... Кое-какие моменты я упустила. Ещё раз повторю, что это было страшно. Тут следует рассказать, что как только где-либо появляется вспышка демонической инфекции, то вокруг зараженной территории ставят барьер, а любого кто его намеревается пересечь, безжалостно уничтожают. Исключением являются живые и мёртвые вампиры, некоторые разновидности нежити, в которых иногда превращаются особо могущественные маги Некрополиса, отдельные маги Коалиции, обладатели барьерной брони, и лица Престола, что находятся под действием благодати. Вот только тех, кто не подвержен инфекции в любой из стран в разы меньше чем тех, кто находится в зоне риска. А все те, кого запирают под барьерами «варятся в собственном соку». Это раз. Во вторых я снова повторю, инфекция была крайне вирулентная, а передавалась самыми разнообразными способами, а в данном конкретном случае инкубационный период в двое суток был очень большим сроком. Все боялись в это превращаться. В городе были случаи самоубийств произошедших из-за того, что кто-то на кого-то чихнул, или же кого-то укусил клоп.
– Хельга! Ты уже не первый раз говоришь, что с людьми происходило нечто ужасное, но так и не сказала, что именно.
– Просто самой вспоминать неприятно. Но ты прав. На третий день после заражения симптомы не отличались от обычной простуды: повышенная температура, общая слабость, кашель. На четвертый день начиналось разрушение тела. Одновременно с этим воспалялись лимфатические узлы, формировались бубоны, в которых скапливался инфекционный агент, затем они начинали лопаться чем провоцировали дальнейшее распространение инфекции. На пятый-шестой день зараженные погибали. Примерно через сутки после смерти их тела начинали реанимироваться. Вот только это человеком уже не являлось. Поначалу данные существа напоминали медлительные, и едва живые механизмы, уничтожить которые было крайне легко. Стоило лишь нанести достаточно серьёзную черепно-мозговую травму. Но как оказалось, через некоторое время, где-то ещё через двое суток, они снова «оживали», а разрушить их повторно становилось заметно сложнее. Повторно ожившие мертвецы были прочнее, сильнее, крепче и быстрее чем изначальная их версия. Будучи убитыми ещё один раз, они в очередной раз оживали, и как и прежде становились сильнее. После третьей-четвёртой смерти, начинались добавляться новые варианты. Останки различных людей начинались сливаться в единую структуру, формируя невероятных чудовищ. Кроме того, любая из новых формаций обладала изначальными свойствами, в том числе и способностью к дальнейшему заражению.
Девушка примерно с минуту молчала, после чего продолжила:
– Теперь ты должен понять что произошло. Все мои друзья погибли. Я сама постоянно находилась в «зоне риска». Как и моя мама. Это сложно описать, это почти невозможно объяснить. Это нужно пережить. Но я никогда не пожелаю кому-то почувствовать подобное. Привычный мне мир разрушался, причем как назло неспешно. А умирать я не хотела. Я даже толком и сама не поняла, как пробудились мои свойства аристократки, я просто выжила, но единственным человеком, кого я смогла защитить была моя мама. Всё! Все кого я знала, погибли! Сегодня кто-то один, завтра кто-то другой. Такое повторялось день за днём, но к подобному привыкнуть невозможно. Общее количество выживших не превышало двух процентов. Я вообще почти не помню, что именно тогда произошло. Местами помню, что прорубывала себе дорогу через полчища чудовищ, что прежде были людьми. Моя мама до сих пор толком не оправилась от пережитого шока. Мне хватило года, но вспоминать те события я не люблю. Но говорить, что произошедшее не оставило и следа я не могу. «Вторженцев» я ненавижу. Считаю, что их необходимо уничтожать любой ценой. Это безжалостные механизмы, которые ни перед чем не остановятся. Тем более...
– Тем более?..
– Не обращай внимание. Расскажу в другой раз. Но повторю, что в том городе выжил примерно один из пятидесяти человек, там произошла самая настоящая резня. Я сломалась. Я изменилась. Я стала той, кем сейчас являюсь. И живым вампиром, и прирождённой убийцей. Cмогла победить. Смогла это перебороть. Смогла выбраться. Но единственной, кого мне удалось спасти – была лишь моя мама.
– Действительно жуткая история. Не удивительно, что ты не хочешь о том вспоминать. Я бы не хотела побывать на твоём месте.
– Кейн прибыл примерно через десять дней, когда уже всё закончилось. Хотя... Как я потом выяснила, на момент вспышки демонической инфекции, он вообще находился вне Империи, и судя по всему, как только узнал, что именно произошло, то сразу же постарался вернуться как можно быстрее. Впрочем, лучше бы он тогда вообще не появлялся.
– А что именно тогда произошло?
– Ничего собственно тогда и не произошло. Кейн просто раскрыл свои карты. Сообщил, кем он является на самом деле. Кстати, я тоже была весьма удивлена, таким различием между его образом и действительным внешним видом. Сказал, что является моим отцом. Подобным откровением я была ошарашена. Однако мама подтвердила, что все его слова – чистая правда. Затем Кейн сообщил мне, что так как я самостоятельно смогла пробудить свои способности, то я теперь достойна называться его дочерью, и что теперь я и мама будем жить у него. Подобное заявление меня окончательно выбило из колеи, а маму пребывающую в состоянии апатии немного обрадовало. Ещё раз повторю: даже несмотря на то, что Кейн её использовал, не отрицал этого, к маме он относился очень хорошо, а она его до сих пор любила. В общем, получилось так, что первое впечатление об отце у меня оказалось изрядно подпорченным. Я даже не уверена в том, что согласилась бы жить вместе со своим отцом, если бы не мама.
– И каково это – иметь такого отца?
– Не могу сказать. Не с чем сравнивать. Поначалу было тяжело и очень непривычно. Кейн вообще весьма своеобразен. Но на деле всё оказалось не так плохо, как на первый взгляд. Я даже смогла безболезненно принять тот факт, что очутилась в эпицентре вспышки демонической инфекции не случайно. Кейн предвидел, что если я окажусь в том городе, то смогу пробудить свои силы. Поэтому путем манипуляций, сделал так, чтобы я и мама туда переселились. О том что произойдёт катастрофа он не знал, впрочем не отрицал, что если бы знал, то скорее всего поступил точно также. Это косвенно подтверждает, его фраза после того как он прибыл в зараженный город: «Как всё плохо, но как хорошо всё получилось...» В общем, пускай семейка у нас странная, а будни не обходятся без дрязг, в целом всё в норме.
– Что-то я тебя не очень понимаю. До вторжения ты всячески очерняла Кейна, а сейчас говоришь, что он не так уж и плох. А местами даже хорош. Чему верить.
– Тому, что я говорю сейчас. Просто я далеко не всегда говорю именно то, что думаю. Поначалу я действительно считай, что ненавидела Кейна, но со временем моё отношение к нему улучшилось, однако Кейн мне посоветовал, для посторонних и при посторонних продолжать вести себя так, словно я и дальше продолжаю его ненавидеть. Не соглашаться не было причин. Вот только если раньше вы и были посторонними, то сейчас уже таковыми не являетесь.
– Кстати. А что именно движет Кейном?
– У него и спроси. Рано или поздно он заглянет в своё собственное поместье. Если будешь здесь и дальше оставаться, то наверняка с ним пересечешься. Но не думаю, что это произойдёт сегодня, да и не думаю, что завтра. В общем, чувствуйте себя как дома. Веселитесь и отдыхайте.

Беседы на серьёзные темы и интересные истории закончились... По крайней мере на сегодня. Мы продолжили пить вино, но теперь болтали в основном об обыденных вещах. Усталость постепенно брала своё, причем под её воздействие попал не только я, но и Эристрия. Девочка-волшебница периодически клевала носом. Что касалось меня, то мои мысли раз за разом начинали «двигаться по кругу». Хельга, похоже, это заметила, и сказала:
– Видимо вы достигли предела. Идите отдыхайте. Я вас проведу.
Сразу после этих слов она начала приводить свои слова в действие. Примерно на половине пути до гостевых комнат она остановилась, словно задумалась. Затем её тело, без каких-то видимых причин начало разделяться, что мы наблюдали уже неоднократно. Как всегда данный процесс выглядел несколько жутковато. Когда Хельги стало уже две, они обе к нам обратились:
– Прибыли новые гости. Фландрия и её горничная приехали. Их нужно встретить.
Одна из Хельг продолжила нас сопровождать, а вторая отправилась встречать Фландрию.
Поначалу я хотел пойти вместе с той Хельгой, которая отправиться встречать гостей, но быстро передумал. Не факт, что удалось бы обойтись коротким разговором со Скарлет, поэтому я решил просто отдохнуть, и обговорить всё важное и не слишком важное завтра.

Я, Хельга и Эристрия быстро достигли комнат отдыха, после чего вампирка пожелала нам хорошего отдыха, а сразу после этого её дополнительное тело разрушилось.
Я и девочка-волшебница разошлись, предварительно пожелав друг другу спокойной ночи. Однако стоило мне улечься, как ко мне обратилась Эрибу, слуховое окно я тоже не закрыл:
– Не спишь?

>> №4732849   #67
1527969278376.jpg - (98 KB, 1200x848, 17e147de18c94afb3a1d7f65071b4423)  
98 KB

– Не сплю.
– Говорить можешь?
– Могу.
– Хорошо!
– Что ты хотела?
– Просто немного поболтать перед сном. Можно спросить?
– Да спрашивай уже.
– К чему ты стремишься? Чего бы ты хотел?
– Сложно сказать. Я уже говорил, что моя жизнь теперь разделена на «до» и «после». Как и говорил о том, что неплохо бы было, если бы мной перестали помыкать все кому не лень. Ведь так как те, кто мною помыкают, обычно в разы, а то и в десятки-сотни-тысячи раз сильнее меня. Мне просто нечего противопоставить. Это касается хочу, к чему я стремлюсь, я теперь и сам не знаю. Раньше было несколько по другому. До того, как я познакомился с миром миром сверхъестественного, магии и волшебства, мне хотелось славы и признания. Причем не ради каких-то материальных благ, не так. Я хотел оставить свой след, чтобы меня запомнили. Вот только достаточно быстро понял, что для того, чтобы подобное осуществить, моих собственных сил оказалось мало.
– Ничего необычного, но в целом интересно. А...
– Так нечестно. Теперь моя очередь задавать вопросы. А спрошу я то же самое, что ты хотела узнать про меня.
– Я всегда хотела стать магом(мистиком)-путешественником. Причем я намеревалась им стать ещё до того, как узнала, что миров бесчисленное множество. Даже мой родной мир, как по мне, был весьма интересен. И если страны «внешнего круг», в том числе Будар, в котором я родилась, были весьма скучны, то «внутренний круг» являлся весьма и весьма любопытным. И это несмотря на то, что все те страны находятся в состоянии упадка, так как по большей части не могут воспроизвести технологии, которыми пользуются. Пустоши представляли собой весьма жалкое зрелище, но в них можно было найти поистине удивительные вещи. Ведь до катастрофы это были самые процветающие регионы. В общем, изучать было что, ещё через некоторое время я поняла, что мир намного интереснее, чем кажется на первый взгляд. Долгое время, правда, я об этом совершенно не задумывалась. Я жила обычной жизнью обычной девочки, разве что была осведомлена в вопросах магии больше других, и знала, что потенциально являюсь сильным мистиком и магом. Но это почти ни на что не влияло.
– То, что ты рассказала про свой родной мир весьма интересно. А слова про катастрофу меня сильно заинтриговали. Но... Но есть фатальный недостаток. Ещё немного и я засну. Пожалуй, рассказывать свою историю дальше не стоит. Всё равно навряд ли я её запомню.
– На самом деле в катастрофе нет ничего интересного. А само слово слишком громкое, для того что произошло. Просто гибель, саморазрушение одного очень могущественного государства. Да, в своём развитии оно на несколько сотен лет превосходило, например этот мир, но ничего особого в нем не было. Запоминать мои россказни вовсе необязательно. Но, пожалуй, напоследок я сообщу: «Мне нравиться путешествовать. Мне всегда интересно посещать новые места». Неважно найду их я сама, или кто-то.
– А ты ведь права. Мне тоже нравиться бывать в новых местах, а ещё сильнее нравиться самому их находить.
– В этом нет ничего удивительного. И, пожалуй ты прав. Я тоже очень сильно устала. Спокойной ночи. Ещё раз.
– Спокойной ночи.

...Я открыл глаза. Солнце уже поднялось достаточно высоко, и судя по всему близился полдень. Как я заснул, я даже не заметил. Просто прикрыл на миг глаза, после чего оказалось, что уже наступил новый день. Но учитывая то, что происходило ещё вчера, удивляться подобному не стоило.
Несмотря на отдых, чувствовал я себя разбитым. Казалось, что ноет абсолютно каждая мышца. Да и вообще создавалось впечатление, что меня изрядно избили. Что было почти верно. Душ помог не сильно, но теперь я чувствовал себя не «пaршивo», а «терпимо».
Уже одевшись, я прислушался. Эристрия так и не закрыла «слуховое окно». Похоже что, она сейчас спала, но при этом периодически что-то тихо бормотала себе под нос. Беспокоить девочку-волшебницу я, естественно, не стал.

Я прогуливался по дворцу, который по какому-то недоразумению называли виллой. Внутри было достаточно пустынно. Ни Хельги, ни Фландрии, ни Сакуии я не наблюдал. Что касалось Мей и святоши, то их я особо то и не рассчитывал встретить. Впрочем, если учесть размеры здания, то вполне возможно, что с ними я попросту разминулся.
Бесцельно блуждая внутри, я услышал какой-то шум, и решил посмотреть, что является источником. Как оказалось это были зомби-горничные. Они методично, с упорством автомата, осуществляли уборку крыла, в котором мы поселились. Хотя как по мне, внутри было вполне себе прибрано. Что касалось самих источников шума, то ими служили переставляемые с места на место предметы интерьера. На моё присутствие слегка мертвые горничные совершенно не реагировали, продолжая заниматься работой.
Ради интереса я сказал:
– Элизабет подойди ко мне.
Одна из горничных прекратила уборку, подошла ко мне, после чего остановилась. Зомби-горничные были несколько странные. Когда они выполняли какую-то работу, то внешне от обычных людей практически не отличались. Однако когда бездействовали, выглядели несколько жутковато. Ничем не отличимые от людей, они были абсолютно неподвижны.
Ради интереса я решил обратить внимание на запах. Как оказалось, он был едва различим. И действительно напоминал духи с запахом ландыша.
Так как эти зомби теперь являлись моей собственностью, я решил продолжить эксперимент, и в первую очередь потребовал:
– Элизабет, проведи меня на кухню.
– Следуйте за мной, – безэмоционально ответила зомби, и начала куда-то идти.
Спустя несколько минут мы оказались на месте. После чего я попросил:
– Приготовь мне гуронилукурзах, – это являлось бессмысленным набором слогов, мне было просто интересно, как отреагирует зомбя.
– Информация отсутствует. Требуется обучение. Пожалуйста, объясните способ приготовления данного блюда. Механизм обучения будет включен через десять секунд. Десять... Девять...
Всё-таки горничные действительно являлись механизмами/куклами.
– Отмена.
– Принято.
– Лучше огласи весь список того, что ты можешь готовить.

Как оказалось, список был огромен. Примерно на двухсотом пункте мне просто надоело его слушать. Учитывая, что список шел в алфавитном порядке, и мы ещё даже не прошли половину одной буквы. По этой причине я задал вопрос по другому:
– Что можно приготовить в течении четверти часа из тех ингредиентов, что имеются в наличии.
Ответ последовал незамедлительно. Данный список тоже был весьма значительный, но уже вполне вменяемых размеров.
Блюдо я выбрал наугад, впрочем что именно буду есть, спросил. Получив весьма развёрнутый ответ, оценив «за и против», я отдал приказ горничной взяться за готовку.
Как оказалось, приготовленное было вполне съедобным, хотя и имело своеобразный вкус.

Позавтракав, особо не ожидая результата, я спросил, где кто находится, и был приятно удивлён ответом, после чего отдал приказ зомбо-горничной продолжить уборку.

Всё-таки факт наличия персональных служанок был приятен, и немного тешил самолюбие. Даже несмотря на некоторую их мёртвость. Выполняя свои функции, они почти не отличались от людей. Когда бездействовали – их можно было попросту запихнуть в шкаф, или в гроб. Как горничные они были весьма компетентны, хотя и вели себя как роботы. Что касалось навыков телохранителей, то с проверкой возникали определённые сложности. Но скорее всего ситуация была примерно такая же как и с функцией горничных.

Размышляя о подобных пустяках, я оправился на пляж, разыскивать Скарлет и Хельгу.
Я никуда собственно не торопился, и по дороге решил заглянуть, на второй и третий этажи.
До третьего этажа я так и не добрался. Уж очень сильно меня заинтриговало то, что я увидел на втором. Я словно оказался в выставочном зале музея. Музея, где хранили образцы холодного оружия, а если быть точным, то мечи. Первый увиденный мною клинок вогнал меня в дрожь. Я даже не понял толком почему. Просто от него буквально исходила аура ненависти/враждебности. Ничего удивительного в нем не было. Это был цвайхендер, с которыми я уже успел познакомится. Он имел «пламенеющий» клинок, но и в этом ничего удивительного не было. Даже то, что вместо плавных изгибов, шли «изломы» под углом девяносто градусов – меня не удивило. Для моей «шпаги», безумный араб использовал точно такой же метод. Я понимал, что жесткость при этом должна быть никакой, вот только здесь, как и в моём случае, явно была замешана магия, поэтому на подобные вещи можно было не обращать внимания. Первые сантиметров тридцать были лишены волн, а амплитуда последней волны, что предшествовала «кабаньим клыкам» имела ширину около двадцати сантиметров. Помимо всего вышеперечисленного меч имел весьма внушительные размеры. Клинок, даже без учета рукояти, был практически с меня. А если в расчет брать и её – то значительно больше – его длина составляла примерно два и два метра. Помимо этого сам клинок был весьма широк, и определённо невероятно тяжел. Как можно пользоваться таким «чудовищем» я даже не представлял. Правда, его владелец человеком то не являлся. Меч был сделан из вороненой стали, из-за чего имел зловещий черный вид.

Хотя клинок был весьма интересен, приближаться к нему у меня не было ни малейшего желания, уж больно жутким он был. А обойдя его, я начал рассматривать другие клинки, что были здесь «выставлены». Все они были весьма интересны, все явно магические, и скорее всего весьма могущественные, но пытаться выяснять их природу я не стал. Из многих десятков клинков, мне почему-то запомнились лишь первый и последний.
Тот, в свою очередь был как интересней, так и скучнее первого замеченного мною меча.
Он имел изогнутый обоюдоострый клинок, длинною чуть меньше метра, но этот факт был скучен. Имел рукоять, которая позволяла как одноручный, так и двуручный хват, но и в этом ничего удивительного не было. Однако он сильно выделялся тем, что был керамическим, а ещё тем, что словно бы приказывал действовать. Создавалось впечатление, что у него имелась своя собственная воля.

Посмотрев коллекцию мечей, я решил продолжить поиски Хельги. Тем более ориентировочно знал, где она находитья.

Больше ни на какие посторонние вещи я не отвлекался, и вскоре достиг пляжа, где сразу же увидел обеих вампирок.
Фландрия лежала на шезлонге, видимо загорала, и ни на что внимание не обращала. Что касалось Хельги, то не похоже что, она ждала от меня каких-то действий. Обо мне словно забыли. Чему я был несказанно рад.

Погода была превосходной. Море являлось приятным довеском – как назло мне сейчас было не до купания. Усталость упорно сопротивлялась отдыху, и до сих пор сохраняла свои позиции, причем весьма существенные. Лезть в море и пытаться плавать, на мой взгляд, было слишком рискованно.
По этой причине я лишь сбросил обувь, и теперь попросту прогуливался по побережью. Вскоре я добрался до Фландрии, но она дремала, и при этом выглядела слишком милой, чтобы её можно было будить. Поэтому немного полюбовавшись ей, я решил направиться её сторону Хельги.

Хотя девушка была одета явно для отдыха на море, не было похоже, что конкретно сейчас она отдыхала. Вампирка сидела совершенно неподвижно, и словно медитировала. Хотя её глаза были полуприкрыты, она определённо следила за моими действиями. Когда я к ней приблизился, девушка отвлеклась, и полностью переключила своё внимание на меня, правда с места не сдвинулась, лишь заодно спросила и одновременно потребовала:
– Рассказывай!
– Ну... Спасибо за гостеприимство.
– Придумай что-нибудь поинтереснее.
– Придумывать что-то интересное? С чего бы вдруг? Это ведь ты, а не я спросила меня что-то рассказать.
– Черт. А ты ведь прав. Давай сделаем вид, что мы друг другу ничего не говорили.
– Да ни вопрос.

– Как отдохнул? – Хельга снова обратилась ко мне.
– Отдохнул вполне себе неплохо, вот только такое ощущение, что вообще не отдыхал. Хотел сегодня искупаться. Отличная погода... Море... Рядом красивые девушки... Всё просто замечательно... Вот только ни черта у меня не получиться. Судя по всему сегодня плавать лучше, чем топор, я не смогу.
– Просто не обращай внимание. Никто никуда тебя не торопит. У Эрибу дела обстоят не лучше твоего, я вообще сомневаюсь, что она составит нам компанию до глубокого вечера. Да и вообще я до сих пор весьма смутно понимаю, как она вообще выжила. Впрочем, эта девочка может удивить.
– И то верно.
– Есть немного. А как тебе мой дом?
– Ну... Не совсем твой... Шучу, шучу... На самом деле я его ещё толком не осмотрел. Видел лишь коллекцию оружия на втором этаже, где коридор больше напоминает выставочный зал.
– Коллекцию оружия?
– Ну да. Многие десятки клинков, которые украшают стены.
– Я, похоже, круглая дура.
– С чего бы это вдруг?
– То, о чем ты говоришь, скорее всего, коллекция Кейна. Сотня, самых прекрасных, естественно на его взгляд, клинков. На самом деле не «прекрасных», а могущественных. Вот только находиться здесь его коллекция не должна. Кроме своих регалий он обычно таскает с собой не более трёх-пяти мечей. То, что они все оказались здесь указывает на то, что как минимум многие из них он намеревался использовать.
– И что в этом такое плохое?
– То, что я не заметила, не обратила внимание на то, что вместе с Кейном, исчезла и вся его коллекция мечей.
– А что в этом такого особого?
– Вообще-то Кейну все эти клинки особо то и не нужны. Он и так является армией из одного человека и человека массового поражения в одном флаконе. Вполне способен обойтись без волшебных мечей. Но... Взял их всех с собой. Неприятно признавать свои ошибки, но я облажалась в очередной раз. И не спрашивай: «В чем!» И так ясно. Раз он предполагал ими воспользоваться, то значит знал про то, что данное вторжение будет чем-то из ряда вон выходящим. Но я всё это проворонила. Да и вообще то, что все те клинки находятся в поместье, не является чем-то хорошим.
– Не понимаю?
– Понимать, на самом деле, нечего. У Кейна, несомненно, грозная репутация, но в данном поместье отсутствует не только охрана, но даже прислуга.
– Однако, например, к чёрному фламбергу, с которого начиналась коллекция, я даже боялся прикоснуться? Сомневаюсь, что кто-то даже думал о том, чтобы его украсть.
Хельга задала ещё несколько вопросов, касательно того меча, после чего ответила:
– Зря. Это одна из регалий Кейна, символ, что подчеркивает его власть. Ну и помимо прочего его силу, брутальность и бессердечность. «Кровь и Прах» – клинок, выкованный из крови врагов моего отца, меч, в котором храниться прах его лучшего друга. Для него это оружие бесценно. То, что он находиться здесь, причем совершенно без присмотра, в очередной раз подтверждает мои догадки.
– И всё равно ничего не ясно.
– Поясняю. Тот факт, что он бросил на произвол судьбы не только свою коллекцию, но и регалии очень сильно настораживает.
– Чем? Чем настораживает?
– Владея магией пространства и времени Кейн вполне способен создавать экстрамерные пространства. Не только создавать, но и хранить в них что-то. Недостаток, однако, имеется. Пускай его «Хранилище» не имеет фиксированного объёма, но чем больше находиться предметов внутри, тем больше сил ему приходиться постоянно тратить. То, что он оставил свои регалии без присмотра о многом говорит. Ему сейчас абсолютно плевать, что его символы власти могут украсть. От одного понимания всего этого мне становиться дурно. Также мне кажется, что Кейн прихватил не только коллекцию мечей, но и другую коллекцию. Всё-таки таскать в «замкнутом пространстве» даже все мечи он может весьма долго.
– Другую коллекцию?
– Да. Коллекцию древкового, ударно-дробящего, метательного и просто экзотического оружия. Это плюс ещё сто экземпляров, как и в случае с мечами самых лучших на его взгляд.
– И как тогда всем этим он собирался пользоваться? У человека только две руки. Он что собирался швырять всё это во врагов силой мысли?
– Это навряд ли. Ни разу ничего подобного не наблюдала. Скорее всего, выбирал бы каждый конкретный меч по обстоятельствам. А может быть одолжил бы некоторые из них кому-то другому. Но в любом случае, на факт исчезновения коллекции я должна была обратить внимание. Из-за того, что подобное ускользнуло от моих глаз, я сильно недооцинила угрозу.
– Вполне возможно, но как по мне, то говорить сейчас об этом не имеет смысла. Что было, то прошло. Не спорю, нам было тяжело, но ведь мы справились. Я тебя ни в чём не обвиняю. Эристрия, думаю, будет придерживаться точно такого же мнения.
– Может быть ты и прав.
– Прав, не прав, какая собственно разница? Лучше расскажи, чем хорошим занимаешься?
– Практикую одну изощрённую и слегка извращенную магическую технику?
– Извращённую? Звучит заманчиво...
– Шутка тухлая. Дело в том, что какие-то идиоты умудрились «скрестить» дыхательную гимнастику с магией света. В результате вышел странный уродец, но вполне себе живучий. А на выходе получилось, то, что получилось. Но, как назло, данная магия весьма эффективна, и превосходно действует на представителей «Темного Дома».
– Я всегда считал, ничего подобного не происходит. В смысле, что «Великие Дома» не враждуют.
– Напрасно. Живые и мёртвые вампиры – естественные враги. «Алый Дом» стремиться уничтожить «Темный Дом», обратное тоже верно.
– Тогда я вообще ничего не понимаю. Если имеется настолько сильная вражда, как воообще Империя возникла?
– Держи своих друзей близко, а врагов, ещё ближе... – Кейн всегда придерживается подобного принципа. Большинство людей не делают различий между алым и темным домом. И что к живым вампирам, что к мёртвым относятся одинаково плохо. Созданию Империи предшествовал целый ряд событий. Кое-кто, а если быть точным, то церковники, решили «стравить» между собой две враждующие группировки, а после того как они ослабят друг друга, уничтожить уцелевших. Кейн, однако, почти сразу же понял, что именно происходит, и вместо того, чтобы устраивать войну, заключил союз со своим бывшим врагом.

>> №4732856   #68
1527969522940.jpg - (196 KB, 652x960, 6d1ce1957fa000d9016471885eb3fd2c)  
196 KB

– Ясно. А что с той магией? Ты начала о ней говорить, но не закончила.
– Вообще-то потому, что ты меня собственно и перебил. Ну не совсем перебил, скорее перетянул нить разговора в другое русло. Данная техника со странным названием Араки создаёт духовную энергию, пропитанную самой силой жизни. Это в свою очередь больно бьёт нежить. Вызывая весьма сильные повреждения. А «мёртвые» вампиры названы так не спроста, пускай они и выглядят почти как живые, к миру живых они всё-таки не принадлежат. То, что эта магия хорошо работает и на различных созданиях Некрополиса, думаю должно быть очевидным. Ещё одной особенностью данной техники являет то, что она не требует каких-либо предрасположенностей. Чисто теоретически научить ей можно первого попавшегося идиота, можно сказать любую обезьяну. Главное, чтобы обучаемое существо было живым. Правда, тренируюсь я не из-за этого.
– А из-за чего тогда?
– Когда я говорила что можно обучить любого идиота, я малость преувеличивала. Не спорю, предрасположенность совершенно не нужна. Но нужен чертовски сильный самоконтроль. Потеря концентрации, сбитое дыхание недопустимы, иначе всё – ничего не получиться. Кейн настоятельно рекомендует мне обучаться данному искусству именно из-за этого. Способность трезво мыслить в горячке боя, вне зависимости от того, что вокруг твориться, добавляет шансы на победу, причем не маленькие. Ну а ещё, магия лишней никогда не бывает. Тем более, что чем больше жизненных сил, тем лучше она работает, а даже у самых обычных представителей «Алого Дома» этих самых жизненных сил на порядок, а то и на два больше, чем у обычного человека.
– То есть та магия работает на жизненной силе? Как-то нехорошо получается.
– На самом деле нет. При её использовании жизненная энергия не тратиться. Можно сказать, она лишь определяет коэффициент, множитель.
– Снова кое-что я не улавливаю. Если для использования нужен только самоконтроль и факт того, что ты жив, почему церковь не использовала её, чтобы уничтожить «Темный Дом» вместо того, чтобы играть в интриги?
– Не понимаешь, потому что не местный.
– Араки – по факту утраченная техника. Забытое мастерство. Никто просто не знает, что данная магия существует. Это один из многих секретов Кейна. Его мне он открыл, потому что я фактически являюсь его наследницей. Ну и просто потому, что мне подобное весьма нужно. Примерно три тысячи лет назад, этому искусству Кейна обучил Элиш, его лучший друг. Тот, чей прах находится в черном мече, на который ты обратил внимание. Араки и тогда не слишком было известно, а сейчас о его существовании даже не догадываются.
– Тогда всё становиться более или менее ясно. Но вопросы ещё остались. Кроме качественного упокоения не слишком мёртвых мёртвых, эта техника что-то ещё может?
– Может, но эффект менее сильный. Пройдёмся.
Мы покинули пляж, и совершили короткую прогулку. Целью Хельги оказались мелкие заросли кустарника. Его она оценивающе окинула взглядом, после чего сказала лишь одно слово:
– Смотри!
Девушка нанесла удар рукой. Последовала ослепляющая вспышка света, а когда я снова смог видеть, то оказалось, что кустарник буквально на глазах разрастается.
– Что касается живого, то на время оно становиться ещё более живым. Данная магия имеет ещё несколько несущественных, но приятных эффектов, просто они не настолько важны. Если подвести итоги, то в целом данная техника неплоха, единственным недостатком является то, что под водой её применять невозможно. Но, как правило, подобное не требуется. «Мёртвые» вампиры как в текущей, так и в глубокой воде весьма быстро слабеют. Возьмем, например Ольгу, «как бы сестру» Кейна, в честь которой меня он и назвал, эта женщина любитель отдохнуть на море, вот только она является «мёртвым» вампиром, и примерно через полчаса отдыха, быстро начинает терять подвижность и тонет. Погрузившись на дно морское, она вообще полностью утрачивает возможность перемещаться, да и использовать магию тоже, в общем ведет себя так, как и полагается вести себя мертвецу. Причем назвать Ольгу слабой у меня язык не повернётся. Не раз и не два нам с Кейном приходилось её «вылавливать». Впрочем, она вполне благоразумна, и подобным «экстримом» занимается только в тех случаях, когда рядом имеется страховка, в смысле я или Кейн, и отсутствует явная опасность.
– Как бы сестра? Очень интересное выражение...
– Потому что именно так дела и обстоят. Забери «Рунный Посох», купи лучшее вино, которое сможешь достать, забухай с Кейном, и он сам всё тебе расскажет.
– Не так давно ты говорила мне, что Кейн весьма скрытен. Какая-то путаница получается.
– Путаница существует только для тебя. Вместо того, чтобы пытаться скрыть что-то из своей биографии, отец наоборот, распространяет дополнительные ложные истории о себе. А то, что истинно, как правило, затмевают тонны лжи. Причем ложные версии почти всегда максимально вылизаны и правдоподобны. Большинство принимает за истину какую-то конкретную придуманную версию его биографии. В том бардаке, который создал отец, могут разобраться только незаурядные и высокопрофессиональные историки. Но и тех обычно ждёт угрозо-подкуп.
– Угрозоподкуп? В смысле?
– Своими глазами я наблюдала подобное лишь единожды. Пришел какой-то странный незнакомец, который сразу же начал утверждать, что Кейн и «Золотой Царь» – один и тот же человек.
– И что произошло?
– Ничего! Власть Кейна огромна. Он лишь сообщил, что уничтожит не только того, кто распространяет недопустимую информацию о нем, но также и родственников распространителя. Вплоть до четвертого поколения. А затем предложил хранить всё в тайне, и пообещал ему, его детям и внукам безбедную жизнь. Думаю, какой расклад выбрал незнакомец – очевидно.
– Я о чем-то подобном и подумал.
– На самом деле Кейн всё-таки не настолько плохой. Репутацию полного чудовища он заработал во время долгой и кровопролитной войны. Он перечеркнул тот образ жизни, что был до этого, и тем самым нажил уйму врагов. Это сейчас он невероятно силён, но тогда дела обстояли иначе. Он сильным был и тогда, но среди его врагов существовали такие, которые в десять-двадцать-тридцать раз были сильнее его. Кейн выжил и победил. Но пока все те события закончились, были пролиты реки крови. Победителей не судят. Но о той резне помнят до сих пор, как и о том, кто именно её организовал. А вот о вопросе: «Зачем?» – никто не задумывается. Что касается моего отца, то он из подобного решил извлечь выгоду, и теперь испорченную репутацию использует как инструмент. А так как подобное отношение к себе сильно мешает в повседневной жизни, то начал планомерно деформировать образ Кейна в сознании людей. Это привело к чудовищному контрасту между тем, как Кейна представляют, и тем, каким он есть на самом деле, с чем ты уже успел познакомиться.

Пока я беседовал с Хельгой, мы успели вернуться обратно на пляж. Не сказав ни слова, девушка-вампир продолжила свою магическую практику, предоставив меня самому себе.
Я подошел к Фландрии. Она явно дремала. Мешать отдыхать я ей не собирался, поэтому тихо задал максимально глупый вопрос:
– Фланя ты не спишь?
Судя по всему, Скарлет действительно спала, на настолько вольное обращение к ней она никак не реагировала, а если быть точным, то вообще не реагировала на мои слова.
Хотя все мы прибыли на море, собственно отдыхать на море, по крайней мере сегодня, никто не собирался. Делать на побережье было решительно нечего, поэтому я предпочёл вернуться обратно в поместье.

В первую очередь я решил просто получше осмотреть особняк, в котором я поселился, чем собственно сразу же и занялся, как только оказался внутри.
Смотреть было на что, особенно на верхнем этаже, откуда открывался великолепный вид как на внутренний сад, так и на внешние сады.
Безмятежность, однако, вскоре была самым наглым образом разрушена. Началось всё с сильного грохота. После чего одна из дверей в не то коридор, не то галерею открылась, и в неё влетел свёрнутый клубком Кьюби. Которого, похоже, использовали в качестве метательного снаряда, чтобы удалённо открыть дверь. Сразу после чего, в коридоре появился «белый вихрь» в лице Эрибу. Стопы и лодыжки девушки были окутаны туманом, а она скользила по полу, словно это был лёд, и словно на ней были коньки. Что я видел далеко не впервой. Эристрия кардинально решила сменить свой наряд. Она сейчас была одета в зелёную клетчатую юбку с красными полосами, которая имела длину до колен, белоснежную блузку-матроску, с коротким рукавом, и воротником, украшенным зелёным шейным платком. Её серебристые волосы были распущены и свободно развевались за спиной. Эрибу была поистине прекрасна. Если не обращать внимание на тот небольшой факт, что она неслась со скоростью тридцать-сорок километров в час, а мы находились в достаточно узком коридоре, где место для манёвра практически отсутствовало.
Я уже было подумал, что девочка-волшебница со всей силы врежется в меня, однако Эристрия, не прекращая двигаться с достаточно большой скоростью, вначале словно прижалась к земле, а непосредственно перед столкновением со всей силы оттолкнулась, подпрыгнув, и фактически сделав в воздухе сальто. О том, что при таком манёвре, её нижнее бельё, которое на этот раз было не зелёным, и даже не полосатым, а имело монотонный розоватый цвет, что мне всё было прекрасно видно, девушка явно не сообразила. Приземлившись уже за моей спиной, Эристрия резко затормозила. Лишь сейчас я заметил, что в зубах она сжимает тост, который перекусила во время прыжка. После остановки тот начал падать, и сейчас Эрибу не очень ловко пыталась поймать, его в полёте. Она успевала подставить руку, но тост словно специально, отскакивал в сторону, и его приходилось повторно ловить. Целых два раза. Подобное выглядело забавно и мило. Поймав злополучный кусок хлеба почти в самый последний момент, девушка обратилась ко мне.
– С тобой всё в порядке?
– Всё в порядке. Думаю, что даже если бы ты «не справилась с управлением» я как-нибудь подобное бы пережил. Хотя скорость, с которой ты двигалась, вызывала некоторые опасения.
– Хорошо. Я ведь тоже слегка перепугалась.
– Не обращай внимание. А матроска тебе очень идёт.
– Спасибо. Ты даже представить себе не можешь, как надоедает, когда ты постоянно носишь одну и ту же одежду. И хотя эта одежда по факту тоже является формой, пускай и школьной, – девушка указала на эмблему, что была нашита на рукав блузки, и имела вид символа инь-ян, вокруг которого располагалась надпись: «Eastern Academy. Since 1885.» – По сравнению с моим нарядом для магических практик, оскомину она мне не набила. Да и вообще смотреться очень неплохо. Согласен?
– Вполне. Ты действительно очень хорошо смотришься в этой одежде.
– Я так и знала. На тебя можно положиться. Но всё-таки замечу. Рассматривать нижнее бельё девушек не есть вежливо, – после чего легонько ударила меня кулачком в бок, – но ладно, прощаю. Всё равно до этого ты уже дважды видел меня в одном только нижнем белье. Однако о предупреждении не забывай, сильно бить я ведь тоже умею.
– Угроза учтена. Но кое-что замечу и я. Ты ведь сама ответственна в создании «аварийной ситуации». Кто же тебя заставлял, нестись по коридору с такой огромной скоростью? Перемещайся ты более спокойно, в смысле двигаясь со скоростью пешехода, ничего бы подобного не произошло.
– Я торопилась. А коридоры здесь имеют не маленькую длину. Ты ещё скажи, что если бы сам мог быстро перемещаться по особняку Флане, не использовал бы подобное? Ладно... Забудем! Лучше давай рассказывай, что интересное нашел?
– Я не знаю что именно для тебя интересно. А нашел я коллекцию мечей Кейна, медитирующую Хельгу, дремлющую Фланю, кучу красивых вещей, что украшают особняк, конкретно сейчас ищу ещё одну коллекцию оружия Кейна, но на этот раз древкового, ударно-дробящего, метательного и прочего.
– Тогда пойдём смотреть. Магические побрякушки я люблю. В том числе и оружие. Да и у меня самой магический меч в наличии тоже имеется. Быстро показывай дорогу.

Коллекцию Эристрия рассматривала долго и увлечённо, после чего вынесла вердикт:
– Может быть Кейн и мyдaк, но в волшебном оружии разбирается превосходно. Я бы с удовольствием «умыкнула» бы отсюда пять-десять-пятнадцать экземпляров. Но увы, я ведь порядочная девушка. Воровство – это низко.
Откуда-то со стороны послышался голос Кейна:
– Такой прекрасной девушке как Вы, я бы добровольно позволил бы разграбить часть моей коллекции. Ведь Вы так прекрасны...
– Сгинь.
Голос замолчал. Но, похоже, что у Эристрии слегка испортилось настроение. Она перестала осматривать коллекцию, с силой схватила меня за руку, и потянула куда-то вслед за собой. При этом тихо бормотала себе под нос:
– Терпеть не могу подобные выходки. Вообще. Ты даже не представляешь, насколько сильно они меня бесят.
– Хельга говорила, что Кейн не настолько плохой, как о нём говорят. Не вижу смысла ей лгать.
– А она, может быть, и не лгала. Просто мне подобные люди не слишком-то нравятся. Я даже не исключаю расклада, что его намерения благие. Вот только думаю, ты знаешь, к чему приводят благие намерения...
Отвечать я не стал. Мы просто молча прогуливались по особняку-дворцу. Довольно скоро мы нашли и вторую часть коллекции. Здесь тоже было на что посмотреть. Эрибу словно забыла о недавней перепалке с Кейном, и теперь уже во второй раз, увлечённо рассматривала новую коллекцию.
Не факт, что Кейн за нами не наблюдал, но проявлять себя он явно не намеревался.
Я рассматривал многие образцы оружия, достаточно долго, но мало какое из них особо привлекало мое внимание. Однако один из них сильно выделялся среди прочих. Я даже толком не мог понять, чем именно. Это был боевой молот, но даже просто находиться рядом было неприятно. Его боёк был изготовлен из зеленоватого металла, а рукоять инкрустирована золотом. Никаких особо выделяющих отличий он не имел.

– А ведь этот молоточек не так уж и прост... Молот Бана... Точно также непрост, как и ты, – на этот раз Хельга появилась также неожиданно. Как обычно вёл себя её отец.
– И в чем именно заключается данная непростость?
– Наверное в том, что именно при помощи этого молота Кейн убивал тех людей, которые стали затем материалом для «Крови и Праха».
– Зачем?
– Потому что по-другому навряд ли получилось бы.
– И?..
– Что и?..
– Продолжай... Продолжай...
– Когда я говорила о том, что черный меч сделан из крови врагов Кейна, я не шутила. В теле человека лишь несколько грамм железа. Соответственно в крови его ещё меньше. В среднем получалось извлечь два с половиной грамма. Металлическая часть меча весит немногим более десяти килограмм. Считай сам.
– Четыре тысячи человек?
– Ага. Но просто убить – єтого мало. Понимаешь ли... Поле боя не слишком подходящее место для того, чтобы собирать кровь только что убитых тобой врагов.
– Вполне согласен.
– Не сомневалась. Пускай и не слишком ясно назван молот в честь своего создателя, или же какого-то знаменитого героя, о его свойствах всем всё известно.
– И что он делает?
– Больно бьёт, как и любой другой боевой молот. Но вдобавок к этому, загоняет тех, кто попал под удар, на некоторое время в «стазис».
– Стазис? Я догадываюсь, что ты имеешь в виду, но лучше всё равно поясни.
– Для тех, кто попал под удар, время прекращает двигаться. Пускай и не навсегда. Их собственное время «замораживается» относительно остального мира. Они не могут взаимодействовать с тем, что их окружает, но и обратное тоже верно. В обычных условиях эффект длиться несклько минут на обычных людях, около минуты на магах, около половины минуты на мистиках, и очень-очень малый промежуток времени на аристократах. То есть фактически зависит от сил тех, против кого используют данный молот, что в целом характерно для артефактов, сделанных и бериллиевой бронзы. Да и вообще после нескольких ударов, эффекты резко начинают ослабевать. Вот только мистические способности Кейна связаны с манипуляцией пространство-временем. И он ухитрялся «охлаждать» врагов на несколько часов. Правда, для тех, кто попал под удар, это обычно значение не имело. Его физическая сила на порядок превосходила физическую силу обычных людей, а удар тяжелым молотом в основание шеи, да и ещё с такой силой, гарантированно приводил к смерти. А уже после того, как убитые «оттаивали», собирал их кровь, которую затем использовал для создания своего легендарного меча.
– Всё-таки он определённо чудовище. А ещё псих. Это же нужно додуматься до такого. Чтобы ты нам не рассказывала.
– Не чудовище и даже не псих. Прагматик. Война Красных и Черных против Алых и Темных, была поистине чудовищной резнёй. Как бы ни сложилась ситуация, ему бы пришлось убивать. Причем не много, а очень много народа. Разрушив «маскарад», он сразу же нажил себе уйму врагов. Причем как среди мертвых, так и среди живых вампиров. Самым лучшим решением было создать себе репутацию чудовища. Именно репутацию. Чудовищем он не стал. Хотя и мог.
– К сожалению, это мне не говорит ни о чем.
– Интересно, чем вы занимаетесь с Фландрией, если ты даже таких элементарных вещей не знаешь? Уж Скарлет обо всём прекрасно осведомлена.
– Чем занимаюсь? Флан пытается добиться, чтобы я сделал что-то такое, о чем даже не имею малейшего представления. Примерно так всё выглядит.
– Нет. Не случайно многие её считают дочуркой Кейна. Тот тоже любит вести себя подобным образом. А учитывая, что мой отец может вспомнить о своём ребёнке очень «неожиданно» подобному удивляться не стоит.
– А объяснение?
– Будет тебе объяснение. Живые вампиры могут просто пить кровь. Это вызывает лёгкую эфорию, и а вампир на некоторое время, пропорционально количеству выпитой крови, приобретает полную или ослабленную версию магической/мистической специализации донора. В идеальном случае может некоторое время проделывать то же самое, что и тот, чью кровь пил. Но как правило эффект сильно ослаблен.

>> №4732858   #69
1527969656627.jpg - (374 KB, 518x725, e9950aa488e8e194809d8612b61eee7f)  
374 KB

При этом донору грозит лишь анемия, которая соответствует количеству потерянной крови. Подобное порицается, к крови можно пристраститься точно также как и к алкоголю, но никто ничего плохого в подобном не видит. Но «пить кровь» можно совершенно иначе. Вернее не просто пить кровь, но и поглощать жизненные силы того, чью кровь употребляешь. Здесь всё намного сложнее. Подобное всегда со стопроцентной вероятностью убивает донора. Исключений не существует. Вот только поглощать жизни обычных людей – это апофеоз глупости для живых вампиров. В такой ситуации начинает разрушаться личность. Примерно через сто-двести «выпитых» людей процесс становиться практически необратим. В конце концов такой вампир начинает убивать только для того, чтобы убивать ещё больше и постепенно превращается в чудовище. Существует лишь три случая, когда подобное «осквернение» не происходит:

  • Тот, кто отдаёт свою собственную жизнь, является другим представителем алого дома, причем делает это совершенно добровольно, без принуждения, и сожаления. Искренне считает, что так нужно.
  • Один живой вампир поглощает жизненные силы у другого живого вампира. Причем тот, чью жизнь ты отнимаешь, должен быть твоим истинным врагом, который тебя искренне желает тебя убить/уничтожить.
  • Тот, чью жизнь ты забрал, был обычным человеком, но убивать ты его не хотел, а наоборот, желал его обратить в подобного себе.

Тут следует пояснить. Для того, чтобы обратить обычного человека в живого вампира, как и для того, чтобы забрать его жизненные силы, необходимо «ранить» его духовное тело.Как-то так... Если человек в состоянии изменить свою природу, он станет представителем «Алого Дома», если нет, то гарантированно погибнет. То есть ситуация такая – «кровь бесценна, но запретна».
– То есть получается, кровь можно просто пить, но забирать жизнь вместе с ней недопустимо.
– Именно. Кейн прекрасно понимал что подобный путь – путь разложения. Собственно из-за того, чтобы ослабить данный соблазн, Кейн и развязал войну. Всё-таки находясь у всех на виду, просто так убивать людей уже не получиться.
– Не исключено. Но это не отменяет того факта, что Кейн убил огромное количество людей. Назвать его хорошим человеком у меня язык не повернётся. Да собственно человеком он то и не является.
– Эристрия. Последнее утверждение в корне неверно. Все представители «Алого Дома» – люди. Если не считать того, что мы не стареем, не имеем ограничений на продолжительность жизни, а наши тела способны залечивать крайне тяжелые раны, разницы нет никакой. Хотя на счёт резни, ты права. Вот только необходимо учитывать и то, что фактически происходило в тот конкретный исторический момент. Впрочем, отчасти, ты права. Кейн может быть крайне назойлив, и крайне неприятен.
– Особенно когда появляется в «самый неподходящий момент».
– Как раз нет. Не появляться в «самый неподходящий момент», ему хватает такта. Бида в том, что ни на что более ему такта не хватает.
– Когда ты говоришь, что Кейн ни разу не появлялся в «самый неподходящий момент», это так интригует. Что именно подразумевается под этими казалось бы безобидными словами?
– Пошло!
– Двусмысленно! Любые сказанные тобою слова, против тебя могут быть использованы. Говори что думаешь, но думай, что говоришь. Чем более высок твой статус, тем более жестко ты должна придерживаться данного принципа. Рано или поздно ложь будет обнаружена. С неопределённостью проще, но сложнее. Её ведь тоже рано или поздно обнаружат. А вот реакцию предсказать весьма тяжело.
Мне уже успели набить оскомину как приключения, так и их обсуждения, поэтому я решил перевести разговор в более мирное русло:
– Хельга! Насколько я тебя понял, мы собирались хорошенько отдохнуть на побережье. Почему бы нам этим не заняться. Погода ведь превосходная! Почему бы не воспользоваться случаем? Все собрались вместе, есть повод для того, чтобы хорошенько повеселиться.
– А ведь ты прав. Лето, на то оно и лето, чтобы заниматься всякими летними делами. Но тогда встречный вопрос. А ты уверен, что сможешь сегодня плавать? Ведь без купаний отдых на море слишком скучен.
– Вовсе необязательно. Делать ведь можно много чего, например, устроить состязание. Что касается ответа на твой первый вопрос – не уверен, что у меня достаточно сил, но я обязательно постараюсь.
– Правильный подход! Может плавать у тебя действительно ничего не получиться, но мы что-то обязательно придумаем. Несомненно. Мы ведь столько всего совершили. После подобного следует хорошенько отдохнуть. Придумала. Для разнообразия, я продемонстрирую тебе технику Араки.
Девушка со всей силы ударила меня в грудь, но я ничего не почувствовал. Вернее почувствовал странный прилив сил.
– Теперь у тебя есть возможность осознать всё то, чего я достигла.
– Больно оно мне было нужно? Отлежался бы ещё денёк, и всё было бы у меня в полном порядке. Ты точно уверена, что у твоей магии нет никаких побочных эффектов?
– Зря. Зря ты так скептично относишься к подобным вещам. Ведь согласись, совсем недавно чувствовал ты себя не слишком хорошо. Ведь сейчас заметно лучше?
– Есть немного. В общем, поверю тебе на слово. Но купаться сегодня всё равно как-то неохота.
– Эрибу, а ты что скажешь?
– Море – несомненно хорошо, но не сейчас. Сегодня мне крайне нежелательно слишком сильно напрягаться, переутомляться.
– Тогда вопрос уже от меня. А безумные пробежки по коридорам – не в счёт?
– Всё верно. На самом деле чтобы скользить много сил не требуется.
– Похоже, что сегодня все сговорились против меня. Что ты, что ты, – Хельга вначале указала рукой на меня, затем на Эрибу, – что Фландрия. Ладно. Будет по-твоему.
– По-моему?
– Да. Ты сам заговорил про состязания, поэтому мы все будем ловить рыбу.
– Идея, на мой взгляд, немного странная. Но так как я действительно предложил «состязания», то пускай они будут.
– Хельга. Не боишься проиграть? – спросила Эрибу.
– С чего бы это вдруг мне проигрывать.
Хельга «разделилась» одна из двух Хельг ушла, а вторая сказала следовать за ней. Вскоре мы покинули поместье. Некоторое время шли через парк, а затем его сменил лес. В итоге места назначения мы достигли примерно через час. Я уже было собирался спросить, куда мы направляемся, и сколько времени туда добираться, но подобное не потребовалось. Мы вышли к достаточно широкой реке. Хельга-2 уже там явно побывала. Несмотря на то, что собственно её там не было. Там находились вещи, которые не могли появиться «сами по себе». В наличии имелись складные стулья в количестве трех штук. Спиннинги, вполне привычного для меня вида, которых естественно тоже было три. Вёдра, уже наполненные водой, и даже подписанные, чтобы наверняка не перепутать улов каждого из нас, а также целый ящик снастей, где находились самые разнообразные лески, крючки, приманки и прочее... прочее... прочее... Кроме этого имелся ещё один не распакованный картонный ящик, о содержимом которого можно было разве что гадать.
Рыбной ловлей я особо не увлекался, хотя сказать, что никогда не ловил рыбу на спиннинг тоже не мог, правда я не брал в руки удочку уже более двух лет подряд, в результате чего потратил довольно много времени вспоминая как что делается. И собственно присоединился к рыбалке самым последним. Первой начала ловить рыбу, как ни странно, Эрибу. Причем во всех её действиях чувствовался профессионализм, всё проделывала она весьма ловко и быстро. И первым, кто достиг результатов, тоже была она. Причем девушка, как и все мы, даже не переодевалась, и все эти действия проделывала, всё так же будучи одетой в матроску, но любое из её движений было настолько аккуратным, что становилась ясно: свою одежду она не запачкает.
Посмотрев на успех Эристрии, Хельга прокомментировала:
– Думаю не сложно догадаться, что всё это частные владения. Рыб в данных местах много, и вся она не пуганная. Наслаждайтесь.
Хельга была права во всём. Пока она всё объясняла, Эрибу успела выловить ещё одну рыбу, а вскоре результата добился и я, хотя всё же отставал от девушек. Было немного обидно, но я особо не обращал внимание на подобное. Собственно никто, к ловле рыбы не подходил слишком уж серьёзно. Все развлекались и веселились. Мы шумели определённо больше допустимого, но местной рыбе, похоже, было всё равно, она исправно ловилась.
Постепенно вампирка начинала злиться, хотя в чем была причина, оставалось загадкой. Девушка выглядела всё более и более раздраженной, но продолжала делать вид, словно ничего не происходит.
В определённый момент, с ней заговорила Эристрия:
– Хельга! Умей проигрывать. Не всегда всем везёт.
– Ладно ты. Здесь всё ясно. Ты ловить рыбу ты умеешь. Но... Но наш любимый Счастик жульничает.
– Разве? Это ведь его свойство. Конкретно для него перекос вероятностей 35/65% вместо 50/50% сейчас также естественен, как и дыхание. Об этом свойстве ты знала. Поэтому повторю: Умей проигрывать! Тем более я предупреждала тебя о том, что подобное не исключено. Верно?
– Верно. Верно.
– А теперь подведём итоги:

  • Количество: у меня семь штук, у Счастика пять штук, у Хельги – четыре. Я победила, Хельга проиграла.
  • Качество: Ситуация аналогична. Ты проиграла, я выиграла, у Счастика средний результат.

– Обязательно об этом говорить? – всё также недовольно ответила Хельга.
– Обязательно! Но не переживай. Мы ведь сюда пришли развлекаться, а не ссориться. Надеюсь, во втором ящике найдётся фольга, спички, и спирт для быстрого розжига костра. Ведь не зря мы ловили всю эту рыбу?
– Не зря... Не зря... Найдётся... Найдётся...
– Изумительно.
Вскоре я был отправлен как на поиск хвороста для растопки, так и на поиск собственно дров, костра. Мне был предоставлен квестовый предмет – сравнительно небольшой топорик. Что касалось девушек, то они сейчас подготавливали рыбу к запеканию. Хельга оказалась весьма предусмотрительной, и помимо фольги, спичек и спирта, прихватила с собой ножи, разделочную доску, уйму специй, и много чего другого, поэтому девушкам было с чем «колдовать». Не прихватила Хельга с собой разве что воды, но поблизости располагался родник. Эрибу говорила, что вода, в принципе, нормальная, впрочем, всё равно воспользовалась своей магией. А точнее одной из своих мистических способностей. И применила «очищение».

Со своей задачей я справился, лишь немного опередив девушек. Те уже заворачивали рыбу в фольгу. Впрочем, один момент я не учел. Я справился с растопкой примерно в то же время, когда Эрибу и Хельга закончили возиться с рыбой. Вот только... Вот только сейчас у нас в наличии имелся огонь, а были нужны угли. Всё то, что я принёс, должно было прогореть.
Но на подобные мелочи никто не обращал внимание. Или же обращал, но ничего не говорил, что тоже было мне приятно. В ожидании того, как прогорят ветки деревьев, Хельга начала расспрашивать Эрибу:
– Для меня ловля рыб – всего лишь хобби. Но ты к подобному относишься намного более серьёзно.
– Приходиться. Конкретно для меня, это критично важный навык.
– Именно рыболовля? Как-то всё странно.
– На самом деле нет. Просто ты не знаешь моего наставника. В целом Он неплохой. Вот только шуточки... Одна неудачно сказанная фраза – и я уже неизвестно где, а всё моё имущество состоит из той одежды, в которую я была одета во время разговора, и того, что находиться на хранении внутри Кьюби. Подобное происходило не раз и не два, а как минимум дюжину раз. Меня можно смело называть профессиональной попаданкой со стажем. Подобные «шутки» приучили меня быть всегда начеку. Далеко не всегда я оказывалась в обжитых местах. Рыбалка это сравнительно лёгкий и безопасный способ разжиться весьма питательной пищей. Так как Кьюби всегда оставался со мной, я достаточно быстро смекнула, что весьма полезно научиться профессионально ловить рыбу, а снасти хранить внутри зловредного зверька. Что касается съедобности, то её тоже легко проверить при помощи фамильяра. На него не просто действуют те же яды, что и на людей, он изготовлен так, что у него реакция на яд абсолютно идентична моей. Разве что с поправкой на меньшую массу.
– Прагматично, но в целом вполне логично.
– В общем, пускай лично я к этому не стремилась, но рыболовля и приготовление блюд из рыбы мой конёк. А какая собственно разница, что научилась подобному я не из-за того, что хотела, а сугубо из необходимости.
– Знаешь. При таком раскладе, даже проигрывать не обидно.
– А я о чем тебе всё время талдонила! А ещё, пожалуй, пора бы снова приступить к готовке. Костёр уже прогорел, угли в наличии.

Девушки снова занялись готовкой, но сейчас их действия сводились лишь к тому, чтобы поместить рыбу на угли, и следить за временем.
С «заданием» они справились превосходно. Рыба была сочной, ни капли не подгоревшей, можно сказать, что по всем параметрам лучше не придумать. Хотя изначально мне казалось, что наловили её мы достаточно много, но вышло так, что весь улов очень быстро закончился. И хотя я чувствовал себя вполне сытым, от парочки рыбёшек, я не отказался.
– А ведь Эристрия заинтересовала Кейна не случайно! – Эта девушка – ещё та чертовка! – Хельга начала обсуждать Эрибу, как только мы закончили есть. – Да к тому же и не отказала, но не согласилась.
– Хельга, ты так говоришь, как будто меня здесь нет.
– А что тут такого? Это ведь комплимент.
– Странные какие-то у тебя комплименты.
– Ничуть. Я уже говорила, что предложение он тебе делал совершенно серьёзно. А это означает, что считает тебя лучшей. Чем не комплимент?
– Ну... Если так посмотреть... То может быть и комплимент. Хотя, на мой взгляд, всё равно странноватый.
– Кстати, Хельга, у тебя есть братья и сёстры? – даже не зная почему мне это интересно, решил спросить я.
– Естественно. Только «официальных» отпрысков у Кейна больше сотни. Правда, с остальной семейкой я редко пересекаюсь. Да и вообще по факту их семьёй-то назвать и нельзя.
– А кто тогда для тебя семья?
– Мама, дедушка, Кейн и Ольга. Пожалуй и всё.
– Ясно. Но всё равно сотня братьев-сестёр определённо впечатляет.
– На самом деле не очень. Не забывай, сколько Кейну лет. Детей он заводит не так уж и часто, а после определённого возраста отправляет в «свободный полёт». Также следует отметить, что я говорила вообще про всех, а следует понимать, что их существенная часть мертва.
– Мертва?
– Кто-то не захотел присоединяться к Алому дому, кого-то попросту убили. Многое что случается. Но повторюсь, я почти ни с кем из них не общалась.
– Из-за чего?
– Банальная зависть. Практически каждый из них надеялся, по крайней мере втайне, что будет приемником Кейна. Вот только отец вообще никогда не поднимал данный вопрос. На самом деле он планирует жить вечно, ну или на крайний случай, как можно дольше. Однако всё изменилось кардинальным образом, когда у него ВНЕЗАПНО обнаружилась дочь, пускай ещё и не совершеннолетняя, но уже не сказать чтобы совсем малолетняя. И её он официально объявил своей наследницей. К одному моему «старшему братику» мне подходить банально страшно. Самому старшему, если быть точно, возраст которого я не знаю, но которому определённо больше двух тысяч лет. Его ненависть ко мне ощущается, наверное, за милю. Впрочем, идти против Кейна у него кишка тонка. Вот так мы и живём.
– Какая-то мыльная опера получается.
– Мыльная опера? Никогда не слышала ни о чем подобном.
– Не обращай внимания.
– Не обращу. Соревнование мы провели. Что теперь скажешь об отдыхе на море?
– Ещё не знаю. Но сейчас смотрю на подобное более положительно, чем прежде. Скорее да, нежели нет.

Мы вернулись обратно в поместье, после чего каждый разошелся по своим комнатам.
Зайдя к себе, я покормил кота, а после того как он разобрался с едой, швырнул ему мячик для пинг-понга, за которым тот начал бешено гонятся. Несмотря на всю волшебность, повадки мелкого кота не отличались от поведения обычных котят.
Так как недостатка в шезлонгах и зонтиках на пляже не наблюдалось, в дорожную сумку я швырнул лишь плавки и полотенца, после чего отправился на розыск зомбомейд. Найдя одну из них, я быстро выяснил, что она может приготовить из напитков, и остановил свой выбор на парочке морсов и парочке коктейлей, а заодно приказал ей готовить пару разновидностей бутербродов.
Пока горничная-зомби занималась готовкой, я вернулся к себе, и зачем-то спросил кота, не желает тот прогуляться вместе со мной на пляж. Тот лаконично ответил: «Няв!» и побежал следом за мной.
К тому моменту, как я вернулся к зомбомейде, она уже всё закончила, переложил к себе в сумку всё, что она наготовила, и сообщил ей чтобы она продолжила делать то, что ей было приказано до того, как я её отвлёк.

На этот раз, я пришел на пляж последним. Хельга и Эристрия уже были здесь, и более того уже успели переодеться. Обе девушки одели слитные купальники, пляжная мода в этих местах, похоже, не отличалась от привычной мне которые различались разве что цветом. У Хельги он был монотонный темно-синий, у Эрибу – разноцветный и с ярко выраженными узорами. При этом девочка-волшебница, весьма часто бросала взгляд на грудь Хельги, и судя по всему, слегка завидовала вампирке.
Кабинки для переодевания располагались достаточно близко, и не теряя времени, я направился в одну из них.
Как только я вышел, вернее как только добрался к шезлонгу, который «застолбил» для себя, меня окликнула аристократка, и оставив свои вещи я направился к ней.
Стоило мне подойти ближе, как она «мёртвой хваткой» вцепилась мне в руку, и ничего не говоря, потащила меня следом за собой. Другой рукой она держала Эрибу, судя по всему настолько же жестко, девочка-волшебница, правда, даже не пыталась вырываться.
Несмотря на то, что данные действия были весьма наглыми, меня они забавляли. Судя по всему, Хельга силком хотела заставить меня и Эрибу купаться, а так как действия девушки были весьма благородны, я решил ей подыграть.
Действия Хельги забавляли не только меня, но и Фландрию. Она внимательно за нами наблюдала, прикрывала рот ладонью, и похоже, всеми силами сдерживала смех.

>> №4732859   #70
1527969696316.jpg - (702 KB, 800x1130, 933af392cf78f4b4c0092ba3eb170bd0)  
702 KB

Через некоторое время ей надоело за нами наблюдать, и она сама решила присоединиться к веселью. Правда добралась она до нас почти в тот же момент, когда мы оказались у самой воды, а если быть точным, то зашли в воду примерно по колено.
– Хельга, ты в курсе, что Счастливчик тебе подыгрывает? Его подобное определённо веселит.
– Естественно. Я ведь не полная дура. Эрибу ведь тоже ничего не предпринимает, хотя могла хотя бы попытаться. Всем хочется моря! Я лишь ускоряю процесс.
На этот раз не выдержал я, и рассмеялся над всем тем цирком, что мы сейчас устроили.
Что Фланя, что Хельга с недоумением на меня посмотрели, а я воспользовался секундным замешательством, вырвался. После чего со всей силы ударил рукой по воде, создав уйму брызг, которые полетели в сторону девушек.
Вода была теплой, но все трое синхронно попытались отскочить назад, однако уже было поздно. Все они были сейчас слегка намоченными.
Пути назад больше не было, и все решили, что именно сейчас самое лучшее время немного поплавать.
Вскоре мы перебрались в более глубокие места, где продолжили веселиться. Плавали, ныряли, делали вид, что пытаемся друг друга потопить. Но подобные забавы достаточно быстро наскучили. Фландрия решила устроить заплыв, а я, юная волшебница и вампирка – вернуться на побережье.

Как оказалось, не только я прихватил с собой провиант про запас. Хельга не отставала. Девушка взяла с собой весьма крупный арбуз, длинный нож, и уже было собралась начать резать спелый овощ, но я успел её остановить, буквально в самый последний миг:
– У меня есть идея повеселее.
– Озвучивай.
– А почему бы кому-то из нас не завязать глаза. Выдать тому что-нибудь для разрушения арбуза: биту, например, или же деревянный меч, после чего указывать направление, где находиться цель?
– Идея весьма заманчива. Интересна. Да и арбузы – весьма дешевая вещь, на расходник подойдёт. Но не конкретно тот, что у нас. Его я долго и муторно выбирала. Столько потраченного времени. Будет обидно, если ничего не получиться.
– Если подобное буду проделывать я, всё просто обязано получиться.
– Вовсе не обязано, и ты об этом прекрасно знаешь, – Хельга сделала вид, что делает щелбан по моему левому глазу, – Даже ты не застрахован от неудач. В том числе и очень серьёзных, просто с тобой они происходят реже, нежели с другими. Но... Наверно... Оно того стоит. Пусть я потеряла много времени, но у меня в запасе немало. В идеале вечность.
– И?
– Что и?..
– И что ты решила?
– Согласиться.
Хельга ненадолго покинула пляж, а вернулась с выломанной где-то небольшой веткой. Когда она подошла к нам, сломанный побег начал быстро расти, кроме того выпрямился, принял форму сильно вытянутого цилиндра, длинной около метра, который сразу передала мне.
Затем девушка плотным куском ткани завязала мне глаза. Отвела в сторону, провернула меня вокруг собственной оси примерно три с половиной раза, после чего начала говорить куда идти. Эрибу, когда я обо всём рассказывал слушала вполуха, и отнеслась ко всему этому весьма равнодушно, даже куда идти не подсказывала. А затем вампирка сказала:
– Бей.
Я с размаху решил ударить по арбузу, но завершить движение не смог. Примерно на полпути импровизированная бита остановилась, а затем с силой вырвалась из моих рук. Я буквально чудом не травмировал себе запястье.
Меня чем-то облило. Чем-то неоднородным, теплым, и немного липким. А ещё красным. Правда это свойство я заметил, когда уже снял повязку.
У Хельги отсутствовала правая рука. Я же был весь испачкан кровью, и чем-то сильно смахивающим на мясной фарш. Прямо передо мной находилась Эристрия. Она сидела на коленях и что-то рисовала на песке. Судя по всему, если бы всё прошло так, как планировала Хельга, то я бы со всей силы ударил бы девочку-волшебницу по лбу. Однако задумка вампирки явно не удалась, и теперь то, что прежде было её рукой покрывало меня тонким слоем.
– Шуток не понимаешь? – спросила у Эрибу аристократка.
– Ничего себе шуточки! – коротко ответила девочка-волшебница.
Чудовищная рана Хельги очень быстро закрылась, и теперь потерянная конечность постепенно восстанавливалась. Я же направился в сторону моря, ополоснулся, заодно смыв кровь и остатки руки.
Когда я вернулся, всё было уже в полном порядке, и мы продолжили. На этот раз, куда и как мне идти, говорила не только Хельга, но и Эристрия. Причем обе девушки указывали примерно одно и то же направление. Когда нужно бить, они тоже сказали одновременно.
Судя по звуку, целью действительно оказался арбуз, и я снял повязку. Так оно и оказалось. Небольшая часть овоща всё же превратилась в кашу, но преимущественно он раскололся на пять неравных частей.
Самый большой «осколок» Хельга забрала себе, чуть меньший передала Эрибу, средний отдала мне, а два самых мелких оставила про запас, переложив в небольшой контейнер, заполненный льдом.

Близилось время заката. Устроив игры с едой, мы решили немного поплавать. Хельга, как прежде Фландрия, захотела устроить дальний заплыв. Эрибу предпочитала плавать не настолько далеко от берега.
Девушка очень часто ныряла, при этом словно искала что-то интересное на дне. Лишь сейчас я заметил одну странность. Её волосы не просто не намокали, под водой они вели себя почти точно также, как и на воздухе, разве что двигались примерно в пять раз медленнее. Они не спутывались. Они вообще никак не затрудняли движения девушки. Иногда даже казалось, что её волосы живут собственной жизнью, и ведут себя так, чтобы максимально облегчить жизнь своей хозяйке. По крайней мере, именно так это выглядело. Подобное можно было списать разве что на магию. Скорее всего, именно так дела и обстояли.
Любоваться Эристрией было, конечно, весьма интересно, но увы, девушка была сильно увлечена. Я хотел предложить сделать ей заплыв, как и все остальные, но Эрибу выныривала лишь на мгновение, делала глубокий вдох, и снова уходила под воду. Разговаривать с ней было практически бесполезно.
Я решил попытаться доплыть до Хельги. В отличие от Скарлет, вампирка располагалась в пределах видимости. Она находилась на расстоянии примерно в полкилометра от берега, и плавала лёжа на спине, совершенно не прилагая никаких усилий.
Однако я передумал прежде, чем до неё добрался. Заходящее Солнце уже почти прикасалось к воде, но буквально на линии горизонта я видел силуэт человека, который определённо шел в нашу сторону.
Даже несмотря на то, что Солнце жгло глаза несильно, я всё равно не мог ничего толком рассмотреть. Я решил, что это возвращается Фландрия, и направился, то есть поплыл в ту сторону.
Как оказалось, произошла небольшая ошибка. Несмотря на то, что человек, в сторону которого я плыл, обладал блондинистыми волосами, к Скарлет он никакого отношения не имел.
Впереди находился Кейн, пересекаться с которым мне не слишком то и хотелось. Я развернулся, и начал плыть обратно. Как назло впереди возник пространственный разрыв, через который прошел глава «Алого Дома». Он ходил по воде аки посуху.
Я даже не успел задать вопрос, как Кейн на него ответил:
– Вот Мильтиад постоянно любит рассказывать про одного парня, что жил две тысячи лет назад, умел ходить по воде и мог семью хлебами накормить целую ораву. Чем я хуже него? Тем более, две тысячи лет об этом парне вообще никто не слышал. В отличие от меня.
Я даже не успел заметить, как ко мне подплыла Хельга:
– Однако, для того чтобы ходить по воде, ты используешь технику Араки, но не силу веры!
– Как будто бы я утверждал обратное? Вера есть слишком драгоценный ресурс, чтобы разбрасываться ею. Сама ведь знаешь, чтобы восстановить весь её запас мне требуется почти сотня лет. Порой она критически необходима, поэтому транжирить веру, чтобы просто пустить пыль в глаза есть верх идиотизма.
– Ничего личного, только бизнес?
– Именно.
– «Как же ты мне дорог». Мой любимый папочка! – Кейн слегка улыбнулся, сейчас он не казался полным oтмоpoзком и yблюдкoм как при первой встрече, выглядел самым обычным человеком, но это не отменяло того факта, что с ним нужно держать ухо востро.
– Нет. Я действительно не настолько плох, как о мне говорят.
– Хватит пустой болтовни. Лучше помоги мне выбраться из воды. Я уже вдоволь наплавалась. Но ты ведь и сам представляешь, насколько несподручно из неё выбираться.
Кейн схватил Хельгу за руку, потянул на себя, и начал её вытаскивать, в определённый момент, стопа вампирки оказалась над поверхностью воду, но когда вновь прикоснулась, то больше не погружалась, а вскоре она точно также как и её отец, начала расхаживать по воде.
Сейчас они действительно напоминали отца и дочь. Ну, с учетом того фактора, что отец выглядел лишь на несколько лет старше своей дочери.
– Как прекрасно, что ты прислушиваешься к моим советом, и понемногу осваиваешь данную технику.
– Ты ещё стихами мне заговори!
– А ведь могу.
– Прошу избавь меня от подобного.
– Так уж и быть. Ты ведь моя самая любимая дочурка.
– Меня каждый раз передёргивает, когда ты так ко мне обращаешься. Да, я приняла тот факт, что ты мой отец. И даже искренне поверила, что ты не настолько плохой, как о тебе говорят. Но подобные двусмысленные фразочки меня чертовски бесят.
– Так надо. Во первых это весело и забавно. Долгая жизнь это, кончено прекрасно, но есть один небольшой недостаток – многое наскучивает. Но на самом деле первый аргумент ничего не значит. Ты что до сих пор не поняла, сколько выгод приносит ситуация, когда тебя недооценивают? Многие меня считают снобом и самовлюблённым болваном, и это прекрасно! Недоброжелателей и врагов у меня очень много. Меня постоянно кто-то хочет убить, даже не так, регулярно пытается. Надо же себя как-то обезопасить?
– Твои слова противоречат твоим действиям!
– Разве?
– Пускай о Фландрии мы мало что знаем, но она нейтральна. Зачем её было провоцировать?
– Затем, что она не нейтральна, а лояльна. Она «гость», но ей действительно нравиться это место. Она не хочет нарушать привычный уклад. Так как я выяснил, что она одновременно и жива, и мертва, становиться ясно почему. Ты должна понимать, что место, где Темный и Алый Дома вместо того чтобы истреблять друг друга всего лишь пытаются друг другу «вставлять палки в колёса», должно для неё обладать невероятной ценностью. У нас шаткое равновесие. И эту, поистине уникальную девочку, оно впечатлило. Фландрия вспыльчива, это несомненно. Но... Но ведь империя фактически держится исключительно на моей харизме.
– Звучит очень самовлюблённо!
– Но ведь так и обстоят дела. Сама знаешь что империи существуют лишь два лидера. Глава Алого и глава Темного Домов. Вот только власть у неё и у меня разная. Меня безоговорочно слушается весь Алый Дом, и подавляющее большинство кланов Темного Дома. Её же даже не все кланы Тёмного Дома считают лидером, а что касается Алого Дома. то к её словам прислушиваются лишь несколько семей. Причем ключевое слово «прислушиваются». Фактически вся Империя держится исключительно на мне. Фландрия восхищается данным местом. А учитывая то, что в случае моей смерти Империя однозначно развалиться, скорее всего, она не будет меня уничтожать.
– Мне бы твою самоуверенность.
– Это не самоуверенность. Это всего лишь жизненный опыт. Тридцать три столетия вполне достаточно для того, чтобы разобраться, как ведут себя люди. Ну и аристократы тоже... Я могу почти сразу понять союзник перед нами или враг. А в данной ситуации рядом с нами союзник. Пора бы уже запомнить, что данный тип поведения весьма эффективен: «напасть», убедиться, что противник не может причинить тебе вреда, а если может, то перегруппироваться, и всё повторить, после чего двигаться дальше. До самого края мира, до самых дальних земель.
– То есть Кейн никогда не отступает? – решил вмешаться я в разговор Хельги и её отца.
– Отступает. Но делает это весьма своеобразным способом. Слишком уж хитёр. Даже в тех ситуациях, когда он не в состоянии победить, что случается исключительно редко, Кейн почти всегда сводит всё к ничьей.
– Ты мне льстишь!
– Скорее умею признавать неоспоримые факты. Ведь не случайно же тебя назвали Вершителем. Истинным Королём. Королём, которому даже не нужно королевство. Королём над людьми, магами, мистиками и аристократами. Королём над героями и другими королями. Собравшим под своими знамёнами половину мира, и разгромившим оставшуюся половину, противостоящую.
– Хорошее было время. Грустно только, что тогда закончилась моя молодость.
– Ну и фраза! Тебе что не хватило двадцати одного столетия?
– Ты не поверишь, не хватило. Я бы предпочел и дальше также беззаботно жить, как и прежде. Но увы, подобное невозможно.
– Как будто ты сейчас живешь очень уж заботно?
– Не то, чтобы уж сильно заботно, но всё равно это не то.
– Жалеешь о прошлом?
– Нет! Я никогда ни о чем не жалею! Тоскую – иногда, но то что произошло – уже пройденный этап. Живу будущим, но не прошлым. Будь иначе, никогда не стать мне героем целых четырёх различных легенд.
– Я бы четвёртую легендой бы не назвала. Вернее назвала, но с несколькими оговорками.
– Какая тебе собственно разница? То, что я делал, создало образы четырёх различных героев. Не просто создало образы, эти самые образы, вдобавок, ещё были запечатлены в литературе.
– Если сам себя не похвалишь, никто тебя не похвалит. Как-то так.

Хельга и Кейн продолжали о чем-то болтать, но о чем именно я так и не узнал. Они шли пешком в сторону берега, причем заметно быстрее, чем я плыл. Обо мне, похоже, забыли. Впрочем, меня это волновало не слишком. На Хельгу я не обижался, а то, как ведёт себя Кейн, мне было абсолютно безразлично, если его действия не имели ко мне никакого отношения.

Через несколько минут отец вампирки исчез в пространственном разрыве, а она сама направилась в мою сторону.
– Ушел?
– Хуже. Отправился переодеваться. Нет, ну обязательно так? Здесь собралась молодёжь! Да, он выглядит тоже молодо, но подобное не отменяет факта, что этому плуту несколько тысячелетий!
Через мгновение, вода начала вести себя так, как должна, и Хельга мигом в неё погрузилась, создав целую тучу брызг.
Девушка подплыла ко мне, и спросила:
– Что скажешь насчет пляжного волейбола?
– Ничего не имею против.
– А что скажешь, по поводу того, что тебе придётся играть в одной команде с Кейном?
– Что-а?
– Команда девушек, против команды парней. Это он предложил, так как как девушек, так и парней, сейчас на пляже двое.
– Если он уберётся куда-нибудь подальше отсюда после игры, то я не против. Если честно, меня его присутствие напрягает.
– Скорее всего, именно так и произойдёт. Меня, кстати, напрягает тоже. Того и жди какого-нибудь подвоха, или дурацкой шуточки. Но лично я привыкла.

Стоило нам приплыть к берегу, как сразу же появился портал, из которого выше Кейн, он успел переодеться, джинсы, кеды и рубашку с коротким рукавом сменили футболка и шорты. Подойдя непосредственно к нам, он снова создал пространственный разрыв, из которого вытащил две четырёхметровые трубы, на которых имелись крепления для сетки, и собственно саму сеть.
Не прилагая никаких усилий, он загнал обе опоры в песок больше чем на полтора метра, выровнял их друг относительно друга, и вместе с Хельгой закрепил сетку.

Эрибу все наши действия тоже заинтересовали. Она отвлеклась от купания, подошла к нам, и теперь не задавая ни единого вопроса рассматривала что делают вампирка и её отец, а затем спросила у меня:
– Какая-то игра?
– Да.
– Правила?
– На самом деле местных правил я не знаю. Общие мне известны, но специфика достаточно часто вносит свой вклад.
Я рассказал Эристрии общие правила, к тому моменту как я закончил, освободилась Хельга. Эрибу сразу же задала ей вопрос касательно правил игры.
Как оказалось, различия были минимальны. Немного иной размер игровой площадки или же высоты сетки. Небольшие отличия в подсчете очков, и слегка отличающаяся система штрафов.

...Мы начали играть...
Перед самой игрой Кейн сказал одну лишь фразу: «Жульничать разрешено», что мгновенно превратило игру в фарс.
Как оказалось, под словом «жульничать» Кейн подразумевал использование собственных магических и мистических способностей.
То, что творилось во время партий, сложно было описать. Мяч исчезал в одном месте, чтобы затем появиться в другом. Его поведение постоянно изменялось, словно менялось ускорение свободного падения, или же нарушался какой-либо другой закон, например сохранения импульса. Без какой-либо причины, он мог с лёгкостью лишиться всех новоприобретённых свойств, или же оказаться зажатым между барьеров. Кроме того, с ним могла произойти ситуация, когда следствия события, которое уже произошло, исчезали. Мы все четверо веселились, подавали друг другу сигналы, строили хитрые планы, и даже не пытались соблюдать правила игры.
В итоге, матч закончился победой «Команды Парней» со счетом «28:26, 40:42, 15:13», то есть два к одному.

Стоило игре завершиться, как Кейн почти сразу же исчез. Ещё примерно через двадцать минут, возвратилась Фландрия. На этот раз «вертолёты она не изобретала», и просто медленно левитировала в нашу сторону.
– Кажись пронесло, – сказала Эрибу, проследив за моим взглядом, – если бы здесь произошла драка, это бы всё испортило.
– Зря беспокоишься. Я слишком хорошо знаю манеру поведения Кейна. Он спровоцировал Фланю, выяснил всё, что ему было нужно, и успокоился. Злить Фландрию, просто ради того, чтобы позлить он не будет. И пересекаться с этой девчонкой в ближайшее время он определённо не намерен, по крайней мере до того, как та «остынет». Скарлет может и будет подозревать, что Кейн шляется поблизости, но на глаза ей он уж точно не попадётся.

Начинало смеркаться. Хельга быстро «сгоняла» в особняк, но буквально через пару минут вернулась. Еще примерно через десять минут появились зомбогорничные. Одна из них несла жаровню для гриля и раскладной столик, а вторая четыре раскладных табуретки и две сумки. Предметы мебели транспортировались, естественно, в сложенном виде.

>> №4732861   #71
1527969747528.jpg - (717 KB, 850x664, be4f4a8cf8d431af0de7205f96d0c62c)  
717 KB

Хельга посмотрела на меня и прокомментировала:
– Днём, конечно, тоже было ничего, но так ведь определённо лучше.
– Определённо...
В одной из сумок, находились угли, а как только жаровня была установлена, я принялся за растопку.
Хельга и Эрибу изучали содержимое другой сумки, там оказались предварительно замаринованные стейки, различные соусы, напитки, посуда, и множество других, необходимых для отдыха на природе вещей.
Как только угли прогорели, Хельга и Эристрия, разместили на жаровне сетку для барбекю, и собственно занялись жаркой мяса.
Фландрия снова разлеглась на шезлонге, который немного переместила, чтобы было легко наблюдать за морем, что она собственно и делала со скучающим лицом.
– Какая-то ты сегодня грустная?
– Может быть.
– Может быть расскажешь?
– Всё тлен... Мне действительно грустно... Это место... Грустно понимать...
– Фланя, не вешай нос! Всё будет хорошо! – вмешалась в разговор Эрибу.
– К сожалению, Фландрия права. Видимо она чувствует.
– Чувствует что?
– Чувствует то, что несмотря на очередную выигранную битву, войну мы потихоньку проигрываем. Граница между «Миром Демонов» и нашим Миром очень и очень тонка, мягко говоря, весьма дырявая. И постоянно становиться ещё более тонкой и более дырявой. На первый взгляд, кажется, что мы сражаемся с бездумной неуправляемой ордой, но подобное верно лишь отчасти. Орда действительно полубезумна и слабоуправляема, но данный факт не слишком то и важен. Истинная цель вторжения – ещё сильнее ослабить границу. Что весьма успешно у них получается. Фландрия – чужак. Но мой собственный Мир ей нравиться из-за того, что где бы она не находилась, эта девочка постоянно будет «Чужак в чужой стране». Живые вампиры будут воспринимать как мёртвую, а мёртвые наоборот, как живую. Несмотря на всю её уникальность, и те и другие будут относиться к ней одинаково плохо. А нравиться ей это место из за того, что между Алым и Темным Домами, не происходит резня. Царит шаткое перемирие и даже более того – оба дома объединены в альянс.
– Нет. Ну обязательно обсуждать меня в моём присутствии? Хельга, я соглашусь, что местами ты действительно права. Но знай же меру!!!
– Ладно. Постараюсь тебя ободрить. Не всё так плохо, как может показаться. «Противодействие» успешно противодействует. Ещё как минимум пятьдесят лет, с нашим миром точно ничего не случиться.
– Откуда такая уверенность, – едко обратилась Фландрия.
– Я там была.
– То есть ты ещё и можешь путешествовать во времени? – я был слегка ошеломлён, и решил переспросить.
– Не могу, меня туда десантировали, после чего вернули обратно.
– И каково это? В смысле хронопутешествие? – продолжил я уточнять.
– Сложно сказать. Чертовски непредсказуемо. «Противодействие» смогло создать машину, которая может зашвырнуть какой-то объект в будущее, а затем выдернуть его обратно. Вот только результат был далеко не таким, как хотелось бы. Эффективность была околонулевой. Чем дальше был бросок, тем меньше информации удавалось извлечь. Мало того, что само мироздание сопротивлялось подобному, оно «затирало» действительно важную информацию, судя по всему «запрещая» временной парадокс. Вдобавок, сложность и ресурсоёмкость «броска» резко увеличивалась от разделявшего промежутка времени. Одной их шайтан-машины явно было недостаточно. Смысл путешествовать в будущее, если единственное, что ты сможешь запомнить, это какие были осадки в тот день?
– Вполне резонно. Но... Но ты явно не рассказала всё до конца!
– Верно! Чтобы достичь результатов, требовалось много и требовалось мало. Два «скульптора реальности» вернее два свойства, что присущи лишь «скульпторам»: возможность влиять на время, возможность нивелировать эффект, который разрушает воспоминания о будущем. Первое свойство было присуще Кейну, и в связи с тем, что ситуация критическая, он согласился. Но со своим условием.
– Каким?
– В будущее должна была отправлена именно я. Необходимые свойства у меня есть. В связи с отсутствием альтернатив, «Противодействие» согласилось. Я перенеслась в будущее, и успешно возвратилась обратно. Результаты получились неоднозначными.
Хельга замолчала, немного подумала, и продолжила:
– Масштаб вторжения возрос. Причем в разы. Там появились «Зоны отчуждения», не меньше восьми штук – полностью преобразованные участки пространства размером в несколько десятков квадратных миль, непригодные для жизни, и пытающиеся разрастаться дальше. Их сдерживали комплексы, состоящие из нескольких «Цитаделей», подчеркну, что данная постройка сейчас существует в единственном экземпляре, а строить настолько безумно дорогую и чудовищно сложную структуру просто так никто бы не стал. Как ни странно, в Молчаливых Холмах, всё было нормально, граница мира была здоровой. Правда, ни город, ни местная «Цитадель» более не существовали, а ещё там находилась странная равнина, плоская, словно отутюженная, и причем весьма немалых размеров. В общем, кардинально поменялся рельеф. Города, что расположены в той округе любят называть холмами именно из-за обилия оных. Технологии тоже продвинулись, но перечислять то, что я запомнила, не вижу смысла. А ещё Кейна убили.
– Убили?
– Ну не сам же он умер? На самоубийцу Кейн не похож. Убили живого вампира, чей уровень жизненных сил больше сорока трёх тысяч, и целая уйма, бережно хранимых секретов, которые он использует только в критических ситуациях, в качестве «тузов из рукава». Причем Кейн по своей природе, весьма осторожен. Если его попытаются завалить толпой, а преимущество будет на стороне врага, то он отступит. Чтобы затем перебить своих противников поодиночке. Но, он всё равно был мёртв. Сохранить воспоминания о причине его гибели мне не удалось. Лишь дату, когда это произошло. Но даже за такую информацию Кейн был мне весьма благодарен. Что-либо про себя из будущего, я кстати ничего не помню. Помню только, что я красотка, но в этом нет ничего удивительного.
– Сорок три тысячи!!! – это же сколько народу Кейн сожрал! – Я ещё сильнее во всё запутывался.
– На самом деле весьма не очень много. Да, с одной стороны кажется число очень внушительным. Если сравнивать, то у обычного человека – единичка. У человека с железным здоровьем, который может каждый день целенаправленно гробить своё здоровье, но даже в восемьдесят лет чувствовать себя нормально – двойка. У магов три-пять. У мистиков пять-семь. У тех, кто становиться живым вампиром, при обращении данное число множится на десять. Но всё равно много! На первый взгляд, можно подумать, что он полное чудовище. Вот только практически все эти жизни Кейн насобирал, когда началась резня, связанная с разрушением «маскарада». Понимаешь, живые вампиры воевали с другими точно такими же живыми вампирами. Ты даже представить себе не можешь, сколько из них желало смерти Кейну. Искренне пыталось его уничтожить. Но даже таким он давал шанс. Он всегда предлагал поверженным врагам, присоединится к нему, или же просто не вмешиваться в ход событий до конца войны, и присоединиться к победителю. Многие, кстати, соглашались. На самом деле, если бы Кейн сражался бы исключительно ради силы, то даже не оскверняя себя, он мог бы стать как минимум раза в четыре сильнее, чем сейчас. Вот только его цель была иная. Он хотел изменить уклад. Чего собственно и достиг. Также скажу, что у любого представителя алого дома, есть естественный прирост жизненных сил. Так вот, у Кейна он до безобразия высок – три единицы в год. Даже если бы он никогда никого не убивал, не забирал жизненные силы других аристократов, то это число всё равно сейчас составляло более десяти тысяч.
– Ясно. Но на самом деле данное число мне ничего не говорит.
Хельга посмотрела в сторону Фландрии, и сказала:
– Она хоть что-то тебе объясняет? Отвечать не надо. Вопрос риторический. На самом деле шкала нелинейная. Если число меньше сотни, то регенерация примерно раз в десять происходит быстрее чем у обычного человека, кровь сворачивается невероятно быстро, а если ранение не убило, то тело способно легко залечить любую рану, кроме повреждения головного и спинного мозга. Если больше, то восстанавливаются даже они, но информация всё равно теряется. При серьёзных травмах мозга возможна необратимая потеря памяти, навыков. То есть если снесли полголовы, и ты при этом выживешь, после излечения учится ходить придётся заново, и с памятью тоже всё будет очень печально. Что касается восстановления тела, то оно происходит ещё быстрее. Но всё равно не выходит за пределы возможного и подобное можно рассматривать как очень быстрый метаболизм. Если число составляет тысячу, восстановление всегда будет полным, память и навыки обязательно восстановятся, правда не факт, что быстро. Что касается способностей организма к залечиванию ран, то они будут затягиваться буквально на глазах. Утраченная конечность может восстанавливаться буквально за минуту. Если же больше десяти тысяч, то вампира хоть в кровавую кашу его перемоли, он восстановиться. Причем секунд за двадцать. Уничтожить вампиров таких рангов можно лишь постоянно и непрерывно атакуя, не давая восстановиться полностью, в результате чего регенеративные способности начинают постепенно, хотя и не навсегда деградировать. Также от уровня жизненных сил зависят и магические/мистические способности.
– Действительно армия из одного человека. Кстати, а что такое собственно «Противодействие?»
– Межправительственная организация, обладающая существенным влиянием в каждом из государств «большой четвёрки».
– А чем она собственно занимается?
– Противодействием, чем же ещё.
– Кому? Чему?
– По большей части демонической угрозе. Она изучает и исследует вторжения и прорывы демонов, демонические инфекции. Всякие аномальные явления, которые часто возникают в подобных ситуациях. Но не только. Та милая ящерица-переросток, на которой ты недавно верхом катался, тоже состоит у них на содержании, правда регулярно сбегает. В общем, старается противодействовать всему тому, что может нарушить привычный уклад жизни.

От разговоров нас отвлекла Эрибу, сказав лишь одну короткую фразу:
– Готово!
Пока мы все болтали она сама, хотя не исключено что с помощью слегка мёртвых горничных, накрыла стол, и даже успела разложить жареное мясо по тарелкам.
Мы сели за столик. Напротив меня сидела Хельга, справа и слева, соответственно Фландрия и Эрибу. Ужинали мы не торопясь и, при этом Хельга как-то странно посматривала в сторону Эрибу, что не укрылось от глаз юной волшебницы.
– Даже не думай! Тебе не говорили, что твои шуточки порой весьма дурацкие?
– Зато весело!
– Так, что ты намеревалась сделать?
– Ты думаешь, я возьму, и просто так тебе всё расскажу?
– Да.
– А ты права. Я действительно всё расскажу. Я бы подошла к тебе сзади, и приобняла бы тебя. Жаль только, что грудь у тебя, как бы это сказать, чтобы ты не обиделась... В общем мелковата.
– Это оскорбление?
– Нет, просто констатация факта!
– Тогда ладно.
– Я почему-то была уверенна, что ты вспылишь.
– Из-за чего?
– Забей. Порой ты такая же непробиваемая, как и наш Счастливчик. Из вас бы действительно получилась неплохая пара. Ей богу, стоите друг друга.
Судя по выражению лица, Фландрии такое сравнение чем-то не угодило, но она предпочла промолчать.
Вскоре мы закончили трапезу, и начали расходиться по комнатам. Я, для разнообразия, решил проводить Фландрию, а заодно решил уточнить несколько моментов:
– Сколько времени занимает поездка к Чёрному... то есть Тёмному Властелину?
– Пять-шесть дней? А тебе это зачем?
– Затем, что и тебе составить компанию я не прочь. В смысле, когда отдохну. У меня есть одна безумно-гениальная идея. А не оставишь ты мне одну из своих «Конячек», чтобы я тебя мог потом догнать.
– Во первых ты просто банально не справишься с управлением, во вторых так просто рассекать воздушное пространство в чужом, но главное могущественном государстве – моветон. Однако... Пожалуй, всё-таки подобное возможно, я оставлю с тобой Сакую. Скакуна она свободно может обуздать, а насчет нарушения порядка использования воздушного пространства, я что-нибудь придумаю. Договорюсь, в общем. Завтра поутру я уезжаю, но Сакуя останется здесь. Потом вместе нагоните.
– Замечательно.
– Тебе я тоже желаю хорошо провести время. Я бы и сама хотела побывать на церемонии вручения наград и фестивале, но тогда банально не успею приехать вовремя. А то, что подходит для тебя, для меня вообще недопустимо. Я всё-таки дипломат. В общем, развлекайся, но приезжай вовремя, ты же обещал!

Я хотел было сказать, что ничего собственно не обещал, но вскоре передумал. Всё равно я собирался именно так и поступить.
Пожелав Фландрии удачи в дороге, я возвратился к себе, принял душ, переоделся, а стоило мне прилечь на кровать, как мигом же заснул...

...На этот раз я проснулся немного раньше, чем вчера. Навскидку было примерно десять часов утра. Как и перед этим, утро я решил начать с поиска чего-нибудь интересного.
Достаточно быстро я разыскал Хельгу.
Она находилась в темной комнате, где тихо жужжал кинопроектор. Вот только то, что я увидел, было предельно интересным. Не в плане того, что плёнка была цветной, а в том плане, каким был сам отснятый материал.
Действие происходило в Молчаливых Холмах, а само место съемок было мне до боли знакомо.
Моё появление для Хельги не осталось незамеченным, она пригласила присесть рядом, передала мне пачку попкорна, и сказала, что сейчас будет самое интересное.
Вскоре в кадре появился прыгающий с одного здания на другое «Дракон», а ещё спустя некоторое время, я увидел себя. Подобным я был крайне удивлён, но молча смотрел дальше. Как оказалось «безумное родео» было отснято от начала и до самого конца. Местами картинка «прыгала», или была малость размыта, ракурсы постоянно менялись. В общем, даже несмотря на полное отсутствие звука, за исключением жужжания проектора, оно захватывало дух, было весьма динамичным.
– Как? – спросил я, как только мы окончили просмотр.
– «Противодействие». Очевидно же. В области вторжения на каждом из зданий находятся как минимум четыре кинокамеры, да и не обязательно они расположены на зданиях. На всех них имеются светозвуковые замки́, а запас свободного хода у камер девяносто минут. Если яркость света, или уровень шума превысит допустимый, замок срабатывает, и камера начинает работать. Если через девять минут шум или вспышки не исчезли, камера продолжает работать дальше. В противном случае останавливается до срабатывания следующего замка́. Основная их цель – исследование возможностей «Демонов». Именно из-за этого используется чертовски дорогая и не менее чертовски капризная цветная плёнка. Но данной организацией заправляют далеко не дураки. Дубликаты самых интересных моментов они продают частным лицам, причем по весьма немалой цене. Скорее всего данное видео станет хитом. «Демоны приходят и уходят, а «Дракон» есть всегда!» Он сбегает едва ли не каждый год, и каждый раз от его лап погибает как минимум пара десятков человек, а иногда он вообще устраивает самую настоящую резню. И что самое неприятное – страдают в основном те, кто оказался в неподходящее время в неподходящем месте. Абсолютно непредсказуемое существо. Даже оценить масштабы «Вторжения» и то проще.
– Никогда не думал, что стану кинозвездой.
– Вообще-то это не кино, а хроники. Во вторых кинозвездой ты пока ещё не стал. Но поговорим об этом позже. Есть какие-нибудь особые планы на сегодня?
– Как бы нет.
– Отлично. Думаю сейчас самое время посетить Скучные Холмы.
– Скучные Холмы?
– Ну да. Думаю, ты и сам видел, что перед вторжением, в Молчаливые Холмы много чего завезли.
– И?
– Но непосредственно перед тем, как собственно вторжение началось, всё особо ценное имущество перевезли в другой город. Собственно туда мы и направимся. Ярмарка в самом разгаре. В общем, время съездить за покупками. Иди буди Эрибу, зови Сакую. Через полчаса выезжаем. Встречаемся у центрального входа.

Будить Эристрию не пришлось. Как только я постучал в дверь, он сразу же вышла. Она в очередной раз поменяла свой гардероб, и сейчас была одета в шорты, гавайскую рубашку и кепку-бейсболку. Её волосы были собраны в «конский хвост», который через равные промежутки был стянут резинками для волос.
Сакую я тоже нашел быстро, но ехать с нами она не захотела, и решила остаться в поместье. Уговаривать её я не стал, а вместо этого попросил последить за моим питомцем, судя по всему уезжали мы на целый деь.

Добравшись до центрального входа, я был несколько удивлён.
Хельга приехала на внедорожнике. Причем вполне современного вида. Хотя такие автомобили выпускали примерно двадцать лет назад, по сравнению с машинами, которые напоминали продукцию автопрома начала прошлого века, он выглядел очень прогрессивно. Марка автомобиля «Jipp» была мне незнакома, но ассоциации вызывала.

– Этот автомобиль сильно выделяется на фоне остальных? – я не стал заморачиваться, и задал прямой вопрос.
– Как что-то плохое... Ну притащил его Кейн, из другого мира, на этапе калибровки аппарата, который был нужен, чтобы изучить «Мир Демонов». Ну потратил безумное количество денег честных налогоплательщиков. Какая собственно разница. Я ведь тоже «Душу Приливов» из будущего притащила, а тебе боялась его передать из-за того, что на мече в наличии уже имеется парадокс, страшно представить, что может произойти, если он активируется. Поэтому судить Кейна я не имею права. Что же касается автомобиля, то как транспорт он превосходен, единственная проблема – комплектующие. Но к счастью, автомобиль очень надёжный, пока что пришлось заменить только шины да аккумулятор.
– Весело, однако.
– Соглашусь, что весело, залезайте!

Стиль вождения Хельги был почти таким же безумным и безудержным, как и у Фландрии. Иногда мне даже казалось, что это просто типичная вампирская черта. Аристократка ехала на огромной скорости. Поворачивала, почти не притормаживая, в общем, вела себя на дороге максимально наглым образом.

>> №4732863   #72
1527969837212.jpg - (919 KB, 705x1000, c5c3bf4e9ce8a2dc0cbd3a7f91791a78)  
919 KB

– Ты уверенна, что мы в безопасности? Люди всё таки не настолько живучи, как аристократы.
– Не нервничай. Даже если произойдёт столкновение, оно буде упругим, а перегрузку вы как-нибудь переживёте.
– То есть ты используешь магию даже во время езды?
– Мистические способности, если быть точнее. Да.
Подобное меня вполне устраивало, поэтому других вопросов я не задавал.
Примерно через час мы уже были на месте.
Скучные Холмы, ни чем особым не выделялись, действительно были скучны.
Но не сейчас. Ярмарка, о которой упоминала Хельга, была внушительной. Она располагалась в пригороде, и занимала площадь как минимум в несколько гектар квадратных километров. Здесь имелось огромное количество выставочных залов, причем, весьма немалых размеров, но многое располагалось прямо под открытым небом.
Хельга вручила мне и Эристрии наши чековые книжки, и сообщила время и место, где и когда мы должны снова собраться вместе. Я даже не успел оглянуться, как Эрибу почти сразу же куда-то пропала, а Хельга явно собиралась следовать её примеру. Прежде чем она скрылась из виду, я её остановил:
– Подожди-ка, пожалуйста. Если Эрибу хочет гулять одна – это её право. Но ты то притащила меня непонятно куда, непонятно зачем, толком ничего не рассказала, и уже сама собираешься куда-то улизнуть. Так не пойдёт!
– А ладно. Прогуляемся вместе. Есть что-нибудь конкретное, что ты хочешь купить?
– Конкретного нет, но я хочу купить всем подарки, в том числе Бегемоту и Кьюби. Деньги есть, почему бы не сделать всем приятно. Ну может быть, что-то для себя подобрать, полезное или же просто интересное.
– Вполне резонно.
– С кого и с чего начнём?
– Да вот прямо с тебя! Правда я не представляю вообще что тебе дарить. У меня возникала странная идея подарить тебе золотую колбочку с собственной кровью на долгую память... Но... Но по каким-то причинам мне это кажется но ему кажется чем-то очень интимным. Да и вообще мне просто что-то не нравиться в этой затее.
– А ведь ты мыслишь как представитель «Алого Дома».
– Как что-то плохое. Лучше скажи, какой подарок ты бы хотела получить?
Хельга прикрыла ладонью глаза, после чего ответила:
– Ты хоть сам-то понимаешь, насколько глупо звучит данная фраза? Я наследница негласного лидера одной из четвёрки мировых держав-лидеров. У меня есть возможность пользоваться мечем, который сделают только через полсотни лет, и ездить на автомобиле из другого мира. Думаю несложно догадаться, что мне очень легко раздобыть любую вещь.
– Нет. Не понимаешь как раз именно ты. Я говорю именно про подарок. У Фландрии возможностей не меньше чем у тебя, но ей я собрался подарить милую вещичку. Комплект одежды, по типу того, в котором вчера была Эристрия. Набор вещей, которые будет выглядеть точь в точь как школьная форма. Думаю, на Скарлет она будет смотреться весьма забавно, и при этом радовать глаз. Скорее всего, поначалу, она будет делать вид, что злиться на подобный подарок, но ей должно понравиться.
– Кажется, теперь я тебя наконец-то поняла. Действительно будет забавно. Тогда, пожалуй, в качестве подарка я бы хотела получить не предмет, а услугу.
– Услугу? Какую именно?
– Поможешь мне провести определённый ритуал.
– Так ты сама должна понимать, что с магией у меня всё очень плохо.
– Не имеет значения. Главное, что набор свойств, которым ты обладаешь, подходит.
– И что от меня требуется?
– Ничего особенного. Рисовать знаки, говорить строго определённые наборы звуков, мысленно представлять то, что я тебе скажу.
– В принципе согласен. Но с оговорками, так как я не буду понимать, что именно делаю, я буду консультироваться с тем, кто в подобном лучше разбирается. В смысле с тобой и Эрибу.
– Договорились!
– Договорились!

Подобрать матроску Фландрии, оказалось не настолько простой задачей, как оно выглядело на первый взгляд. Данный вид одежды здесь явно не пользовался особой популярностью. К тому же я никогда с линейкой Фландрию не замерял, а подбирать одежду «на глаз» было не самой лучшей идеей.
Я уже немного жалел, что мы оставили Сакую, что я даже не пытался переубедить её, однако у меня всё равно имелся луч надежды. Следовало найти Эрибу. Не исключено, что её одежда находилась в «хранилище», да и с Фландрией она тоже весьма плотно общалась.

Разыскать Эристрию не составило труда. Конкретно сейчас она покупала рулон темно-темно-красной кожи. Вернее не покупала, а уже «скармливала» его своему фамильяру.
Мои надежды девочка-волшебница оправдала. Её форма была с собой, а когда я спросил, про размер одежды, она ответила: «Мы, считай, почти сёстры, пускай и косвенные, как бы странно подобное не звучало, а купить одежду младше-старшей сестрёнке нужно уметь. Всё будет самым наилучшим образом».
Эристрия помогла нам сделать заказ, чтобы Фландрии пошили подходящую матроску, после чего снова куда-то убежала.

С двумя подарками я разобрался. Но ещё оставались Сакуя, Эрибу, Мей и питомцы.
На этот раз я решил не торопиться, и стал просто рассматривать товары, которые нам предлагали.
Пока мы бродили без конкретной определённой цели, Хельга спросила:
– Тебе что, действительно ничего не нужно?
– Думаю что-то нужно, но не знаю, что именно. Разве что способ, как носить всё то барахло, которое сейчас вместе со мной. Трофеи. Мечи, философские камни, прочее.
– Подобное легко исправимо.
– И что ты предлагаешь?
– Показать тебе один отдел, где продают именно то, что тебе пригодиться.
– А что мне необходимо?
– Дорожная сумка, но не простая, особенная.
– И чем же особенная?
– Вскоре ты всё сам увидишь.
Хельга потащила меня куда-то вслед за собой.
Вскоре мы оказались в магазине дорожных сумок. Ассортимент был самый разнообразный. Здесь имелись саквояжи, борсетки, рюкзаки, вещевые мешки, кейсы, портфели, несессеры, портпледы, кофры, баулы и многое другое. Материалы были самые разнообразные: кожа, текстиль, джинсовая ткань, войлок, и так далее. Что касалось внешнего вида, то он также был весьма разнообразен, некоторые выглядели как пережитки прошлого века, но другие выглядели вполне стильно. Однако общие черты тоже присутствовали. Как минимум один отсек наглухо закрывался, как правило, застёжкой-молнией, обязательно имелась небольшая металлическая панелька с поворотными деталями, ползунками, или же какими-то иными подвижными элементами, также цена на любую из них была немалая, и начиналась как минимум с полумиллиона, а в описании всегда имелось какая-то странная характеристика из трёх цифр, 50/50/50 например.
– Вижу есть из чего выбрать, но чем именно хороши данные товары?
– Все данные предметы содержат дополнительное «вложенное» пространство. Грубо говоря внутри больше чем снаружи. Числовые характеристики это количество ячеек, максимальный объем, максимально допустимая масса хранимых предметов. Вернее не совсем максимальная, а та, которая будет «компенсироваться». То есть в случае если ты решишь купить какую-то сумку с параметрами 100/100/100, это будет означать, что количество отсеков, которые находятся «вовне» – сто. В такие отсеки ты можешь помещать предметы, суммарным объемом до ста литров, причем не важно сколько ты положил в каждый конкретный отсек в один из них ты можешь положить предмет объемом девяносто девять литров, а остальные загрузить мелочёвкой. Третье число обозначает предельную массу в сто килограмм, правила точно такие же как и для объема. Если же ты превысишь максимальный лимит на объём или на массу, то тот предмет, который не поместился, будет вести себя так как должен, то есть «вовне» не будет перемещён. Кроме того лишь один из отделов любой из сумок связан с «замкнутым пространством». Остальные выполняют обычные функции. Что касается выбора какой-то определённой ячейки, то для этого имеется компактный терминал. В общем, «Кейн-Компани» – производит лишь превосходные вещи!
– Кейн... Снова и снова...
– А что тут такого плохого? Ну разработало «Противодействие» с помощью его технологию обособленных пространств. Не извлекать из подобного выгоду – глупо. Сила силой, репутация репутацией, деньги деньгами, мой отец никогда не пренебрегает рычагами влияния. Желай он того, Кейн с лёгкостью мог захватить власть в Империи, став абсолютным монархом. Ну или диктатором, смотря с какой стороны смотреть.
– Тогда почему не делает так?
– Потому что за последние полтыщи лет он в корне обленился, и привык постоянно праздношататься. А страной ведь нужно управлять. Фактически он делегировал свою власть другим, оставив себе лишь ключевые рычаги влияния, чтобы в критический момент вынудить остальных принять то, или иное решение. Но мне уже тоже надоело болтать о Кейне! Выбрал что-нибудь?
– Ещё нет, но думаю скоро что-то подберу.

Я решил себе приобрести рюкзак, пошитый из кожи и выкрашенной в разные оттенки зелёного цвета, конфигурации 625/2000/1000. Цена более чем в два миллиона казалась огромной, но всё равно тратить деньги я мог лишь здесь, да и возможность таскать за спиной целую тонну в прямом смысле вещей, выглядела привлекательной. А учитывая то, что у меня уже сейчас имелись в наличии имелись волшебный пистолет, три волшебных меча, два философских камня, палец чудовища, а в скором времени добавлялась ещё и волшебная глефа, стоило подумать, где всё это хранить и как транспортировать. Что касалось самого «терминала», то он выглядел как четыре свободновращающихся кольца, каждое из которых разделялось на пять секторов, подписанных числами от нуля до четырёх.

Разобравшись с дорожными вещами, я решил дальше изучать выставку. Примерно через полчаса мне на глаза попался весьма интересный набор, состоящий из сотни силовых метательных голем-ножей с системой возврата. Вскоре я выяснил, что это всё означает, мне он понравился, и я решил купить набор для Сакуи, так как она была любительницей метательных ножей. Слово силовое – означало особое поле, очень сильно размягчающее броню противника. Система возврата – то, что если ножи отлетели менее чем на полкилометра, их обратно притягивало специальное устройство, которое закреплялось на поясе. А слово голем – что в случае, когда нож оказывается вне зоны действия системы возврата, то он начинает возвращаться к владельцу собственными силами, для чего у каждого из ножей имелись встроенные внутрь лапки, крылья и детекторы, которые вылезали наружу лишь, когда нож был потерян.

Ещё немного позже я наткнулся на силовую броню. У меня возникло безумное желание купить и её, тоже подарив Сакуе, но так как она навряд ли бы оценила подобный подарок, я решил отказаться от данной идеи.

Ещё чуть позже я наткнулся на цепной силовой пиломеч. Прекрасно понимая, что количество моих мечей уже превышало число, с которыми я мог управиться, я всё равно не выдержал, и приобрёл его. Уж больно мне понравилась эта вещичка.
Дальше мне начал попадаться огнестрел. Вначале обычный, затем не совсем. Вскоре моё внимание привлекли безоткатные пистолеты, использующие реактивные пули. Реактивность-безоткатность, было конечно приятой вещью, но что гораздо важнее, форм-фактор реактивных патронов почти не отличался от обычных, что предоставляло мне целое поле для экспериментов. Я довольно долго рассматривал различные модели, пока не нашел то, что мне нужно – реактивный патрон, размер и форма которого почти полностью соответствовала патронам «Опустошителя». После чего купил один такой, и решил проверить, способен ли репликатор его дублировать, или нет. Магазин-репликатор, с заданием успешно справился и создал копию, вполне себе рабочую. После чего решил приобрести себе такой пистолет.

Далее я вспомнил о Мей. Эта девушка подарила мне пэта, и я решил не отставать от неё.
– Здесь есть места, которые специализируются на домашних питомцах? А ещё лучше на боевых зверях?
– Естественно. А что именно ты хочешь?
– Я не хочу ни чего. Мейлинь подарила мне питомца. Я хочу сделать ей встречный подарок, но не знаю, что ей именно может пригодиться.
– Тогда купи ей дракошку.
– Дракошку?
– Именно! Гибрид, созданный при помощи магии на основе настоящих драконов и кошачьих, с добавлением генов других существ. Замечательный питомец.
– И чем именно замечательный?
– Дракошкам можно придать почти любую форму. В зависимости от того, чем его кормить, изменяется форма тела, количество конечностей, фактура кожи, устойчивость к агрессивным средам. Дракошки могут вообще не иметь конечностей, будучи похожими на змей, а могут иметь в принципе ничем не ограниченное число пар. Да собственно и не обязательно, чтобы конечности были парными. Форма ног, тоже разнообразна. В наличии имеются хватательные конечности, различные варианты ног: передние, центральные, задние, приспособленные для хождения лишь на двух ногах, крылья устроенные как у птиц, рукокрылых и летающих разновидностей настоящих драконов, плавательные, или же предназначенные для копания конечности, хлыстовидные и извивающиеся, похожие на щупальца. Они могут быть очень эффективно приспособлены к определённым природным факторам: к высоким температурам, холоду, и даже агрессивным средам. Можно вырастить ядовитые, кислотные, и даже железы для формирования зажигательной смеси, размещать которые можно не только в пасти, но в том числе и в конечностях. Форма и количество голов тоже вариативно. Дракошки могут стать замечательными питомцами, а могут превратиться в не пойми что с не пойми чем, если невнимательно читать руководства по эксплуатации. Правда многое зависит от природного таланта, и возможно, чувства умеренности. У некоторых всегда получаются уродцы, убить которых – милость. У других получаются прекрасные звери, пускай и химеры. Советую тебе купить яйцо дракошки, и ро́стовый набор полной комплектации и полное руководство по эксплуатации, а Мейлинь пускай сама выбирает то, что ей необходимо.

Разобравшись с подарком для китаянки, я продолжил искать интересные вещи.
Следующий подарок предназначался фамильяру Эристрии. Я нашел забавный набор из пяти мягких игрушек. Все они имели вид девочек. Отличались они в основном цветовой гаммой волос и глаз. Которая совпадала. Среди них присутствовали черный, желтый, розоватый, синий и бордовый.
Я купил все пять кукол.
Затем отыскал место, где продают пергамент. Использовать бумагу, мен показалось слишком скучным. Купил я пять листов, на которые собирался нанести надпись такого содержания: «Я, игрушка в виде девочки с волосами где указывал цвет волос каждой конкретной игрушки цвета, производителя далее шло название производителя, серийный номер и серийный номер соответственно, заключаю контракт с Кюьби, чтобы стать девочкой-волшебницей». Место, где могут красиво оформить такие надписи, тоже нашлось сравнительно быстро, и подарок несносному зверьку вскоре был готов.

С тем, что я хочу подарить Эристрии, я давно определился. У неё были поистине роскошные волосы, и этим волосам явно не хватало не менее роскошного украшения. Так как в повседневной жизни прически она меняла, и судя по всему, любила это делать.
Я сразу же спросил совета у Хельги, где можно купить гребни для волос, причем, желательно такие, которые выглядят очень красиво, и которые, по возможности, можно дополнительно зачаровать.
Как оказалось, таких товаров было предостаточно.
– Что посоветуешь? Я, конечно, знаю, что собираюсь купить – гребень, который можно использовать и как расчёску, и как аксессуар для формирования прически, но если честно в последнем пункте я очень плохо разбираюсь.
– Что-нибудь придумаю.
Гребень Хельга выбирала больше часа. Он имел ширину примерно восемь сантиметров, и вдвое бо́льшую длину зубьев, количество которых было двенадцать, изготовленный из похожего на серебро, отполированного до зеркального состояния металла. Обушек выглядел как изящная заколка, выполненная из того же самого, что и зубья материала, но украшенная красными и синими драгоценными камнями.
– Смотри. Я решила купить расческу, сделанную из «Лунного Серебра», украшенного рубинами и сапфирами. Нравиться?
– Нравится, думаю Эрибу тоже понравиться, но название материала, ни о чем мне говорит.
– Это особый сплав из нескольких весьма редких металлов, собственно к серебру никакого отношения не имеющий. Твёрже любой стали, но при этом не хрупок, а ещё вдобавок прочнее. Совершенно не подвержен окислению. Некоторые сорта, например, как тот, из которого выполнен данный гребень, можно зачаровать. Единственный существенный недостаток – цена: он почти в семь раз дороже золота. Ну и ещё крайне высокая тугоплавкость, что сильно затрудняет работу с ним. Гребень уже зачарован на то, чтобы волосы не запутывались, не пересыхали, не слипались, выглядели всегда ухоженно, но его можно зачаровать ещё один раз по своему собственному усмотрению, при этом вышеперечисленные свойства не исчезнут. А учитывая очень высокую прочность и твёрдость, отсутствие хрупкости, склонность к упругим деформациям и то, что зубья весьма остры, данное украшение можно использовать также в качестве скрытого оружия. Думаю Эристрии понравиться.
– Я тоже так думаю.

Без подарка оставался только кот.
– Один вопрос. Не подскажешь, есть здесь какие-нибудь интересные игрушки для котов? Что-то наподобие того гремлина, что тебе подарила Нигу, и кстати, что с ним, и что это вообще было? Нигу ведь оказалась подделкой.
– Гремлин был на самом деле демоном, специально созданным для меня. Он выглядел так, как должен выглядеть теневой гремлин, и выполнял те же самые функции. Его я отдала «Противодействию», там этот экземпляр хорошо изучат, а затем, скорее всего его уничтожат, даже в случае если его сочтут безопасным, слишком велик риск, наличия в нем жучков. Мне, в качестве компенсации, скорее всего, выдадут настоящего теневого гремлина. Правда, не потому, что они обычно так поступают, а исключительно из-за моего происхождения. А простейших гремлинов, которые можно использовать в качестве игрушек, мы здесь найдём.

>> №4732866   #73
1527969889261.png - (629 KB, 850x600, ca6adc35bf1b43bacd8ad50bc2851882)  
629 KB

Гремлин, выбранный в качестве игрушки, которой собственно и являлся, в базовой форме имел вид небольшого шарика, который мог произвольно или не обязательно произвольно, в наличии имелся пульт дистанционного управления кататься, в том числе по стенам и потолкам. Мог «раскрываться» и из него вылезало шесть небольших ножек, равномерно распределённых по его поверхности. Мог шуметь, подсвечивать тонким лучом какое-то место, и в том числе очень быстро перемещать точку подсветки. В общем, отлично подходил для игр.

Разобравшись с подарками, я решил купить двадцать бутылок вина из серии про Вершителя, после чего сообщил Хельге что в принципе купил всё, что хотел, что теперь совершенно свободен, и могу составить ей компанию, пока девушка будет искать то, что её интересует.
Вампирка в первую очередь отдала свой меч для зарядки, пожаловавшись, что два миллиона за данную процедуру, определённо обдираловка. Я поинтересовался, про её связи и прочее, на что получил ответ, что конкретно в данном случае Кейн отдал целевые указания, что перезарядка данного меча должна происходить за её личный счет, только за наличность, и по стандартной цене, не допускающей каких-либо скидок.
Затем мы просто прогуливались по выставке. Заходили на презентации, ели быструю еду. Хельга покупала себе различную мелочевку. Ещё чуть позже к нам присоединилась Эристрия. Та спросила, ничего будет, если вечером в особняк приедет кожевных дел мастер, а получив положительный ответ, ненадолго улизнула, но очень быстро возвратилась. После чего уже втроем мы прогуливались по выставке до самого вечера.

Время пролетело незаметно. О том, что уже пора возвращаться, мы вспомнили лишь, когда уже началось смеркаться. Количество людей на выставке хотя и уменьшилось, но всё равно оставалось большим.

Когда мы добрались до поместья Кейна, оказалось что мастер, который приехал на своей машине, ожидает у въездных ворот. Эрибу забрала у него выкройки, и попросила Хельгу где-нибудь его разместить. Вампирка сообщила ему ехать за ней. А когда загнала свой внедорожник и автомобиль гостя в гараж, начала последнего размещать.
Пока всё это происходило, Эристрия схватила меня за руку, и потащила вслед за собой.
– Я хочу, чтобы сапожки и перчатки были готовы уже завтра, поэтому нужно поторопиться. В общем, ты мне поможешь.
– Поможешь в чем?
– Вещи нужно делать с душой. Ты будешь наносить узоры на выкройки, пока я буду их зачаровывать. Думаю, за пару часов справимся. Затем мы отдадим всё это кожевных дел мастеру, а за ночь он должен будет всё сшить и склеить. После чего, ранним утром, я окончательно завершу намагничивание этих предметов, и на праздник уже поеду в новеньких вещах.
– Праздник?
– Ну да. Завтра официальное вручение наград, и фестиваль. А ты что не знал?
– Как бы нет.
– Как всё запущенно! А ладно. Какая собственно разница. Нужно работу работать.

Задание оказалось предельно простым. На выкройки уже были нанесены линии, с пометками, что каким цветом красить. Мне нужно было лишь кисточкой раскрашивать кожу, на случай ошибки у меня имелся растворитель, но пользовался им я сравнительно редко, гораздо чаще использовал закрепитель краски – в основном Эрибу была довольно моей работой.
На вопрос, почему такую простую работу должен делать именно я, она ответила своеобразно, напомнив, что такие вещи должны делаться с душой, сказав, что когда в создании личных вещей принимают участия друзья – это просто замечательно.
Мне показалось, что она что-то недоговаривает, но акцентировать на этом внимание я не стал. Мы провозились примерно до одиннадцати часов. После того, как мы закончили, я уже было думал отправился спать, но буквально в самый последний момент переменил своё решение.
Я заскочил к себе, взглянул как обстановка, кот разлёгся у меня на постели и тот сейчас дремал, но когда я вошел, проснулся, и сразу подбежал ко мне. Я его немного погладил, а затем решил достать гремлина, и сказал:
– Это тебе, играйся.
Игрушка ему явно понравилась, и котёнок начал за ней бешено гоняться, даже когда та каталась по стенам. Причем даже на стенах он не слишком отставал.
Я оставил рюкзак, прихватив из содержимого только бутылку вина и набор метательных ножей, и отправился на розыски Сакуи, по дороге заскочив на кухню, и взяв там два бокала. Уже там я немного пожалел, что бросил рюкзак, коробка с сотней ножей была немалых размеров, и если нести её и бутылку было просто неудобно, то когда я взял ещё и бокалы, данное действие стало на порядок сложнее. Я, конечно, мог разыскать зомбигорничных, но решил этого не делать.

Сакуя нашлась на третьем этаже. В том крыле, которое почти что находилось в море, в самой дальней комнате, в которой три стены и потолок представляли собой огромных размеров окна. Девушка сидела за столиком, и со скучающим видом, смотрела куда-то вдаль.
Я поставил вино и бокалы на стол, коробку с подарком рядом с собой, и сам присел за столик.
– Спасибо, что покормила кота.
– Не за что. Это сущий пустяк.
– Всё равно не понимаю, почему ты осталась здесь?
– Просто не было никакого желания куда-либо ехать. В том, чтобы ничего не делать есть своя прелесть.
– Не желаешь испить со мною вина? Поговорить. Как, например, тогда.
– Не вижу причин отказываться.
Бутылка, без каких либо предпосылок, оказалась в ведёрке со льдом, которое тоже появилось из ниоткуда. Ещё через мгновение у бутылки исчезла пробка, а ещё через пару секунд горничная уже достала её из ведёрка. Здесь явно происходили игры со временем – стекло уже изрядно покрылось изморозью. Затем девушка разлила вино по бокалам. Наряд горничной тоже исчез, и теперь Сакуя была одета в вечернее платье. Но различия всё же имелись.
– В прошлый раз девушка спаивала тебя, а теперь ты решил спаивать девушку?
– И что в этом плохого?
– Ничего. Просто по другому.
Ударив бокалом о бокал, мы пригубили вино.
– А ты начал разбираться в винах, – сказала Сакуя отпив пару глотков.
– Скорее нет. Мне посоветовали, и я купил. Впрочем, на момент покупки я его уже пробовал. Поэтому может быть и да.
– Красиво, – сказала Сакуя, глядя на море, освещенное светом луны.
– Вполне согласен. Луна, правда, непривычная, я про размер, цвет и узоры.
– А чего ты хотел?
– Ничего особого. Я вот решил всей нашей компании купить подарки. В том числе и тебе. Я иногда замечал за тобой пристрастие к метательным ножам, и решил подарить набор. А ещё они возвращаются обратно, даже если их потерять.
– Спасибо. Мне действительно приятно. Но было бы достаточно просто уделить мне чуть немного больше внимания. Например, как сейчас. И да. Метательные ножи я действительно люблю.
– Что думаешь об этом мире?
– Думаю, с ним всё будет хорошо. Но до того как подобное произойдёт, здесь будет очень и очень плохо. Но не думай об этом. Да, ситуация понемногу усугубляется, однако те, кто здесь живут не прекращают борьбу, и в конце концов победят. Не думай о плохом.
Мы продолжили пить вино и молча любовались ночным морем и звёздным небом. Я пытался найти в нем хоть что-нибудь знакомое, но ничего подобного не наблюдал. Допив вино, я пожелал Сакуе хорошего отдыха, и отправился спать. Когда я закрывал дверь, ни девушки, ни бокалов, ни подарка, ни даже пустой бутылки в комнате уже не было.

...Проснулся я спозаранку. А если быть точным не я проснулся, а меня «проснули». Всё-таки я зря не закрывал слуховые окна. Я слышал какое-то странное потрескивание, взрывы, а в перерывы между ними радостный визг Эристрии, также присутствовала лёгкая вибрация стен.
– Что произошло? – Решил спросить я.
– А... Ты проснулся...
Интересно, кто бы в такой ситуации не проснулся.
– Можно и так сказать.
– Тогда живо иди ко мне.
– А подождать хоть пять минут можешь?
– Могу, но только пять минут. Ты же сам это сказал. Заходи без стука, у меня всё открыто.
Я быстро умылся, почистил зубы и переоделся. После чего перешел в соседнюю комнату.
Девушка, как и два дня назад, была одета в блузку-матроску, и клетчатую юбку до колен. Её обувь представляла темно-красные сапожки на невысоком каблуке, высотой примерно в две трети голени, покрытые очень знакомыми мне узорами, сверху которых были закреплены, выполненные из серебристого металла, руны. На её руках располагались сделанные в том же стиле перчатки. Прическа девушки в который уже раз сменилась. Часть волос юная волшебница собрала в два не очень больших, примерно размером с бейсбольный мяч, пучка, которые располагались чуть позади и чуть выше ушей, а от каждого из пучков отходило по «хвосту», что заканчивались примерно на уровне коленей.
Бегемота происходящее тоже заинтересовало, и он прибежал следом за мной. Его сейчас окрас был монотонно черный. Котёнок подбежал к Эрибу и начал тереться боком её ноги.
– А что именно создавало настолько сильный шум? – решил поинтересоваться я.
– Смотри.
Эристрия показала на сваленную в углу кучу довольно толстых досок, на которые прежде я не обратил внимания, и которые вообще непонятно что здесь делали, взяла первую попавшуюся, прислонила к стене, и нанесла удар по ней кулаком. В момент касания, с перчатки сорвалась волна огня, после чего значительная часть доски обуглилась, а девушка начала мне всё объяснять:
– В общем, если в момент удара я направляю в перчатки магическую энергию, создаётся огненная волна, интенсивность которой пропорциональна направленной энергии. Ещё я щелчком пальцев могу зажечь небольшой огонёк. В принципе не обязательно бить по какому-то физическому объекту, если я ударю по воздуху, но в момент завершения движения создам небольшой барьер, перчатка сработает точно также.
– Допустим, но я отчетливо слышал взрывы?
– А взрывы создаются мои сапожками. Всё прочее точно также, как и с перчатками. Артефакты, что я сделала, абсолютно одинаковы, если не считать формы и различной стихийной принадлежности.
Демонстрировать, на что способна её обувь Эрибу не стала, вместо этого сообщила мне:
– Сегодня будет насыщенный день, пожалуй, нужно разбудить Хельгу.

Разбудить Хельгу не получилось, по причине отсутствия. На двери висела табличка с надписью: «Стучаться бесполезно. Меня внутри нет. Если не верите, можете сами убедиться. Дверь не заперта». – Эристрия не поверила, посетила комнату вампирки, но вскоре вышла слегка разочарованной.
– Нет, я не думала, что кто-то всерьёз воспримет слова о проверке, – обратилась к нам Хельга, как только Эрибу вышла из её комнаты.
– Когда говоришь, пишешь что-то подобного содержания, нужно всегда быть готовым, что кто-нибудь поймёт такие слова буквально. Для меня, например, они звучат как вызов.
– Ты всегда так себя ведёшь, или же когда уверенна, что тебе всё сойдёт с рук?
– Конечно же только тогда, когда считаю, что мне ничего не грозит.
– Тогда ещё ничего. Ты и так обладаешь явно излишним безрассудством.
– Разве?
– А как назвать иначе всё то, что ты проделывала во время вторжения?
– Но не могла же я бросить друзей в беде?
– Ладно. Разговор ни о чем. Пожалуй, все мы трое вели себе опрометчиво.
Хельга начала пристально рассматривать Эристрию и меня. Это продолжалось несколько минут, после чего она обратилась к нам:
– Прекрасно, прямо в этом ты и поедешь, – обратилась она к девочке-волшебнице, затем переключв своё внимание на меня сказала, – Так не пойдёт. Это всё-таки официальное мероприятие, а не пляжная вечеринка. Это девочкам достаточно просто быть милыми, а ты быстро иди переодевайся во что-нибудь более подходящее. Костюм, по типу того в котором ты сражался во время вторжения, тоже подойдёт.
Что касалось самой аристократки, то она была одета в достаточно строгий деловой костюм.
Эрибу, судя по всему, тоже решила переодеться, и направилась к себе, но вампирка её резко остановила:
– Не смей! Ты такая милашка в этом наряде. Прямо радуешь глаз. Надевать что-то скучное и официальное – самое настоящее преступление. Я бы и сама не прочь надеть что-нибудь попроще, вот только подобное будет явный перебор. Ни главы гильдий, ни уж тем более принцессы не должны себя так вести. Но к прочему составу гильдий такие правила распространяются не в полной мере.
– Поверю тебе на слово. Но если будет какой-то подвох, ты сильно об этом пожалеешь.
– Я? Кого-то обманывать?
– Не строй из себя саму невинность. Неубедительно.
Пока девушки спорили, я решил прислушаться к совету Хельги. Идти на официальное мероприятие в шортах и футболке было далеко не самой лучшей идеей.
Мой походный костюм пребывал в состоянии, пригодном только лишь для того, чтобы его выбросить. Но тот костюм был далеко не единственным, Фландрия снабдила меня немалым запасом таких костюмчиков, разве что в остальных бегать-прыгать было далеко не так сподручно.
Я возвратился, а Хельга продолжала болтать с Эристрией:
– Если бы ты знала, как порой надоедают условности. Нет, чтобы самой взять и приехать. Согласись, мой транспорт удобнее местного. Но, увы, тоже не положено. Не в смысле ездить на таком транспорте, а быть самой себе водителем. А кому-то другому я эту машину не доверю.
– Дай отгадаю, мы снова еду в какие-нибудь холмы? Верно? – Решил я озвучить свою догадку.
– Отгадал.
– И в какие именно?
– Мы едем в Злые Холмы. Скучать и грустить запрещается! Нас будут награждать, и что гораздо важнее, сразу после вручения наград начнётся фестиваль.
Хельга затем снова начала пристально меня разглядывать, сказала, что сейчас мой внешний вид лучше, чем был перед этим, и сообщила, чтобы мы следовали за ней.

Такси уже ожидало нас, и почти сразу же мы отправились в путь. Что касалось Сакуи, то она уже во второй раз отказалась ехать с нами.
В город мы приехали примерно за час до начала церемонии. Площадь, на которой она происходила, была заполнена огромной, разношерстой толпой людей. Толпа вопила и гомонила, издавая сильнейший шум, но при этом вела себя вполне спокойно. Мы находились со стороны противоположной ратуше. При этом площадь была поделена напополам конструкцией, которая функционально являлась пандусом, что начиналась с одной стороны площади, и оканчивалась на сцене, что была сооружена непосредственно у входа в ратушу. Он имел чисто символическое ограждение, ширину четырехполосной дороги, заканчивался на высоте примерно четыре метра, а на нем была постелена красная ковровая дорожка.

– Когда начнут вручать награды нам, что будет, считай что в самом конце мероприятия, преврати свою несносную зверушку в многохвостого не совсем лиса, и езжай на нем верхом, – обратилась вампирка к Эристрии.
– Снова что-то задумала?
– Нет. Ты и сама вскоре убедишься, что в данном действии совершенно нет ничего особенного. Это наоборот часть традиций. У тебя есть скакун, обладающий великолепным внешним видом, и это обязательно стоит показать. Мы просто обязаны выглядеть классно.
– Согласна, но при одном условии.
– Каком?
– Я прислушаюсь к твоим словам, только если увижу, что кто-то ещё точно также поступает.
– Увидишь, увидишь, не волнуйся.
Затем Хельга обратилась ко мне:
– Тебя это тоже касается. Преврати свой пистолет во что-то более интересное. Твоё оружие-фамильяр тоже обладает определённым стилем и колоритом.
– Без проблем? А какую форму ты бы предпочла?
– В принципе любую, но было бы неплохо, чтобы она периодически менялась. Пока что этого делать не нужно, но не забудь. И сделай со своего ножа хотя бы палаш, саблю или шпагу. Это тоже должно придать немного внушительности. Боевой нож это конечно же хорошо, вот только не слишком интересно.
– Ладно. Будет тебе палаш, раз ты так сильно этого хочешь. Меня не убудет. Что теперь?
– Ждать. Скоро всё начнётся.

Выслушав пожелания Хельги, что я, что Эрибу, решили повнимательнее осмотреть место в котором сейчас находимся. Лишь сейчас я обратил внимание, что отчетливо слышу звуки органа, который играл торжественную, помпезную мелодию, причем даже толпа не могла заглушить. Единственной причиной из-за чего я не обратил сразу на это внимание, было то, что я слишком увлёкся разговорами.
Когда я задал вопрос по этому поводу, Хельга пояснила:
– Ну не торчать здесь всем в тишине? А если быть точным, то не в тишине, а посреди бесформенного гомона. Соорудить орган, способный перекричать всех сложности не представляет. Вопрос лишь в цене. Но и это не актуально. Пускай праздники, связанные с победой над демонами, происходят нерегулярно, зато на них собирается уйма народа, с лёгкостью готового расстаться со своими деньгами.
После аристократка указала на два сооружения расположенных с правой и с левой стороны площади, возле которых почти никого не было, и сообщила, что большинство труб расположены вокруг них. Сразу после этих слов стало ясно, почему там собственно никого и не было. Фактически вся площадь целиком была окружена органом. Его трубы располагались почти на каждом из зданий, а те два выделялись лишь тем, что там было больше всего труб, и что они издавали самые мощные звуки.
Когда началась собственно церемония, стало ещё интереснее. На сцену вышел уже не молодой, но ещё не старый мужчина, и начал говорить какую-то речь, преимущественно о том, как все мы хорошо постарались, а вскоре ему компанию составила молодая женщина. Собственно в этом ничего особого не было, вот только, что я отчетливо слышал каждое слово, было малость странным.
На мой вопрос: «Почему всё так хорошо слышно?» – Хельга ответила: «Это магия. Очевидно же».
Патетичные слова быстро закончились, и началось собственно вручение наград. Очередность награждения была не очень мне ясной. Награждали то гильдии, то отдельных людей, причем какой-либо закономерности не наблюдалось. Но в любом случае ждать нам нужно было немало времени. Вручение наград начали с тех, кто занял сотые места, постепенно поднимаясь по турнирной таблице, а так как наша троица и наша гильдия была лидерами, нам лишь оставалось ожидать конца церемонии. Главе каждой гильдии передавали какой-то артефакт, но пока среди них были лишь те, что присутствовали в свободной продаже. Хотя и не дешевые. Объявляли денежную награду гильдии, и конкретным её участникам, а затем вручали знаки отличия.

>> №4732867   #74
1527969932405.jpg - (123 KB, 850x1025, ad29822ccfc54c7fe9408a5de520da07)  
123 KB

От размышлений снова отвлекла Хельга:
– Я вот только что придумала. Давай доставай из своего живого багажника посох. Ты тогда будешь выглядеть прямо как эталонная девочка-волшебница, хоть ставь клеймо, и помещай в палату мер и весов. Магический жезл был бы всё-таки лучше, да и внешний вид посоха весьма агрессивный, но выбирать не приходиться.
– А если я откажусь?
– А если я скажу: «Ну, пожалуйста!»
– Ладно. На этот раз твоя взяла.
– А как на счёт фотографий?
– Даже не надейся! Хотя... Нет, пожалуй, обязательно стоит пофотографироваться. Дай отгадаю, цветная плёнка и соответствующее оборудование у тебя есть в наличии?
– Бинго!

Так как времени до того, как нас позовут было ещё предостаточно, мы устроили небольшую фотосессию. Одна из девушек играла роль «девы в беде», вторая роль злодейки или же наоборот спасительницы. В первом случае, попавшую в передрягу девушку спасал я. Во втором, наоборот, являлся причиной проблем девушек. Тематические фотографии действительно были весьма интересны. Даже играть роль злодея было весело. И вдвойне веселее, когда Кьюби мне подсказывал, как лучше всего «злодействовать». Было много смеха, порой до колик в животе, но всё это того стоило.

Всё ещё хихикая, мы возвратились на церемонию. Как оказалось, прошла уже половина.
Эристрии, волноваться было не о чём. Многие участники выглядели весьма эпатажно. Некоторые использовали ездовых зверей. Говорить, что любимая нами всеми девочка-волшебница сильно выделялась, было глупо.
Постепенно приближалась наша очередь. Фамильяр Эрибу уже сменил форму, а Эристрия уселась на нем верхом. Хельга куда-то ушла, а когда вернулась, её было уже три. Причем одежда для официальных приемов осталась лишь на одной из них. Одежда второй представляла собой вечернее платье, внешним видом особо не выделяющееся, если не считать того, что материалом для нитей, из которых оно было пошито, похоже служило золото, да и украшало его немалое количество драгоценных камней.
– Не смотри на меня так. Да, оно действительно сделано из золота. Не одному же моему папочке щеголять в золотой одежде. Чем я хуже? Вообще-то «Лунное Серебро» было бы конечно круче, но учитывая то, что внешним видом оно почти не отличается от обычного, в результате эффект получается совершенно не тот, которого хочется достичь.
Что касалось третей Хельги, то она одела бpoнелифчик анатомический доспех, состоящий из кирасы, наплечников, и латной юбки. При этом несмотря на всю свою вычурность, доспех был вполне фунцкионален, всяких странных атрибутов, наподобие шипастых наплечников, не наблюдалось а судя по тому, что латный воротник тоже присутствовал, и более того заканчивался под самым подбородком, шлем, в состав данного доспеха, скорее всего тоже входил. Также вампирка прихватила с собой небольшую часть коллекции оружия, что я рассматривал в поместье. В качестве основного оружия она выбрала длинный меч – свой собственный: «Душу Приливов», и гораздо более короткий: для «кошачьих свалок», в качестве дополнительного – шестопёр и клевец. Чтобы не отставать от девушек, я превратил пистолет в тентаклиевого монстра его автономную форму, а заодно сменил внешний вид, «Осквернителя».

Вскоре подошла и наша очередь, и под вопящие звуки толпы, которая сейчас уже перекрикивала музыку, мы начали своё шествие по подиуму подьёму.
Фактически всё, что от меня потребовалось – пройти путь до сцены. Как только мы там очутились, Хельга выхватила инициативу не только у меня и Эрибу, но даже и у ведущих, но правда ненадолго. Затем ведущие объявили награды, Хельге передали «Рунный Посох», который действительно был глефой, причем классической формы: имел полутораметровое древко, и примерно в четыре раза меньшей длины прямой, расширяющийся в сторону острия, заточенный с одной стороны клинок, вполне пригодный как для рубящих, так и для колющих ударов. Почти у самого основания клинка, с незаточенной стороны, располагался шип сложной формы, пригодный как для блокирования, захвата чужого оружия, так и для пробития брони. Что древко, что клинок были выполнены из металла, а по поверхности данного артефакта постоянно пробегали рунические знаки. Надписи постепенно смещались, и одни сменялсь другими, даже рунический алфавит явно был не один, и тоже регулярно изменялся.
Мне вручили орден имени доктора Кондраки, Хельге и Эрибу тоже какие-то медальки.

Как ни странно, но мероприятие на этом не закончилось. Наша троица, ну или «пятёрица» покинула сцену. Хельга разрушила свои дополнительные тела, после чего аккуратно уложила своё золотое платье, и оружие, которое взяла с собой.
За тем, что сейчас происходило, мы теперь смотрели со стороны. Вслед за наградами, следовали особые благодарности.
В первую очередь поблагодарили Кейна, выразив сожаление, что он не пришел. При этом Хельга сказала:
– Кейн... На публике... В открытую... Да такое за последнюю тыщу лет было лишь несколько раз! И на что вы надеетесь?
Вторым, кто удосужился внимания был какой-то «Воин Року». Кем он являлся так и осталось загадкой. Этот человек пришел в глухой, похожей на экзоскелет, броне, жестами выразил свою признательность, и ни сказав ни слова удалился.

Стоило ему уйти, как Хельга прокомментировала:
– Интересно, кто же скрывается за этой бронёй? Нет, не спорю, данный боец превосходен. Но доспехи... Их обслуживание вполне способно разорить небольших размеров страну. СТРАНУ!!! Карл! Хотя... Не исключено, что нам просто хотят пустить пыль в глаза. Здесь ведь не только сражаются, здесь все хотят подчеркнуть свою крутизну. Хочу я того или нет, не важно. То что мы победили, как бы говорит о том, что Кейн тоже чертовски крут. Я ведь не просто его дочь, но и одновременно с этим протеже. Пускай как бы не слишком ладящая со своим наставником.
– Это и так ясно. А что ты расскажешь про глефу, владельцем которой я стал?
– Она чертовски крута. Нет, несомненно есть вещи, что лучше, но всё равно, «Рунный Посох» – уникальный. Это самая настоящая реликвия с огромной историей. А то, что её использовали в качестве награды, как бы намекает нам, что произошло что-то из ряда вон выходящее. Впрочем две Хтонии под руководством Королевы, назвать обычным язык не поворачивается. Да и мало, кто осведомлён о всех возможностях данной вещицы – «Рунный Посох» очень сильно недооценивают. Но какая собственно разница, каковы были их мотивы? Может быть, они догадывались про прошлое Кейна, и просто попытались мне и ему угодить, может быть, я ошибаюсь. Не важно. Всё равно он теперь твой.
– А ничего, что я вообще из другого мира? При этом я ведь забираю данную глефу с собой?
– Если ты будешь ей постоянно пользоваться, а скорее всего так и будет, данное оружие весьма универсально, то не важно. Оружие создаётся для сражений. Оно должно использоваться, а не лежать бесполезным хламом в сокровищницах или коллекциях. А ещё это вдвойне актуально, если оружие «одушевлённое» и обладает собственной волей и мнением. Как, например, «Рунный Посох». Не использовать его – грех. Поэтому будет гораздо лучше, если глефа будет находиться у того, кому она нужна, кому она важна, даже если при этом она покинет наш мир. Я просто попрошу тебя, если данная реликвия утратит для тебя актуальность – верни её обратно. Причем это именно просьба, а не указание.
– Я подумаю над этим.
– Я тебя не тороплю.
– Кстати, что такое орден имени доктора Кондраки?
– Отчасти шутка, отчасти нет. Ты второй человек, который проехался верхом на шестьсот восемьдесят втором, то есть на «Драконе». Но твой случай является первым, когда всё было четко зафиксировано. Доктор Кондраки тоже покатался на «Рептилии», при этом было множество очевидцев, но сам понимаешь, заснять подобное не удалось. А то, как ты ездишь на данном чудовище, теперь могут наблюдать миллионы.
– Подобное мне льстит, жаль только, что пользы от этого почти никакой.
– А может быть тебе подарить «губозакаточную машинку?» Я бы не против оставить глефу себе. Но это будет нарушением традиций. Подарок для гильдии не предназначается главе. Глава должен/должна выбрать лучшего воина/воительницу и передать им награду. А если глава гильдии сильнее тех, кто в гильдии состоит, то это проблемы только главы. Правила не меняются.
– Хорошо. Но в твоих словах путаница.
– И где?
– Что хотят тебе/Кейну угодить, но по правила запрещают оставлять подарок себе.
–Всегда бывают исключения из правил. Да и это не столько закон, сколько правило хорошего тона, – традиция, о которой иногда «забывают». Поэтому не обращай внимание.
– Ладно, не буду, но что собственно я заполучил? Ты так и не ответила.
– Узнаешь. Всему своё время. Глефа теперь при тебе. Ничто не мешает обратиться к Кейну.
– Кроме отсутствия желания с ним общаться.
– Посоветую то же самое. Не обращай на подобное внимание. Будь проще. Я сама, по возможности, с отцом стараюсь не пересекаться.
– Зря! – прозвучал откуда-то до боли знакомый голос.
– Не зря, а именно по этому. И вообще, ты или же появись, или исчезни, я терпеть не могу полуформ. В смысле когда я слышу только твой голос, а тебя не наблюдаю.
– Но ведь так веселее, да и безопаснее тоже.
– Безопаснее... Ты так говоришь, что весь мир только о том и мыслит, чтобы взять тебя и убить. Как будто так просто тебя уничтожить.
– Ну... Не весь мир. Но врагов, что хотят меня прикончить предостаточно. Ладно. Твоя взяла.
Через секунду появился портал, и из него вышел Кейн. Правда ни на кого из нас он не обратил внимание, и вскоре куда-то ушел.
– Черт. И кто меня тянул за язык? Таки припёрся. Небось будет теперь строить из себя саму невинность, заигрывать со смазливыми девчонками, водить на свидания, и возможно, признаваться в том, что он Кейн, и наблюдая за реакцией извлекать лулзы вовсю веселиться.
– Я почему-то думал, что он тщательно скрывает то, как на самом деле выглядит.
– А ведь скрывать то и не нужно. Из-за грозной репутации ему банально никто не верит.

Вручение наград закончилось.
Мне почему-то казалось, что сейчас здесь начнётся рок-концерт. Однако, как и следовало ожидать, ничего подобного не произошло.
Торжественная музыка исчезла, а толпа начала медленно расходиться.
Хельга передала мне «Рунный посох», сказав:
– Держи. Он теперь твой. Ты его честно заслужил. Только не вздумай запихивать его себе в рюкзак, как остальное барахло, а то он может ещё обидеться. И вообще относись к данному оружию, словно глефа живая, словно она твой питомец.
Я принял оружие, после чего спросил:
– Всё конечно хорошо. Но данный посох почти двухметровый. Таскать его не слишком сподручно.
– И то верно. Подождите меня здесь пять минут. Хельга выхватила у меня из рук новоприобретённый трофей, и быстро куда-то убежала.
Через несколько минут снова появился пространственный разрыв, но вышла из него вампирка, а не её отец. В руках она сжимала короткий меч. При более детальном рассмотрении, оказалось, что его клинок был практически той же формы, что и у глефы, разве что исчез «зуб». Материал тоже был точно такой же, да и руны никуда не исчезли, а их поведение осталось прежним.
– Не смотри на меня так. Это «Рунный посох». Согласись, теперь его проще транспортировать. Согласен?
– Вполне.
Я закрепил теперь уже меч, у себя на поясе, вернул «Осквернителю» вид ножа. Таскать с собой пистолет, как-то не хотелось, поэтому «Опустошитель» так остался ходить на своих восьми. Эрибу отдала свой посох Кьюби на хранение, после чего тот резко уменьшился в размерах.
Как только это произошло, Хельга снова обратилась к нам:
– Официальные дела закончились. Да здравствуют дела не официальные!
– И что ты хочешь этим сказать?
– Что конкретно сейчас праздник, а праздники нужно праздновать. Будет весело. Живо следуйте за мной, нужно ещё приобрести маски.
– Маски? Но зачем?
– Потому что традиция.

Как оказалось, магазинов, где продают маски было великое множество. Почти в каждом десятом магазине ими торговали, в каждом сотом это был основной товар.
Это я заметил, лишь после того, как о масках мы собственно заговорили. Но Хельга целенаправленно нас вела в строго определённое место.
Когда мы там оказались, я поразился количеству масок, что имелись там. По моим прикидкам их число составляло десятки тысяч. Маски имели самые разнообразные формы и фасоны, некоторые из которых были очень странные, и очень специфичные. В итоге мы оказались там, где находились традиционные карнавальные маски: Пульчинелла, Коломбина, Пьеро, Арлекин, Бригелла, Баута, Джокер, Дама, Кот, Доктор Чумы, Вольто и другие.
Все маски были сложны и богато украшены, а выбирали мы достаточно долго. Хельга приобрела полумаску-Коломбину. Эристрия – Вольто. А я решил изобразить Джокера. При этом моим выбором, и выбором девочки-волшебницы аристократка осталась довольной.

Уже после того, как мы покинули магазин масок, Хельга решила нам кое-что рассказать:
– Забыла сказать. Я специально решила, что нас стоит купить не просто маски, а маски с образами. Маску можно просто надеть, а можно и изменить облик. Я подразумеваю, естественно, только внешний вид. Эффект чисто визуальный.
– Это и есть причина настолько необоснованно высокой цены на них? – спросила Эристрия. – Ни материалы, ни работа мастеров-масочников столько не стоят.
– Отгадала. А у тебя оказывается не только огромный магический потенциал, но и уйма других достоинств.
– Приходиться. Помимо рыбалки, приготовления пищи на открытом воздухе и торговли, я весьма неплохо разбираюсь в карточных играх. Правда, преимущественно на тех, что в меньшей степени зависят от удачи, а в большей от расчета. На самом деле умений, которыми я могу похвалиться у меня намного больше, но зачем их сейчас обсуждать?
– И правда, зачем? Сейчас нужно развлекаться. Живо надевайте маски.
Мы послушались, после чего Хельга провела какие-то манипуляции с каждой из масок, после чего ответила:
– Как удобно. Я говорю про маски с обликами. Надел, и всё готово. И с костюмами возиться не нужно.
Слова аристократки действительно имели смысл. Что она, что Эристрия выглядели так, словно одели карнавальный костюм, да и мой внешний вид, скорее всего, был таким же.
– Вижу ты понял, что я подразумевала. Согласись, весьма удобно. Выглядишь соответственно, а переодеваться не нужно. Экономит целую кучу времени. Можешь пойти посмотреть на себя в зеркале.
Я действительно решил взглянуть, как выгляжу. Я выглядел как шут. Чего собственно и следовало ожидать, учитывая какую именно маску я надел. Но при этом мой новый облик выглядел загадочно и одновременно зловеще. А вокруг левого глаза, даже несмотря на маску, наблюдался алый ореол. Маска словно наоборот, специально подчеркивала, что там явно не всё так просто.
Всё это, несомненно было интересно, но ни о чем не говорило.
– То есть маска – обязательный атрибут?
– Отнюдь. Скорее традиционный. Никто не запрещает ходить по улицам без масок, просто это не поощряется. И правильно! Так же ведь интереснее. У нас ведь праздник как-никак! И кстати. Пожалуй, следует продолжить нашу фотосессию. Эрибу, доставай свой посох, и снова превращай фамильяра в боевого зверя.

Мы опять дурачились, фотографировались и веселились. В связи с масками количество возможных ро́лей увеличилось, чем мы собственно и воспользовались. Но всё это достаточно быстро наскучило.
В определенный момент Хельга совершенно будничным тоном произнесла:
– Шествие уже началось! – при этом она ровным счетом ничего ровным счётом не предприняла.
– Шествие? Какое?
– Торжественное, естественно.
– И что ты этим, собственно говоря, хочешь сказать?
– Ничего сказать я не хочу. Но кое-что предлагаю.
Хельга замолчала на полуслове, причем похоже, не собиралась нам сообщать, что именно она задумала.
– И что именно ты предлагаешь? – решил уточнить я.
– Временно перебраться в противоположный край города, и веселиться там, пока торжество само к нам не придёт в гости. Парочка часов у нас в наличии иметься.
Дожидаться моего ответа, или же ответа Эристрии, Хельга не стала, а вместо этого просто сказала следовать за ней.
Спустя несколько минут, мы уже куда-то ехали.
Мы пересекли весь город, и остановились, когда добрались до парка развлечений. Он был весьма не маленький, оборудованный самыми разнообразными аттракционами, в том числе наклонной железной дорогой. Весьма наклонной и не менее внушительной, которая занимала значительную часть парка.
Сейчас людей в нем было сравнительно мало. Хельге даже не пришлось использовать свои «особые привилегии» чтобы не торчать в очередях, по причине отсутствия оных. Практически на всех посетителях были надеты маски, но сравнительно простые и ничуть не магические. Они скрывали лица, и более никаких функций не несли. Что касалось одежды, то она была преимущественно повседневная.
Мы успели посетить все более или менее интересные аттракционы, а под конец решили полюбоваться пейзажами с колеса обозрения. Оно тоже было не маленьком, его диаметр превышал сотню метров, а располагалось чертово колесо на одном из самых высоких холмов во сей округе, откуда была видна панорама всего города.
Парад постепенно шел в нашу сторону, он уже весьма приблизился, но учитывая его сравнительно невысокую скорость, у нас ещё имелся небольшой запас времени.
– Данное мероприятие проводиться лишь после вторжения? – спросила Эрибу.
– Нет. Каждый год. Но в те годы, когда собственно происходит вторжение, они отличаются гораздо большим размахом, к тому же время когда их проводят, смещается, праздники происходят не ранее, чем победа над демонами.
– Победа над демонами? Которая на самом деле не победа?

>> №4732868   #75
1527969963089.jpg - (181 KB, 850x850, c2e894a0e8903a4b78a1687f803d3027)  
181 KB

– И обязательно тебе об этом прямо сейчас напоминать? Портить праздник? Хотя... Если говорить начистоту, то я бы сама предпочла не знать подробностей, и оставаться в блаженном неведении, вот только статус не позволяет. Меня сильно угнетает всё то, что я знаю. Да и не только меня. Мой отец ведёт себя как редкостный мерзавец. Но... Но он любит этот мир. Если возникнет угроза, то он будет его защищать. Любой ценой. Да и я собственно тоже. Что бы я ни говорила, я дочь своего отца. Он спокойно мог бы сбежать. Сам. Со мной и моей мамой. Но не делает ничего подобного. Кейн не отступит! С одной стороны он отвратителен, но благороден, не злой, но благонамеренный. Сказать, что я люблю своего отца, я не могу, но я горжусь им, несмотря на всё то, что он совершает. Ты можешь не верить, но я абсолютно лояльна отцу. Хотя это не отменяет, что мой отец редкостный козёл, пускай и с золотым сердцем.
– Мне намного проще! – ответила Эрибу.
Я ожидал, что девочка-волшебница тоже что-то начнёт рассказывать, но ошибся, в итоге я продолжил любоваться пейзажем.
Даже с верхней точки, Молчаливые Холмы, видны не были, но где они расположены, я отчетливо понимал. Хотя этот город располагался не близко, главная его архитектурная доминанта была видна на огромном расстоянии. В лучах заходящего солнца Цитадель выглядела несколько зловеще. Она словно хотела подавить.
Постепенно начался спуск, такой же неспешный, как и подъем, но много времени он не отнял, а когда мы спустились, то быстро покинули парк развлечений.

Нас снова куда-то вела Хельга. Как оказалось, в места, где самый лучший вид. Таким местом, оказался широкий балкон на третьем этаже, какой-то квартиры, расположенной в доме на пересечении двух крупных улиц.
– Какая ты у нас предусмотрительная.
На слова Эрибу Хельга не реагировала.
– Дай отгадаю, здесь парад будет делать поворот?
– Всё верно.
– И через сколько он начнётся?
– Вообще-то он уже весьма давно начался. А увидим мы его минут через десять.

Вампирка не ошиблась. Примерно через восемь минут, мы увидели шествующую по улице разношерстую костюмированную толпу.
На первый взгляд ничего интересного там не наблюдалось, просто огромное количество людей шло по улице, но вскоре стало ясно, что далеко не всё так просто. В первую очередь потому, что те, кто к нам приближались, не просто шли, они при этом исполняли какой-то затейливый танец.
– И они, вот так танцуя, шествуют пешком через весь город? – в недоумении спросил я.
– Ну да. Хотя ты верно подметил. Это действительно очень не просто.

Следом за танцовщицами и танцовщиками двигалась платформа, высотой примерно с трёхэтажный дом. По факту это была сцена, на которой разыгрывались немые миниатюры.
Затем шли одетые в самые разнообразные костюмы горожане, судя по всему самые обычные, и при желании мы тоже бы могли присоединиться к шествию. После них снова двигалась платформа. Конкретно на этой уже танцевали.
Постепенно стала просматриваться закономерность.
Подавляющее большинство из тех, кто шел пешком составляли различные артисты, которые прямо на ходу устраивали представление, примерно пятая часть шествия состояла из обычных граждан. Также иногда шли те, кто участвовал в противостоянии вторжению, но по сравнению с остальными их было весьма и весьма мало. Платформы тоже разнились. На них не только устраивали представления, некоторые были сделаны лишь для того, чтобы ими любоваться, иногда попадалось что-то более оригинальное, например существо, что было родом явно из «Мира Демонов», заключенное в несколько вложенных друг в друга барьеров. Кроме тех, кто двигался пешком, и различных платформ, иногда попадались колонны всадников. Причем ездовые животные были самые разнообразные. Иногда они просто шли, иногда совершали более любопытные действия, например, постоянно перестраивались во время движения, создавая живые узоры. На одну из таких колон в которой все ездовые звери были абсолютно различными Хельга обратила внимание:
– Смотри! Всё это дракошки! Оцени разнообразие форм.
Мне самому не верилось, что всё, что там находиться, является разновидностью одного и того же существа, поэтому переспросил:
– То есть из того яйца при желании можно вывести любое существо из тех, что сейчас идут мимо нас?
– Да. Но на самом деле можно вырастить что-то гораздо и гораздо более оригинальное.

Время шло, а шествие всё никак не заканчивалось. Вскоре стемнело. Но на праздник это никак не повлияло – искусственное освещение ничуть не уступало естественному. Даже больше. Оказалось, что улицы были украшены многочисленными фонарями и гирляндами. На которые днем я не обратил внимание, но которые вечером очень стильно смотрелись.

Парад действительно впечатлил. Несколько часов, я почти непрерывно его смотрел, и он не успел мне наскучить. Да и не только мне. Пожалуй, разве что Хельга смотрела на всё это достаточно равнодушно, но учитывая, что она уже неоднократно бывала на таком мероприятии, ничего удивительного в этом не было.
Как только шествие закончилось, аристократка обратилась к нам:
– Не думайте, что на этом всё уже заканчивается!
Как оказалось, прямо сейчас начинались народные гуляния, которые должны были непрерывно идти в течении недели. Для этих целей был сооружен немалых размеров временный городок, где находилось огромное число павильонов и палаток. Впрочем, капитальные строения там тоже присутствовали, просто находились в меньшинстве. Городок был разделён на четыре неравных сектора, каждый из которых был выполнен в своей неповторимой стилистике, что Хельга тоже пояснила:
– Несмотря, что в «Большой Четвёрке» даже речи нет ни о каком взаимопонимании, и что многие пытаются друг другу максимально вредить, сейчас не время для вражды. Конкретно здесь и сейчас можно приобщится к традициям любой из этих стран. В смысле к традициям праздников. Можно считать, что это вроде праздничного посольства.

Смотреть было на что. Оформление праздника, подход к нему сильно различались, хотя общие черты тоже имелись. В первую очередь размах. Словно даже на празднике никто не хотел никому уступать.
Но тихих и уютных заведений тоже хватало.
Мы посетили несколько небольших, но очень комфортных ресторанчиков, где слушая лёгкую, ненавязчивую музыку, приобщились к кухням разных стран. Участвовали в различных состязаниях, как между собой, так и в массовых, где количество участников могло превышать сотню. Купили уйму совершенно ненужных, но интересных, либо же радующих глаз вещей. Посетили один из пивных павильонов. Как оказались огромные дубовые бочки, размером не уступающие железнодорожным цистернам, которые мы видели во время парада, направлялись суда. А их содержимым было пиво. К.О. Долго там мы не задержались, а лишь заказали каждый по бокалу пива, весьма вместительному, в котором помещалось явно больше литра заодно, купив и их. После чего продолжили путь дальше.
Была уже глубокая ночь. Хельга привела нас к берегу озера, к которому примыкал временный городок. Мы подошли к одной из скамеек, которые были весьма предусмотрительно оборудованы выдвижными подставками, которые очень кстати пригодились, чтобы поставить бокалы. За спиной раздавался гомон. Но его сильно заглушали пытающиеся перекричать одна другую лягушки.

Прозвучал резкий свист, а небо пересекла огненная черта, которая превратилась в яркую вспышку, а в стороны полетели яркие искры, с небольшим опозданием пришел звук взрыва... В небе парило множество разноцветных огоньков, формирующих медленно затухающий узор. Вскоре появилась новая вспышка и новый узор. Фейерверки запускали с интервалом в несколько секунд, при этом они постепенно становились сложнее и сложнее. Если поначалу они были сравнительно простые, состояли в основном из геометрических фигур, то сейчас взрывы формировали надписи, при помощи отдельных яркогорящих штрихов, вырисовывали в небе фигуры зверей и птиц, изредка других животных. Иногда и сейчас попадались геометрические фигуры, но они весьма сложны, и по большей частью напоминали фракталы, обладали внутренним самоподобием. Под конец в небесах разразилась самая настоящая баталия, где армия людей схлестнулась с армией чудовищ, и естественно победила, быстро разгромив толпу химер. Битва происходила в небесах, битва происходила под водой, всё это завораживало, приковывало к себе взгляд.
Примерно через полчаса представление закончилось, наша троица допила пиво, после чего Хельга сказала:
– Пожалуй, пора закругляться. Если что, то можно приехать в какой-то другой день. Не один же день длятся празднества.
В словах аристократки была изрядная доля правды, даже развлечения могли утомлять.

У самого въезда во временный городок нас ожидало такси.
Хельга уселась вперёд. Уже в пути, Эрибу почему-то попросила меня немного подвинуться, после чего предала мне в руки Кьюби, и начала разбирать свою прическу. Распутав пучки, девушка перебросила свои волосы, так, чтобы они находились не за спиной, а впереди, после чего используя, лежащего у меня на коленях Кьюби в качестве подушки, разлеглась посреди салона. Уже через пару минут она мирно посапывала.
Хельга посмотрела в мою сторону, было ощущение, что она хотела сказать какую-то колкость, но так как я на её фразы почти не обращал внимания, а Эристрия уже спала, то вампирка решила промолчать. Хотя, возможно, аристократка ничего подобного говорить не собиралась, а мне это лишь померещилось.
Спящая у меня на коленях Эрибу, выглядела сейчас хрупкой беззащитной. Даже мысли о том, что её вскоре нужно будет будить, казались преступлением.
Это не потребовалось. Как только мы пересекли ворота, и въехали в личные владения Кейна, девушка сама проснулась.
– Хорошенький был сегодня денёк, разве что не хватает самой малости, которую очень легко исправить, – сразу же завязала она разговор.
– Какой-же? – спросила Хельга.
– Тихих посиделок у камина, где мы будем пить чай, закутавшись в клетчатые пледы.
– Сейчас не настолько холодно.
– Но вечерами весьма прохладно. Особенно в нежилых частях особняка. Так как лето только-только началось, а здесь долго никто не обитал, и вообще за поместьем не следили, по вечерам ощущаются отголоски зимы, да и днём там весьма свежо. Словно здесь поселилась ранняя весна, нет, наоборот, поздняя осень. Так вот, давайте представим, что сейчас осень, будем сидеть у камина, укрывшись пледом, пить чай, и предаваться лёгкой мимолётной меланхолии. Достойное завершение сегодняшнего дня. Что скажешь?
– Уговорила.
Хельга обрисовала, где мы должны будем собраться, и сказала прийти через пятнадцать минут.
Эристрия сразу туда же направилась, что касалось меня, то я заскочил к себе, быстро переоделся, и прихватил подарки для Эрибу и её фамильяра, а заодно сказав коту следовать за мной. Питомец отличался умом и сообразительностью, и сразу же радостно побежал вслед за мной. После этого я решил разыскать Сакую, но нигде найти её не смог.
Мне казалось немного неправильным, что она здесь постоянно одна, но и навязать что-либо ей силой, я тоже не мог. А сегодня, судя по всему, она вообще решила избегать компании. Что было её правом. Пускай она и была горничной, но прежде всего другом и компаньоном.

...Тихо потрескивали горящие в очаге дрова. Освещение было приглушенным, и часть комнаты скрывалась во мраке. Каждый из нас сидел в кресле, возле каждого из них располагался небольшой столик, на котором находился собственно чай и сладости. Был ещё чайный столик, на котором расзмещался заварник и прочие принадлежности, но так как каждый из нас был укутан пледом, пользоваться им было намного менее удобно, чем теми, что были поставлены возле подлокотника кресла...
...Никто ни о чем не говорил. Я ощущал какое-то внутреннее умиротворение. Девушки, возможно тоже...
...Начался дождь, вскоре он перерос в ливень, а ещё спустя немного времени стал полноценной грозой. Сверкали вспышки молний, раздавались раскаты грома, но это ничуть не мешало безмятежной обстановке. Наоборот, даже подчеркивали её. Стало заметно прохладнее, но холод отступал перед жаром, исходившим от очага...
...Мы продолжали беззвучно созерцать дождь, а каждый думал о чем-то своём...
...Дождь закончился...

Первой молчание нарушила Эристрия:
– Знаете... А ведь... Дружба – это магия... Самая что ни на есть настоящая.
– Да! Конечно! – ехидно ответила Хельга.
– Нет, я серьёзно. Иначе как объяснить всё то, что мы совсем недавно проделали вместе?

Похоже, девушки решили вступить в лёгкий спор, поэтому я решил отвлечь одну из них на себя:
– Эрибу, раз заговорили про дружбу, то я хочу сказать, что решил тебе сделать небольшой подарок.
Девушка отвлеклась, выглядела она явно заинтересованно.
– Твои волосы поистине роскошны, и я считаю, что им нужно соответствующее украшение. Я решил подарить тебе гребень. Прически ты, похоже, менять любишь. По крайней мере, когда есть возможность.
– Спасибо, это действительно мило, – девушка спокойно ответила, и приняла коробку с подарком.
Не знаю, что именно меня дёрнуло, но я реши кое-что спросить ещё:
– А можно будет мне изредка расчесывать тебе волосы?
Девушка слегка смутилась, но очень быстро ответила:
– Можно... То есть нельзя... То есть... Я отвечу потом, – похоже, мой вопрос сбил её с толку.
– Про тебя, несносный зверёк, я тоже не забыл. Кьюби, быстро ко мне!
– Я тебе не собака, чтобы реагировать на команды!
– Ладно, тогда останешься без подарков.
Как ни странно, эти слова подействовали. Фамильяр подошел ко мне.
Я подарил все пять мягких кукол, и все контракты Кьюби.
То, что произошло дальше, было весьма неожиданным.
Маскот ударил лапой по каждому из контрактов, и сказал: «Подтверждаю!»
Игрушки пришли в движение. Их окутало яркое разноцветное сияние, а одежда сменила внешний вид. В руках у розововолосой куклы появиться лук, у блондинистой – мушкет, у синеволосой – меч, у брюнетки – какой-то странный диск, а у куклы с волосами цвета багрянца – копьё. Сразу после превращения, кукольная гвардия начала на нас нападать. Вреда они не причиняли, но делали болезненные уколы, и заслепляли вспышками света, отчего были весьма назойливыми. Когда куклы уж очень сильно надоедали, мы их отшвыривали в стороны. Это продолжалось до тех пор, пока у одной, из них, что была с желтыми волосами, не отвалилась голова.
Как только это произошло, все игрушки вернули обычный вид, даже отвалившаяся голова вернулась на место.
– Похоже, попался брак, – не выражая совершенно никаких эмоций, прокомментировал Фамильяр.
Маскот ушел, Хельга хихикала, а вскоре рассмеялась, а эстафету приняла Эрибу, которая безуспешно пыталась сдержать смех, да и я собственно тоже, и вскоре мы смеялись уже втроём. Хотя Кьюби отличался неприятным характером, всех оно очень хорошо развеселил.

Почти сразу после этого мы начали расходиться. Было уже три часа пополуночи, до рассвета оставалось немного времени.
Сегодняшний день был чертовски насыщенным, а завтрашний день обещал быть ещё более диким...

>> №4733156   #76

>>4732868

>Маскот ударил лапой по каждому из контрактов, и сказал: «Подтверждаю!»

Интересно, сам ГГ Мадоку смотрел?

>> №4733195   #77
>Дело в том, что какие-то идиоты умудрились «скрестить» дыхательную гимнастику с магией света. В результате вышел странный уродец, но вполне себе живучий.
>Данная техника со странным названием Араки создаёт духовную энергию, пропитанную самой силой жизни.

Пора менять название с "Меланхолия Фландрии" на "Schastik's Bizarre Adventure"

Пока что дочитал до сценки с рыбой, но в голове постоянно играла эта мелодия. По мне так как OST она даже очень подойдёт https://www.youtube.com/watch?v=Bvf5F7UfQ3c
Слайс выходит очень милым, прямо один большой пляжный эпизод.

>> №4733989   #78

Фух, дочитал. Хорошая глава. Знаешь, я иногда устаю читать твои развёрнутые описания битв, путаюсь в них, а слайс прямо прочёл на одном дыхании.

>– Думаю, с ним всё будет хорошо. Но до того как подобное произойдёт, здесь будет очень и очень плохо. Но не думай об этом. Да, ситуация понемногу усугубляется, однако те, кто здесь живут не прекращают борьбу, и в конце концов победят. Не думай о плохом.

Сакуя видит будущее? А, может, вообще существует вне времени?

>– Знаете... А ведь... Дружба – это магия... Самая что ни на есть настоящая.

Как и >>4733156-кун спрошу, а ГГ знает о пони? В особняке есть же телевизор, вполне мог с Фланей смотреть

>> №4733991   #79
> Думаю назвать его Бегемот. Чтобы вырос таким же большим и сильным, как тот мифический зверь.

А также бухал как конь и искромётно шутил? Одобряю.

> Я заказала такси, и оно будет через пять минут.

В этом мире вместо нормальных машин антикварные драндулеты, но таксисты и то не опаздывают!

> Есть ли жизнь на Марсе?

Откуда Эрибу о нём знает? Она бывала на Земле в реальности Счастика? Некоторые шуточки ломают четвертую стенку.

> Как всегда данный процесс выглядел несколько жутковато.

После такого зрелища кошмары будут снится. И разве подобное не отнимает много сил?

> гуронилукурзах

Поосторожнее с выражениями, а то вдруг такое гуро-болюдо на самом есть.

> Первый увиденный мною клинок вогнал меня в дрожь.

Кстати... А где всё это время быд алмазный меч Счастливчика? В шортах лежал?

>>4732856

Картинки с Фланей закончились?

> спелый овощ

Овощ – ты, а арбуз – ягода.

> Скорее всего данное видео станет хитом.

Где шутка про местный Ютуб?

> 625/2000/1000

Решил не мелочиться. Правильно. Интересно, а ёмкость этого рюкзака больше ёмкости Кьюби? Ну, по крайней мере, этот "инвентарь" без клыков, слюней и похабных шуток.

> цепной силовой пиломеч

Вряд ли им когда-то придется пилить еретиков...

> после чего сообщил Хельге что в принципе купил всё, что хотел

А как же одежда? Ну хоть своя имеется, а то я думал, что после покушения на Фланю она вся сгорела.

> В руках у розововолосой куклы появиться лук, у блондинистой – мушкет, у синеволосой – меч, у брюнетки – какой-то странный диск, а у куклы с волосами цвета багрянца – копьё.

У блондинистой ещё банка соуса не завялалясь?

> Похоже, попался брак

Хе. Хе. Хе-хе. Тонко.

>> №4734050   #80
1528107625039.jpg - (293 KB, 600x800, 5716a6db60621917b2c5f9db90139426)  
293 KB

>>4733156

> Интересно, сам ГГ Мадоку смотрел?

>>4733989

>Как и >>4733156-кун спрошу, а ГГ знает о пони?

Вопрос на засыпку: "А я где-нибудь упоминал, что мир ГГ на 100% соответствует нашему?"
На самом деле я и сам не определился. Литания против страха, и прочее, прочее, прочее - это скорее отсылски. А прямых намёков, что мир ГГ и наш мир - одно и то же/разные мира, после определённого момента я стараюсь избегать.
Поэтом как обстоят дела ГГ с просмотром Мадоки и Поней, так и останется неизвестным.
>>4733991

>В этом мире вместо нормальных машин антикварные драндулеты, но таксисты и то не опаздывают!

Не забываем кем является Хельга. Эта девченка имеет "связи" и охотно ими пользуется. А может быть таксисты действительно оперативны.

>Откуда Эрибу о нём знает? Она бывала на Земле в реальности Счастика?

На самом деле вполне себе могла. Эта девочка много путешествовала с Ним, её часто попадали в разные интересные места.

>Некоторые шуточки ломают четвертую стенку.

Как что-то плохое.
Да и вообще это в первую очередь следует воспринимать именно как шутку.

>И разве подобное не отнимает много сил?

Да, сил отнимает немало, но если при этом не сражаться, то вполне на приемлемом уровне. В данном случае польза превышает причиняемые неудобства.

>Кстати... А где всё это время был алмазный меч Счастливчика? В шортах лежал?

Закреплён на поясе. Не забываем, что этот меч-трансформер. В виде ножа он имеет не такие уж и большие габариты. Он был прицеплен к петлям для ремня. Шлёвкам.

>Картинки с Фланей закончились?

Нет. Эта картинка с Моко, примерно показывает как выглядела бы Эрибу в сейлорфуку.

>Где шутка про местный Ютуб?

WUT? Откуда здесь взяться ютубу?

>Интересно, а ёмкость этого рюкзака больше ёмкости Кьюби? Ну, по крайней мере, этот "инвентарь" без клыков, слюней и похабных шуток.

Объём больше - 2м3 вместо одного. Грузоподъемность ниже - тонна, у Кьюби она не нормированна.

>Вряд ли им когда-то придется пилить еретиков...

Зато демонюгу вполне можно встретить. Не забываем, что мы покинули особняк прежде, чем его полностью очистили от той живности, что напризывала Фланя, когда была в дурном расположении духа. Вполне может быть они снова расплодилилсь. Какодемонов, кончено, сподручнее убивать из пистолета, но и пиломеч может пригодиться.

>А как же одежда? Ну хоть своя имеется, а то я думал, что после покушения на Фланю она вся сгорела.

Ну... Некоторым количеством одежды Фланя ГГ таки снабдила. Например точно такими же костюмчиками, как тот, в которым ГГ отжигал во время вторжения.
Но в целом да. Этот момент я действительно упустил.
========================

>Девушка, как и два дня назад, была одета в блузку-матроску, и клетчатую юбку до колен. Её обувь представляла темно-красные сапожки на невысоком каблуке, высотой примерно в две трети голени, покрытые очень знакомыми мне узорами, сверху которых были закреплены, выполненные из серебристого металла, руны. На её руках располагались сделанные в том же стиле перчатки. Прическа девушки в который уже раз сменилась. Часть волос юная волшебница собрала в два не очень больших, примерно размером с бейсбольный мяч, пучка, которые располагались чуть позади и чуть выше ушей, а от каждого из пучков отходило по «хвосту», что заканчивались примерно на уровне коленей.

Жаль, что на этот момент никто не обратил внимание.
Я как бы намекал, что прическа Эрибу сделана в стиле пикрилейтед.

>> №4734285   #81

>>4734050

> Откуда здесь взяться ютубу?

Это должно было прозвучать из уст ГГ.

> Жаль, что на этот момент никто не обратил внимание.

Надо было написать как она игралась с Бегемотом в этом наряде.

>> №4734529   #82

Сколько у ГГ бабла осталось?

>> №4734579   #83

>>4734529
Сложный вопрос.
Если не считать стоимости мейд и рюкзака, я цены на остальные товары не прописывал по ненадобности.
Есть какие-то предложения?
Если да, готов выслушать.

>> №4734597   #84

>>4734579
Ну конвертация части состояния в драг металлы для других миров (вряд ли в "нашем" всё это реализовать получится – МВД и налоговые органы хуже орд инфернальных существ) и вопрос с недвижимостью в этом мире – не обязательно покупать (пока), только поинтересоваться.

И да, всё-таки надо с Кейном забухать.

>> №4743187   #85

А пока тут тишина, сделаю небольшое объявление.
Я наконец-то закончил составлять содержание всех тредов "Кружителей" с разделением по рутам.
https://docs.google.com/spreadsheets/d/1W4Nvl7q_Ab2hPzmlO3S_PNd8Dj-B6DfMORq6SxtmC5E/edit?usp=sharing
На листе "Кружители Alltogether" собраны все руты, на других листах можно найти отдельно "Дарксайд" и "Меланхолию".
К сожалению, в режиме просмотра гугл-таблицы не позволяют использовать фильтры, но таблицу можно скачать или скопировать себе в гугл-аккаунт.
У некоторых постов я не смог определить авторство. Вполне возможно, что где-то ошибся. Буду рад, если мне укажут на ошибки.

>> №4745785   #86
1530015254818.jpg - (174 KB, 841x1500, 1527316570729.jpg)  
174 KB

У меня новость. Не самая лучшая. Марися добралась и до меня. И стырила ПК В общем, ну вы понели...
А если без шуток, то у меня сгорел ПК, а ноут добирался до меня ну очень неспешно.
Соответственно к "Меланхолии" я более двух недель не прикасался.
А то, что успел запилить до поломки не слишком уж впечатляет.
В общем до дозапила главы ориентировочно ещё не меньше месяца.

>> №4746916   #87

>>4745785
Предлагаю наказать ведьму.

>> №4752127   #88

>>4745785
Удалось исправить положение?

>> №4752198   #89

>>4752127
Этот пост я писал уже с ноута.
Сейчас постепенно пилю историю.

>> №4766828   #90

Ну чего, тред оживать собирается? Дембель наш на второй срок служить пошёл? ОП совсем без позвоночным животным стал? Даксайдер замеланхолил?

>> №4766857   #91

>>4766828

>Дембель наш на второй срок служить пошёл?

Как в кошмарном сне класса: "Опять призвали". Мне вот иногда снятся кошмары про ещё один цикл обучения в старших классах школы, а тем, кто служил срочную службу в ВС — снится ещё один цикл этого ада.

>> №4766980   #92

>>4766857
Да, бывает снится. Но у меня не всё так плохо было, что назвать это адом. Хотя повторять не охото, да.

>> №4767095   #93
1533446151843.jpg - (154 KB, 850x1108, sample_a68b1f9f99447db8afbbda9dd3cbe24a5(...).jpg)  
154 KB

>>4766828

>Ну чего, тред оживать собирается?
>Даксайдер замеланхолил?

Со мной всё в порядке. Постораюсь, в течении недели выложить финал 12 главы.

>> №4771282   #94

>>4767095
Неделя подошла к концу.

>> №4771871   #95

>>4771282

>Неделя подошла к концу.

В >>4767095 ключевое слово:

> Постораюсь.

А если говорить о прогрессе. То думаю сегодня-завтра допилить главу, и ещё пару дней её вычитывать.
Да, я не влез в срок.
Но я и не говорил, что этот срок жесткий.
Мне вообще очень тяжело оценить сколько времени уйдёт, чтобы написать ту или иную мою идею.

>> №4773614   #96

>>4771871
Аллилуйя!
Главу таки допилил.
Вообще допилил.
Но вычитку никто не отменял.

>> №4775220   #97
1534621447055.jpg - (406 KB, 3840x2160, 1.jpg)  
406 KB

Меланхолия Фландрии.
Двенадцатая глава. Финал. Окончание.

...Начался новый день. Об этом мне напомнил луч света, который смог найти брешь между шторами, и падал аккуратно мне на лицо.
Я немного сместился, чтобы солнце не слепило, но помогло это ненадолго, максимум на четверть часа.
...Следующее мое действие было более радикальным: я поднялся, и решил поплотнее задвинуть шторы... ...Решение было не самым лучшим. Стоило мне улечься обратно в кровать, как я понял, сейчас я уже точно не усну. Правда, ничего удивительного в этом собственно не было. Время уже близилось к полу́дню.
...Контрастный душ быстро прогнал остатки сна, я переоделся, и вскоре был готов встречать новый день, вне зависимости от того, чем он будет наполнен.

На двери в комнату Хельги висела всё та же табличка. Я сомневался, что что-то будет отличным от вчера, поэтому зашел, а спустя минуту появилась и аристократка, чего собственно я и добивался.
Прежде чем она успела что-либо сказать, я обратился к девушке:
– Завтракать в гордом одиночестве не слишком интересно. Не желаешь составить мне компанию?
– Не желаю. Разве что ты угостишь меня своей кровью, – лукаво обратилась ко мне девушка.
– Грустно. Но нет.
– Да я особо ни на что и не рассчитывала. Так, шутила. А если по существу, то я уже давно позавтракала. Впрочем, немного перекусить, а заодно попить чаю можно, поэтому компанию я тебе всё же составлю.

Как оказалось, стол был уже накрыт и сервирован.
– Нет я не телепат. Но не спрашивай как. Всё и так очевидно.
– Всё равно спрошу. Как?
– Вода. По её расходу можно определить, что кто-то купается/принимает душ, и так далее. А прописать инструкции мёртвогорничной не такая уж и проблема.

Во время моего завтрака Хельга куда-то незаметно ускользнула, но вернулась аккуратно к тому моменту, когда я начал пить чай, и составила мне компанию.
– Знаешь, – обратился я к аристократке, – думаю стоит прислушаться к твоим словам. Мне действительно абсолютно ничего не мешает, просто взять и выпить вместе с Кейном, а заодно ненадолго одолжить ему «Рунный Посох». Разве что не знаю, какую выпивку взять, чтобы не облажаться, да и не знаю, где найти твоего отца.
– Вино, которое ты купил вполне подойдёт. Оно не только качественное, но и будет тешить его и без того раздутое самолюбие. А найти его не составит труда. Конкретно сейчас он где-то в поместье. Будет достаточно его позвать.

Пока мы пили чай, я «переваривал» полученную информацию. Хотя Кейн меня малость раздражал, про «Рунный Посох» я не знал абсолютно ничего, и проконсультироваться с кем-то, кому данное оружие было хорошо знакомо, определённо стоило.
Я вернулся в свою комнату, взял с собой рюкзак и посох, который уже успел вернуть себе изначальный облик глефы, после чего попросил Хельгу найти Кейна.

– Мой дорогой папочка, не желаешь ли ты подойти сюда. Быстро!
– Быстро не получиться, – услышал я идущий из ниоткуда голос, – А ты сегодня ядовитая... Кошмары снились?.. Или же что-то другое испортило тебе настроение. Может быть тебя не...
– Кейн! Однажды я тебя обязательно прикончу! И ты сам будешь виноват в этом.
– Не-а. Как бы ты этого не хотела, ты ничего подобного не совершишь. Как и Фландрия. Причем по тем же самым причинам. Империю ты любишь. Но я ведь и есть Империя!
– Сколько самовлюблённости!
– Но ты ведь и сама знаешь, насколько я важен для данного государства. Найди кандидата, который сможет меня заменить, и я уйду на пенсию. Предлагай кандидатуры!..
Хельга молчала.
– То-то же! То, что у тебя хватило благоразумия не предлагать свою кандидатуру – похвально. Ты сильна. Потенциально твои способности даже превосходят мои. Но... Но одной грубой силы всегда будет недостаточно, какими её запасами сил ты бы не обладал.
– Кот бы говорил!
– Я вполне вправе так рассуждать. Количество побед, которые я получил исключительно благодаря грубой силе, исчезающе мало́. Я просто умел сражаться с теми, кто меня превосходил, и побеждать. Нет «хорошей войны», война бывает только плохая, и в ней все средства хороши.
– Ладно, ладно. Всё равно эти слова уже неоднократно слышала. Я, между прочим зову тебя по делу. Тут человек хочет с тобой поговорить.
– Хотеть не вредно. Это не мои проблемы.
– Между прочим, я серьёзно.
– Между прочим, я тоже.
– Ладно. Тогда что скажешь насчет того, что мы принесли с собой «Рунный Посох».
– Ты решила его мне подарить? Сразу бы с этого и начала.
– Вообще-то нет. Я бы хотела, чтобы ты показал, что это за оружие, и на что способна эта глефа.
– Так совсем не интересно. Но ладно.
Секунду спустя возник разрыв пространства, из которого вышел Кейн. На нем, как и во время первой встречи был светлых тонов деловой костюм, тоже украшенный каким-то абстрактным узором.
– И что ты предлагаешь? – снова обратился Кейн к Хельге.
– Устроим спарринг. Что же ещё может быть нагляднее. Потом объяснишь, что происходило.
– Согласен. Правила?
– Не использовать мистические и магические способности. Не использовать чародейские глаза. То есть во время боя применять только навыки владения оружием, и особенности присущие выбранному оружию.
– Следуйте за мной.
Снова возник портал, на этот раз достаточного размера, чтобы через него свободно прошли трое, не мешая один другому.
По ту сторону располагалось помещение обширное пустое помещение, сильно смахивающее на спортивный зал, в первую очередь из-за того, что здесь находилась баскетбольная площадка.
Я передал глефу Кейну, после чего тот словно обратился к оружию, сказав: «Давно не виделись». Хельга и Кейн направились к центру помещения, а я к скамьям, которые располагались вдоль стен.
– Что будешь использовать? – обратился Кейн к дочери.
– «Мечты о Грядущем!»
– Нет, ну обязательно использовать одну из моих регалий? Сотни мечей и сотни всего остального тебе недостаточно?
– Недостаточно.
Снова возник небольших размеров разрыв, в который аристократ просунул руку, а через некоторое время достал с той стороны меч.
Это был тот самый керамический клинок, что я видел прежде.
– Будь осторожна с ним. Сама знаешь, что ранения на мече заживают не слишком быстро. Начали?
– Нет. Ты ведь согласился не использовать чародейские глаза. Так почему они до сих пор открыты?
– А ты используй свои собственные. У тебя они, как и у меня полностью развиты. В такой ситуации наши глаза просто заблокируют друг друга.
– Нет! Всё-таки именно ты закрывай свои глаза! Тебе может быть и всё равно, но использования чародейских глаз меня сильно утомляет. Тем более подпитки заёмной силой не будет. Не бойся, тебя здесь никто точно не убьёт.
– Да я и не боюсь. Это просто въевшаяся привычка. Хотя соглашусь, без чародейского зрения мне действительно некомфортно.
Внешний вид глаз Кейна начал меняться, бездонная чернота исчезла, и они приобрели вполне обычный вид, разве что цвет его глаз был крайне редким – фиалковым.
С Хельгой тоже происходили изменения, правда уже успевшие стать чем-то привычным. Изменился цвет глаз, волос и, немного, телосложение.
– Начнём? – спросила вампирка.
– Начнём! – ответил её отец.

Бой начался.
Что Хельга, что Кейн двигались невероятно быстро, и я далеко не всегда успевал понять, что именно происходит. Очень часто я видел лишь невнятные размазанные пятна, в результате чего мне самому понадобилось воспользоваться собственным чародейским зрением, чтобы хоть как-то разобраться в том, что твориться во время сражения. Данное действие помогло, даже несмотря на то, что я всё равно слишком многое упускал из виду.
Никто не обладал явным преимуществом. Глефа была явно длиннее меча, что одновременно как давало возможности для манёвра, так и сужало их. Когда Кейн нападал, Хельга отступала, при этом девушка пыталась использовать тот факт, что оружие её отца более громоздкое, и пробовала выиграть сражение на контратаках. Безуспешно. Хотя из-за бо́льших габаритов, атаковал Кейн медленнее чем Хельга, он всегда успевал блокировать все удары своей дочери. Подобное длилось уже пару минут, но ситуация не сдвигалась с «мёртвой точки», была патовой.
Затем характер боя резко изменился. В определённый момент глефа перестала быть глефой. «Рунный Посох» сменил форму, и в руках Кейна теперь находился полуторный меч.
Хельга немного замешкалась, и едва не пропустила удар, среагировав буквально в последний момент.
Чем дольше длился бой, тем интереснее становилось.
Оружие Кейна продолжало менять форму. Это происходило примерно через каждые десять ударов.
При этом Кейн всегда менял стиль боя, он постепенно начал теснить Хельгу.
Девушка тоже решила сменить стиль боя. Она ретировалась, решив атаковать с расстояния. Хотя она не могла использовать магию, правила не запрещали использовать для этих целей выбранное оружие, чем аристократка и воспользовалась, и отправила в сторону Кейна уйму магических снарядов.
– Изящно... Но... Бесполезно! – ответили её отец, причем слова с делом не расходились.
Используя «Рунный Посох», который всё также продолжал изменять форму, он раз за разом рассекал магические снаряды.

В определённый момент Хельга нанесла удар прямо по воздуху, практически в этот же момент Кейн совершил рывок, причем, как оказалось, весьма вовремя. В том месте, где он прежде находился, появился разрыв пространства, из которого торчало остриё клинка.
– Клинок хорош, но для подлых ударов направленных конкретно против меня малопригоден. Подобное мечу не нравиться, и я это чувствую. Застать меня врасплох предательской атакой не получится. Хотя... Если ты намерена действовать честно. Подсказок меч мне давать не будет.
– Заткнись!
– Как грубо...
Бой продолжался, при этом боя ничего особого не происходило, хотя темп боя продолжал нарастать. Всё также, раз за разом меняя форму своего оружия, Кейн нападал на свою дочь, иногда инициативу перехватывала Хельга. Но в целом никто не мог нанести серьёзных ранений своему противнику.
Вампирка создавала мечом магические снаряды, формировала всплески, которые волной неслись в сторону её отца, использовала порталы, что-то колдовала мечом, комбинировала всё вышеперечисленное, использовала меч по прямому назначению, но всё равно ничего не менялось. Глефа продолжала менять свою форму. Она успела побывать копьём, алебардой, посохом, многое ещё чем, иногда она становилась каким-то оружием, форму которого принимала прежде, но при этом её внешний вид не повторялся, всегда были хотя бы мелкие отличия.
А затем оказалось, что бой уже окончился. ВНЕЗАПНО!!!
Всё заняло считанные мгновения. А Хельга оказалась распятой прямо посреди комнаты. Её сковывали цепи. Вернее, одна цепь, казалось, покрывавшая целиком всю комнату, и это снова был «Рунный Посох». Начало цепи имело вид шипа длиной около метра, конец напоминал рукоятку меча с очень сложной, красивой и изящной гардой. И первое, и второе находилось в руках Кейна. От них цепи отходили к стенам. Там в стены были вбиты металлические клинья, которые оканчивались кольцами, через которые и была продета цепь, и они тоже явно были частью глефы. Восемь цепей, которые начинались в углах зала и по середине каждой из стен стелились вдоль пола, переплетались между собой по центру зала, а затем начинали подниматься вверх, формируя импровизированный столб, под потолком они точно таким-же образом расходились. Перекладина «креста» имела точно такую структуру – это снова были восемь цепей. Единственное отличие было в том, что они шли не от пола до потолка, а растянулись между противоположными стенами. Цепь не только формировала распятие, она также намертво прижала Хельгу к нему. Девушка не оставляла попыток освободиться, но ни к каком результату это не приводило. Что касалось самой цепи, то судя по всему, её длина сейчас составляла более километра.
Кейн нарочито медленно подошел к Хельге, а когда вплотную приблизился к девушке, приставил шип к её горлу:
– Ты допустила ошибку! Расслабилась. Привыкла к стилю боя, и проморгала тот момент, когда я этот самый стиль решил сменить. Я не говорю, что ты плохой боец. Но… Подобное могло тебе стоить жизни.
– И кто бы говорил… Если вдуматься, то первые пять сотен лет твоей жизни, являются сплошными танцами на граблях, легендарный Кургалт. Так бездарно терять накопленные богатства нужно уметь. Да и «Золотой Царь» тоже в итоге всего лишился.
– Может быть… Может быть… Может быть ты тоже в чем-то права. Но проиграла сегодня именно ты. Поэтому критика неуместна. Вдвойне неуместна из-за того, что ты знала на что способен посох. Смирись с поражением.
– Ладно. Твоя взяла. Я проиграла, ты победил. Доволен?
– Вполне.

Как только Хельга сказала эти слова, цепи расслабились, начали быстро перемещаться, а вскоре в руках Кейна снова оказался «Рунный Посох», который он передал мне.
– Замечательная вещь, цени его, ну, и береги тоже. В умелых руках, например в моих, он способен творить самые настоящие чудеса.
– Папочка – это слово Хельга сказала с ярко выраженной издевкой, – а тебе не надоедает постоянно себя расхваливать?
– Как видишь, нет. Драка закончилась. Я, пожалуй, ухожу.
– Погоди, погоди. Может быть ты и показал, насколько крута глефа, но объяснить толком не обяснил.
– Ну и что? Сам разберётся.
– Может и разберётся, но наш Счастливчик решил испить вместе с тобой несколько бутылок вина имени тебя. Ну в смысле из серии, посвященной Вершителю.
– Хитро. Можно даже сделать вид, что я поддался на лесть. Пожалуй, соглашусь. А ты иди переодевайся.
– Переодеваться?
– Ну да. Мы будем наслаждаться вином, его букетом. Но кто-то должен следить, чтобы сервис был на высоте. Именно этим ты и займёшься. А так как ты будешь выполнять функцию прислуги, внешний вид тоже должен соответствовать. Живо переодевайся.
– Ты гад!
– Ты просто настоящих гадов не видела. Но не заговаривай мне зубы. У тебя в запасе пять минут.
Хельга возвратилась вовремя. Сейчас она была одета как горничная. Наряд ей очень шел, но девушка явно была взбешена. Казалось, что она вот-вот «взорвётся». Тем не менее возложенные обязанности она выполняла превосходно.
– И не говори, что ты меня ненавидишь! Тебе не нравятся мои поступки, но мои мотивы ты понимаешь? Верно?
– К сожалению, да.
– Хорошо, что ты усвоила этот урок. А теперь благородные доны будут заняты поглощением вина, и светскими беседами, поэтому прислуге следует помолчать.
Хельга злилась ещё сильнее, но самообладание сохраняла, делала вид, что происходящее сейчас её совершенно не касается. Её отец, определённо, имел иное мнение на этот счет, и при любом удобном случае, как бы вспоминал, что конкретно сейчас девушка выполняет роль прислуги.
– Есть что-то такое, что ты хотел бы у меня спросить? – задал весьма пространный вопрос Кейн.
– Кто ты? – почти машинально я ответил.
– Действительно хороший вопрос. Но это долгая история. Однако мы ведь никуда не торопимся?
– Нет. Времени у нас уйма.
– А знаешь, пожалуй-ка расскажу тебе я один из самых больших моих секретов.
– Готов выслушать, но с чего такая откровенность.
– Тебе симпатизирует моя любимая дочурка. А к тому же тебе попросту никто не поверит. Еще одна безумная теория среди тысяч других. Подтвердить ты ничего не сможешь, и твои слова будут не ценнее ломанного гроша. Хельга говорила, что ты ощущаешь правду/ложь/недомолвки. Действительно удобно. Но даже это ничего тебе не даст. Подобное свойство встречается не слишком часто, порой даёт сбои. Навряд ли, кто-то будет всё это воспринимать всерьёз. Тем более все знают, что лжи я избегаю, предпочитая вместо этого умалчивать важные детали и перемещать акценты. К тому же ты даже представить себе не можешь насколько громоздкий, но как назло весьма нужный, бюрократический механизм. Современный мир слишком сложен. Последствия любого поступка крайне сложно оценить. Даже мне, имеющему опыт в тысячелетия и небольшие способности к предвидению будущего. У меня достаточно сил, чтобы захватить абсолютную власть, но подобное создаст лишь ещё большие проблемы. Я могу этот механизм сломить, но не хочу утруждаться. А уверен ли ты, что сможешь со всем этим что то сделать?
– Нет.
– Хороший ответ. По этой причине свою историю я всё же расскажу. То, что откровенно можешь поговорить максимум с тремя с половиной людьми, малость раздражает. Иногда охота высказать всё, что думаешь, всё, что хочешь сказать.
– Но вначале выпьем вина. Хочешь, не хочешь, но оно тоже «деформирует» память, и нивелирует любое мое откровение.
– Таки проныра! – воскликнула Хельга.
– И что ты увидела здесь? – ты прислуга, придерживайся своей роли.
– Ладно. А ты «откровенничай!»
– А почему бы и да? Что-ж. Слушай мою историю:

«Каин, то есть я – прежде моё имя произносилось иначе, языки меняются, да и фамилии у меня тогда не было – родился в весьма далёкую эпоху. Тридцать три столетия если не обращать внимание ещё на двадцать семь лет «сверху». Мир моей юности несколько отличался от современного. А иногда кажется, что отличался не несколько, а очень существенно. Но все эти догадки проверить теперь всё это весьма затруднительно. В те времена можно было встретить древних богов, а божественные звери встречались повсеместно, при условии, что общее их число не превышало сотню. Ту эпоху потом назвали «Закатом Богов», но об этом тогда я даже не догадывался. Очень малый круг лиц знает мой истинный возраст, большинство думает, что я моложе почти на тысячелетие. Ещё меньше тех, кто старше, чем я. Таких лиц всего девять, причем одно из них даже изначально человеком не было, а четверо из них «выбыли из игры», и вообще не совершают никаких действий. Да и вообще путаница с датировкой тех или иных событий, связанных со мной изрядная. Так вышло, что я оставил огромный след в истории. Про меня сочиняли песни, слагали легенды. По иронии судьбы все считают что «Эпос о Золотом Царе» написан почти пять тысячелетий назад, хотя я тогда ещё и не родился. А события, о которых рассказывает «Легенда о Вечном Воителе» произошли значительно позже, хотя они непосредственно предшествовали тому времени, когда я правил Аританией.

>> №4775222   #98
1534621537457.jpg - (1120 KB, 850x1200, 2.jpg)  
1120 KB

Я происхожу из народности Гэнксов. Наши племена были полукочевниками. Мы то жили оседло, то постоянно перемещались, когда возникали какие-то проблемы. Многие называли нас варварами, хотя быт более цивилизованных народов не сильно отличался от нашего. Шаман нашей общины отличался от шаманов остальных племён. И весьма-весьма сильно. Он был тем, кого сейчас называют Аристократами. Принадлежал к «Алому Дому». Свою природу он не скрывал, хотя и не акцентировал на ней внимание. Именно этот человек стал моим первым «учителем». Это были хорошие времена. А затем я убил своего наставника. Пускай и по его же просьбе. Он обещал мне великую судьбу, и даже не ошибся. Это была редкая, но встречающаяся практика, по крайней мере в те времена. Однако здесь всё следует более подробно пояснить».

– И так всё ясно. Не хороший ты человек! – Хельга явно не собиралась мириться с отведённой для неё ролью, и активно вмешивалась в разговор.
– Перебивать не красиво. Как и вырывать информацию из контекста. Тем более с конкретно этой историей ты знакома. И вообще помолчи пока тебе не прикажут обратное.
– Нет, ты серьёзно думаешь, что я буду играть во весь этот цирк?
– Серьёзно. Но мы отвлеклись. Продолжим беседу. Как я уже говорил, контекст зачастую очень важен. Многие вещи, что прежде казались обыденными, теперь считаются недопустимыми. Мораль, пускай и не очень быстро, но всё же меняется. Ты это уже и сам должен был понять. Я уверен на все сто процентов, что ты уже слышал историю моей дочери. А там всё это очень четко можно наблюдать. То, что считалось нормальным триста лет назад, сейчас вызывает порицание. Но речь не о том.
– А о чем тогда?
– Естественно обо мне! Ты ведь сам спросил кем я являюсь, во и слушай, раз напросился:

«На первый взгляд, среди остальных, я ничем особым не выделялся. Как и другие мои ровесники с шести лет я постепенно приучался к седлу, а с десяти к луку. Охота и верховая езда составляли весьма существенную часть нашей жизни. До четырнадцати лет – возраста, с которого ты считаешься взрослым, я был просто одним среди многих. Но затем всё изменилось.
На второй день после весеннего равноденствия – тогда никто не обращал внимание на точную дату, все рожденные в одном году становились взрослыми одновременно – ко мне подошел шаман нашей общины, и сообщил, что намерен взять меня в ученики, и даёт на раздумья три дня. Это было очень вежливо с его стороны. Тут снова требуются пояснения. Быть шаманом – очень почетно. А быть мужчиной, который вообще никогда не участвовал в боях – не очень. Вот только согласно традиций, шаманам допускается сражаться лишь в случае прямой угрозы их жизни, то есть только тогда, когда те, кому он обязался помогать, то есть община, никаким образом не может его защитить. Причем это действительно не более чем традиция, в чем я спустя некоторое время убедился. Обычно проблем здесь не возникало. Шаманы выбирали себе в приемники тех, кто уже многое повидал в своей жизни. И первое и второе условие выполнялось. Но в моём случае всё было совершенно иначе. По этой причине он и предлагал мне выбор. Опять, может показаться, что наш народ был крайне воинственным. Но это не так. Просто времена были неспокойные. Мелкие стычки случались регулярно. Каждые несколько лет. Всегда были те, кто хотел ограбить соседей. Но вскоре это перестало иметь значение, хотя об этом позже.
Я согласился и началось обучение, которое продлилось около трех лет. Как оказалось, шаман выбрал меня, потому что заметил мой потенциал, что я являлся мистиком, ну и как любой мистик, соответственно был магом, а эти черты очень сильно добавляют убедительности твоим словам при общении с природными духами. И что я хорошо умел убеждать, как он говорил, вдохновлять людей совершать те или иные поступки, что тоже весьма важно в данной профессии. Постепенно мне стало понятно, как посещать «Мир Грёз» – на самом деле никакой не мир, а особое состояние разума, не бывает двух шаманов, у которых «Мир Грёз» одинаков. А если в такое состояние вместе попытаются войти два и более человека, он вообще становиться похож на лоскутное одеяло. Что природные дух злопамятны, что их крайне нежелательно оскорблять, и уже тем более им угрожать. Особняком стояло правило о том, что ни в коем случае не следует нарушать данные им обещания. Нарушивший обычно погибал в течении двух-трёх лед из-за какой-то нелепицы. Так же я узнал, что духи падки на лесть, и поддаются на уговоры, и если очень долго с ними болтать, то можно много чего выболтать. Ну и ещё тот факт, что всё это действительно работает. Уже намного позже я узнал, что несмотря на то, что шаманизм был весьма распространенной практикой у моего народа, настоящих шаманов было не так уж и много, а если быть точным исчезающе мало. А сейчас, похоже, вообще не осталось. Параллельно я пытался научиться, вернее меня пытались научить использовать мистические и магические способности. Но здесь мои достижения были почти нулевые. Иногда у меня получалось как бы сжимать расстояния, но всегда несущественно, иногда я мог что-то или кого-то проклясть. Но и первое и второе мне сделать удавалось в редчайших случаях, причем всегда спонтанно.
Затем, ранней весной, я и шаман отправились в путешествие. Оно продлилось более года. Это при том, что всё время мы путешествовали верхом. Казалось, что мы должны были пересечь почти весь континент.
К концу нашего пути появились странности. Описать их почти невозможно, это необходимо ощущать. Казалось, что мы находимся у самого края мира. Нам начали постоянно попадаться странные и удивительные места, много ещё чего. Примерно тридцать лет назад, я пробовал найти те места, но так ничего и не смог отыскать. То есть нет. Не смотря на то, что прошло более трёх тысяч лет, я смог почти полностью восстановить маршрут нашего путешествия, но только до того момента, где начались «странные земли». Не даром же ту эпоху называют «Закатом Богов». Старые боги ушли, забрав многие секреты, что им принадлежали.
Наше путешествие окончилось у подножия гор. Это были голые скалы, лишенные как растительности, так и снегов, но зато они были невероятно огромны, казалось, что они касаются неба. Им предшествовала такая же безжизненная каменистая пустыня. Безжизненная в прямом смысле, там вообще не росло никаких растений, и соответственно животных тоже не было. Сами скалы были покрыты великим множеством пещер, и мы направились к одной из них, где и разбили лагерь. Шаман утверждал, что они ведут в «Нижний Мир», и что я должен спускаться по ним, и постоянно идти вниз, пока не пойму. Что именно я должен там был понять, он так и не объяснил.
Спуску предшествовало три дня – я должен был привыкнуть к этому месту, а эти земли должны были привыкнуть ко мне. С собой мне было разрешено брать только воду. Огонь использовать было нельзя. Но можно было воспользоваться помощью духов, и попросить их осветить путь. На такую мелочь они согласились без уговоров. Местные духи, тоже отличались привычных мне, какой-то неуловимой деталью. Ещё раз повторю, те места сильно отличались от всего встреченного прежде.
В подземелья я отправился сразу после заката, это тоже было важным, как и трое суток, которые мы провели здесь. Духи не подвели. Меня окутывало мягкое бежевое сияние, которое пускай и не очень сильно, но разгоняло тьму вокруг меня. Я спускался всё глубже и глубже. И не было даже намёка на то, что пещеры скоро исчезнут. Создавалось впечатление, что они действительно идут дальше, чем корни гор. Ощущение реальности, и до этого бывшее весьма зыбки, вообще исчезло. Казалось вокруг сон наяву. Я ощущал что-то внизу, ощущал что-то вокруг, но что самое главное, ощущал что-то внутри себя. Неуловимые запахи воспоминаний, что принадлежали не мне. Отголоски памяти постепенно становились вполне реальными голосами, которые теперь постоянно что-то нашептывали мне. Говорили все они о разном, и об одном и том же. Что я должен понять. Понять и вспомнить. Понять, вспомнить, и сделать свой выбор. Всё сильнее чувствовался запах чуждости, смешанной со смертью, а я всё сильнее верил, что здесь действительно находиться проход в «Нижний Мир». Я испытывал страх, но присутствовала самоцель. Я хотел разобраться во всём том, что мне шептали голоса, и продолжал спускаться всё глубже и глубже. Мне казалось, что я вот-вот нащупаю что-то нечто важное, что меня озарит откровение…
…Я очнулся. Откровения я не ощущал, лишь странную пустоту, не внутри себя, снаружи. Пещеры были мертвы, и мне от этого было жутко. Следуя указаниям, я решил двигаться дальше, но почти моментально понял, что подобное выше моих сил. Слишком уж сильна была «мёртвость» всего, что меня окружало. Это было единственным, что я действительно понял в данных местах. Что это не ощущения, а факт. Всё, всё здесь было мертво, причем невероятно давно. Я словно находился внутри разрытой могилы. Даже природные духи, что меня окружали, и те были мертвы, как бы странно подобное не звучало. Как только я это понял, то прогнал их. Мне казалось, что будет лучше заблудиться в этом нерукотворном лабиринте, чем принимать их помощь.
…Не было света. Почти не было воды. Но умирать я не хотел, и упорно продолжал искать выход, при этом понимая всё безнадёжность ситуации. Единственное что у меня оставалось – вера. Вера в то, что я выберусь. Смутная надежда, что я отыщу путь наружу.
…Закончилась вода. Компанию тьме теперь составляла жажда, но я продолжал идти вперёд. Иногда падал. Далеко не всегда мог подняться, но даже если я не мог стать на ноги, то всё равно продолжал ползти. Со стороны могло показаться, что всё это бессмысленное трепыхание. Но именно благодаря ему, я сейчас нахожусь здесь, а не остался там.
…Затем я увидел свет, и услышал слова: «Слишком много смерти. Слишком велика там её сила. Обычный человек не смог бы выбраться оттуда, но теперь ты больше не обычный человек» – далеко не сразу я понял их смысл, далеко не сразу я поверил, что уже прошло весьма много времени после того, как я вошел в пещеры, с того момента, как я прогнал «неправильных» духов.
…Начался путь обратно. Я бредил. Вспоминал то, что помнить не мог, а заодно выяснял, что именно со мною произошло. Поначалу я думал, что это память моих прошлых жизней, но всё оказалось несколько прозаичнее, память принадлежала предкам. Впрочем, чем бы оно не являлось, ни на что оно не влияло. Зато понемногу начал понимать, что произошло, и кем я теперь являюсь. Я так и не узнал, ведут ли те пещеры в «Нижний Мир» или нет, но те места явно были территорией смерти. Узнал, что именно этот факт запустил целую цепочку событий.
Уже позже наставник мне сказал, что я принадлежал к «Алому Дому», хотя тогда живых вампиров называли несколько иначе. Что он понял это с самого начала, что я «непробужденный» живой вампир. Как и любой, в чьих жилах течет кровь одной или нескольких из сорока трёх великих семей, я очень тонко ощущал, как смерть, так и места ей подвластные. Это было частью испытания. Меня проверяли. Да и проверка как я могу взаимодействовать/ощущать духов и душ, было ещё более ранней проверкой. Но ни первый, ни второй факт ещё ничего не значил. Я мог нести в себе кровь какой-то из великих семей, но при этом быть никем. Поэтому мне нужно было пройти испытание. При этом слова, о том, что я должен что-то понять, особо не несли никакой нагрузки. Я просто должен был хотеть жить достаточно сильно, чтобы выжить. А судя по тому, что я смог выбраться, мне подобное удалось.
Во время путешествия обратно учитель рассказал многие факты как про «Алый Дом», так и про меня лично. Думаю, рассказывать, чем отличаются аристократы от обычных людей не имеет смысла. Так вышло, что я обладал очень большим потенциалом. Мог влиять на свойства пространства, а после пробуждения своей природы, ещё и на время. Вот только с другой стороны, это сыграло со мной злую шутку. Мало того, что у меня было недостаточно сил, чтобы использовать свои мистические способности, они впридачу затупляли свойства присущие аристократам. Да, как и любому другому представителю «Алого Дома», мне не грозила смерть из-за старости или болезни, а любая рана заживала, не оставляя последствий, но присутствовала одна особенность. Даже несмотря на то, что моих жизненных сил хватило бы на полторы сотни людей, убить меня было так же легко, как и обычного человека, просто мои раны заживали на порядок быстрее, не оставляя шрамов или каких-либо иных следов, а кровотечение очень быстро останавливалось. По факту я был слабее самого низкорангового вампира, и лишь немного превосходил обычных людей. И это длилось ещё очень-очень долго. Впрочем, выполнять роль шамана это совершенно не мешало.
Путешествие закончилось, следующие пятнадцать лет не стоят даже упоминания, просто в общине было два шамана. А затем произошло ещё одно событие, которое навсегда отпечаталось в моей памяти. Мой наставник был провидцем. Не таким как я, а самым настоящим. Иногда он мог предсказывать будущее на тысячелетия вперёд, правда в это я до поры до времени я в это не верил, пока не убедился, что шаман общины действительно был прав. Он сообщил, что мне уготована либо великая судьба, либо скорая смерть. Причем, почти наверняка всё-таки смерть. После чего сказал, что без остатка и без сожаления отдаст свою жизнь мне. Что это единственный способ изменить мою судюбу, сохранить мне жизнь, и лишь так я смогу выполнить уготованную мне роль. Ещё он сказал, что я волен жить так, как захочу, но попросил по возможности беречь других живых вампиров, в смысле тех, кого я встречу, от скверны, ведь соблазн заполучить дармовую силу велик, но мало кто знает о последствиях.
Мы подготовили всё для ритуала, после чего я выпил кровь и жизнь своего учителя. И одно и другое я делал впервые. Как оказалось, жизненных сил у моего наставника было заметно меньше, чем у меня, хотя он стал аристократом семьдесят лет назад. Я чувствовал горечь, но она была не слишком сильной или тягучей, я уже давно понял кем являюсь, что друзья, родные и близкие рано или поздно состарятся. Что их настигнет смерть, а я буду жить дальше. Я перестал сильно привязываться к людям. Ещё я понимал, что поступаю верно. Чувствовал, как искренность, так и правильность. Его дар может показаться скромным, но на самом деле он огромен. Ведь если сделать поправку на время, то почти десятую часть моих сил я заполучил именно благодаря ему.
Следующие тринадцать лет ничего не происходило. Я уже было подумал, что учитель ошибся, но затем начало́сь плохое время. На четырнадцатый год произошло нечто невероятное. Отсутствовало лето. Во время равноденствия были лютые морозы, снег сошел лишь под самый конец весны, а во время летнего солнцестояния случались заморозки. Температура тогда не превышала двадцати градусов, а ночью падала почти до пяти. В тот момент община уже пять лет находилась на одной стоянке. Об урожае не могло быть и речи. Что касалось охоты, то здесь дела были не лучше. Зима была слишком суровой, она покосила огромное количество зверя. Что касалось духов, то они были чертовски злы и вообще не хотели ни с кем говорить. Похоже они занимались своими собственными проблемами. Нам немного повезло. Предыдущие годы были урожайными, запасы оставались. Община кое-как смогла пережить год, но и следующий был не на много лучше предыдущего. Снова была очень холодная весна, а лето обещало начаться весьма поздно. Духи успокоились, но не на много. Они были злы, и не хотели чем-либо помогать. Всем становилось ясно, что скоро начнётся голод. Голод и война. А я, мистик маг и шаман, оказался беспомощен. Но те события, что я совершил в последствии, навсегда определили мою судьбу.
Плохие времена сеют семена раздора. Я это понимал, но противопоставить ничего не мог. Единственно, что я мог, это просить помощи у духов. Я решил снова с ними поговорить, и не покидать «Мир Грёз» до того момента, когда я добьюсь хотя бы какого-то результата. Но это была очень затяжная прогулка. Она длилась несколько суток, а закончилась чернотой. Жаждой, болью и чернотой…
…Я очнулся. Я не мог пошевелить руками, а вскоре понял почему. Мои руки лежали примерно в трех метрах от меня. Они были сложены так, чтобы держать сосуд с кровью. Я почти сразу понял, что произошло. Пока я путешествовал в «Мире Грёз», на нас напало другое племя, а судя по тому, что я видел, нашу общину вырезали – шаманов трогают в самую последнюю очередь. Меня убивали со всеми почестями. В моей груди торчал ритуальный кинжал. Мне перерезали горло, а кровь собрали в специальный кувшин, отсекли руки, и положили их так, словно они держали этот сосуд. Выжил я лишь благодаря чуду. Вернее не так. Природным духам не понравилось, что мой с ними разговор так грубо прервали, и они решили немного помочь мне, сделали так, что мои мистические способности временно перестали затуплять мои врождённые свойства аристократа. Только поэтому я выжил. Но все остальные погибли. Включая мою первую жену. Что касалось детей, то их у меня не было. Считать фазы Луны было просто, а сильно привязываться к кому-либо я не хотел.
…Я почувствовал пустоту. Но при этом ощутил какую-то странную свободу. Все мои обязанности исчезли вместе с общиной. Лишь тогда я понял последние слова моего первого учителя. Что я волен жить так, как захочу.
…Именно так я и поступил. Началось моё путешествие, что продлилось больше полусотни лет, вернее восемь десятков лет. Я понимал, что смог выжить лишь благодаря жертве своего наставника и помощи духов, но моя жизнь принадлежала лишь мне и никому более. Слова об уготованной мне роли были не более чем словами.
…Я начал жить ради себя. Чужаки ценили воинов моего народа, а так как защищать меня было не кому, я решил пойти путём воителя.

>> №4775223   #99
1534621658212.jpg - (182 KB, 763x1048, 3.jpg)  
182 KB

…Богам я не верил… Понимал, что они часто лгут. Верил в «Основу», в Демиурга, но не знал, как с ним связаться. Я продолжал жить и наблюдать.
…Через пару лет я понял, что лучше всего выглядеть так, как другие ожидают тебя увидеть.
…Я стал путешествеником.
…Я стал воином, который защищал честь тех, кого больше нет с нами.
…Я никому ничего не был должен.
…Я редко оставался на одном месте надолго. За этот период я объездил практически весь континент, и успел повоевать почти в каждой армии каждой страны. Это было весёлое время, веселое и весьма разнообразное.
Помимо наёмничества я успел побывать предводителем пиратом, атаманом разбойников, иногда промышлял воровством. Мне даже доводилось разграблять гробницы. Также замечу, что в те времена подобный образ жизни не считался чем-то порицаемым. Это было достаточно обыденным. Иногда я зарабатывал огромные состояния, а затем я их либо транжирил, либо терял. Периодически я сталкивался с различными реликтами «Заката Богов», с различными древними сущностями. Так как я жив, думаю понятно, кто выходил победителем. Много раз я подвергал свою жизнь различным опасностям, напомню, я очень долго был «затуплённым», а это значило что ранения в голову, повреждение крупных сосудов шеи, рана сердца, да даже в печень, меня вполне могла убить. Да, я был сильнее и выносливее любого человека, но живучее ненамного. Впрочем, защитой я тоже не пренебрегал. Носил шлем, кольчугу и щит. Ну… Если было их на что купить. «На мели» я оказывался часто, а оружие и доспехи имеют неприятное свойство ломаться. То, что сейчас «Вечного Воителя» в современных книгах, фильмах и коммиксах любят изображать огромным мускулистым качком, одетым лишь в одни меховые трусы, и вооруженным двуручным мечом – современная тенденция. Если читать «Легенду о Вечном Воителе», станет ясно, что всё было не так. Бронёй я никогда не брезговал, наоборот, это было первое что я покупал после меча и копья, если терял всё. А двуручных мечей тогда не существовало. Не нужны они были. Чтобы прорезать кольчугу, при должном умении, хватало обычного, а более лучших доспехов не делали. Не научились ещё. Поэтому резонно во второй руке было держать щит, про который сейчас часто забывают, как и про копьё, которое было гораздо боле распространено, нежели мечи. Я вообще пользовался весьма разнообразным оружием. Кроме копья, щита и меча, использовал топоры, булавы и цепы, луки и арбалеты. Да командовать людьми со временем я тоже научился. Может быть тогда я был ещё не очень хороший стратег, но назвать плохим тактиком меня было нельзя. Примерно через двадцать лет я заработал определённую славу, не всегда хорошую, но о моих «подвигах» уже многие были наслышаны. Меня считали варваром, как и весь народ Гэнксов. Да и мои привычки тоже считались варварскими. В моём народе считалось почетным пить кровь особо сильных врагов. Мне, как и любому другому живому вампиру, иногда хотелось пить кровь, именно кровь, не жизнь, про скверну я прекрасно был осведомлён. Это можно сравнить с употреблением превосходного вина. Можно и обойтись, но нет смысла отказывать себе в удовольствии. Даже в этом моменте я выделялся. Если на враге не было брони, я мог пальцами пробить плоть, схватить грудину, и выломать её, после чего спокойно вырвать сердце, и выпить бьющую прямо из него кровь. Очевидно, что обычный человек на подобное не способен. Именно из-за этого все знали о моей невероятной силе. Ну заодно я получил прозвище «Рвисердце». Хотя, я постоянно менял сюзеренов, я считался надёжным наёмником, так как никогда не предавал тех, кому служил, а об уходе заранее предупреждал, что считалось очень хорошим тоном. Я очень много воевал. Часто участвовал в событиях, что затем войдут в историю. Про меня даже иногда слагали песни. Что касалось магии, то пользоваться ей я, как и прежде, толком не мог. Что касается шаманства – мне казалось, что став воином я нарушил договор, хотя и не оскорбил этим духов – желай они меня убить, я был бы уже мёртв.
…Однажды всё изменилось. Я посетил Аританию, и её столицу – сказочный город под названием Варта. Это событие навсегда изменило мою жизнь. Варта была прекрасной, великолепной… …Я был ей поражён, восторжен до самых глубин души… …А ещё понял, что хочу, чтобы это сокровище принадлежало мне.
…Впервые за долгое время у меня появилась конкретная цель.
Сразу же я отправился в Пурмур – государство-сосед Аритании, там меня хорошо знали под именем Кургалт – это была местная версия имени Каин, иногда при адаптации имен на другие языки и не такое происходит. Я попросил правителя провести свои собственные войска через его земли, сказав, что это будет примерно через пару лет. Правитель посмеялся, сказав, что такому как я никогда не собрать армию, но согласился. После чего была двойная клятва. Каждый из нас клялся предками. Я обещал, что не трону земли Пирмура. А правитель обещал, что пропустит моё войско, хотя и не верил в возможность. Если бы верил, то скорее всего не согласился. Но его вера/неверие меня не касалось, лишь обещание. Я отправился в родные для меня степи Нод. Одного желания захватить Варту/Аританию было мало, мне было необходимо войско.
…Впервые за долгие десятилетия я решил снова обратиться к духам. Как оказалось, на мои земные дела им было глубоко наплевать. Они были слегка раздражены, что им очень долгое время не уделяли почести, но как оказалось были вполне согласны с тем, что я просто каждый день буду с ними разговаривать. Ежедневно в течении следующей сотни лет. Я безоговорочно согласился. Разве что добавив исключение на тот вариант, если физически не смогу посещать «Мир Грёз». Мне нужны были чудеса, а время для болтовни никто четко не указал. Даже если бы я разговаривал с ними всего несколько минут, упрекнуть меня было не в чем. Свои обещания я выполнял. Хотя далеко не всегда уделял духам много времени. Тем не менее ежедневно находил для них четверть часа. Они злились. Природные духи – существа весьма капризные. Но не очень сильно. Договор выполнялся, это было главное. А в том, что они хотели бо́льшего я не был виноват. Это не я, а духи перепутали стремления и обязанности.
Я возвратился в родные степи. По иронии судьбы, первой общиной, что присоединилась к армии, что я набирал, была та, что под корень вырезала мою. Зла на них я не держал. Наша община во время таких тяжелых времён вполне могла поступить точно также. Меня никто не узнал. Разве что самые глубокие старики посчитали меня случайно выжившим потомком шамана племени. Хотя и не сильно верили в это.
Число тех, кто решил стать под мои знамёна не очень быстро, но весьма стабильно росло. Я обещал богатства и лёгкую жизнь в случае победы. Ко мне, в основном шла падкая на приключения молодёжь. То, что ко мне присоединилась целая община, было скорее исключением, чем правилом. Хотя этот случай был далеко не единичный. Пару лет ушло на то, чтобы собрать достаточную орду. Вернее не собрать, а договориться с необходимым количеством людей. Ещё год ушел на то, чтобы подготовить всё нужное для длительного путешествия. После чего были объявлены сборы.
…Началось долгое путешествие. Всё-таки провести такое количество людей через множество различных государств – задача нетривиальная. А по настоящему я договорился лишь с одним, и то, потому что мне нужна была площадка для манёвров.
Но в конце концов мы достигли Пурмура. Правитель до сих пор не хотел поверить в то, что у меня всё получилось, но клятву сдержал.
Я смог достичь того, чего желал. Варта теперь принадлежала мне. Примерно треть тех, кто пошел за мной погибла. Три четверти, если не больше, тех, кто остался, пожелали вернуться. Аритания, или Двуречье очень жаркая страна, где живут народы с черными преимущественно курчавыми волосами, коричневыми глазами, и кожей цвета бронзы. Её быт невероятно сильно отличается от жизни в степи. Но некоторые, всё же пожелали остаться в этих местах. И понемногу начали расселяться по соседним странам, хотя таких было мало. По сравнению с тем, что было в начале, у меня осталась лишь очень небольшая армия.
Всё это происходило уже позже, постепенно. Так как хотел именно захвата власти над страной, я не допускал её разорения, и уж тем более каких-либо зверств. По возможности, конечно. Даже род прежних правителей я не вырезал, просто отправил в безвременное изгнание, предупредив, что любой из них замеченный в Аритании, будет тут же убит. Вторым условием было их превселюдное отречение от своей власти, с соответственной передачей её мне, во всех городах естественно. На что они согласились, всё-таки это было лучше смерти. Кроме Варты пострадало весьма мало городов, в основном те, что были на нашем пути. Бо́льшую часть страны не затронуло. Всё произошло слишком неожиданно. Орда пришла и ушла, забрав с собой почти всё золото и драгоценности. Мы перемещались из города в город. Мне передавали власть, я расформировывал старые войска, забирал оружие, доспехи, а вместо них оставлял свои собственные войска. Глупцом я не был. Далеко не всем нравится то, что ими теперь правит завоеватель. Однако, это была лишь временная мера. Да, была война и раздор, но с моим приходом, началась эпоха процветания Аритании.
Обещания я выполняю. Семью старах правителей я отпустил, даже выделил им немного богатств. Забавно, но они осели в Пурмуре, присоединившись к местной знати, так как вскоре стало ясно, что власть утрачена навсегда.
Уже через несколько лет, часть населения стала мне лояльна. Этому сильно способствовало то, что после моего появления начали происходить пускай и не очень большие, но очень-очень нужные чудеса, например дождь, когда урожай во-вот погибнет от зноя. Вскоре я отпустил половину своего войска обратно, вместо них начав набрать армию из местных. Со временем ещё четверть. А примерно через десять лет страну покинули почти все те, кто прибыл со мной. С самого начала, даже будучи узурпатором, я вызывал у населения уважение. Со временем к этому добавилась и любовь. Память о войне постепенно стиралась. Этому способствовало и то, что несмотря на то, что почти всё золото уехало, после моего прихода достатка стало заметно больше. Чудеса, то, что я совершенно не старел, то, что у меня совершенно иной внешний вид, и то, что жизнь, в общем улучшилась, привело к тому, что меня начали считать посланником богом, и человеком, в котором течет примесь крови богов. Убеждать их в обратном я, естественно, не собирался. Всё, что укрепляло мою власть, было мне на руку. В Пурмуре, тем временем написали «Легенду о Вечном Воителе», то что я провернул, так впечатлило их, что они решили запечатлеть всё это литературе, хорошенько переврав те события, туда же попали все слухи, далеко не всегда основанные на правде, и далеко не всегда обо мне. Так и появилось жизнеописание о Кургалте от его рождения до смерти. По меркам той литературы, было очень красиво, если под конец варвар собрал огромное войско, захватил государство, править которым хотел, обрёл власть, и… …И скончался от ран.
…Начался один из периодов моей жизни, которые можно назвать «золотым временем». Я действительно любил ту страну, а она отвечала мне взаимностью. Аританией я правил более трёх сотен лет. Уже через восемьдесят лет почти все считали, что я ими правил всё время, и буду правителем до скончания времен. Одно поколение сменялось другим, но я, как и прежде, оставался юн. Если раньше это были лишь домыслы и слухи, то теперь меня все действительно считали полубогом. Меня считали одновременно святым и героем, а основания на это были. Если раньше страну можно было сравнить с драгоценным камнем, то за прошедшие годы он получил превосходную огранку. За времена своего путешествия, когда я был предоставлен сам себе, я очень многое повидал. Воочию видел, как поистине удивительные вещи можно сотворить руками человека. Многое из того, что я видел, было для меня интересно. Например, я плохо понимал, как правильно осуществлять ирригацию, но мне это и не было нужно. Достаточно было лишь осознавать, что возможно с её помощью, и делать соответствующие выводы. Именно благодаря грамотной постройке каналов, пустыня превратилась в сады. Чтобы достичь этого мне почти на пять лет пришлось покинуть страну, чтобы добраться до мест, где подобным искусством обладали, и найти людей, которые согласятся следовать за мной. А ещё это была проверка страны. Любит ли она меня. К этому моменту я уже полностью распустил те войска, которые изначально следовали за мной, но произошло это ещё сравнительно недавно. Мне было интересно, последуют ли остальные за мной. Не в прямом, в переносном смысле, после чего покинул Аританию, доверив её своим приближенным советникам.
…Они действительно верили в мои мечты. Что я смогу сделать эти места садом. Оказались лояльными. Хотя задержись я ещё на несколько лет, то скорее всего возвращаться мне было бы уже не куда. Тем не менее риск того стоил. Всего за несколько десятилетий страна полностью преобразилась. Население увеличилось почти вдвое, но сказать, что мы стали жить беднее, было нельзя. Нельзя было даже сказать, что мы теперь жили теснее – мы отвоевали у пустыни часть её территорий. А вот сложнее – сказать можно. Раньше это была пускай и не бедная, но не сказать, что особо богатая страна. Красивая – да, но зависть обычно вызывает что-то более прозаическое. Например, богатство, в любых его проявлениях. Теперь Аритания выглядела «лакомым кусочком», на который кто-то то и дело хищно смотрел. Но в данном вопросе я и сам неплохо разбирался, за восемьдесят лет вдосталь навоевался. Хорошую оборону и мощную армию я смог организовать и сам. Я прекрасно помнил о том, что сам захватил страну. Как и о том, почему Варта пала. Допускать повторения той ситуации я не собирался. Пограничных стычек, а иногда даже войн тоже прибавилось, но почти всегда выходили победителями, а порой отбив нападения врага шли на него же, а иногда даже захватывали новые территории. Аритания теперь считалась не только страной великолепных земледельцев, но и сильных воинов тоже.
…Постепенно я привыкал к роскоши. Но смысла в богатстве только ради богатства я не видел. Предпочитая обладать немногими, но зато самыми лучшими вещами. Я мог себе с лёгкостью позволить гарем из нескольких сотен, если не тысячи жен, но никакого смысла в этом не находил. Мне вполне хватало четырёх жен, и вдвое большего количества наложниц, но зато все они были одна другой великолепней. Лучшего не может быть много. Золото не только находилось в сокровищницах, много его тратилось просто для того, чтобы придать городу более красивый вид, фрески/мозаики/барельефы делать тоже затратно, да и само часто становилось частью отделки. Варта своим внешним видом постепенно начинала всё больше и больше напоминать дворец. Примерно в то время меня начали называть «Золотым Царём», при этом продолжая, как и прежде считать полубогом. Причем сейчас считают, что золотым из-за накопленных богатств. А по факту из-за того что у меня золотые волосы и кожа из слоновой кости. Образно говоря. Но что касается богатств, то их было накоплено в Аритании великое множество.
…Время шло. Как и любой живой вампир, со временем я становился только сильнее. Благодаря тому, что во время инициации я пробудил свою природу самостоятельно, благодаря тому, что мой наставник добровольно отдал мне жизнь, я имел очень высокий естественный прирост жизненных сил. Когда их число начало приближаться к тысяче, я наконец-то смог использовать присущую мне изначально магию пространства и времени, а не полагаться на заёмную. Да и с заёмной тоже стало несколько легче. Теперь духи были куда более разговорчивыми. Вернее, относились ко мне более уважительно, что проявлялось в том, что реже меня игнорировали. Вообще-то игнорировать шаманов, даже настоящих – это их самое любимое занятие. Теперь я мог притормаживать течение времени, а в исключительных случаях – даже ненадолго полностью его останавливать, хотя подобное было очень тяжело. Я мог несколько деформировать форму пространства, искривлять его, уже не только меняя расстояния, но и делая прямые непрямыми, с одной стороны это несло огромную пользу – если объект, например стрела, двигался в мою сторону, то понять как он себя поведёт было чудовищно сложно, особенно если я постепенно, а порой рывками менял «кривизну», с другой стороны подобное тоже чудовищно выматывало. Я мог посмеяться над тысячей лучников, каждый из которых в меня непрерывно выпускал стрелы, но уже секунд через двадцать-тридцать я падал совершенно лишенный сил. С остановкой времени дела обстояли ещё хуже – примерно раза в три. В общем я уже мог использовать свои мистические способности, но непродолжительное время. Я постепенно начал подчинять способности, от рождения принадлежащие мне, но сил всё равно не хватало. Теперь я был «затуплённым» в меньшей степени, чем прежде, но всё равно убить меня было не так уж и сложно. Да, полученные ранения я теперь с лёгкостью мог регенерировать, но определённо не во время боя. Во время боя я максимум что мог – быстро остановить кровотечение, и продержаться с, казалось бы, смертельными ранами. Тяжелые травмы головы, для меня как и прежде были чертовски опасны, да и было крайне желательно, чтобы голова оставалась на шее, а шея на туловище.
…Мне казалось, что теперь я «Царь и Бог», в самом прямом смысле…
…Но затем пришла та самая Абизяна. (!) По началу я даже не подумал что передо мною человек. Это было массивное почти трёхметровое, полностью покрытое длинной коричневой шерстью существо, что ходило на двух ногах. Первой мыслью было, что это один из древних богов, с которыми мне неоднократно приходилось сталкиваться в молодости.

>> №4775226   #100
1534621763637.jpg - (186 KB, 1275x914, 4.jpeg)  
186 KB

Существо заговорило:
– Мёртвые должны быть упокоены. Живые должны жить.
Почти сразу Это набросилось на меня…
…И я проворонил удар. Я начал было уклоняться, и успел бы завершить манёвр, будь моим противником обычный человек. Но почувствовал острое жжение в правой руке. Она моментально распухла. Отек был настолько сильный, что сейчас она едва шевелилась. Как такое было возможно, учитывая то, кем я был, оставалось загадкой.
Существо снова обратилось ко мне:
– Жив, не означает, что не осквернён.
Снова последовала атака, которой я не смог избежать, но на этот раз никаких последствий я не почувствовал.
Враг снова заговорил со мной.
– Не осквернён, не означает, что имеешь право…
Сразу после этих слов он повторно напал.
…Это был чудовищно сильный враг. Словно рожденный лишь для того, чтобы убивать мистиков и магов. За исключением тех странных атак, что он нанёс мне дважды, никакой магией он не обладал. Вот только моя магия на него совершенно не действовала. Ни собственно магия, ни мистические способности. Вернее действовала, но эффект был почти в сотню раз слабее ожидаемого, и не абсолютен…
…Бой был чудовищно тяжелым. Но никто не смог победить… …Все проиграли. Каким-то чудом я смог пережить всё это. Прямо во время боя громила свалился без сил, а я, почти сразу же, последовал его примеру, словно до сих пор держался на ногах исключительно из-за упёртости. Никто ничего так и не смог достичь, из-за чего весь поединок, от начала и до самого конца, стал фарсом.
…Польза от него всё-таки была. По крайней мере для меня. Мне напомнили очевидную вещь: «Я не бессмертен и не всесилен».
…По иронии судьбы, тот незнакомец, я до сих пор частенько сомневаюсь, был ли он человеком, стал первым моим настоящим другом. Став шаманом, и уж тем более аристократом, я перестал сильно привязываться к людям. Мой и их пути слишком разнились. Здесь я совершил чудовищную ошибку, но понял об этом почти через сотню лит. Я ценил своих жен, можно даже сказать любил, но всегда разделял их и себя. Они были смертные, а я нет. Понимая это, я не стремился к ним сильно привязываться, а лишь наслаждался тем «мигом», когда мы вместе. То же самое касалось и моих детей. Они принадлежали миру смертных, а я нет. Если на чистоту, то я мог их сделать, такими же как и я, моя кровь очень сильна, и любой мой потомок, если испытывает сильную тягу к жизни, вполне способен стать аристократом, но я не видел в этом смысла. Мои дети были просто вельможами, в которых текла «Кровь Богов», но не более, и меня, и их, и моих жен такой статус вполне устраивал.
…Когда появился Элиш, именно так звали незнакомца, моя жизнь почти не изменилась. С другой стороны, кардинально поменялись…
…Очнувшись после боя, в котором как бы условно выиграл, я понял, что проблемы только начинаются. «Это нечто» уже считало мой дворец, своим собственным домом. Оно уже успело всем рассказать, что является почетнейшим моим гостем. Такой наглости я вытерпеть не мог, и снова с ним передрался. Как и в предыдущий раз поединок закончился ничем. Духи не захотели участвовать в «моих дрязгах», а мои собственные силы примерно соответствовали возможностям незнакомца.
…Хотя я снова «почти выиграл», фактически я проиграл. Элишь продолжал обживаться в моём дворце.
…Мы снова передрались. Снова для полной победы мне не хватило лишь небольшого «почти».
Ничего не вышло. Впервые за долгое время, ситуация полностью вышла у меня из-под контроля.
…Драться в четвёртый раз я не стал. Каждый раз от этого становилось только хуже. Подобный фарс долго продолжаться не мог. Я решил выяснить что незнакомцу нужно. Первый мой вопрос, адресованный Элиш, был максимально глуп, и максимально правильный:
– Ты кто?
– Тот, кто противопоставлен тебе.
– Кем?
– Мудрецами, что живут на вершине мира.
– Зачем?
– Чтобы понять: Кто Ты?
– Зачем?
– Ты уже давно больше не человек. А с недавних пор «намного больше, чем человек». Кто Ты? Друг или Враг? Ответ на этот вопрос слишком на многое влияет… …Могу сказать, что ты не враг, но это не означает, что ты друг. А пока ничего нельзя сказать наверняка, я буду здесь. Наблюдать. И не надейся меня отсюда куда-то вышвырнуть.
…Как назло он был прав. Время и место Элиш подгадал. Что боги, что полубоги, Аритании никогда не меняли свои решения. На этом я и «прогорел». Нарушение этого правила сразу же ставило под сомнение факт моей божественности. Последнее вообще очень сильно могло повлиять на мой статус внутри царства.
…Так вышло, что я оказался бессилен против банального шантажа… …С другой стороны, я понимал незнакомца. Оказавшись в ловушке, я решил временно признать поражение и отступить.
Сразу же Элиш изъявил желание ну, или же поставил меня перед фактом, быть моим главным советником, я согласился. Очень быстро он попытался сделать так, что его власть оказалась серьёзнее моей, и если бы я не ожидал подвоха, и не предпринял предварительных мер, то скорее всего это ему бы удалось. Допустить повторения одной и той же ошибки во второй раз я не мог. Поэтому сразу же всем объявил, всем что Элиш именно советник с ним можно советоваться, но все решения всегда принимаю именно я и озвучиваю их я самолично. Кроме того, я настоял на том, чтобы Элиш стригся и брился, ну или его постоянно стригли и брили, во дворце мне не нужна была почти трёхметровая обезьяна.
Тем не менее он постоянно пытался выдавить из меня как можно больше ресурсов и средств или влияния. Но как ни странно, достаточно быстро мы пришли к консенсусу. Ну или просто договорились.
Постепенно Элиш начал обживаться. Он продолжал быть эталонным образчиком наглости. Гонялся за роскошь, попросил переселиться одного из вельмож, а сам занял его дом. Очень быстро обзавёлся целым гаремом. По большей части из числа тех девушек, которым я отказал по причине, что мне попросту не нужно такое количество жен и наложниц. Ещё через некоторое время он уже начинал заигрывать с моими собственными женами или наложницами. Постоянно норовил умыкнуть одну из них. А за всё время несколько раз это ему даже удалось.
Так вышло, что советником этот человек оказался действительно неплохим. И хотя поначалу я его едва переваривал, должен был признать, что функцию, которую он взял на себя, Элиш выполнял превосходно. Со временем я его зауважал.
После того, как его начали регулярно «стричь», его облик кардинально сменился. Он не походил ни на жителей севера, ни на жителей юга, ни даже на жителей запредельного юга, и запредельного востока. Его кожа имела красноватый оттенок, а глаза казались несколько меньше, чем были на самом деле. Я очень много путешествовал, но так и не смог понять из каких земель он родом.
Этот человек лишь казался дикарём, на деле он был весьма образован, или же обладал каким-то особым чутьём, интуицией. Очень часто он давал мне весьма стоящие советы, к которым я пускай и с неохотой, но прислушивался. Неприязнь неприязнью, но для меня была слишком важна страна, которую я захватил. Я её захватил из-за того, что был поражен её красотой, а теперь просто любил её и хотел сделать ещё лучше. Она приняла меня как царя, а мне самому нравилось быть правителем Аритании. К людям я сильно не привязывался, но мне ничто не мешало привязаться к месту, а это место стало моим новым домом. По факту самым первым моим домом. Народность Гэнксов хоть и не являлась чистыми кочевниками на одном месте редко задерживалась более десяти лет. Когда земля теряла плодородность, а добыча в лесах скуднела, мы просто меняли место на новое, давая старому передышку. Арии же были полностью оседлым народом, и мне это нравилось. Люди приходят и уходят, а место остаётся тем же что и раньше. Так мне тогда казалось. Смешно… Я прожил четверть тысячелетия, а очень часто продолжал оставаться весьма наивным. Исчезают не только люди, но и места тоже.
Именно тем, что Элиш неплохо помогал обустроить моё собственное царство, он постепенно завоевал моё доверие. Мы регулярно ссорились, едва не дрались, но обычно мирились, и всё как правило просто заканчивалось хорошей попойкой.
Толком я даже не понимаю, когда именно перестал считать его черт знает кем, а начал воспринимать как друга. Лет так через десять, наверное. Что касалось вражды, то она исчезла намного раньше. Уже через два года я осознал, что польза превышает причиняемый вред, после чего даже не пытался выгнать моего дорого незваного гостя.
Через пару десятилетий мало что изменилось… …Через пару десятилетий изменилось очень многое. Элиш перестал быть «смотрящим», по факту став моим вторым учителем. Вначале он сообщил мне что я друг, для мира, не для него, но так как я друг для мира, то и для него я тоже друг. Затем сказал, что я должен стать его учеником. Подобное меня несколько удивило, но так как я всегда был падок на силу, я заинтересовался, и стал выяснять, что от меня требовалось.
Ответ мне одновременно понравился и не понравился. Собственно, от меня ничего не требовалось. Нужными свойствами я обладал изначально. Всё сводилось к тому достоин ли я или не достоин. Элиш решил, что достоин. Именно он обучил меня магической практике под названием Араки – секретной технике, про которую знают лишь мудрецы на задворках мира, я и моя дочь.

Вообще-то я бы хотел распространить данные знания среди всех живых вампиров и людей. Подобная техника очень хороша для истребления мёртвых вампиров. Но как назло, гораздо выгоднее держать врагов ближе чем друзей, чем с ними воевать. Знал бы ты насколько мне тошно из-за того, что я заключил договор о ненападении с «Темным Домом», но если бы не данный договор, и «Алых» и «Темных» уже давно бы истребили. «Темных» по корень. С «Алыми» сложнее до конца нас уничтожить невозможно, так как невозможно вычислить носителей данного свойства до того, как это свойство проявится. Но можно подчистую уничтожить культуру, что почти одно и то же. Я уже два с половиной тысячелетия безуспешно пытаюсь восстановить то, что мы потеряли. Напомнить «Алому Дому», кем они являются. Но результат оставляет желать лучшего. Даже та резня, которая произошла, когда я разрушил «Маскарад» помогла не слишком-то и сильно. Я стал Архипредателем, но достиг не так уж и много. Хотя… …С другой стороны… …Многого. Соблазн я всё-же ослабил. Ибо все теперь знают.
Через некоторое время я раздобыл «Рунный Посох», который долгое время верой и правдой служили мне, а теперь принадлежит тебе. Это было удивительное путешествие, которое заслуживает отдельной истории. Но сейчас рассказывать её я не буду. Ты даже представить не можешь, какое сокровище тебе подарили. Впрочем, почти никто не знает истинные возможности данного оружия, а подавляющее большинство тех, кто знает – это те, кому я сам всё рассказал.

Материал, из которого он создан поистине уникален. Да и само оружие больше походит на произведение искусства. Основная его особенность заключается в том, что материал в зависимости от ситуации может радикально менять свои свойства. В том числе сочетать несочетаемые свойства, как например твёрдость, при отсутствии хрупкости. Свойств много, а два из них он может делать «максимальными», например быть твердым как алмаз, при этом быть упругим как каучук, но это я образно сказал. Если глефа принадлежит тебе, то «максимальных» свойств будет уже три, а если «Посох» признал тебя как хозяина, то их будет четыре. Более того, на небольшой промежуток времени, любое одно из своих свойств «Рунный Посох» может довести до абсолюта, и хотя такой рывок длиться лишь несколько минут, подбное очень помогает.
К основным свойствам, то есть тем, что можно усиливать, доводить до максимума, соответствующему абсолютному максимуму данного параметра, встречающегося в природе, относятся:
1) Твёрдость, думаю здесь всё ясно, для пояснения сообщу, что она может быть равной твёрдости алмаза;
2) Прочность, здесь думаю понятно тоже, она тоже может доходить до параметров, соответствующих самому прочному материалу;
3) Пластичность, думаю здесь всё тоже понятно;
4) Вязкость, и здесь;
5) Упругость, и здесь;
7) Токсичность, клинок может «загрязнять» рану, не позволяя ей заживать;
8) Сопротивление магии, клинок может принять свойство, при котором на него не действует магия, а он сам получает возможность пробивать/разрушать магические структуры;
9) Усиление магии, здесь думаю тоже всё очевидно;
10) Текучесть. А вот здесь следует пояснить. Материала клинка – жидкий металл, который очень-очень непростой. Потому-что:
11) Адгезия. Помимо необычайной текучести, материал «Посоха» очень хорошо прилипает к любым поверхностям;
Также имелись добавочные свойста:
12) Проводимость: Клинок превосходно пропускает через себя как электричество. Так и магию;
13) Острота: Ну и никогда не тупился.
Для остальных свойств, понятие «абсолют» некорректно, но они всё равно чертовски важны.
14) Вариативная плотность: Оружие в любой момент могло стать более тяжелым или лёгким;
15) Повторение свойства: *Может временно перенять свойства материала, присущего оружию противника;
16) Имеет возможность набора дополнительной массы и объёма, то есть фактически может увеличить свои размеры;
17) Изменение формы, думаю здесь и так всё ясно.
18) Память. Посох помнит всех своих владельцев, а еще помнит их мастерство. Впрочем, надеяться на это не стоит. Чем меньше его текущая форма походит на истинную – на гелевию, тем хуже он помнит. Это во-первых. Что касается во-вторых, то если ты не умеешь пользоваться данным оружием, то «Посох» не будет делиться с тобой своим собственным опытом. Но если ты научился использовать глефы, то тогда он наоборот, будет тебе подсказывать.
19) Восстановление. Даже в случае уничтожения, «Посох» восстановиться;
20) А ещё он действительно живой, и обладает своей собственной волей.
«Рунный Посох», черт бы побрал это название, очень капризное оружие, но в умелых руках может становиться очень серьёзным аргументом. Если ты сможешь обуздать данную глефу, то она возможно будет передавать тебе память тех, кто ей владел прежде. Память и навыки, связанные с использованием данного оружия.
Что касается названия, то с ним ещё в незапамятные времена произошло недоразумение. Это сейчас данное слово означает именно посох. Прежде оно значило просто ровный прут, то есть древко. Правильно бы его называть «Оружие, чьё древко покрыто рунами». Но всё меняется, в том числе и языки.
Объясняя что именно ты заполучил, я немного ушел в сторону, всё таки я рассказываю свою собственную историю.

Рано или поздно это всё же должно было произойти. Начались проблемы. Я попал в круг интересов Хозяйки Зверей. Это существо, человеком она никогда не была, хотя внешне от людей ничем не отличалась, даже во времена моей юности считалось пережитком прошлого, однако это отнюдь не означало, что она была лишена сил. И что гораздо более важно, ей подчинялись божественные звери.

Судя по твоей реакции, название тебе ни о чем не говорит. Хотя должно бы. Поясню. То существо, на котором ты прокатился верхом во время вторжения является одним из них. Этих зверей всего сотня. И все они имеют общие черты. Они чертовски сильны, и их невозможно уничтожить до конца. Некоторых из них невозможно убить в принципе, других убить можно, но они возрождаются. А ещё все они довольно агрессивно настроены к людям. Понадобилось не одно тысячелетие, чтобы от них избавиться. Люди занимались этим с незапамятных времён. Некоторые из них, судя по всему сильнейшие, были нейтрализированы ещё до того, как я родился. Кто, когда и как похоронил Великого Кракена на ледяном континенте, не известно. Но это не важно. Главное другое, что он находиться под трехкилометровым слоем замёрзшей воды, в местах где настолько холодно, что сталь становиться хрупкой как стекло, а именно холод его единственная слабость. Это существо ближе всего к моллюскам, а они в таких условиях выжить не могут. Этот может, но более ни на что не способен. Разве что сводить с ума бескрылых гагарок, которые по глупости близко к нему подошли. То же самое касается Левиафана огромного свободноплавающего равноного рака, чья длина превышает сотню миль. Ему в голову всадили штуковину, которая регулярно сжигает тому мозги, из-за чего монстр ведёт себя так, словно считает себя островом. Разве что убегает когда к нему приближается Хозяйка Зверей, или же кто-то хочет повредить «выжигатель мозгов».* Люди противостояли божественным зверям с незапамятных времён. То, что их невозможно убить, не означает невозможность обезвредить.

В один прекрасный миг ко мне заявилась Владычица Зверей, и сообщила, что хочет сделать меня своим «Земным мужем». По факту эта формулировка означала, что она желала сделать меня почетным рабом, а в случае отказа, или же отказа быть именно рабом, начала бы разорять мою страну. Я любил Аританию, но терять свою собственную свободу ради неё не собирался. Да и вообще не собирался связываться с Хозяйкой Зверей. Её целью была «стабильность», но если по существу, она хотела чтобы мир оставался неизменным, а я считал, что мир должен становиться всё лучше и лучше. Естественно я отказал.
…Это надолго повергло страну в упадок.
…Наши земли начала разорять Мантикора. Огромное существо, чей рост превышал рост человека вчетверо. Чьё тело напоминало тело буйвола, но имело крылья, хвост как у скорпиона, и человеческое лицо на бычьей голове. Это был свирепый, агрессивный, но при этом осторожный зверь. Он разрушал каналы, убивал обычных граждан, но избегал тех, кто начинал на него целенаправленно охотиться. Перемещался он гораздо быстрее чем мои воины, а вред он наносил быстре, чем мы успевали восстанавливать.
Разрушать всегда легче, чем созидать. Этот случай исключением не был. Я смог создать рай посреди пустыни, но равновесие было очень хрупким. Не требовалось много усилий. И…

>> №4775229   #101
1534621847957.jpg - (1004 KB, 899x1200, 5.jpg)