[d | abe-ascii-gnx-int-maid-ts-vo | an-au-b-bg-cu-dev-fr-gf-hr-jp-l-m-med-mi-mj-mo-mu-ne-o-p-ph-r-s-sci-sp-t-tr-tran-tu-tv-vg-w-x | a-aa-azu-c-fi-hau-ls-ma-me-rm-sos-tan-to-vn | g-h]
[Burichan] [Futaba] [Gurochan] - [Проект эроге] [iiChantra] [Русский Overchan] [To Aru Radio no Index] [ii.booru] - [Архив] [Главная]

[Назад]
Ответ
Leave these fields empty (spam trap):
E-mail
Тема
Сообщение
Файл
Подтверждение
Перейти к [
Пароль (для удаления файлов и сообщений)
ЗАПРЕЩЕНО:
  • детская эротика/порнография
 
  • Поддерживаемые типы файлов: GIF, JPG, PNG.
  • Максимально допустимый размер файлов: 1536 кБ.
  • Изображения, размер которых превышает 200x200 пикселей, будут уменьшены.
  • Максимальное количество бампов треда: 500.
  • Форматирование текста при помощи WakabaMark

Файл: 1279316729063.jpg - (393 KB, 1200x800)  
393 KB №1360462  

Я лежал на кровати, бесцельно глядя в потолок.

В дверь позвонили. Мне не хотелось вставать, не хотелось идти до дверей, не хотелось говорить и вообще видеть людей.

В дверь позвонили ещё раз. Я не шевелился. Кому я нужен? Почему они просто не могут оставить меня в покое?

Ещё звонок.

Я поднялся и медленно побрёл к двери, втайне надеясь, что к тому моменту как я открою, никого уже не будет.

На площадке стоял Дима. Серьёзный молодой человек, имел за спиной Чечню, работал охранником и ещё где-то учился. Я знал, что он выписался из больницы, но встречаться с ним я не хотел.

— Здравствуйте, Павел Игнатьевич! — сходу выпалил он. Потом посмотрел мне в глаза и сник. Виновато опустил голову и начал говорить неуверенно и запинаясь. — Я пришёл по поручению вашей жены.

Жену я похоронил неделю назад.

— Заходи.

Мы сидели на кухне и пили невкусный чай. Заваривать свежий чай сил не было, поэтому я просто залил старую заварку кипятком.

— Мы ехали по трассе, всё было как обычно — я сидел впереди, на пассажирском сидении, Анна Андреевна сзади, за мной, — начал он рассказывать то, что мне так не хотелось слушать.

Они были уже на полпути, когда их обогнал чёрный джип. Из него высунулись двое, с задних сидений, и стали прямо на ходу палить из автоматов. Славку, водителя, убили сразу, а самого Диму только ранили. Пуля пробила бронированное стекло и бронежилет, перебила ему левую ключицу. Как он признался, было очень больно. Боль парализовала тело, воздух застыл в лёгких и сознание словно выпало из реальности. Показалось, что время остановилось. Он посмотрел на джип, повернул голову к Славке, увидел, как тот безжизненно обмяк, протянул правую руку и резко дёрнул за руль. Всё завизжало, завертелось, и время снова пошло. Они остановились поперёк дороги, дверью водителя в сторону джипа. Дима открыл плечом дверь и вывалился из машины. Он сел на землю и выхватил пистолет из под пиджака. Левая рука висела как плеть, второй пистолет было не взять. Неожиданно, Анна оказалась рядом с ним, как всегда спокойная и властная, без тени испуга в глазах. Она оценивающе посмотрела на Диму, на его левую руку, подумала мгновение и молниеносным движением выхватила второй пистолет из его пиджака.

Её уверенность подействовала на Диму отрезвляюще. Он почувствовал, что боль отступает. Его сознание прояснилось, он чётко осознавал ситуацию и вспомнил всё, чему его учили.

А джип тем временем остановился, из него выскочили четверо братков с автоматами и начали палить по машине. Дима с Анной сжались, прикрывая головы руками. Пули глухо стучали о бронированный корпус, вязли в слоях кевларовой обшивки, рикошетили от капота.

Когда братки расстреляли магазины, Дима закричал "Давай!" и приподнялся над капотом. Это было даже слишком просто. Чёрные кожаные куртки было отлично видно на фоне природы, а в массивные тела было совсем не сложно попасть. Вдвоём они положили всех.

Он надолго замолчал. Словно пытался понять, что же пошло дальше не так.

— А дальше... Я услышал выстрелы сзади. Обернулся и увидел чёрную ауди в пятидесяти метрах от нас. Дверца была распахнута, водитель опирался на неё руками и стрелял из пистолета. Он попал в Анну Андреевну три раза и мне в ногу раз. Я осел, вытянул руку и выстрелил в стекло дверки. Оно не было бронированным, пуля легко пробила его. Этот человек должен был быть просто наблюдателем. "Контроль качества", так это у них называется.

Дима снова замолчал. Дошёл до того, из-за чего он здесь. Искал слова.

— Когда я подполз, ваша жена была ещё жива. Она не могла шевелиться, но могла говорить. Она говорила обычным спокойным голосом, только всё более слабым с каждой секундой. Она сказала: "Дима, я умираю", — и так странно улыбнулась. А потом попросила: "У меня в пиджаке... в кармане... копейка... Отдай её... моему мужу... Хорошо? Она... особенная..."

Дима достал из кармана кружок металла, положил его на стол и пальцем придвинул ко мне.

— Вот эта копейка.

***

> Я лежу на кровати и смотрю в потолок. Пытаюсь глазами проследить замысловатые заплетающиеся линии, нарисованные на обоях.
> От толчка локтём под рёбра я теряю нить.
> — О чём думаешь? — весело спрашивает Аня.
> — Об узоре на потолке. О нитях судьбы. О гармонии мира...
> — А обо мне?! — и пихнула меня в бок ещё раз.
> — И о тебе конечно! Буквально непрерывно!
> Она поворачивается на бок, обнимает меня и целует.
> — Я хочу, чтобы ты всегда думал обо мне. Хочу, чтобы ты всегда чувствовал меня рядом. Хочу, чтобы ты всегда был моим, — шепчет она мне на ухо.
> — Я и так полностью и навсегда твой. — улыбаюсь я.
> — Докажи! — смеётся она.
> — Как?
> — Ну не знаю, ты же у нас специалист по экзистенциальным вопросам, придумай что-нибудь! — снова смеётся.
> Я раздумываю несколько секунд.
> — Хочешь, я отдам тебе самое ценное, что у меня есть?
> — И что же это?
> Я сажусь на кровати, дотягиваюсь до пиджака и ищу нужную мне вещь в кармане. Нашёл. Беру её большим и указательным пальцами и поднимаю вверх.
> — Я оцениваю свою свободу в одну копейку. Вот в эту, и только эту, копейку. Если ты возьмёшь её, моя свобода всегда будет у тебя.
> Аня садится на кровати, и её лицо становится серьёзным.
> — Ты принимаешь этот дар от меня? — спрашиваю я.
> Она секунду думает и уверенно произносит:
> — Да.
> Я кладу копейку на её ладонь. Она долго и тщательно рассматривает монету.
> Когда она начинает говорить, её голос звучит неожиданно глубоко.
> — Это самая замечательная вещь из всех, что ты мне когда-нибудь дарил или ещё подаришь. Я даже не знаю, что сказать.
> Наконец, Аня выходит из ступора, дотягивается до своей сумочки и долго там шарится. Она достаёт оттуда маленькую монетку, поворачивается ко мне и смотрит мне прямо в глаза.
> — Я тоже хочу отдать тебе свою свободу. Ты примешь её от меня?
> Мой черёд принимать решение.
> — Да.
> Она кладёт копейку на мою ладонь. С виду обычная монета, слегка потёртая. Но я начинаю чувствовать то, что почувствовала она. Что это не просто кусок металла. Отныне он имеет ценность, не сравнимую с номиналом.
> Я сжимаю монету в кулаке. Теперь она моя. Я никогда её не отпущу.
> Аня улыбается.
> — Значит, чтобы я снова стала свободной, ты должен отдать мне мою копейку? — озорно спрашивает она.
> — Да.
> — Отдай.
> — Не отдам.
> — Отдай!
> — Не отдам!
> Она бросается на меня и мы вместе падаем на кровать...

***

Впервые за много дней я вышел на улицу. На кухне, на столе, осталась лежать монета. Я к ней не притронулся. Этот дар я не могу принять — я не готов стать снова свободным. А главное, я не хочу этого.

Я шёл по улице без какой-либо определённой цели. Тротуары, перекрёстки, люди и машины сливались передо мной. Неосознанно я выбрал направление, которое вело меня к центру города. Вечерело, улицы становились всё более людными. Но чем больше было людей вокруг меня, тем более одиноким и потерянным я чувствовал себя внутри. Я вдруг осознал, что вокруг что-то неуловимо изменилось. Это больше был не мой город. Дома, что раньше мирно стояли по бокам улиц, начали нависать над тротуарами и прятать небо от прохожих. Шум машин и рекламы сливался в единый злобный гул, который проникал глубоко в мозг и подавлял волю, разъедал личность и пытался тебя подчинить. У города словно появилась душа, такая же чёрная и безжалостная, как и его улицы. А люди вокруг не замечали этого, они уже давно перестали что-либо замечать. Город сломал их, под масками человеческих лиц уже давно не было ничего одушевлённого. Это были фальшивые люди, спешащие по фальшивым делам и радующиеся фальшивым радостям.

Я был чужим. Чужеродной клеткой в здоровом и процветающем организме. Клеткой, потерявшей представление о своей сути и предназначении. Раковой клеткой.

Подобные мысли становились невыносимыми. Я поймал машину и поехал домой.

В ту ночь я так и не уснул. Мысли роились в моей голове, цепляясь друг за друга и сплетаясь в невероятные узоры. Я ходил по спальне из угла в угол, из угла в угол, из угла в угол, переступая через воображаемые линии на паркете и стараясь попадать в свои невидимые следы. Глаза мои горели, рот беззвучно шептал обрывки бессмысленных фраз и песен. Я сходил с ума.

Как только начало светать, я взял машину со стоянки и поехал вон из города. Я поехал в единственное место, где мне будет спокойно, где меня никто не потревожит.

На полпути меня, наконец, догнал сон. Ехать дальше стало опасно, я припарковался на обочине, опустил спинку сидения и уснул.

>> №1360465  
> — Мне страшно.
> Кто-то настойчиво тормошит меня за плечо. Глубокая ночь, просыпаться не хочется. Сознание, разорванное между сном и явью, отказывается понимать где я и что со мной. Вокруг абсолютно темно, сориентироваться по обстановке не получается.
> Наконец, реальность одерживает трудную победу над сном. Я у себя дома, лежу на своей кровати, а будит меня моя жена.
> — Мне страшно, — повторяет Аня. В её голосе чувствуется такое отчаяние, что я моментально проглатываю своё недовольство.
> — Что случилось?
> — Обними меня.
> Я сажусь на кровати и обнимаю её. Она вся дрожит. Я глажу её волосы и говорю, что всё будет хорошо. Она прижимается ко мне и всхлипывает.
> — Зачем я только влезла во всё это? — сквозь слёзы шепчет она. — Ведь сразу было понятно, что дело не закончится, даже когда я выиграю в суде. Всё моя чёртова принципиальность!
> Аня действительно сильно напугана. Она крепко обнимает меня и плачет у меня на плече. Я пытаюсь успокоить и убаюкать её.
> — Ты посмотри, во что я превратилась! — снова начинает она. — Я боюсь всего на свете. Я боюсь выходить на улицу. От страха я не могу спать. У меня начинается паника, когда тебя нет рядом.
> — Но сейчас-то я рядом.
> Она ещё сильнее прижимает меня к себе.
> — Да, но рядом с тобой я начинаю бояться потерять тебя...
> Я улыбаюсь. Целую её, прижимаюсь щекой к её щеке и начинаю уверенно шептать:
> — Тебе нечего бояться, кроме своего страха. Он сковывает твоё тело, туманит твой разум, лишает тебя сил и желания продолжать жить. Не дай ему себя заполучить. Не дай ему превратить твоё сердце в ледышку.
> — А что, если оно уже превратилось в ледышку?
> — Ну тогда я растоплю его. Чувствуешь, как бьётся моё сердце? Чувствуешь его тепло? Его хватит на двоих. Оно греет тебя, даже когда я далеко.
> Аня издаёт всхлип, подозрительно напоминающий смешок.
> — Когда мы познакомились, я и подумать не могла, что ты можешь говорить такие слова.
> — Когда мы познакомились, я и подумать не мог, что мне когда-нибудь придётся их говорить... Ты же у меня умница, ты со всем справишься. Ничего не бойся.
> Я пытаюсь разглядеть её лицо в темноте. Она целует меня.
> Мы сидим обнявшись ещё несколько часов, болтая о всякой ерунде. Она засыпает только под утро, когда уже начинает светать.

***

Я подъехал к нашему дому на берегу озера только во второй половине дня. У ворот я остановился, опустил стекло и дотянулся до домофона. Набрал код и приложил большой палец к считывателю отпечатков. Ворота бесшумно открылись.

Электронную систему безопасности мы установили недавно. Весь периметр был усеян самыми современными датчиками и автоматическими камерами.

Не уберегли...

Я заехал внутрь участка, припарковался, выключил двигатель и прислушался. Тихо шумела листва. Летнее послеполуденное солнце ласково освещало дом. Умиротворение и покой разливались в воздухе. До ближайших соседей было несколько километров — никто не мог побеспокоить меня здесь.

В этом доме мы провели наши последние мгновения вместе. Последнее прикосновение руки, последний поцелуй, последняя улыбка, последний взгляд. Она ушла, а я остался. Когда ушёл и я, остался лишь дом. Тишина заполнила его. Он терпеливо ждал возвращения хозяев. Ждал, когда его существование снова наполнится смыслом. Дому не дано было почувствовать безнадёжность и отчаяние. За него это чувствовал я.

Я не стал заходить в дом, просто прошёл мимо по тропинке к озеру. В пяти метрах от берега стоял лодочный сарай. Мы редко пользовались им, и это было очевидно, если зайти внутрь. Атмосфера затхлости и запустения царила в нём. Пыль покрывала толстым слоем все поверхности, а всё свободное пространство было заполнено сероватыми нитями, словно пауки устроили соревнование по самой масштабной и зловещей паутине. Странным образом, я почувствовал себя уютно в этой мрачной обстановке. Мне захотелось просто лечь на пол в центре сарая и умереть. Время обратило бы мою плоть в прах, и мой скелет прекрасно бы дополнил композицию.

Ворота сарая со скрипом отворились, и я вытащил старую плоскодонку наружу. Несмотря на возраст, лодка была вполне крепкой и практически не протекала. Ручки деревянных вёсел были гладко отполированы десятками рук.

Я дотащил лодку до берега, но не стал сразу спускать её на воду. Я лёг на спину на песок пляжа и посмотрел в небо. Закрыл глаза и прислушался к шуму деревьев. Набрал пригорошню песка и слушал шорох песчинок, протекающих сквозь пальцы. Всю свою жизнь я ходил по земной тверди, но сейчас пришла пора отправиться в плавание.

Столкнув лодку в воду, я запрыгнул в неё. Сел лицом к берегу и взялся за вёсла. С каждым взмахом весла лодочный сарай на берегу становился всё меньше и меньше. Я использовал его как маяк, только плыл не к нему, а от него. Через некоторое время его стало совсем невозможно разглядеть. Берег превратился в тонкую зелёную полоску на горизонте. Я поднял вёсла из воды и оглянулся. Озеро было действительно большим, берегов было практически не видно.

Покачиваясь на волнах, я перешёл на нос лодки, лёг на живот и высунул голову вперёд. Раскинув руки, я парил над водой как птица. Остались только я, вода подо мной и небо надо мной. И тонкая полоска, где вода и небо встречались. Горизонт. Бесконечно удалённая линия, на которой пересекаются даже параллельные прямые. Линия, которой не дано достичь смертному.

Может быть там я смогу снова встретить свою любимую?

Бесконечность звала меня. Позади меня остался привычный мир, в который я не хотел возвращаться. Там не было ничего, что имело бы хоть какой-то смысл. Сплошная иллюзия существования. А у меня не осталось сил, чтобы продолжать обманывать себя.

Я опустил голову. Волны плескались о борта лодки. Вода была чёрной и беспристрастной. Глубина смотрела на меня и ждала. Она принимала всё, что бы туда ни погрузилось. Она давала покой всему.

>> №1360466  
> Я просыпаюсь от яркого света. Вся комната наполнена тёплыми солнечными лучами. Раннее летнее солнце ласково заглядывает в окно.
> Опять я забыл опустить шторы с вечера. Когда окна выходят на восток, подобная предусмотрительность даёт несколько лишних минут сна.
> Я смотрю на будильник. Слишком рано. Он зазвонит только ещё через час.
> Cпать больше не хочется. Я лежу и смотрю в потолок. В комнате стоит абсолютная тишина, слышно только спокойное дыхание жены, спящей рядом.
> Я поворачиваюсь на бок, подпираю голову рукой и смотрю на неё. Её лицо выглядит расслабленным и умиротворённым. Оно так же прекрасно, как и двадцать лет назад. Разве что эти маленькие морщинки возле глаз, заметные только когда на лице нет косметики. Заметные только мне. И от этого особенно мне дорогие. Я помню события и переживания, приведшие к появлению каждой из них. Они — тайная летопись нашей жизни, прочитать и понять которую можем только мы с Аней.
> Я испытываю страное чувство, будто время сгустилось и повисло в хрустальном воздухе спальни. Солнечные зайчики бегают по стенам и играют в догонялки друг с другом. За окном солнце медленно ползёт по своим делам. Я лежу на боку и не отрываясь смотрю на жену. [пикрелейтед]
> За двадцать лет люди меняются. Мы изменились, оба. В чём-то стали лучше, в чём-то хуже. Быть может, мы стали чаще носить маски и прятать свои чувства от людей. Быть может, мы отгородились от остального мира невидимой стеной и спрятались в тишине нашей спальни. Быть может, мы просто чего-то боимся. Но главное, мы остались искренними друг с другом. Я смотрю на неё и знаю, о чём она думает. Я даже, наверное, знаю, что ей сейчас снится. Я могу прочитать это по едва различимому движению её ресниц. И пока нас не разбудят, мы так и будем лежать рядом и вместе смотреть её сон.
> Я хочу, чтобы это утро продолжалось вечно. Я хочу, чтобы свет вечно наполнял мой дом и мою душу.
> Свет и покой.
> Трель будильника разрывает тишину в комнате.

***

Лодка тихо покачивалась на волнах. Я лежал на носу и неотрывно смотрел на воду. Дотянувшись правой рукой до заднего кармана штанов, я выудил оттуда пальцами маленькую монетку. Обычная копейка, ничем не отличающаяся от миллионов таких же. Но для меня она была уникальной. Это была та самая копейка, которую мне когда-то отдала Аня. Её свобода.

Я вытянул руку и долго смотрел на блестящий кружок. По моим щекам потекли слёзы. Несколько раз всхлипнув, я разжал пальцы. Копейка упала в воду и быстро пошла вниз. Меня захлестнуло нестерпимое желание броситься вслед за ней, поймать и вытащить её на поверхность. Но через несколько мгновений монетка окончательно исчезла из вида, опустившись на такую глубину, где нет места живым людям. Порвалась последняя ниточка, связывавшая меня с Аней.

Я откинулся назад, лёг на дно лодки и разрыдался. Я плакал как ребёнок, иногда срываясь на истеричный крик. Я кричал во весь голос, во всю мощь своих лёгких. Моё тело билось в конвульсиях, я больно ударялся о борта и раскачивал лодку. Это продолжалось довольно долго. Но как бы громко я ни рыдал, никто не мог меня услышать. Маленькая лодка, одинокий человек и вся его боль просто терялись посреди огромного озера. Никто не мог мне помочь. Никто.

Кроме меня самого.

Высокая волна перевалила через борт и окатила меня с головы до ног. Полежав некоторое время неподвижно, я сел и отряхнулся. Слёзы больше не текли по моему лицу — холодные воды озера смыли их без следа. Моё горло охрипло, на руках начали проявляться синяки, но я чувствовал некоторое облегчение, словно мне, наконец, удалось прорвать свой кокон и глотнуть свежего воздуха.

Спустив вёсла в воду, я развернул лодку и отправился в обратный путь. Обратно к берегу, обратно к дому. Обратно к друзьям, приятелям, знакомым и незнакомым людям. Обратно к заслуженным победам и мелким неудачам. Обратно к свету.

Возможно, дорога назад займёт всю оставшуюся жизнь. Почти наверняка я никогда не стану прежним. Но я всё равно буду каждый день заставлять себя делать хотя бы маленький шажок по этому пути. Я буду стараться жить. У меня всё будет хорошо.

Всё.

>> №1360491  

>>1360462

Сам написал?

>> №1360492  

>>1360462

>имел за спиной Чечню

дальше не читал
/hide

>> №1360510  

>>1360462
Годно, но больше похоже на мемуары, такие вещи не пишутся просто так и для народа. Но если это действительно ваше, то желаю вам добра и превозмогания, у вас все будет хорошо же.

>> №1360531  

Одно из лучших графоманств, что я читал. Продолжай.

>> №1360532  

>>1360492
Дурак? Что такого?

>> №1360613  
Файл: 1279339483706.jpg - (67 KB, 717x716)  
67 KB
>Чечню

Лучше так:

...Меня зовут Уширомия Роза, а не Дима. Вьетнам был адом. Когда падал наш вертолет, Джонсон не хотел выходить. Вертолет был его вторым домом. Первым была башня с турелью.

Я забралась на хвост вертолета, и сильным толчком сместила его полет в сторону кучки вьетконговцев (те были при луках, с соколами и проклятыми ядовитыми стрелами). Прыгаю с вертолета! Тот взрывается! Прощай, Джонсон! ; _ ;

Мы теряли Дананг...

И тут стрела попала в плечо. Ну что-ж, сильный яд может вытравить лишь сильнейший яд! Мажу рану ядовитым плющом, бегу даже. Вьетнамцы, вы заплатите за Сэма, Роджера и Джонни. Вы все умрете.

Вы пожалеете, что везде оставляете решетки с шипами наружу, и прислоняете их к каждой стене. Вы пожалеете о бочках с подпорками у каждого дома. Это все направится прямо в вас. С пинка.

И ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПРОДОЛЖИЛИСЬ

>> №1360619  

В рамках серий "сталкер" и "спецназ ГРУ" (и им подобных, в сортах этой литературы не разбираюсь) тебя оценят, я гарантирую это.

>> №1360624  

>>1360510 >>1360531
Спасибо большое! Я очень рад, что кому-то понравилось.

> Сам написал?

Сам. С этим рассказом даже связана небольшая кулстори. Он состоит из семи частей, причём первые шесть я написал 5 лет назад. Когда я дошёл до концовки, у меня вдруг сменилось настроение, и я не решился её писать. Так он и лежал всё это время, готовый на 86%. Но пару недель назад я вдруг почувствовал желание его дописать. Решил превозмочь себя и сделать это. И я, честно сказать, доволен результатом. Мне кажется, у меня получилось именно то, что я хотел сделать 5 лет назад, но не смог.

Но в этой ситуации есть и положительный момент. После такого фейла с этим рассказом я начал писать концовки чуть ли не в первую очередь. И сейчас у меня есть рассказ, у которого написана вторая половина и полностью отсутствует первая. :3

>>1360613
Я не понимаю, что вы хотите мне сказать.

>> №1360625  

>>1360462

> Впервые за много дней я вышел на улицу. На кухне, на столе, осталась лежать монета. Я к ней не притронулся. Этот дар я не могу принять — я не готов стать снова свободным. А главное, я не хочу этого.

ГГ сего рассказа нивротебаться хиккэ что ли??

>> №1361018  

>>1360624

>Я не понимаю, что вы хотите мне сказать.

Надо больше крутости же!

>> №1361040  
Файл: 1279376284891.jpg - (1 KB, 134x84)  
1 KB

...Через эту траншею с кольями и медузами не перепрыгнуть!

"Владимир, разворачивай нашу малышку на 360 градусов!"
"Но там же ловушка!"
"Слушай командира, твою мать!" - На полной скорости наш багги едет прямо в жуткую ловушку, и ровно входит в нее как одна деталь лего в другую. Мы выбираемся и переходим жуткую траншею.

Иногда бывает что надо сделать это. Любой ценой. Просто надо, и все. Ради Америки. И если выстрел - то сразу в голову, если бомбардировка - то кумулятивными водородными, если пить, то гремучую ртуть.

Уширомия Роза никогда не жила наполовину.

За деревьями столица Вьетнама - Сегул. Сзади все горит. Но вместо столицы мы видим километровые столбы, соединенные между собой.
"Хех, эти вьетнамцы даже из своей столицы сделали одну большую ловушку специально для нас. Они боятся только напалма. Покажем им, как мы веселимся в Техасе"

Мы крадемся мимо деревьев, в тени столицы, представляющей собой многократно увеличенный капкан...

>> №1361072  

>>1360624

Подходит к рассказу.
http://www.youtube.com/watch?v=v94T-R0FhSI

>> №1361080  

>>1361040 Это шикарно. Продолжай.

>> №1363974  

>>1361072
Теперь это будет тред жизнеутверждающих мелодий.

Я поняла, что скучаю по твоей любви
http://www.youtube.com/watch?v=B65CFK8YNuE

>> №1363976  

Я не боюсь забвения
http://www.youtube.com/watch?v=OZuSgOqlZo4

>> №1363985  

Годом больше, годом меньше — какая разница? Мы всё шпилим и шпилим.
http://www.youtube.com/watch?v=zvvCLulPhkY

>> №1364006  

Никогда не поздно вернуться
http://www.youtube.com/watch?v=uYONpUE2TnI

>> №1364018  
> Я лежал на кровати, бесцельно глядя в потолок.

Мороз крепчал.

>> №1364022  

>>1364018

>Мороз крепчал.

Деревья гнулись.

>> №1364028  

Не хочу верить, что это конец света
http://www.youtube.com/watch?v=GCLU4kt8Pdo

>> №1364062  

У любви нет срока годности
http://www.youtube.com/watch?v=TqwjQWAzMpM

>> №1364092  

Да, я выбился в люди
http://www.youtube.com/watch?v=cNNpFcc1egs

>> №1364093  
Файл: 1279550938660.jpg - (50 KB, 390x400)  
50 KB

>>1360462
Если обрубить после второго фрагмента и вычистить гоунокрасивости, то будет ок.

>> №1364139  

Когда ты спишь, ты думаешь обо мне
http://www.youtube.com/watch?v=PyGwJdXFf0w

>> №1364153  

Не бойся, ты смелый!
http://www.youtube.com/watch?v=K6ooxanl_NE

>> №1364167  
Файл: 1279554764568.png - (322 KB, 487x362)  
322 KB

>>1364153
Ulimited OMSK works.

Я и не знал, что на эту песню кто-то что-то снимал.

>> №1364168  
Файл: 1279554810301.png - (369 KB, 487x362)  
369 KB

>>1364167
Ах, чёрт, картинка не та.

>> №1364176  

Ну и, я буду жить же!
http://www.youtube.com/watch?v=lrKaTO2XFB4

>> №1568398  

http://www.youtube.com/watch?v=nTEjJGSe_co

>Сырнуша, милая, помоги бедному забитому куну обзавестись пластиковой картой. Дело в том, что на одном из западных магазинов я нашел очень нужную мне вещь, но там принимают только PayPal. А чтобы пополнить PayPal, нужно иметь пластиковую карту.

Пожалуйста, объясните, как для ребенка. Я совершенно ничего не понимаю в том, что происходит за дверью моей квартиры. >Знаю, что есть банки, но откуда у людей берутся эти карточки? И какой банк выбрать? И карточки ведь разные бывают, я слышал, что не все принимаются на западе. И что мне делать а? Ну пожалуйста, распишите подробно. >Желательно, с учетом того, что я живу в Харькове.
http://kredit.kh.ua/kreditnie-karti/kreditnaya-kartochka/kreditnaya-kartochka/
12-лет-не-выходила-из-дома-Одесса-тян

>> №1824868  

Некроромантический бамп.



Удалить сообщение []
Пароль
[d | abe-ascii-gnx-int-maid-ts-vo | an-au-b-bg-cu-dev-fr-gf-hr-jp-l-m-med-mi-mj-mo-mu-ne-o-p-ph-r-s-sci-sp-t-tr-tran-tu-tv-vg-w-x | a-aa-azu-c-fi-hau-ls-ma-me-rm-sos-tan-to-vn | g-h]
[Burichan] [Futaba] [Gurochan] - [Проект эроге] [iiChantra] [Русский Overchan] [To Aru Radio no Index] [ii.booru] - [Архив] [Главная]